Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Кто тестирует союз России и Сирии?

Через тернии к победе...
На фоне достаточно легкого установления контроля сирийского правительства над провинцией Дераа (включая район Голанских высот, которые теперь будет патрулировать российская военная полиция), а также успешной операции в Сувейде, Дамаск официально заявил о намерениях освободить провинцию Идлиб. Последняя является, возможно, наиболее проблемной для Сирии зоной, т.к. она – последний оплот целого ряда оппозиционных группировок. Именно туда вывозили боевиков с юга и центра Сирии в рамках соглашений с правительством, подписанных при посредничестве российских военных. Еще одно направление активности Дамаска, которое будет реализовано, скорее всего, несколько позже – это Евфратская зона и особенно районы к востоку от реки, включая Ракку. Эта территория контролируется курдско-арабскими Syrian democracy forces совместно с американцами, имеющими там несколько баз и блокпостов.
Что касается Идлиба, то активность в отношении провинции проявилась по двум направлениям. Во-первых – это дипломатическая плоскость. Практически перманентно переговоры между странами Астанинского процесса – Россией, Ираном и Турцией, в которых последняя старается защитить Идлиб и сохранить там присутствие ряда протурецких группировок, выступающих против сирийского правительства. Опасность ситуации в том, что, оказавшись в слабой позиции, Анкара, возможно, попытается пойти на попятную с США, отношения с которыми были у неё по Сирии достаточно конфронтационными.
Вашингтон имеет определенные основания для поддержки Турции: как мы отмечали ранее, после ликвидации Идлиба сирийское правительство, скорее всего, вплотную приступит к решению восточноевфратского вопроса. Кроме того, США и Турция, видимо, договорились о разграничении на северо-востоке Сирии, и воинственные заявления, так характерные для недавнего времени обеим сторонам, ушли в прошлое. Более того, имел место совместный, американо-турецкий мониторинг ситуации в Манбидже.
Однако дипломатические усилия Турции в Идлибе всерьёз сковывают действия группировки "Хайат Тахрир аш-Шам", фактически ремейка местного филиала Аль-Каиды, которая, во-первых, признана террористической, как в России, так и на Западе, а во-вторых - не контролируется Анкарой. При этом "Хайат Тахрир аш-Шам" располагает 20 тысячами боевиков. Это дает повод Дамаску и российской стороне реализовать военный сценарий в провинции, даже несмотря на то, что та входит в зону деэскалации конфликта, установленную на переговорах в казахстанской Астане. Потеря же Идлиба для Турции означает не просто потерю ее влияния в Северной Сирии – оно там рассматривается в большей степени как противодействие устремлениям курдов, но и возможная гуманитарная катастрофа – ведь через границу хлынут сотни тысяч беженцев.
Между тем Турция уже имеет на своей территории до 4 миллионов сирийцев. Поэтому на переговорах с Ираном и Россией Анкара пытается лоббировать не только вопрос сохранности Идлиба, но и возвращения сирийских беженцев в места проживания. По утверждению турецких дипломатов, для решения этих вопросов они, помимо партнеров по Астане, привлекают также коллег из Франции и Германии. В этом контексте совершенно неудивителен результат переговоров между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом, согласно которым военная операция Дамаска откладывается на неопределенное пока время, а Турция получает ещё один шанс на наведение порядка в Идлибе.
Во-вторых, военные действия. Сирийские правительственные войска начали наносить массированные артиллерийские и авиационные удары по позициям боевиков различных группировок на севере провинции Хама и юге провинции Идлиб еще более месяца назад. Ударам подверглись н.п. Латаминья и Тамана. Боевики утверждают, что против них использовались вертолеты, которые сбрасывают бочковые бомбы и бомбардировщики Су-24. Более того, известно, что сирийская армия перебрасывает ракетные комплексы ОТР-21 "Точка" в провинции Хама и Идлиб для обстрела позиций боевиков. А в прошлую пятницу ударам подверглись города Хан-Шейхун и Аль-Тах. Правительственные вертолеты, в свою очередь сбросили листовки с призывами сдаться на населенные пункты восточного Идлиба. Кроме того, Дамаск концентрирует свои войска к югу от Алеппо и к северу от Хомса, а также в северной Латакии, к западу от Идлиба – для наступления на равнину Аль-Габ. В указанные районы уже стягиваются подразделения, как регулярных войск, включая 4-ю бронетанковую дивизию, так и Национальных сил самообороны.
Ситуация в самом Идлибе – исключительно тяжелая. Мало того, что население провинции за годы войны увеличилось с 1,5 до 2,6 миллиона человек, регион разделен на сферы влияния различных соперничающих, а то и откровенно уничтожающих друг друга группировок. До недавнего времени последние были представлены тремя крупными силами:
  1. "Хайат Тахрир аш-Шам" (юг Идлиба), которую мы упоминали выше.
