Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Хаос в Белом доме Дональда Трампа

Time, США

© REUTERS, Carlos Barria
Филлип Эллиотт (Philip Elliott)

В течение двух лет Дональд Трамп овладевал искусством разрушения. Назовите любое политическое предписание и убедитесь, что он, вероятно, нарушил его во время своего невероятного пути в Белый дом. Но гораздо более дорогостоящим оказывается раскол в правительстве, когда правила нарушает тот, кто их устанавливает. В первый месяц своего президентства нью-йоркский миллиардер получил урок Самсона: разрушение храма может оказаться болезненным, если пытаться сделать это изнутри.


Федеральные судьи в четырех судах приостановили поспешно изданный указ, запрещающий въезд в страну некоторым иммигрантам. Сотрудники разведки позволили просочиться секретным данным о перехваченных разговорах в успешной попытке заставить Трампа уволить советника по национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn), который ввел государство в заблуждение о своих связях с российским дипломатом. Затем произошла еще большая утечка информации от нынешних и бывших должностных лиц газете The New York Times, чиновники утверждали, что помощники кампании Трампа и офицеры российской разведки контактировали во время президентской кампании 2016 года. Президент Китая Си Цзиньпин также подтолкнул Трампа к тому, чтобы тот отступил от своего обещания, данного в декабре: он хотел дать более широкое признание правительству в Тайване.


Разрушение может принимать различные формы. Протестующие заполнили улицы, блокировали аэропорты, они прерывали общие собрания законодателей по всей стране. Республиканцы тем временем начинали все больше беспокоиться, Комитет по надзору Палаты представителей изучал протоколы службы безопасности Трампа на предмет обсуждения секретной информации в его загородной резиденции в Мар-а-Лаго, а лидер большинства в сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) предположил, что расследование Сенатом вмешательства России в выборы будет углубляться. Другие члены Республиканской партии высказали опасения, что их надежды на законодательство под единым контролем республиканцев могут пойти прахом, учитывая путаницу с приоритетами Трампа в таких вопросах, как налоговая реформа и торговля. «У людей, которые помогали президенту, теперь возникло много вопросов», — объяснил сенатор-республиканец Пэт Робертс (Pat Roberts) из Канзаса.


В ответ Белый дом прибегнул к методам реалити-шоу, отвлекая внимание на междоусобные драмы старших помощников, которые сочетают государственные дела с борьбой за позиции и поддержкой босса. Никто не оказывался под большим давлением, чем глава администрации Райнс Прибус (Reince Priebus), которого президент окрестил «старшим» всего несколько недель назад. С тех пор за ним всюду следуют «стервятники», которые ставят под сомнение его компетентность и возможность длительного пребывания на этой должности. Управлять Белым домом очень тяжело и в нормальных условиях. Приветливому 44-летнему мужчине каждый день приходится спешить по коридору из своего кабинета, чтобы перехватить внеплановых посетителей в Овальном кабинете. Он был вынужден прервать импровизированную встречу Трампа и его советника по национальной безопасности, после того как помощник спросил начальника об изменениях в расписании.


Сегодня в Белом доме почти ничего не происходит без усложнений или противоречий. Возьмем, к примеру, увольнение Флинна. Когда старшие помощники готовы были объявить о его уходе как об отставке, советник Келлиэн Конвей (Kellyanne Conway), которая часто хвастается прямым доступом к Трампу, на телевидении заявила, что Флинн пользуется «полным доверием президента». Затем, когда чиновники быстро пытались исправить это заявление, Прибус получил мобильное сообщение о том, что в релизе было неправильно написано название Колумбии — южно-американского союзника США, лидеру которой Трамп звонил ранее вечером. Примерно в то же время другие приближенные к Трампу рассказали Breitbart News, консервативному сайту, который когда-то возглавлял стратег Трампа Стив Бэннон (Steve Bannon), что помощники составляют список замен для Прибуса. Бэннон осудил это сообщение. «Этот парень делает потрясающую работу, — сказал он The Time о Прибусе. — Я горжусь тем, чтобы могу назвать его партнером». На следующий день Конвей в Twitter опровергала сообщения о своем увольнении, заявив, что «неподтвержденная болтовня не имеет значения». Всего через несколько часов после этого Управление по этике при правительстве США предположило, что Белый дом должен назначить ей дисциплинарное взыскание за вероятное нарушение правил, когда она поддержала линию модной одежды Иванки Трамп (Ivanka Trump) в прямом эфире.


Результатом всей этой мелодрамы для внимательной нации стало ощущение постоянного хаоса, что еще больше усилило тревогу чиновников Белого дома. Некоторые помощники сейчас отказываются общаться по электронной почте, учитывая, что федеральный закон требует, чтобы такие сообщения были заархивированы для историков и следователей. Многие из них теперь используют зашифрованные приложения, чтобы обойти расследования, которые приказал провести Трамп с целью пресечь утечки информации. Другие боятся даже поднять трубку, предполагая, что кто-то всегда слушает или контролирует звонки. «Это нарушает ход работы в сфере национальной безопасности, — говорит сенатор-республиканец от Аризоны Джон Маккейн (John McCain). — Кто за что отвечает? Кто определяет политику? Кто принимает решения? Я не знаю, есть ли кто-нибудь за пределами Белого дома, кто знает ответ».


