Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Конституционная реформа в Казахстане завершилась — поправки приняты

Эксперты не исключают, что это не последнее реформирование Основного закона страны

Очередной, четвертый с 1998 года, этап конституционной реформы подошел к концу. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан», сообщила сегодня, 10 марта, пресс-служба главы государства в Твиттере.

Президент подписал закон менее чем через сутки после одобрения поправок Конституционным Советом. Вчера, 9 марта, совет постановил, что закон «соответствует Конституции Республики Казахстан, в том числе конституционным ценностям, основополагающим принципам деятельности и форме правления Республики».

Отметим, что парламент страны принял закон 6 марта — в этот же день президент направил обращение в Конституционный Совет о рассмотрении документа на предмет его соответствия Конституции.

Итого документ прошел стадию от принятия парламентом до подписи президента за три дня, тогда как в законодательстве на этот процесс отводится месяц.

О содержании поправок 6 марта рассказал депутат нижней палаты парламента, председатель Совместной комиссии Нурлан Абдиров, который отметил, что «представленный главой государства законопроект предусматривает 26 поправок в 19 статей Конституции». Содержательно документ не претерпел значительных изменений в сравнении с версией, предложенной рабочей группой, за исключением некоторых деталей. Из них отдельно стоит выделить, пожалуй, лишь одну: в пункте 2 статьи 10 Конституции предлагается закрепить норму о том, что лишение гражданства допускается лишь по решению суда за совершение террористических преступлений, а также за причинение иного тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан. Можно предположить, что из-за формулировки, допускающей различные толкования, эта норма может применяться так же широко, как и статья 174 Уголовного кодекса о возбуждении социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни, по которой в стране осуждены несколько гражданских активистов.

Окончательный текст закона можно будет увидеть в официальной казахстанской прессе.

Что касается в целом хода и сути конституционной реформы, то политолог Андрей Чеботарев дает ей следующую оценку:

«Следует понимать, что высокоцентрализованные и закрытые политические системы крайне редко предпринимают какие-либо меры, способствующие разрушению своих основ. Хотя в истории были случаи, когда это происходило либо по волеизъявлению творцов данных систем (например, трансформация в Испании диктатуры Франсиско Франко в конституционную монархию), либо вследствие слабости и ошибок их политических наследников (например, деятельность экс-президента СССР Михаила Горбачева). Руководство Казахстана на этом фоне явно действует по принципу «Тише едешь, дальше будешь».

При этом политолог отмечает, что «определенные шаги вперед в направлении децентрализации казахстанской системы сделаны».

«Так, по сравнению с конституционной реформой 2007 года, когда президенту были предоставлены 10 прямых и опосредованных полномочий, в этот раз он ничего нового не получил. Наоборот, глава государства отказался от законодательных полномочий и возможности их получения, права отмены или приостановления действия актов правительства и премьер-министра и т.д. Но, собственно, и все. Так что основы политической системы, связанные со статусом президента и ключевыми механизмами его влияния, остаются прежними. Разве что произойдет отстраненность главы государства от отдельных вопросов в работе правительства. В общем, назвать все эти меры «реформой-прорывом» нельзя. В том числе и в контексте подготовки к будущему транзиту президентской власти. Скорее всего, это «реформа-тест», — считает Чеботарев.

Что именно тестировалось?

«На первом этапе, охватывающем январское обращение президента, разработку и всеобщее обсуждение проекта конституционных поправок, «Акорда» «протестировала» правящую элиту и остальную часть нашего общества на предмет отношения к предлагаемым нововведениям. Кстати, надо отдать должное неравнодушной общественности, которая, не ожидая от властей прорывных мер, тем не менее активно обсуждала проект изменений и дополнений в Конституцию РК и озвучила ряд конструктивных предложений. Свою лепту внесли и отдельные группы влияния, что, в частности, проявилось в дискуссии относительно упразднения/сохранения Сената. Не исключено, что некоторые альтернативные предложения власти возьмут на заметку для возможного использования в будущем. Следующий этап «тестирования» коснется уже непосредственно парламента и правительства с точки зрения эффективности использования ими вновь обретенных полномочий. Насколько каждый из них справится с этим, покажет время», — отмечает эксперт.

В целом, по мнению Андрея Чеботарева, власти не достигли заявленной цели конституционной реформы:

«Уже сейчас сомнительно, что результаты этой конституционной реформы позволят, по словам президента, «создать запас устойчивости политической системы на многие годы вперед». По крайней мере, выстраивание модели «коллективного преемника» в лице дееспособных и взаимно уравновешивающих ключевых институтов государственной власти пока не просматривается. Поэтому в перспективе, оценив итоги рассматриваемого «тестирования», руководство Казахстана вполне может прийти к мнению о необходимости разработки и принятия новых конституционных поправок. Все будет зависеть от того, по какому сценарию в конечном итоге пойдет транзит власти. Возможно, что ситуация по всем этим вопросам так или иначе прояснится ближе к очередным президентским выборам, которые официально должны пройти в 2020 году».

Напомним, подписанный закон стал итогом инициативы президента страны о перераспределении полномочий между ветвями власти. Распоряжение о создании соответствующей рабочей группы Назарбаев подписал 11 января 2017 года. Фактически от инициативы внесения изменений в Конституцию до их принятия прошло два месяца, один из которых был отведен на «всенародное обсуждение».

Целью реформы должно было стать перераспределение полномочий между ветвями власти, при котором президент сохранил бы роль верховного арбитра, сосредоточенного на стратегических функциях, а также на вопросах внешней политики, национальной безопасности и обороноспособности страны. Однако обнародованный законопроект в версии рабочей группы привлек к себе внимание в основном одной нормой — о частной собственности. На нее по итогам обсуждения власти в основном и отреагировали, оставив все так, как и было до предложенных изменений, возмутивших общественность.

Что касается полномочий президента, то, судя по последним доступным для изучения версиям документа, президент сохранил за собой и принципиальные полномочия, и не столь важные — вроде права досрочно распускать местные представительные органы. При этом, как выше отметил Чеботарев, президент отказался от законодательных полномочий и возможности их получения.

Конечно, финальной версии закона еще нужно дождаться, но к настоящему моменту, обобщая, вероятно, можно расценить объем изменений как достаточный для того, чтобы не назвать реформу сугубо косметической. Вместе с тем, весь процесс внес в политическое поле некоторое оживление, которое в стране стараются поддерживать. И, наконец, поправки дали еще одну потенциально карательную норму против потенциально неугодных лиц.

Жулдыз Алматбаева

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1357
Похожие новости
23 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 15:45
24 ноября 2017, 13:15
22 ноября 2017, 18:45
23 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 ноября 2017, 10:45
24 ноября 2017, 13:15
19 ноября 2017, 16:30
21 ноября 2017, 11:00
20 ноября 2017, 13:45
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 08:15