Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Христиане Ближнего Востока оказались на грани исчезновения


Фото: Politrussia.com

Сам факт произошедшего 25 сентября убийства иорданского писателя Нахеда Хаттара у входа во дворец правосудия затрагивает важный вопрос межконфессиональных отношений не только в Иордании, но и на всем Ближнем Востоке.

Хаттара можно рассматривать как жертву западной практики нивелирования религиозного элемента в общественной жизни. Запад свел межконфессиональный диалог к яростным, изобилующим пошлостью и цинизмом нападкам на верующих. Идея глобализации и становление общества потребления предусматривает максимальную унификацию человеческого сознания. И если одна часть населения готова послушно следовать в фарватере неонигилистов, то недовольным складывающейся новой общественной моралью остается единственный путь — радикальные течения. Пропагандисты либеральных идей не оставляют своим оппонентам выбора, ибо сами ведут борьбу с традиционными взглядами максимально агрессивными методами.

И если даже в раскрепощенной Франции радикалы от массовой культуры погибли от рук радикалов от религии, то рассчитывать, что подобная выходка сойдет с рук человеку в самом центре мусульманского мира — абсурд. Карикатура Хаттара действительно носила явно провокационный и оскорбительный характер. Желая стать новым Салманом Рушди, он лишь обрек себя на участь Шарли. В нынешних условиях столкновения идеологий иного результата ожидать не приходится.

Убийство Хаттара в очередной раз поднимает вопрос более значимый. Это конфликт мусульман и христиан. И действительно, с первых же сообщений об убийстве СМИ основной акцент делали не столько на причинах инцидента, сколько на принадлежности убитого к христианам. Действительно, регион столкнулся с очень серьезной проблемой. Речь о катастрофическом сокращении численности христиан. Процесс идет столь активно, что уже можно говорить о полном исчезновении христианского населения в отдельных регионах Ближнего Востока.

Но если раньше сокращение числа последователей Христа объяснялось в большинстве своем экономическими причинами, то сейчас это вызвано в первую очередь военными действиями и гонениями со стороны мусульманского большинства.

Египет

Рассвет гонений на коптов последовал вслед за "арабской весной" и свержением Мубарака. Пришедший к власти на волне «демократической революции» Мурси и его опора в лице братьев-мусульман воспользовались своим положением для усиления давления на коптов. Когда же Мурси был отстранен от власти, братья-мусульмане посчитали коптов одними из виновников произошедшего переворота и попытались выместить обиду за политическое поражение на местных христианах.

С приходом к власти генерала ас-Сисиситуация для христианской общины значительно улучшилась. Новые власти попытались наладить межэтнический диалог, пошли на изменения в политической и, в частности, избирательной системе, предоставив коптам определенные квоты на выборах. Такие изменения после двух лет прессинга позволили главе коптской церкви Александрийскому папе и патриархуТавадросу IIуже в 2014 году заявить:

«Начиная с июньской революции (2013 года) отношения между всеми слоями египетского общества начали улучшаться. Сейчас у церкви прекрасные контакты с президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, с премьер-министром, министрами, с Аль-Азхаром (глава мусульманской общины)... Мы думаем, что это положительные подвижки для христиан Египта».
Тавадрос II

Усилия властей снизить напряженность в отношениях мусульман и христиан и вернуть доверие коптов, а это около 7-9 млн человек, может показательно характеризовать посещение президентом ас-Сиси рождественского праздника в церкви святого Марка в 2015 году. Это был первый случай подобного рода в новейшей истории Египта.

Если в Египте надежда на межконфессиональный мир все-таки крепнет, то другие регионы похвастаться этим не могут.

Палестина

Христианская община в Палестине испытывает серьёзные трудности. Формально ни власти Палестинской автономии, ни ХАМАС не поддерживают антихристианские настроения. Но постепенный рост влияния более радикальных суннитских группировок среди палестинцев, негативное влияние беженцев и боевиков, прибывающих из зон боевых действий в соседних государствах, низкий уровни жизни и рождаемости, экономические проблемы крайне негативно сказываются на настроениях палестинцев-христиан. Если добавить к этому и периодические удары израильской армии по территориям, на которых совместно проживают мусульмане и христиане, то массовый отток палестинцев-христиан с Ближнего Востока представляется для многих единственным выходом из сложившейся ситуации. На сегодняшний день в Палестине насчитывается всего около 40 тысяч христиан из 4,5 миллионного населения.