В центре этого невероятного замешательства Трамп продолжает вершить суд и задавать тон, как всегда делая все по-своему. Его жены и семьи в резиденции нет, поэтому поздно ночью он звонит друзьям, а рано утром — в офисы через многоканальный телефон Белого дома. Он приглашал свою дочь Иванку, непонятного консультанта без официальной должности, на деликатные встречи, и приветствовал политику помощника Стивена Миллера (Stephen Miller), когда тот выступил на телевидении с ложными слухами о беспочвенных теориях заговора и «мертвых душах» из штата Массачусетс, которые незаконно голосовали в Нью-Хемпшире прошлой осенью.


В конце концов, Трамп — единственный человек, который может успокоить бурю, усилить ее или просто позволить ей продолжаться. По словам помощников, он хотел бы, чтобы каждую стычку меньше освещали в стиле папарацци. Его также очень взволновали утечки информации как из Белого дома, так и со стороны разведки. Но он до сих пор не прилагает усилий, чтобы создать вокруг себя должный порядок. Вместо этого он поощряет помощников, которые нарушают правила поведения на телевидении, поддерживает расширение полномочий для каждого из старших сотрудников и начинает каждое утро с волны твитов, которая нередко переворачивает новостной цикл с ног на голову. Трамп боится, что если откажется от разрушительных методов, то магия, которая сделала его президентом, может исчезнуть.


Но время идет. Даже у популярных новых президентов период для того, чтобы доказать эффективность, ограничен — в лучшем случае от шести до девяти месяцев. Конгресс должен принять законопроект о расходах до 28 апреля, а еще один — в сентябре, возобновить Федеральное управление гражданской авиации и повысить лимит госдолга. И это до того, как законодатели будут решать вопрос об одобрении кандидата Трампа на место судьи Верховного суда, а также о таких его масштабных планах, как строительство пограничной стены, создание пакета инфраструктуры, отмена реформы здравоохранения Обамы и замена или модернизация налогового кодекса. В какой-то момент Трампу, возможно, придется решить, стоит ли рисковать своими планами, продолжая использовать старые способы, либо следует прибегнуть к тому, что у него получается лучше всего.


Эта дилемма не нова. В течение многих лет он внушал это чувство конкуренции в Trump Organization, что, по его мнению, должно было принести больший успех. Врагами были и конкурирующие разработчики, и коллеги. Доказав свою лояльность, сотрудники занимали офисы на 26 этаже вблизи Трампа и его детей. Большинству требовалось более десяти лет, чтобы оказаться там.

 
Но члены новой команды Трампа знают, что у них нет нескольких лет, чтобы заслужить это доверие. Чтобы ускорить свое продвижение, они сближаются друг с другом и узнают большие секреты, чтобы раскрыть их ради своей выгоды. И первый менеджер кампании Трампа, и глава его переходной команды лишились своих должностей, когда поставили под сомнение инициативы зятя Трампа, Джареда Кушнера (Jared Kushner), ставшего старшим советником.


Организационные консультанты называют это разрушением. Трамп иногда намекает на то, что это нечто больше, чем хорошее развлечение. Он назвал Комнату Рузвельта, напротив его личного кабинета, просто «залом заседаний», будто это еще одна телевизионная площадка, где он может ходить вокруг стола и увольнять тех, кто попадет под горячую руку. Если отставка Флинна — это сценарий, то нам стоит ожидать грандиозных увольнений, которые будут проходить тет-а-тет в Овальном кабинете.


Этот постоянный страх увольнения парализует Белый дом, не говоря уже о десятках учреждений и ведомств, которые составляют огромный государственный аппарат. Многие помощники старшего звена тратят немало времени, пытаясь предугадать, за что может взяться Трамп. Президент — транзакционный лидер. Он ищет преимущества в каждой ситуации, и люди в комнате могут изменить его мировоззрение. В отличие от большинства лидеров со стабильными идеями и идеологиями, он поддается влиянию человека, с которым говорит последним. Сила — в личном общении.


Пока Трамп занят разрушением, другие фракции пытаются восстановить порядок. Прибус привел с собой многих сотрудников Национального комитета Республиканской партии, которые стремятся установить более жесткий контроль над тем, с кем встречается Трамп. Белый дом нанял сенатора штата Юта Оррина Хэтча (Orrin Hatch) на пост начальника по персоналу, чтобы следить за потоком документов в Овальном кабинете. Прибус нанял 18-летнего помощника спикеру Полу Райану (Paul Ryan), чтобы через него поддерживать связь с Капитолийским холмом. Старания всех этих сил привели к тому, что президенту теперь гораздо сложнее ответить на телефонный звонок по сотовому от любого абонента, у которого есть его номер. Теоретически, на стол президента ничто не попадает без проверки и корректировки одного из заместителей Прибуса.


