Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ход серым конем. Военная доктрина России нуждается в дополнениях

Сегодня геополитическая конкуренция между центрами силы все чаще разыгрывается в серой зоне (СЗ), которая охватывает пространство, выходящее за рамки дипломатии и не связанное с обычной войной. Фактор СЗ изучается и используется политиками и военными США, НАТО и их союзниками в различных районах мира. Окраска серой зоны не совпадает с  мастью ни одного из четырех коней всадников Апокалипсиса: белый, рыжий, вороной и бледный. Однако подобное отличие ничуть не уменьшает зловещее значение этого феномена, призванного сеять хаос и разрушение в мире.
Хиллари Клинтон в программной статье «Размышления о национальной безопасности» подчеркивает, что Китай и Россия представляют собой угрозу, отличную от СССР. «Нынешняя конкуренция – это не традиционное военное соревнование в силе и огневой мощи, – утверждает недавний госсекретарь США. – Ведь Китай и Россия используют новые инструменты для борьбы в серой зоне на границе мира и войны, прибегают к открытому Интернету и экономике, чтобы подорвать американскую демократию и выставить напоказ уязвимость ее устаревших систем вооружения». В этом выступлении, как и в заявлениях многих высокопоставленных политиков и военных США, делаются набившие оскомину попытки переложить на другие государства ответственность.
В стратегической концепции СЗ должны получить отражение задачи, цели и принципы создания и использования СЗ, ее основные характеристики и факторы влияния в меняющихся условиях безопасности
События в регионах по периметру границ России напрямую связаны с использованием СЗ как части современного операционного пространства, формирующего своеобразное «кольцо анаконды» вокруг нашей страны с целью ее удушения и изоляции. В СЗ торпедируются интеграционные проекты в Евразии, создается фундамент для продвижения проектов глобального доминирования США и Запада путем проведения управляемой региональной дестабилизации неподконтрольных субъектов геополитики.
Феномен СЗ с середины нынешнего десятилетия является объектом пристального изучения на Западе, в то время как в России военная наука и практики уделяют ему недостаточное внимание.
Дальнейшее игнорирование важного фактора, оказывающего прямое влияние на обстановку в России, в странах бывшего СССР повлечет за собой серьезный ущерб национальной безопасности нашей страны, ее союзников и партнеров. Об этом неоднократно говорилось на страницах «ВПК» («Войны тихих американцев», «Гибридная война – угроза третьей ступени»).
Сегодня в свете событий в Белоруссии, на Украине, в Киргизии, Сирии и Закавказье особенно остро ставится вопрос о необходимости разработки в России доктринального документа (или дополнения в Военную доктрину), содержащего анализ угроз и вызовов серой зоны – театра гибридной войны и «цветной революции» и определяющего стратегию противодействия.