Процесс эмиграции принял в последние годы столь массовый характер, что на последнем Совете ближневосточных церквей, состоявшемся в начале сентября, главы христианских конфессий призвали палестинцев не покидать Родину, так как в противном случае это будет означать конец христианства в Палестине.

Арабские страны Персидского залива

Западные наблюдатели довольно благодушно относятся к положению христиан на Аравийском полуострове. В качестве примера приводят ОАЭ, где в последние годы появляются новые церкви. Однако стоит заметить, что некоторые исключения в религиозном вопросе сделаны лишь для привлечения иностранцев. Объединенные Арабские Эмираты, стремящиеся упрочить свой статус регионального бизнес-центра, вынуждены считаться с религиозными и культурными взглядами приезжающих. Однако особых поблажек в вопросе выбора веры для местного населения христианским проповедникам ожидать не стоит.

Еще более жесткая позиция у Саудовской Аравии. В стране полностью запрещенывсе религиозные течения и верования, кроме государственного ислама ваххабитского толка. В этих условиях говорить о правах христиан, разрешении на строительство храмов и организации христианских богослужений не имеет смысла. Христианам разрешено исполнять религиозные обряды только в пределах собственных домов, при этом открытое проповедование запрещено, а его попытки жестко пресекаются. В стране действует специальное подразделение, осуществляющее контроль за нарушением требований шариата и законодательства в сфере ограничения религиозной свободы.

Значительная часть христиан, находящихся в Саудовской Аравии, это в большинстве своем не местные жители, а приезжие из числа прибывших в страну на заработки из стран Азии и Африки. Но и им исполнение религиозных обрядов запрещено наравне с местными. За свою веру они могут быть просто депортированы. Так, в августебыли арестованы, а затем и высланы из страны 27 ливанцев-христиан, у которых были найдены Библии и которые совершали молитву в честь Девы Марии.

Если убийство Хаттара в Иордании явилось результатом реакции радикала на опубликованные журналистом карикатуры, то в Саудовской Аравии у Хаттара в принципе не было бы шансов на подобные публикации. По закону 2014 года богохульство приравнено к террористическому акту, а потому столь неприглядное изображение Аллаха привело бы Хаттара на плаху. Кстати, помимо богохульства, смертная казнь предусматривается за атеизм и религиозное отступничество. Таким образом, отказ гражданина Саудовской Аравии от ислама и крещение автоматически переводят его в разряд преступников, совершивших тяжкое преступление.
 

Ливан

На протяжении XX века Ливан оставался единственной страной на Ближнем Востоке, где христиане составляли значительную часть населения. Долгие годы Ливан рекламировали как наиболее удачный опыт мирного сосуществования разных религиозных общин на Ближнем Востоке. Однако с середины 70-х годов прошлого века Ливан поглотила гражданская война, последствия которой ощущаются по сей день. Можно сказать, что Ливану «не повезло». Он оказался на пересечении геополитических интересов мировых (США, Франция, СССР) и крупных региональных (Иран, Сирия, Израиль, Саудовская Аравия) игроков. С уходом СССР ситуация ничуть не улучшилась. И сейчас страна фактически расколота на два противоборствующих лагеря:

- политический блок Саада Харири, просаудовского политика, сына убитого в 2005 году премьер-министра Рафика Харири. Эта политическая сила объединяет ливанских суннитов в рамках «Движения за будущее»;

- «Хезболла», являющаяся выразителем устремлений шиитской общины Ливана.