  2. "Сирийский фронт освобождения" – "Джабхат Тахрир Сурия", в который вошли группировки "Ахрар аш-Шам" и "Нуриддин аз-Зенки" (центр).
  3. "Национальный фронт освобождения Сирии" – "Джабхат аль-Ватания аль-Тахрир Сурия" – в основном лояльные туркам фракции "Сирийской свободной армии" и их союзники.
Но с 1 июля новая структура "Джабхат аль-Ватания" - Национальный фронт, объединила последние две, а также включила в свои ряды группировки "Сукур аль-Шам" и "Джейш Ахрар". Таким образом, Турция получила новый рычаг с одной стороны, для представления группировок провинции как "умеренные" - среди тех, кто входит в Национальный фронт, нет признанных террористических структур, а с другой – для более успешной борьбы с джихадистами из "Хайат Тахрир аш-Шам". Последняя не только продолжает войны с "умеренными", но и аннонсировала поход на Дамаск, не дожидаясь начала правительственного наступления. Это, вне сомнения, популистская мера, призванная приободрить боевиков, в основном терпящих в последнее время поражения.
Параллельно Турция предпринимает все усилия для нормализации жизни, хотя бы видимой, на подконтрольных протурецким группировкам территориях Идлиба и соседних территорий (северный Алеппо). Так, турецкие инженеры в сотрудничестве с сирийскими коллегами начали прокладку дорог, соединяющих север Сирии с Турцией. 27 июля закончилось строительство автострады к востоку от города аль-Рай, ранее – автостраду Азаз – Баб аль-Саламех. Планируется развитие мощной дорожной сети по всей территории операции Щит Евфрата, а также ее интеграция с турецкой дорожной системой и с провинцией Идлиб.
Более того, еще одна протурецкая группировка, аль-Джабха аль-Шамия, фронт Леванта, входящая в структуру Сирийской свободной армии, создала специальный институт, в котором обучаются ее бойцы, вынужденные из-за гражданской войны прервать свое образование в школах или на уровне университетского бакалавриата. Буквально несколько недель назад 77 бойцов фронта получили дипломы данного учебного заведения.
А городской совет г. Аль-Баб в провинции Алеппо начал выдачу паспортов жителям провинции. Все это призвано внести стабильность в жизнь подконтрольных Турции и т.н. умеренным группировкам территорий северной Сирии. С другой стороны нельзя не отметить и популистский характер такого рода мер. Возможно их инициаторы стараются хотя бы таким образом поднять боевой дух защитников Идлиба и северного Алеппо. Турция, впрочем, имеет в регионе и прямое военное присутствие – части двух ее механизированных пехотных бригад развернуты на востоке, юге и юго-западе Идлиба. Они усилены инженерными и специальными частями. Однако в общей сложности численность турецких войск там – лишь 1300 человек, что не может остановить, ни Дамаск, ни , тем более – Москву.
Что касается территорий к востоку от Евфрата, то за них Дамаск, скорее всего, возьмется после ликвидации угрозы с севера. Этот регион интересен тем, что, после его перехода под контроль сирийского правительства, исчезнет еще одна причина для Турции держать под контролем северную Сирию – ведь курдская опасность будет ликвидирована. Однако сейчас безопасность Восточной Сирии гарантируют США. Изначальная цель американцев – покончить с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в регионе – практически достигнута, у исламистов осталось лишь несколько незначительных анклавов, но Вашингтон не перестает делать заявления о том, что исламистская опасность не ликвидирована. Буквально недавно в таком духе высказался министра обороны США Джеймс Маттис. Вероятно, Соединенные Штаты стремятся дождаться отказа Асада от силового решения вопроса восточной Сирии. В этом случае они могли бы начать выводить свои войска из региона. Однако без воздушной поддержки американцев, SDF, контролирующие территории к востоку от Евфрата станут легкой добычей, как для сирийской армии, так и для турок. С другой стороны, США могут продолжать защищать SDF и обеспечить крупные инвестиции в регион (ранее они еще этого не делали, и та же Ракка лежит в руинах). Это может создать контраст между быстро восстановленным Востоком и медленно восстанавливаемой остальной территорией Сирии.
