Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Когда фиктивные страны начинают воевать

Доха, Катар. — До недавнего времени жить в Катаре было довольно приятно. Но вдруг Саудовская Аравия при поддержке президента Дональда Трампа, который из критика правящих там королевских семей превратился в их сторонника, возглавила усилия по изоляции своего небольшого соседа. Это величайший парадокс, но Эр-Рияд, чье население больше любой другой страны собирает деньги и поставляет людей для проведения терактов против американцев, обвинил Доху в поддержке террористов.
Исход лицемерного джихада Саудовской Аравии предсказать невозможно. Умеренный Кувейт не поддержал Саудовскую Аравию, чьи лидеры, входящие в число самых безнравственных правителей в мусульманском мире, руководят исключительно нетерпимым правительством. Несмотря на дикий восторг Трампа от Саудовской Аравии, Министерство обороны и Госдепартамент заняли более взвешенную позицию. Турция поспешила на помощь Катару, Иран начал поставлять по воздуху продовольствие, а Россия, все активнее действующая на Ближнем Востоке, призвала к дипломатическому урегулированию конфликта.
Странам Персидского залива непозволительны ссоры и разногласия. У заливных государств есть одна очень важная общая черта: все они по сути дела фиктивные страны. Да, у них есть правительства, дипломаты, армии. Но это монархии, частично нового образца, и существуют они в мире, который давно уже отказался от единонаследия.
А еще все они берут иностранцев на самую тяжелую работу, от ручного труда до квалифицированной профессиональной деятельности. Они больше похожи не на страны, а на загородные клубы, в которых немногочисленные богатые клиенты по сути дела устанавливают правила и нанимают людей для их выполнения. Значительная часть населения этих государств иностранцы, живущие в тени и имеющие очень мало прав и никаких возможностей для участия в политической жизни тех обществ, где они проживают.
Когда самолет садится в Дохе, сразу становится ясно, что Катару не прожить без иностранных рабочих. Почти все важные работы выполняют иностранцы. То же самое и в других странах Персидского залива.
Государства редко отдают работу на внешний подряд. Так поступают западные страны, но обычно они делают это со своими собственными гражданами, чтобы сэкономить деньги. Уникальными страны Персидского залива делает то, что они очень сильно зависят от иностранной рабочей силы, и что причины для этого у них весьма необычные: они не хотят, чтобы их собственные граждане беспокоились насчет работы, или по крайней мере, чтобы они трудились слишком напряженно.
Рост значимости экспатов объясняется нефтяным богатством. В начале 1970-х иностранцев в странах Персидского залива было немного. Но когда начиная с 1973 года стали расти нефтяные цены, доходы у этих государств существенно выросли, и параллельно с этим увеличился спрос на иностранную рабочую силу. Количество экспатов в странах Персидского залива за десять лет утроилось. И их число продолжает расти. В то же время, увеличилась доля не арабов (и не мусульман).
Оценочные данные по количеству экспатов весьма приблизительны, но цифры все равно поражают. До 90% (по некоторым оценкам, немного меньше) жителей Объединенных Арабских Эмиратов это иностранцы. Иностранцы составляют примерно 85% населения Катара. В Кувейте их 70%. В Бахрейне доля экспатов 55%. Наименее заметный из заливных государств Оман и самая населенная страна Персидского залива Саудовская Аравия отстают от них с показателем 30%. Но хотя пустынное королевство на последнем месте, 30% означает, что там живет и работает более восьми миллионов иностранцев. От этих стран резко отличаются Иран, Ирак и Йемен, которые пошли иным путем.
Очевидно, что деньги приносят если не счастье, то удобства. В странах Персидского залива это правило работает безупречно. Но из-за снижения нефтяных цен действующая в заливе схема подверглась существенной нагрузке. Эти страны, привыкшие швыряться деньгами, сегодня сталкиваются с дефицитом и для поддержания расходов вынуждены брать займы. Но достать заемные деньги сегодня тоже непросто. Кредитные рейтинги у Бахрейна и Омана опустились до «мусорного» уровня.
Кувейт, где демократическим путем было избрано Национальное собрание, сталкивается с сопротивлением населения, не желающего сокращения расходов, особенно на социальные нужды, и экономических субсидий. Примерно половина членов избранного в ноябре Национального собрания сформировала неофициальную оппозицию. Напряжение ощущает даже самое диктаторское государство Персидского залива Саудовская Аравия. Прошлой осенью заместитель наследного принца возглавил работу по оптимизации дорогостоящих социальных выплат и субсидий, а также государственных зарплат, но монархия недавно отказалась от этих сокращений. Это еще больше усугубит основополагающие экономические проблемы.