Но пока Белый дом осознает, что мало что может полностью контролировать. Еще за 17 дней до того, как администрация выступила с публичным заявлением, Трамп знал, что секретные данные о перехваченных разговорах противоречат заверениям Флинна, что он не обсуждал санкции с Россией. Помощники также знали, что ФБР допрашивали Флинна о контактах. Но Флинну указали на дверь только после того, как информация просочилась в прессу. Вице-президенту Майку Пенсу также пришлось ждать утечки, прежде чем он узнал, что ввел в заблуждение страну по поводу сути разговоров Флинна с российским дипломатом. Помощники говорят, что Пенс в хороших отношениях с Прибусом. «Он пользуется полной поддержкой вице-президента», — говорит глава администрации Пенса Джош Питкок (Josh Pitcock).


Некоторые союзники президента тоже вызывают беспокойство. В прошлые выходные во Флориде Трамп жаловался на общее состояние дел своему старому другу Кристоферу Радди (Christopher Ruddy), генеральному директору Newsmax. Президент потягивал диетическую колу, а Радди пил виски. А на следующий день Радди пошел на телевидение и неожиданно атаковал помощников Трампа. «Я думаю, что у главы администрации много слабых мест», — сказал Радди. В течение нескольких часов Радди позвонили Прибус и Кушнер, они призвали его не делать поспешных выводов и позволить команде Трампа воспользоваться преимуществами сомнений. Впоследствии Радди подчеркнул, что говорил только от своего имени.


Это не остановило утечку из других источников. Еще один союзник Трампа, который не работает в администрации, сказал, что, назначив Прибуса, Трамп получил что хотел. «Он самый слабый кандидат, которого они могли назначить, — сказал чиновник о Прибусе. — Они нарисовали мишень на его спине».


В то время как поддержка Трампа среди избирателей остается на высоком уровне, наблюдается явное сокращение его национальной популярности, что заметил и сам президент. Уровень неодобрения его работы, по данным Gallup, вырос с 45% по всей стране в день инаугурации до 53% в середине февраля. На этом этапе предшественники Трампа (вплоть до 1981 года) наслаждались медовым месяцем, уровень их поддержки составлял от 17% до 49%. Трамп написал в Twitter, что негативные данные фальшивые.


Возможно, именно этот инстинкт бойца поддерживает Трампа и позволяет ему в очередной раз находить выход из сложившейся ситуации. Он силен, и у него имеются значительные достижения за менее месяца в должности. Он пересмотрел решения в отношении нефте- и газопроводов, начал постепенную отмену реформы здравоохранения Обамы и отказался от многонационального торгового соглашения со странами Тихоокеанского региона. Он уничтожил банковское правило, которое ненавидели многие компании, отменил новые нормы для финансовых менеджеров и пообещал отказываться от двух старых правил, вводя одно новое. Стена на южной границе на стадии разработки, а новые иммиграционные рейды стали доказательством выполнения предвыборного обещания решить проблему работников-нелегалов. «У нас президент, который за три недели в должности сделал больше, чем большинство президентов за весь срок правления», — сказал Миллер, используя гиперболу, которая ассоциируется с брендом Трампа.


А главное — Трамп по-прежнему гордится своей способностью разрушать нормы. Он вызывает на свои пресс-конференции бульварных репортеров из Нью-Йорка и представителей консервативных изданий. Он распорядился, чтобы пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) на первой пресс-конференции вел себя как сторожевой пес. Бэннон и Конвей, пришедшие из избирательной кампании, часто призывают Трампа вернуться к тому, что ему больше нравится, то есть к насмешкам и издевкам, которые вызывали аплодисменты сторонников.


Ясно одно: эта драма закончится не скоро. Последние несколько недель были примечательным по многим причинам, но без четкого изменения курса всех ожидает еще больший хаос. В своем выступлении на военной конференции в Мэриленде генерал армии разъяснил, что именно стоит на кону в глобальном смысле. «Наше правительство по-прежнему находится в невероятном беспорядке. Я надеюсь, что они скоро разберутся с этим, потому что мы — нация в состоянии войны», — заявил генерал Тони Томас (Tony Thomas), командующий силами специальных операций США. «Как командир, я хочу, чтобы наше правительство было как можно более стабильным».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1255
Похожие новости
20 октября 2017, 08:30
19 октября 2017, 07:00
20 октября 2017, 08:30
21 октября 2017, 07:30
20 октября 2017, 15:45
21 октября 2017, 07:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 октября 2017, 02:15
18 октября 2017, 18:45
20 октября 2017, 08:30
15 октября 2017, 01:15
19 октября 2017, 14:45
15 октября 2017, 09:00
20 октября 2017, 21:30