Нетрудно представить, что помимо Саудовской Аравии Харири поддерживает и Запад, в то время как «Хезболла» всегда получала помощь со стороны Ирана и правительстваАсада. Кроме того, активное вмешательство во внутренние дела Ливана всегда осуществлял соседний Израиль, стремящийся снизить иранское влияние. Тель-Авив еще со времен гражданской войны 70-80-х использовал христиан-маронитов для борьбы с палестинцами и сирийцами.

В этих условиях христиане Ливана оказались разделенными между двух враждующих мусульманских партий. Часть христиан поддерживает суннитов, а часть шиитов. Эта ситуация привела к тому, что влияние христианской общины на политическую жизнь в стране снижается. Характерным подтверждением этого является отсутствие в стране президента, кандидатуру которого парламент не может утвердить уже два года. Выбор президента-христианина уже превратился из внутриполитической проблемы в геополитическую. Единая кандидатура покажет, в какую сторону склоняются политические ориентиры Ливана: Саудовская Аравия и стоящие за ней Запад и суннитские государства арабского мира или Сирия и поддерживающие ее Иран и опосредовано Россия. Согласно недавним сообщениям, глава маронитской церкви поддержал кандидатуру генералаМишеля Ауна, а это союзник «Хезболлы», что может свидетельствовать о росте влияния просирийской партии.

Отчасти такая ситуация в политике стала последствием опасений ливанских христиан перед лицом угрозы экстремистов, идущих из Сирии. Нападение на христианскую деревню группы смертников летом этого года, сообщения о зверствах исламистов и рассказы беженцев четко дали понять ливанцам, что ничего хорошего от этих группировок ждать не стоит.

В начале XX века Ливан представлялся его создателям как единственный христианский анклав на Ближнем Востоке. Сейчас доля христианского населения, по различным данным, сократилась до 25-30%. Еще одним источником беспокойства ливанцев является приток сирийских беженцев, который еще больше меняет демографическую ситуацию в стране. Подобное уже наблюдалось, когда тысячи палестинцев, ушедших с территорий Израиля, стали катализатором гражданской войны и религиозного противостояния.
 

Сирия и Ирак

Осложнение межконфессиональной ситуации на Ближнем Востоке во многом зависит от развития гражданской войны в Сирии и Ираке. Здесь противостояние приняло открытую военную форму, и христиане, представлявшие до начала конфликта меньшинство населения этих стран, оказались заложниками ситуации.

За последние годы число христиан в этих странах катастрофически сокращается. В ходе выступления на Международно-практической конференции «Религия против терроризма», проходившей 6 октября в Москве, уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов заявил:

«С начала вооруженного конфликта в Сирии численность христианского населения в этой стране сократилась с 2,2 млн до 1,2 млн. Нападениям подвергаются христианские святыни, боевики берут в плен заложников-христиан. Не менее сложным остается положение христианской общины в Ираке, численность которой с 2003 г. сократилась в 10 раз – с 1,5 млн до 150 тысяч».
Константин Долгов

Ситуация осложнилась настолько, что уже всерьез обсуждается вопрос о возможном исчезновении Антиохийской церкви в Сирии. Патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Xв ходе недавнего визита в Польшу призвалмир очнуться от летаргического сна и обратить внимание на положение христиан в Сирии и Ираке.

Нападения на районы проживания христиан, грабежи и насилие, продажа девушек и детей в рабство, запрет на богослужения, разрушение храмов и святынь, введение дополнительного налога на иноверцев — это лишь общий перечень нарушений, осуществляемых такими организациями, как ИГИЛ (запрещена в России), в отношении христиан. Подобные действия исламистов вынудили главу сирийских католиковИгнасио Иосифа IIIназвать действия террористов в отношении христианских общин в Сирии геноцидом.

Но не стоит ограничивать проблему лишь действиями ИГИЛ. Одним из наиболее ярких примеров стало похищение в 2013 году на севере Сирии двух высокопоставленных представителей христианских общин: митрополита Алеппского Павла, представителя Антиохийской православной церкви, и митрополита Алеппо Иоанна Ибрагима, представляющего Сиро-яковитскую православную церковь. Похищение было организовано членами террористической организации «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России) при участии выходцев с Северного Кавказа. Несмотря на то, что время от времени появляются сообщения о гибели этих заложников, точных данных об их судьбе пока нет, а значит, сохраняется какая-то надежда на их освобождение.