Еще одной мишенью для сокращения расходов стал труд экспатов. Уже много лет государства Персидского залива официально заявляют о необходимости замещения иностранной рабочей силы местными кадрами, но толку от этого мало. Недавно некоторые страны возобновили усилия по снижению зависимости от труда экспатов, введя налоги на прием на работу иностранцев, требования о найме местного населения по некоторым профессиям и квоты на занятость в отдельных отраслях. Некоторые страны даже задерживают и депортируют экспатов. Но усиливающийся дефицит наличных средств может стать самым мощным стимулом для осуществления перемен.
Тем не менее, создать нормальный баланс рабочей силы будет очень непросто. Первая проблема это огромное количество работающих в заливных странах экспатов. Страна, в которой иностранцев трудится в девять раз больше, чем местных, вряд ли сможет с легкостью заменить зарубежных рабочих. Хотя многие рабочие места несущественны, скажем, домашняя прислуга, они по-прежнему популярны.
Другая проблема — недостаток профессиональных навыков и умений. Некоторые рабочие места требуют специальной подготовки и профессионального образования, а на это нужны деньги и решимость. Интерес местного населения к таким профессиям явно не соответствует спросу. Еще хуже то, что многим местным жителям не присуще трудолюбие.
Еще одна проблема — это уверенность местных в том, что они обладают особыми правами и привилегиями. Количество местного населения в частном бизнесе растет. Но государственные должности остаются предпочтительным местом работы. Даже местные шутят по поводу такой разницы. Кувейтские чиновники в частном порядке весьма нелестно отзываются о желании своих сограждан работать. Многие жители стран Персидского залива считают, что национальное нефтяное богатство наделяет их правом на непыльную, но хорошо оплачиваемую работу.
Более того, граждане чувствуют, что они живут в условиях социального контракта. Монархи с сомнительной легитимностью правят до тех пор, пока делятся со своими гражданами доходами, которые позволяют им вести легкую и беззаботную жизнь. Иностранная рабочая сила становится частью такого контракта, поскольку права гражданина доступны очень немногим, являясь привилегией. Хотя власти сохраняют контроль над правоохранительными органами и службами безопасности, здесь есть и весьма изобретательные исключения. Так, Бахрейн завозит из Бангладеш и Пакистана мусульман-суннитов, которые работают в службах экстренной помощи и в полиции.
Многие американцы и европейцы любят свои государства всеобщего благоденствия и требуют все новых льгот и привилегий. Но во всех этих странах эти же самые люди платят налоги, а иногда вынуждены нести военную и иную национальную службу. Большинство считает свое политическое сообщество более крупным и целостным образованием, а гражданство воспринимает как нечто выходящее за рамки двусторонних сделок. В странах Персидского залива восприятие иное.
Сегодня в СМИ преобладают новости о нападении на Катар, которое возглавит Саудовская Аравия, но заливные государства сталкиваются с более серьезными вызовами. Смогут ли выжить и жить вечно искусственные государства, покупающие лояльность своих граждан, а самую трудную работу отдающие на откуп другим?
Иран вызывает страх у Эр-Рияда и у его соседей, потому что представляет для них скорее нравственную, нежели военную угрозу. Исламистская власть в Тегеране отвратительна, но она предлагает смысл тем людям, которые верят в нечто большее, чем деньги. Власть на договорной основе слаба даже в лучшие времена. А когда денежный поток ослабевает, она тоже становится ненадежной.
Чтобы выжить, странам Персидского залива недостаточно найти ответы на простые вопросы о замене иностранной рабочей силы местными кадрами и о режиме строгой экономии. Они должны провести политические реформы, которые позволят людям активнее участвовать в делах своего общества. В конечном счете, лучший способ победить Иран — это дать людям более убедительную руководящую философию и истинное чувство общности. Сегодня эти характеристики напрочь отсутствуют в монархиях, являющихся ближайшими арабскими союзниками Америки в этом регионе.
Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона (Cato Institute), бывший специальный помощник президента Рейгана и автор ряда книг, в том числе, «Внешнеполитические глупости: новая глобальная империя Америки» (Foreign Follies: America's New Global Empire).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1302
Похожие новости
20 октября 2017, 16:30
20 октября 2017, 21:30
19 октября 2017, 17:30
20 октября 2017, 11:30
20 октября 2017, 19:00
20 октября 2017, 21:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 октября 2017, 19:00
20 октября 2017, 11:00
15 октября 2017, 09:00
17 октября 2017, 06:30
16 октября 2017, 15:15
15 октября 2017, 11:15
16 октября 2017, 02:45