Управление операциями в СЗ

Управление операциями в СЗ осуществляется на трех основных уровнях: стратегическом, оперативном и тактическом, отличаясь от классического управления в военной сфере некоторыми специфическими чертами.
Прежде всего следует отметить качественные отличия управления в СЗ, на пространстве которой действуют три международных субъекта:
  • государство-агрессор, планомерно воздействующее на внутреннюю обстановку государства-жертвы при реализации стратегии действий по созданию на его территории СЗ и использования ее возможностей в своих интересах;
  • государство-жертва, которое начиная с определенного этапа внимательно наблюдает за формированием на своей территории мозаики из элементов с различными «оттенками серого», конечной целью которой является окраска всей страны в однотонный серый цвет. Интенсивность сопротивления жертвы действиям агрессора может варьироваться от крайне решительного до фактического сотрудничества с агрессором. Заметим, что в государстве-жертве процесс осознания себя жертвой, формулирование адекватных угрозе выводов, мер противодействия и ликвидация последствий подрывных действий на своей территории могут занять многие годы;
  • и наконец, соседнее государство (или государства), осознающее угрозу использования против него подрывного потенциала СЗ.
Действия нескольких государств в СЗ превращают ее в сложный геополитический узел с участием глобальных и региональных центров силы, находящихся в состоянии конкуренции между собой, что предопределяет особенности управления операциями на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях и деятельность разведок.
События в Белоруссии показали, что важный практический интерес для разведки представляет развитие событий на тактическом уровне, где в соответствии с поставленными задачами осуществляются выбор оптимального способа решения конкретной задачи и руководство операциями по ее решению. На этом уровне исполнительские структуры ГВ построены по сетевому принципу, что повышает их неуязвимость и позволяет оперативно замещать выведенные из строя ячейки. Сеть исполнительских структур ГВ охватывает всю территорию государства – жертвы агрессии, некоторые ячейки длительное время находятся в спящем состоянии и активизируются при получении соответствующего сигнала с высших уровней управления.
Сети на тактическом уровне управления операциями в серой зоне представляют собой открытые структуры, которые могут неограниченно расширяться путем включения новых ячеек, доказавших способность к коммуникации в рамках данной сети и использующие аналогичные коммуникационные коды (например, идеологию, ценности или задачи). Социальная структура, имеющая сетевую основу, характеризуется высокой динамичностью и открыта для инноваций, не рискуя при этом потерять свою сбалансированность и самобытность. Сеть, объединяющая действующих на тактическом уровне акторов, обладает свойствами гибкой адаптации к меняющимся условиям обстановки за счет быстрого усвоения новых ценностей и общественных умонастроений, способствует трансформации социальной организации, имеющей своей задачей завоевание пространства и влияния в СЗ в сжатое время. .
Сказанное требует особой организации управления операциями и деятельности разведки и контрразведки в СЗ как театре гибридной войны.

