Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Китайско-российский стратегический диалог вступает в противоречие с индийской политикой

Интенсивные восьмидневные российско-китайские военно-морские учения, начавшиеся в Южно-Китайском море 12 сентября, неизбежно перевели в центр внимания стратегические связи между двумя крупными державами. 

Хотя и российские, и китайские эксперты признают, что дружеское согласие между двумя державами, скорее всего, трансформируется в реальный союз, противостоящий американской стратегии сдерживания, предостережение агентства «Синьхуа» от 10 сентября от «вольной трактовки геополитических целей данных военных учений», прозвучало неожиданно.

А значит выбор времени для визита секретаря Совета Безопасности РФ Николая Патрушева в Пекин (12-14 сентября) привлёк особое внимание.  С другой стороны, встречи Патрушева в Пекине прошли в придающем им «рутинный» характер формализованном формате – в ходе 3-го заседания китайско-российских консультаций по вопросам юстиции, общественной безопасности и правопорядка и 12-го раунда китайско-российских консультации по стратегической безопасности.

Без сомнения, Патрушев – ключевая фигура в вопросах внешней политики и безопасности Кремля и доверенное лицо президента Владимира Путина.  Пекин прекрасно об этом осведомлён, как видно из того факта, что «принимающей стороной» (вместе с членом Госсовета КНР Ян Цзечи) выступил не кто иной, как влиятельный координатор программ безопасности Китая Мэн Цзяньчжу, министр общественной безопасности, член Политбюро ЦК и секретарь Центральной комиссии по политическим и правовым вопросам КПК.

Во вторник по переговорам Патрушева и Ян Цзечи последовало многословное заявление пресс-секретаря министерства иностранных дел Китая.  В нём цитируются слова Ян Цзечи о том, что российско-китайское всестороннее стратегическое взаимодействие и партнёрство «достигло глубочайшего прогресса в масштабах никогда ранее небывалых».  Ян подчеркнул настоятельную необходимость для двух стран «поддерживать тесные взаимоотношения ... непрерывно укреплять контакты, консультации и взаимодействие в сфере стратегической безопасности, наращивать взаимную поддержку, и дальше  углублять координацию и сотрудничество в международных делах».  

В ходе переговоров были затронуты Северная Корея, Центральная Азия, БРИКС и «проблемы региональных горячих точек».  Россия и Китай согласовали ряд вопросов по Северной Корее в обстановке угроз со стороны Соединённых Штатов и планируемого размещения системы ПРО в Южной Корее.  Во вторник два американских сверхзвуковых стратегических бомбардировщика B-1 «Лансер» в рамках демонстрации силы пролетели на малой высоте над базой ВВС Осан в Южной Корее, расположенной в 77 км (48 миль) от границы демилитаризованной зоны.  В середине октября к совместным учениям с Южной Кореей планирует присоединиться единственный в регионе авианосец с ядерной энергетической установкой «Рейган», входящий в базирующуюся в Японии ударную американскую группировку.

Для Китая и России на передний план выходит обстановка в Центральной Азии.  В противоположность монотонной западной пропаганде о двух странах, попавших в ловушку соперничества в Центральной Азии, геополитическая реальность такова, что они имеют здесь общие интересы; Китай признает особые интересы России в регионе и её ведущую роль гаранта безопасности региона.  Растущее присутствие России в этом регионе видно из роли, которую она играет в режиме реального времени – и продолжает играть – гарантируя, что политический переходный период в Узбекистане, ключевой стране для Москвы и Пекина, пройдёт плавно и спокойно.  (См. заметку в моём блоге «Поступок Путина покорил сердца узбеков».)

Разумеется, предстоящий переходный период в Казахстане будет иметь большое значение для намерений Китая, учитывая высокую вероятность попытки внешних сил организации «цветной революции» в этой стране. Казахстан владеет огромными ресурсами полезных ископаемых и, гранича с Россией и Китаем, занимает  очень выгодное географически стратегическое расположение, не говоря уже о том, что он – прикаспийская держава, охватывающая с двух сторон жизненно важную артерию, соединяющую Россию с Ираном, Ираком и Сирией.  Несомненно, недавний террористический удар по китайскому посольству в Бишкеке прозвучал набатным колоколом.

Региональные державы – Россия, Китай, Иран, страны Центральной Азии и Пакистан – хорошо осведомлены об истории использования Соединёнными Штатами экстремистских «исламистских» группировок как геополитических инструментов.  В любом случае, угроза ИГ* обеспечивает США алиби, оправдывая его (и НАТО) не ограниченное временем и не связанное условиями присутствие военного контингента в Афганистане.

В равной степени БРИКС приобретает большее, чем когда-либо значение, как для России, так и для  Китая.  Это единственная платформа подобного рода для сторонников многополярного мироустройства и защитников притязаний развивающихся стран. Постепенно БРИКС превращается в международную организацию с приличествующим  политико-экономическим весом.

Вне всякого сомнения, Патрушев и Ян обсудили и предстоящий в октябре саммит БРИКС в Гоа.  Китай и Россия могут обнаружить, что в качестве принимающей страны Индия, сообразуясь с текущим моментом мироустройства, не будет полностью разделять российские и китайские тревоги по поводу региональной политики Соединённых Штатов.  Что представляется серьёзным противоречием.

Более того, в индийской внешнеполитической линии Китай всё чаще расценивается в антагонистическом ключе – а Пекин к тому же, как представляется, осведомлен об этом, что видно по замечаниям президента КНР Си Цзиньпина премьер-министру Нарендре Моди во время их недавней встречи в Ханчжоу.  (См. статью в моём блоге «Вскрывая противоречия в замечаниях Си в адрес Моди в Ханчжоу».)

Достаточно будет отметить, что БРИКС входит полосу встречных ветров, сдерживающие факторы которых невозможно было предвидеть ещё год или два назад, что и будет основанием для беспокойства России и Китая.  «Смена режима» в Бразилии означает, что Соединённые Штаты получают точку опоры в структурах БРИКС.  Следующим претендентом на «смену режима» может стать Южная Африка, если Африканский национальный конгресс продолжит нынешними темпами уступать политическое пространство противостоящему ему прозападному альянсу.

Идея БРИКС задумывалась Россией в совершенно иное время.  Прямо говоря, кабинет министров Объединённого прогрессивного альянса (UPA), если не говорить о  его нео-либеральной политике и проамериканском «уклоне», искренне  отождествлялся с идеей БРИКС.  В случае с правительством Моди, склонным встать на сторону «однополярного недоразумения», такая логика неприменима.  Как далеко Патрушев и Ян зашли в обсуждении  этой новой линии геополитического разлома, знать мы не можем, но долго заметать под ковёр мусор противоречий не получится. Читайте недавний российский комментарий под названием «Ради чего Китай намерен развивать политические и военные связи с Россией»?

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

499
Похожие новости
07 декабря 2016, 12:15
05 декабря 2016, 18:15
05 декабря 2016, 21:45
07 декабря 2016, 05:15
07 декабря 2016, 01:45
07 декабря 2016, 05:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 14:00
01 декабря 2016, 23:00
01 декабря 2016, 23:00
02 декабря 2016, 14:30
07 декабря 2016, 09:30
04 декабря 2016, 11:30
05 декабря 2016, 15:00