Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Кому принадлежит восток Европы?

Брюссель с помощью так называемого Восточного партнерства хочет привязать к себе Украину, Белоруссию и другие страны, которые Россия считает своей сферой влияния. Прогресс есть, но остается дилемма.
Вот уже на протяжении восьми с половиной лет Европейский союз пытается вывести из-под влияния России своих восточных соседей и сильнее привязать их к себе. Концепция так называемого Восточного партнерства проста: финансовая поддержка и такие политические уступки, как, например, отмена виз в обмен на политические и экономические реформы в соседних государствах.
Только за последние четыре года Брюссель выделил 2,8 миллиарда евро в качестве финансовой помощи. «Это соседство тесно связано с нашей собственной безопасностью», — сказала в пятницу на пятом саммите Восточного партнерства Ангела Меркель.
Есть надежда, что рост демократии и стабильности на востоке обеспечат и большую безопасность и благополучие в Европейском союзе. Это жесткая борьба и, в конечном счете, битва против Москвы. С другой стороны, Запад делает все, чтобы не разозлить Россию Восточным партнерством с такими странами, как Украина, Грузия, Молдавия, Армения, Азербайджан и Белоруссия.
Поэтому ни одна из перечисленных выше стран не имеет перспективы вступления в ЕС. При этом значительно сблизились с Западом прежде всего Украина, Грузия и Молдавия. Но и эти страны еще далеки от установления стабильной демократии. «Борьба против коррупции должна вестись намного серьезнее», — сказал европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан (Johannes Hahn).
Еще два года назад Москва отреагировала на европейские амбиции у себя на пороге. С 2015 года Россия пытается привлечь в Евразийский экономический союз бывшие советские республики, партнерства с которыми добивается Запад. На данный момент это удалось в случае с Белоруссией и Арменией.
Не то, что Запад делает, а то чем он является
В конечном счете, это перетягивание каната между Москвой и Брюсселем за сливки бывшей советской империи. Речь идет о власти и деньгах, а также о конкуренции моделей общества: свобода Запада против российской автократии.
«Главная проблема для Москвы — не в том, что Запад делает, — говорит германский специалист по России редакции Welt. — Основная проблема заключается в том, что мы есть: общества, построившие демократию, правовое государство и достигшие благополучия, этим мы привлекательны для остальных».
Кроме того, на саммите британский премьер-министр Тереза Мэй заявила: «Такие враждебные государства, как Россия, угрожают возможному развитию Восточного партнерства и пытаются подорвать нашу коллективную силу».
Но с давних пор не все европейцы разделяют эту точку зрения. После аннексии Крыма среди стран ЕС царит разлад в оценке роли России. Такие страны, как Италия, Австрия, Греция или Кипр, больше склоняются к сотрудничеству и диалогу, чем восточноевропейские государства.
И интерес к Восточному партнерству внутри Европейского союза выражается по-разному. Например, жителей Южной Европы скорее интересует средиземноморское направление. Шеф Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), пытаясь донести до слушателей свою позицию, сказал на открытии саммита: «Я ожидаю укрепления отношений между нашими соседями и Европейским союзом».
Во всяком случае, все участники послушно объявили себя сторонниками «усиления демократии, основ правового государства и поддержки прав человека». Были определены новые инициативы по поддержке среднего бизнеса в регионе.
Но больше всех недовольна Украина. Страна, как и Грузия и Молдавия, подписала соглашение об ассоциации, а также крупное соглашение о свободной торговле с ЕС. Есть и первые успехи: за первое полугодие 2017 года торговый оборот между ЕС и Украиной вырос на 23%.
Четыре года назад это соглашение вызвало на Украине кровавые протесты и привело к свержению тогдашнего дружественного по отношению к Москве президента Виктора Януковича. Помимо взаимного свободного доступа на рынки в некоторых отраслях экономики, между ЕС и тремя восточными странами — Грузией, Молдавией, Украиной — действует безвизовый режим.
Теперь правительство в Киеве требует признать «европейские стремления» своей страны. «Обещание о вступлении очень важно, оно несет в себе символическую силу», — сказал украинский министр финансов Александр Данилюк. Президент Петр Порошенко потребовал «окончательного возвращения Украины в ее европейский дом».
Еврокомиссар Хан сказал на это лишь: «Давайте сконцентрируемся на том, что осуществимо». Киев хотел бы сильнее сблизиться с ЕС, но европейцы этого не хотят. Что еще может предложить ЕС Киеву после соглашения об ассоциации? Большой вопрос. Поддержит ли Брюссель «План Маршалла» по выделению Украине пяти миллиардов долларов?
По крайней мере, в ближайшие два десятилетия у страны нет шансов на вступление в ЕС. Концепция Восточного партнерства как раз и состоит в том, чтобы привязать к себе страны не через вступление, а с помощью соответствующих мероприятий за пределами Европейского союза.
Армения, Азербайджан и Белоруссия — источник постоянных забот для Восточного партнерства. У них — значительно более тесные отношения с Россией, чем у остальных трех стран. Они даже не знают точно, насколько вообще хотят признавать «европейскую перспективу». Армения и Белоруссия вступили в Евразийский экономический союз, таким образом, они не могут заключить с ЕС соглашение об ассоциации и свободной торговле.
Упрямые партнеры
Сейчас вместо этого европейцы пытаются относительно свободно привязать друг к другу обе стороны соглашением о партнерстве, учитывающим их индивидуальные особенности. Кроме того, ЕС в будущем собирается упростить воздушное сообщение с Азербайджаном и Арменией. Несмотря на это, для европейцев эти страны — упрямые партнеры, в конечном счете, непредсказуемые и предпочитающие оставаться на расстоянии.
Больше всего это относится к Белоруссии. Авторитарно управляемая страна хотя и сблизилась с ЕС и освободила политических заключенных, но в 2010 году все же сменила курс. После аннексии Крыма президент Александр Лукашенко снова ищет сближения с европейцами. Однако от участия в саммите он неожиданно отказался. С начала украинского кризиса Лукашенко проводит свою старую политику балансирования между Востоком и Западом.
Страна находится между двумя большими лагерями, сказал министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей в Брюсселе. Россия и ЕС — соперники. «Мы не хотим создавать новую разделительную линию. Мы хотим скомбинировать интеграционные процессы с Евразийским экономическим союзом и ЕС», — заявил дипломат. Но именно это, с точки зрения европейцев, невозможно.
Обе страны — Белоруссия и Украина — ясно показывают, где проходят границы Восточного партнерства: с одной стороны, как в случае с Украиной, слишком большая близость нежелательна. С другой — влияние России приводит к тому, что сближение трех стран осуществляется крайне медленно.
Путинская армия стоит у границ и репетирует войну
В сентябре 2017 года в Белоруссии были проведены масштабные совместные учения российских и белорусских войск, названные «Запад». Размах учений вызывает у соседних стран тревогу.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

435
Похожие новости
14 декабря 2017, 23:15
14 декабря 2017, 18:00
15 декабря 2017, 20:30
14 декабря 2017, 12:45
14 декабря 2017, 12:45
15 декабря 2017, 07:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2017, 10:45
13 декабря 2017, 07:30
09 декабря 2017, 13:00
09 декабря 2017, 16:15
10 декабря 2017, 13:30
10 декабря 2017, 13:30
13 декабря 2017, 15:30