Исследования серой зоны в США

В Соединенных Штатах в последние годы изучается вопрос создания многоуровневой управляющей структуры для серой зоны. Направленность ведущимся исследованиям задал генерал Джозеф Л. Вотел, глава Центрального командования ВС США, в прошлом – главнокомандующий войсками специального назначения вооруженных сил США. Он определил невоенные глобальные боевые действия между нациями как конкурентные взаимодействия между государственными и негосударственными субъектами и внутри них, которые находятся между традиционной двойственностью войны и мира в серой зоне.
Управление операциями в СЗ строится на сочетании комплекса усилий, направленных на продвижение целей государства-агрессора за счет использования средств, выходящих за рамки тех, что связаны с рутинным кругом задач по обеспечению национальной безопасности, и находящихся ниже способов противостояния, связанных с прямым военным конфликтом между соперниками. Используя возможности СЗ, субъект стремится избежать пересечения порога, который приводит к открытой войне.
Для стратегического уровня в США рассматриваются два основных варианта управления. Первый из них предусматривает использовать стратегию, одобренную президентом, в которой предлагается изложить основные элементы концепции реагирования на серую зону и дать указания относительно действий конкретных правительственных департаментов и учреждений по оказанию поддержки. Координация поручается специально созданному органу Совета национальной безопасности под руководством старшего директора, занимающегося задачей СЗ.
Второй, более сложный вариант предусматривает создание специализированного офиса в правительстве США со значительным штатом сотрудников для проведения операций в СЗ во главе со специальным представителем президента. В дополнение могут быть созданы региональные исполнительные бюро – своеобразные эквиваленты региональных командований вооруженных сил США – для руководства операциями серой зоны в соответствующих районах (как минимум в Европе и Азии).
Каждый из возможных вариантов организации управления должен иметь целью придать стратегии СЗ необходимый профиль в планировании конкретных шагов по обеспечению национальной безопасности. Эти шаги включают в себя следующее:
  • привлечь к вопросам использования СЗ особое внимание в региональных отделениях Госдепартамента и Министерства обороны, обеспечив необходимую кадровую поддержку для мониторинга деятельности в СЗ и ее развития на условиях, выработанных этими структурами;
  • включить меры реагирования на деятельность в СЗ в качестве важной темы в соответствующие стратегии посольств, находящихся в серой зоне;
  • добиваться преимущественного финансирования и поддержки организаций, занимающихся исследованиями и разработками технологий и концепций, адаптированных к СЗ.
Аналитические центры США (RAND, СSIS и др.) рассматривают СЗ и открывающиеся в ней возможности внешнеполитического влияния как стимул для проведения всеобъемлющей реформы национальной безопасности. В этом контексте СЗ представляет собой стратегический фактор, способствующий проведению реформ и разработке новой региональной и глобальной стратегии.
Приоритетными являются реформы в следующих областях:
1. Продвижение стратегических действий от политики к операциям для синхронизации использования американской мощи, содействия качественному принятию решений, улучшения информированности, управления рисками и стимулирования инноваций и подотчетности.
2. Объединение разведывательных усилий и улучшение предупреждения в СЗ.
3. Обеспечение приоритетности инвестиций в ключевые возможности, такие как повышение роли информации как важнейшей области государственного управления и укрепление национального кибернетического потенциала.
4. Наращивание усилий путем создания коалиций с союзниками и партнерами и государственно-частного партнерства, используя для этого целый ряд стимулов.
В США и странах НАТО обмен информацией и взаимодействие в СЗ базируются на нескольких структурах:
  • Центр передового опыта НАТО по совместной киберзащите в Эстонии, Центр НАТО и ЕС по противодействию гибридным угрозам в Финляндии и Центр стратегической коммуникации в Латвии;
  • региональный центр «Юг» в Неаполе, который формально призван решать ряд задач, связанных с повышением осведомленности НАТО об обстановке и понимания региональных вызовов, угроз и возможностей, с оказанием поддержки работе по сбору, обработке и распространению информации, осуществляющий координацию действий НАТО на юге и взаимодействие с партнерами;
  • Лондонская группа кибербезопасности (Cyber Defense Alliance – CDA), которая служит платформой для обмена между банками информацией о передовой практике, извлеченных уроках из прошлых кибератак и разработке рекомендаций другим частным предприятиям для совершенствования систем кибербезопасности. CDA взаимодействует с созданным в США Центром разведки и интеграции киберугроз.
Для обеспечения эффективного реагирования на угрозы СЗ предлагается учредить должность старшего директора Совета национальной безопасности США по проблемам СЗ, под руководством которого разрабатываются операции и ведется межведомственная и разведывательная реализация планов через группу действий «Серая зона». Кроме того, в ЦРУ должна быть создана рабочая группа по активным действиям в СЗ.
Таким образом, с опорой на фактор СЗ ставится вопрос о необходимости развития новых направлений деятельности системы управления и формирования новой парадигмы стратегического управления политической и военной организацией страны за счет создания единой интегрированной межведомственной системы управления на основе современных информационных и других технологий, основой которой может стать система управления вооруженных сил.

