Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Корреспондент: тайны американских биолабораторий на Украине

Минувший день принес сразу два резонансных сообщения относительно бактериологических лабораторий, функционирующих под эгидой Пентагона на Украине.
Первое. «Українські новини» опубликовали официальный ответ минздрава Украины на запрос информагентства, касающийся деятельности бактериологических лабораторий, построенных или модернизированных на Украине по контракту с минобороны США. Указывается, что «положениями контракта было предусмотрено предоставление помощи Украине в предотвращении распространения технологий, патогенов и знаний» на объектах, «которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».
Итак, отметим: Украине, на территории которой ни в советское время, ни с момента объявления независимости вплоть до подписания контракта с Пентагоном разработка биологического оружия не велась и испытания его не проводились, вдруг «предоставляется помощь объектам, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».
Отсюда простой вывод: данные объекты рассматриваются Пентагоном как производители биологического оружия. Иначе, зачем ставить целью предотвращение распространения «технологий, патогенов, знаний», применяемых при разработке биологического оружия, на объектах, где это оружие никогда не разрабатывалось? Вопрос только в том, кто рассматривался производителем оружия — минобороны Украины или сам Пентагон?
Первый вариант отпадает сразу, поскольку в программе минобороны США, по которой на Украине строились или модернизировались биолаборатории, не упоминается ни одна из лабораторий министерства обороны Украины и ни одно региональное управление центрального санитарно-эпидемиологического управления МО Украины.
Остается Пентагон (в конце концов, именно США в 2001 году отказались подписать международный протокол о признании 33 микроорганизмов потенциальными агентами биологического оружия — представители госдепа неожиданно насчитали в нем 37 статей, «не соответствующих интересам национальной безопасности США»).
Этим выводом, очевидно, и предопределилась вторая новость. «Депутаты ОПЗЖ Медведчук и Кузьмин направили в ООН жалобу на незаконное функционирование на Украине бактериологических лабораторий США, — сообщает на своей странице в соцсети Ренат Кузьмин. — Чем еще, кроме предательства национальных интересов, можно объяснить сокрытие украинскими властями информации о тайных экспериментах, проводимых на Украине военными биологами США? Почему для украинского народа информация об этом должна быть тайной? Почему американские военные биологи, прикрываясь дипломатическим иммунитетом, у нас могут позволять себе то, что запрещено там них? Почему украинские власти отказываются расследовать многочисленные факты бактериологического заражения и смерти среди украинского и населения в местах дислокации американских бактериологических лабораторий?».
Депутат Оппозиционной платформы «За жизнь» (особо символичное название в данном случае) поясняет, что не получив ответа на эти вопросы от украинской власти, они «были вынуждены обратиться с официальной жалобой в ООН.
Так что же это за тайны? В принципе, можно было бы остановиться лишь на одном пункте контракта между минобороны США и минздравом Украины и «закрыть вопрос». Минздрав Украины обязан пересылать в минобороны США штаммы патогенов, которые появятся в результате исследований «украинских» лабораторий. Результаты эти — секретные. Но военная тайна эта — так сказать, «односторонняя»: если результаты считает секретными Пентагон, то они автоматически становятся таковыми на Украине. Но если ее считает секретной Украина — то для всех, кроме Пентагона.
Однако для полноты картины напомню о журналистском расследовании, которое с 2010 по 2012 вели мои коллеги по еженедельнику «2000» Роман Барашев и Антон Сергиенко.
Оттолкнемся для начала от того же, опубликованного вчера ответа минздрава относительно «бактериологического» сотрудничества с подрядчиком США Black & Veatch Special Projects Corp. В нем говорится, что «основной задачей ставилось подключение украинских лабораторий к единой онлайн-системе наблюдения за заболеваниями». Но еще в 2013 году выяснилось, что сам минздрав к этой программе никоим образом не «подключен». «Что же касается создания электронной интеграционной системы мониторинга за распространением инфекционных заболеваний, то, например, в минздраве нам пояснили, что министерство не имеет к ней отношения, — выяснил Сергиенко. — Иностранная электронная система, внедренная в государственных учреждениях, передает эпидемиологические данные в США, а минздрав о том — ни сном ни духом… Как это согласуется с нормами закона «О защите информации в информационно-телекоммуникационных системах», предусматривающими комплексную систему защиты подобных данных?
В каком же статусе действовала Black&Veatch на Украине? Оказывается, не совсем как коммерческая фирма. 15 сентября 2013 года в Киеве гражданин США Энтони Борс, управляя джипом Ford Escape с дипломатическими номерами посольства США, совершил ДТП. Когда работники ГАИ прибыли на место происшествия, американца и след простыл. Борс оставил на месте ключи от машины, копию прав, доверенность на право управлять автомобилем и скрылся. Машину же приехал забирать менеджер киевского офиса Black & Veatch. На каком же основании рядовые граждане США разъезжали по Украине на машинах посольства (и, прикрываясь тем самым, дипломатическим иммунитетом)? Более того, за три с половиной месяца до того происшествия истек срок аккредитации Black & Veatch на Украине.