Во время встречи на Кубе Папа Римский Франциск и Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл в итоговом заявлении выразили надежду на освобождение митрополитов Алеппских, а также свою глубокую озабоченность происходящим:

«Мы призываем международное сообщество к незамедлительным действиям для предотвращения дальнейшего вытеснения христиан с Ближнего Востока».

Вмешательство России преподносилось западными политиками и СМИ как еще один шаг в сторону ухудшения положения притесняемых, так как, несмотря на факты, предоставляемые в том числе и западными правозащитными организациями, основным виновником притеснений назывался режим Асада. То, что правительство Асада никак не влияло на ситуацию в Ираке, где гонения на христиан начались с момента начала американской военной агрессии в 2003 году, западные комментаторы обходили стороной.
 

В этой связи показательно выступление Мелькитского архиепископа Алеппо Жана-Клемента Жинбарта, приглашенного в Палату лордов в октябре 2015 года. В то время как британские политики активно убеждали друг друга в том, что главная угроза правам человека и религиозной свободе исходит от Асада, и сетовали на то, что упустили момент для вооруженной агрессии в Сирию до появления там российских ВКС, архиепископ открыто призвал британцев не поддерживать сирийскую оппозицию, так как она представляет собой лишь экстремистские группировки. Более того, мелькитский священнослужитель обескуражил британских лордов заявлением:

«Мои коллеги — епископы, священники, верующие — в Сирии ощущают надежду на то, что с момента вмешательства России и нанесения ею серьезного удара по ДАИШ* проблемы будут решены и война закончится».

Положение христиан призваны были облегчить международные организации и в первую очередь ООН. Ещё в марте 2015 года Совет безопасности обсуждал межконфессиональную ситуацию на Ближнем Востоке. Было принято решение о разработке к сентябрю 2015 года специального плана действий международного сообщества по восстановлению доверия и мира в регионе. В итоге мы помним, какая ситуация складывалась в Сирии и Ираке в преддверии прошлой осени. Ни о каком смягчении позиций враждующих сторон речи не шло.

Еще одним направлением деятельности ООН стало создание и поддержание лагерей беженцев, вынужденно покинувших свои дома в Сирии и Ираке. Правозащитники и представители христианских благотворительных организаций резонно обвиняют международные структуры в непродуманности их действий в отношении беженцев. Дело в том, что при формировании лагерей не учитывались религиозные взгляды беженцев и степень напряженности в отношениях между представителями разных религиозных групп. В результате христиане и последователи ряда других течений избегают находится в лагерях ООН, опасаясь притеснений со стороны мусульманского большинства. Спасаясь от радикально настроенных мусульман, они предпочитают искать пристанища в христианских приходах и монастырях, коих и так немного осталось в Сирии и Ираке. Их положение оказывается еще сложнее, так как вне официальных лагерей ООН они лишаются возможности получить международную помощь и могут рассчитывать лишь на благотворительные средства местных христианских общин.

Такое положение привело, казалось бы, к парадоксальным последствиям. Анализ, проведенный Ниной Ши, директором Центра религиозной свободы Гудзонского института, показал, что, несмотря на яркие заявления представителей Администрации Белого дома о геноциде в отношении христиан и других религиозных меньшинств, помощь этим категориям оказывается минимальная. Из 12 587 сирийских беженцев, принятых в США с сентября прошлого года, лишь 68 оказались христианами.

Н. Ши приводит и еще один показательный пример отношения к ближневосточным христианам. Год назад в ходе одной из конференций на вопрос, почему наблюдается столь значительная диспропорция в отношении числа беженцев-христиан, размещаемых за границей Сирии, тогдашний Верховный комиссар ООН по делам беженцев ответил, что сирийских христиан переселять не следует, так как они являются «частью ДНК Ближнего Востока». Довольно красноречивое заявление на фоне сотен тысяч мигрантов, в подавляющем большинстве мусульман, наводнивших в прошлом году Европу. Кстати, этим Верховным комиссаром был Антонио Гутерреш, который в ближайшее время займет кресло Генерального секретаря ООН.
 