Наши возможности

Успех стратегии конкуренции в СЗ зависит от четкого определения целей государства в протяженном противостоянии в гибридной войне, выделенных ресурсов и инструментов политического, информационного, экономического и военного влияния.
В стратегической концепции СЗ должны получить отражение задачи, стратегические цели и принципы создания и использования СЗ, ее основные характеристики и факторы влияния в меняющихся условиях безопасности.
К числу факторов влияния на стратегию СЗ следует отнести:
  • фактор неопределенности, который осложняет задачу определения истинных намерений противника в потоке событий с неясной политической ориентацией, структурой и составом действующих лиц. Кроме того, неопределенность («туман СЗ») затрудняет классификацию отдельных событий в СЗ, которые могут представлять собой как устойчивую тенденцию, так и разовое действие;
  • фактор времени, который требует максимально сжать временные рамки оценки событий, повысить оперативность связи и оснащенность сил и средств в СЗ современной техникой. Каналы обратной связи должны быть быстродействующими, непрерывными и активно использоваться в процессах управления операциями в серой зоне;
  • фактор многовекторности гибридных угроз, действие которого направлено на распыление усилий России по многим географическим районам и видам противостояния;
  • для эффективного управления операциями в СЗ требуются визуализация данных, интеграция разведывательных сведений и четкая классификация их источников, отработка механизмов принятия решений в неопределенных обстоятельствах;
  • оценка гибридных угроз СЗ должна осуществляться при максимальной степени децентрализации этого процесса на широкой межведомственной основе;
  • фактор единства и централизации управления на стратегическом и оперативном уровнях руководства операциями в СЗ требует, чтобы действия властей при парировании гибридных угроз были оперативными, решительными, последовательными и осуществлялись в рамках единой стратегии. С этой целью необходимо централизовать конкурентные стратегии и элементы политики СЗ при неуклонном воплощении стратегических замыслов в практические действия. Особое внимание уделить управлению организациями тактического уровня, поддерживать разумную инициативу и инновационные предложения;
  • на стратегическом и оперативном уровнях управления операциями в серой зоне следует наладить межведомственную координацию;
  • согласовать отношения с союзниками и партнерами по взаимодействию в серой зоне, сделать акцент на вскрытии неблаговидных действий противника в СЗ и осведомлении о них широкой международной общественности (то, что в США называют «наименование и позор»). Разработать внутренний инструментарий для повышения осведомленности общественности, качества подготовки кадров и устойчивости к угрозам СЗ;
  • уделять первостепенное внимание разработке политизированной информации, освещающей события в СЗ с упором на эмоциональную составляющую, продвигать инвестиции в гражданское общество и обеспечивать возможно более широкое вовлечение социальных сетей, добиваться, чтобы публичная дипломатия включала программы, направленные на подрыв и разоблачение действий конкурентов в СЗ;
  • предоставить высокий приоритет действиям в киберпространстве при их согласовании с всеобъемлющей стратегией операций в СЗ, организации взаимодействия государственного и частного секторов, а также сотрудничества союзников и партнеров;
  • решительно использовать полный спектр стимулов при создании сети союзников, партнеров, привлечении третьих сторон, бизнеса, гражданского общества, общественных организаций и отдельных граждан.
Таким образом, в XXI веке расширился спектр видов военных конфликтов. К существующим классическим и противоповстанческим войнам добавились гибридные, ведущиеся скрытно (латентно) на театрах гибридных войн – в серых зонах.
Министр обороны России Сергей Шойгу на заседании совместной коллегии Министерств обороны России и Белоруссии заявил: «США с помощью технологий «цветных революций» целенаправленно нагнетают напряженность, расшатывают внутриполитическую ситуацию в ряде стран». Совсем недавно при политической и финансовой поддержке Запада была предпринята попытка смены власти в Республике Беларусь. Среди прочего это делалось с целью сорвать процесс интеграции в рамках Союзного государства, внести раскол в российско-белорусские отношения. К трагическим последствиям привела «цветная революция» в Армении.
С учетом военно-политических реалий, связанных с использованием нашими противниками серых зон как театров гибридной войны, военная наука должна дать рекомендации по выполнению задач обеспечения национальной безопасности России в новых условиях, какие средства и способы следует применять, как организовать разведку и управление, взаимодействие и всестороннее обеспечение силовых и несиловых способов борьбы.
Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

673
Похожие новости
16 июня 2021, 15:15
15 июня 2021, 10:45
16 июня 2021, 21:00
16 июня 2021, 19:00
16 июня 2021, 15:15
15 июня 2021, 22:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
10 июня 2021, 16:45
14 июня 2021, 08:15
10 июня 2021, 20:30
14 июня 2021, 12:00
11 июня 2021, 19:30
13 июня 2021, 07:30
15 июня 2021, 18:30