Однако, по данным «2000», ее деятельность велась неофициально (три десятка работников компании «находились в отпусках за свой счет»). «И как тут не вспомнить, что для проведения разведывательных мероприятий в странах пребывания американцы часто используют дипломатическое прикрытие: паспорта, аккредитационные карточки, автомобили посольств, консульств и пр.», — писал Сергиенко. А один из комментаторов к его материалу (судя по всему, осведомленных) добавлял: «Кроме Тони Борса, на машинах с дипномерами США иногда разъезжают его соотечественники — такие же „работники умственного биологического труда‟ из Black & Veatch как Метью Веббер (вице-президент компании) с его женой, Гари Плам (так называемый менеджер, любитель детской порнографии и групповухи в офисе), реже Б.Оумете, Б.Брукс и их подобные».
Теперь перейдем от «авто-бондианы» под прикрытием дипломатического иммунитета (также упомянутой в обращении Медведчука-Кузьмина) к прозаической (казалось бы) хозяйственной деятельности.
17 июля 2013 г. первый замминистра экономического развития Украины А. Максюта сообщил посольству США, что Государственная ветеринарная служба Украины не может разрешить введение лабораторий в эксплуатацию: «Практически на всех объектах, где производились работы по модернизации (а в отдельных случаях — велось строительство) лабораторий, не была предоставлена проектно-сметная документация, акты выполненных работ, документы, которые подтверждают объемы и качество выполненных работ».
Кроме того:
  • согласно действующим (и действовавшим) санитарным «Правилам устройства и безопасности работы в лабораториях микробиологического профиля» проекты реконструкции должны утверждаться режимной комиссией СЭС, но рабочий проект не был согласован в СЭС;
  • согласно «Правилам охраны труда в ветлабораториях» проекты реконструкции должны согласовываться с Госветфитослужбой и Службой санитарно-эпидемиологического контроля, но таких согласований не проводилось;
  • согласно «Правилам охраны труда в лабораториях ветмедицины» изменения и новшества требуют согласований с СЭС, но такие согласования также не проводились;
  • любое подобное строительство или проведение ремонтных работ на государственном объекте предполагает ведение технического надзора представителем заказчика, но о технадзоре исполнители работ позаботились.., нанимая «экспертов» за свои же деньги (вот последние и «осуществляли технадзор» без сметной документации), но это нарушение законодательства осталось без внимания Госархстройинспекции.
Другими словами, украинская сторона — от руководства минздрава до самих руководителей лабораторий не знала, что же именно, как и — главное — с какими целями там «модернизируется».
Не все с этим мирились и в «оранжевые» годы. Так, когда директор Луганской ветлаборатории отказался подписать акт принятия работ у американского субподрядчика, в Луганск отправился лично Джон Теффт. В ответ на протест директора Львовской ветлаборатории субподрядчик работ поменял коды на замках, чтоб никто из сотрудников не мог попасть в «модернизированное» помещение. Таким образом, целый этаж лаборатории оказался недоступен полноправным владельцам. Впрочем, кое-где, в нарушение строительных нормативов, беззастенчиво вносились пункты вроде «лаборатория для гостей»…
В итоге, со сменой власти минэкономразвития и госветфитослужбы вынесли вердикт: «Систематическое нарушение требований законодательства ставит под угрозу состояние биологической безопасности государства, персонала лабораторий и жителей городов, где эти лаборатории размещены» (и это то, о чем также говорится в письме Медведчка-Кузьмина).
Тогда же вскрылись и факты коррупции в деятельности пула подрядчиков, субподрядчиков и экспертов. И вот что было зафиксировано в стенограмме суда: «Когда кто-то из министерства здравоохранения интересовался делами американского проекта, то это сразу вызвало негативную реакцию американцев в виде скандала на уровне посольства США на Украине и первых лиц государства».
Поэтому, когда «первые лица» сменились, контракт с минобороны США продлен не был. «Соглашение было секретным, о нем никто не знал, — вспоминает сегодня экс-премьер Николай Азаров. — И все участвовавшие в его заключении украинцы подписали подписку о неразглашении. Мы чисто случайно, когда пришли к власти в 2010 году, узнали из информационного письма минздрава о том, что такие лаборатории есть в нашей стране и действуют. После этого минздраву были сделаны указания дать полную информацию. В течение 2010-2011 годов минздрав безуспешно писал письма, просил доступ. В конце концов, под нажимом они (американская сторона, — Д.С.) разрешили технический доступ в две-три лаборатории: только посмотреть коридоры, вентиляцию и так далее. Конкретной информации они не дали. Последовали переписки, и уже в начале 2013 года было принято решение отправить ноту американцам по разрыву соглашения… Такое письмо им направили, последовал обмен мнениями, мы предложили вступить в переговоры, и грянул государственный переворот».
Что же, государственный переворот — дело прошлое. Теперь те политики, у кого хватило мужества остаться в стране, занимаются ее судьбами. Но, как видим, только у Виктора Медведчука хватило решимости заявить о смертельной опасности, исходящей от деятельности заокеанских кураторов Украины. И, признаем, только благодаря политическому весу Медведчука теперь данный вопрос будет рассматриваться на уровне ООН.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
945
Похожие новости
18 сентября 2020, 16:15
18 сентября 2020, 14:15
19 сентября 2020, 16:45
19 сентября 2020, 13:00
18 сентября 2020, 18:00
19 сентября 2020, 13:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
14 сентября 2020, 11:15
18 сентября 2020, 02:45
13 сентября 2020, 12:30
14 сентября 2020, 03:45
17 сентября 2020, 21:15
15 сентября 2020, 13:45
14 сентября 2020, 11:15