Подобная ситуация сложилась, например, в Европе, после реализации плана Даллеса или в Иракском Курдистане после 1991 года. В этом случае Дамаск постарается дестабилизировать регион, поддерживая племенные ополчения и повстанческие группы, подобные Национальным силам самообороны. Кроме того, США могут просто не потянуть столь обширные финансовые инициативы. Кроме того, Вашингтон, обосновавшись на Востоке, может попытаться организовать системное противодействие расширению активности Ирана, однако влияние ИРИ, сдобренное ее союзом с Россией, и сирийским правительством сейчас таковы, что легко у американцев реализация данного сценария также не пройдет. Примечательно, что Вашингтону в целом гораздо удобнее работать с официальными властями той или иной страны, нежели с аморфными образованиями типа SDF. Это они уже продемонстрировали в Ираке, где поддержали Багдад в противовес Эрбилю, и даже в Сирии, договорившись с Анкарой по северным территориям. Представляется, что американцы будут стараться наладить диалог с Дамаском, пусть и сложный и неоднозначный.
Важно отметить и активность Израиля, особенно явную в последние дни. Несмотря на то, что по соглашению с Россией, проиранские формирования, союзные Дамаску, были отведены от израильских границ на 85 км, Тель-Авив продолжает время от времени наносить удары по сирийской территории, а также устраивать артиллерийские дуэли с движением Хезболла в южном Ливане. Ранее это можно было объяснить попыткой отвлечь сирийскую армию от Идлиба, однако, новый удар израильских ВВС по сирийской Латакии, приведший, помимо всего прочего, к уничтожению российского Ил-20, поставил новые вопросы. Очевидно, что сейчас Тель-Авив, равно как и Вашингтон, не устраивает не только установление контроля Дамаска над Идлибом, но и любое взаимодействие САР, а также России с Турцией – даже без окончательного решения вопроса с мятежной провинцией. В результате центр сирийского противостояния постепенно перемещается из других районов страны на ее юг и юго-запад, где вести борьбу, взаимодействовать и договариваться придется уже с Израилем и странами НАТО. С одной стороны, у РФ есть опыт позитивного и конструктивного взаимодействия с еврейским государством, с другой, - Тель-Авив решил действовать жестко и немедленно, а значит – не по планам Москвы и Дамаска.
Подводя итоги можно отметить, что, если все же начнется идлибская операция сирийской армии, она будет кровавая и трудная, ведь боевикам Идлиба попросту некуда отступать. Турция в этом случае попытается сохранить свое влияние в северном Алеппо, и, скорее всего, именно туда будут выведены подконтрольные ей "нетеррористические" формирования Национального фронта. Не исключено также и то, что временное разграничение в Идлибе будет продолжаться долго. По нему "умеренные" боевики, с помощью Анкары расправившись с «террористами» останутся на северных территориях Идлиба, вдоль границы с Турцией. Ее войска также сосредоточатся на крайнем севере Сирии.
Американцы постараются сохранить свое влияние в Евфратской зоне, однако столкнутся с противодействием, как Дамаска, так и Анкары. До тех пор, пока воздушное присутствие Вашингтона будет иметь место, ни тот, ни другая, на открытое обострение не пойдут, однако их поддержка партизан и , а также содействие Ирана и очень опосредованно – России, потребуют от США во-первых, постоянного военного контроля региона, а во-вторых – огромных финансовых средств. Даже в случае реализации худшего сценария, и вектора Вашингтона на максимально долгое присутствие в Сирии, скорее всего будет реализован иракский вариант, по которому им в итоге придется оттуда уйти. Кроме того, после введения в геополитические реалии Астанинского формата переговоров, в которых США не участвуют, но которые, однако, привели к конкретным результатам (в отличие от Женевского формата) – созданию зон деэскалации, пространство США для дипломатических маневров также весьма ограничено.
Израиль может быть использован американцами для дестабилизации юга Сирии, и очевидно, что сейчас имеет место некое прощупывание, проба на прочность военного и политического союза Москвы и Дамаска на фоне новых геополитических реалий. Несмотря на это, сирийские конфликт дрейфует к победе правительства Сирии – сложной и неоднозначной, но всё более явной. Следующим этапом сирийской драмы станет восстановление страны, на которое ни у кого из действующих игроков либо нет денег (Россия и Иран под санкциями), либо нет политических оснований (Европа в меньшей степени, США – в большей против Асада). В этой связи, скорее всего, важная роль будет отведена Китаю, остающемуся пока в тени, но уже начавшему реализовать ряд крупных инвестиционных проектов в арабской республике.
Антон Евстратов – востоковед, эксперт по Ирану, специально для ИА "Реалист"


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

388
Похожие новости
10 октября 2018, 12:30
13 октября 2018, 12:00
13 октября 2018, 12:00
09 октября 2018, 23:00
12 октября 2018, 11:15
09 октября 2018, 17:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 октября 2018, 11:00
13 октября 2018, 01:00
12 октября 2018, 03:30
11 октября 2018, 16:00
10 октября 2018, 12:30
12 октября 2018, 03:30
09 октября 2018, 12:15