Но если с переселением у США и их западных союзников не получается, то что же они предлагают взамен? Если судьба сирийских христиан не так волнует американцев, что связано с их поддержкой действий России и правительственных войск, то в Ираке, казалось бы, ситуация иная. Международная коалиция планирует отбить у ИГИЛ Мосул, в окрестностях которого издавна проживало большое количество христиан.

Но и тут не все гладко. Похоже, христиане опять становятся разменной монетой в сложной геополитической игре. Западпредлагает создать на территории провинции Ниневия, центром которой сейчас является Мосул, христианский, а точнее немусульманский автономный анклав, для чего вернуть туда христианских беженцев и дополнительно переселить христиан и курдов-езидов из других областей Ирака. Соответствующая работа с религиозными меньшинствами уже ведется. В сентябре их представителей собрали на специальный конгресс в Вашингтоне, который разработал план создания фактически независимого государства в Ниневии. По удачному стечению обстоятельств данный план тут же получил поддержку ряда американских законодателей.

В создании автономного немусульманского государственного образования на границе шиитской, суннитской и курдской частей Ирака авторы видят перспективу для христиан и езидов. Правда, с каких пор быть буферной зоной в условиях продолжающейся войны стало безопасно, идеологи проекта не объясняют. Напротив, их цель - окончательно разделить Ирак на несколько враждующих друг с другом минигосударств. Ясно, что США делают ставку на Курдистан, уже фактически являющийся независимой от Багдада территорией. Если учесть, что аналогичную работу американцы ведут и с сирийскими курдами, то становится понятно, к чему клонит Вашингтон. Раздел Ирака и Сирии не предполагает примирения враждующих сторон, а напротив, усугубляет его, проводя линию раздела исключительно на основе религиозного и национального признака. Трудно предположить, что шииты юга страны будут рады отказаться еще и от Ниневии, в дополнение к уже практически потерянным северным и западным территориям страны. Это подтверждается тем, что в конце сентября Иракский парламентотказался пересматривать административное устройство страны и изменять границы и полномочия Ниневии.

При этом не стоит сбрасывать со счетов и Турцию, которая тоже не прочь поучаствовать в операции в Ниневии, но защищать, похоже, будет как раз иракских суннитов, также выступающих за собственную автономию Мосула и Ниневии.

Таким образом, можно констатировать, что судьба христиан на Ближнем Востоке не очень беспокоит западных лидеров. Трагедия тысяч людей используется для борьбы за передел ближневосточной политической карты. И действительно, к монархиям Персидского залива Запад не предпринимает каких-либо резких мер, так как они являются его главными союзниками в регионе. В отношении сирийских и части ливанских христиан все ограничивается лишь демагогическими высказываниями, так как эти христиане оказались политически «неправильными», поддержав действия Асада, Ирана и России. А в Ираке американцы во всю разыгрывают сепаратистскую карту, пытаясь создать рычаг давления на Иран, связанное с ним шиитское правительство Ирака, Турцию с ее ярыми антикурдскими настроениями и Сирию, сохраняющую свои связи с Россией и тем же Ираном. Такое развитие ситуации надолго отодвигает возможность победы над экстремистами и восстановления мира и терпимости в регионе. "Арабская весна" давно уже перешла в "арабскую зиму", конец которой мы не скоро увидим.

* Террористическая организация, запрещенная на территории РФ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

357
Похожие новости
09 декабря 2016, 19:00
08 декабря 2016, 11:15
09 декабря 2016, 17:00
09 декабря 2016, 12:00
09 декабря 2016, 12:00
09 декабря 2016, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
09 декабря 2016, 03:30
08 декабря 2016, 06:45
05 декабря 2016, 19:15
08 декабря 2016, 11:16
07 декабря 2016, 02:45
05 декабря 2016, 18:30
07 декабря 2016, 09:30