Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

La Stampa: «Москва оккупировала Польшу, а Европа забыла её героев»

Вторая мировая войны завершилась капитуляцией Германии и подписанием акта 7 мая, 75 лет назад. Договор между Германией и союзниками вступил в силу лишь на следующий день, потому что Сталин настаивал на определении роли Красной Армии в освобождении Берлина.
Маршал Георгий Жуков подписал акт о капитуляции в Берлине с фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем (Wilhelm Keitel) вечером 8 мая 1945 года, когда в Москве, учитывая разницу в часовых поясах, было уже 9 мая. Если Европа и Соединенные Штаты Америки отмечают, таким образом, сегодня, 8 мая, день окончания Второй мировой войны, то Москва празднует День Победы, обычно устраивая на Красной площади большой военный парад, на следующий день. Однако в этом году пандемия вынудила Кремль отказаться от торжеств.
В этом интервью премьер-министр Польши Матеуш Моравицкий (Mateusz Morawiecki) анализирует вместе с нами смысл прошлого для своей страны и то, какой свет оно проливает на сегодняшнюю Европу.
- Господин премьер-министр, чрезвычайная ситуация, связанная с коронавирусом, вынудила Москву отменить торжества в честь 75-летней годовщины окончания войны, но представители Польши, как бы то ни было, на них не приглашались. Возможно, потому что во время 80-й годовщины начала войны, 1 сентября прошлого года, вы тоже не приглашали представителей российских властей?
— Отсутствие Польши на торжествах — это продиктованное Москвой условие, означающее лишь одно: чтобы принимать участие в исторических дискуссиях, необходимо принять российскую точку зрения на события. Но для Польши это означало бы встать на сторону лжи: мы не можем позволить, чтобы палача принимали за жертву. Пакт Молотова-Риббентропа был прямым доказательством подготовки совместной агрессии против Польши, разделения сфер влияния и оккупации других стран Прибалтийского региона — Литвы, Латвии и Эстонии. Вследствие этого решения миллионы граждан оказались подвержены массовым репрессиям.
- Русские обвиняют вас в неуважении к памяти многих солдат Красной Армии, погибших в столкновениях с нацистами. Что вы можете ответить на это?
— Красная Армия оставалась на территории Польши на протяжении почти 50 лет, навязав свой — коммунистический — режим, ненавистный для огромного большинства поляков. Деятельность Красной Армии на нашей территории была, безусловно, направлена не на отвоевание нашей независимости, а, напротив, скорее на повторное лишение нас нашего суверенитета. Чтобы отвоевать его, нам пришлось ждать до 1989 года.
- Многие российские памятники были снесены…
— Нужно разграничить снос или превращение памятников в музейные экспонаты, символизирующие подчинение Польши, и уважение к захоронениям солдат Красной Армии. Польские власти оберегают места захоронения всех солдат, павших на нашей территории, вне зависимости от их гражданства и национальной принадлежности. Все могилы поддерживаются и реставрируются за счет государственных ресурсов Польши. Мне хотелось бы, чтобы и в России проявлялось такое же уважение к местам захоронения поляков — жертв советских репрессий.
- На военный парад, проходивший в Лондоне в 1946 году, Польша тоже не была приглашена, и лишь в этом году было запланировано участие польских ветеранов. Как вы это объясняете?
— Во время Второй мировой войны поляки выполняли не только задачи союзников, участвуя в оборонительных операциях во Франции и Великобритании, но и сражались бок о бок с союзниками с 1939 и до самого конца войны. Они прославились своим героизмом, сражаясь на разных фронтах, примером чего является завоевание Монтекассино войсками генерала Андерса или участие польской авиации в Битве за Британию.
К сожалению, из-за участия Европы в холодной войне и того, что Польша оказалась во власти СССР, польские герои не удостаивались чести, которой они заслуживали. Многие командиры, например, генерал Сосабовский или генерал Машек, оказались обречены на изгнание до конца своей жизни и на тяжелый физический труд. Кроме того, некоторых из них лишили польского гражданства, а тех, кто решил вернуться в Польшу, например, генерал Витольд Пилецкий, который добровольно пошел на заключение в Освенцим, чтобы передавать сведения союзникам, коммунистические власти приговорили к смерти.
- Как вы считаете, Европа правильно понимает польскую память и историю?
— Преступления нацистской Германии и советской России поглотили миллионы невинных жизней. Поляки осознают, как важно чтить память о жертвах, свидетельством тому являются места бывших немецких концентрационных лагерей, построенных на оккупированных польских территориях.
Польское государство сохраняет и поддерживает мемориалы в местах массового уничтожения людей, такие как Аушвиц-Биркенау, Треблинка и Майданек. Я с беспокойством слежу за судьбой мемориалов в других странах, среди которых то, что осталось от лагеря Гузен в Австрии. Он был местом казни польской интеллигенции, местом уничтожения польских и европейских евреев, а также нескольких тысяч итальянских граждан. В общей сложности в лагерях Маутхаузен-Гузен находились в заключении и были зверски убиты граждане 26 стран. Несмотря на достойные инициативы местного населения, вплоть до сегодняшнего дня со стороны австрийского государства не было предпринято никаких действий. Вот почему я продолжаю считать, что необходимо предпринять инициативу по покупке этих территорий для организации подобающих памятных мероприятий и создания образовательного центра. Чтобы эти места служили предостережением для будущих поколений, и человеческое достоинство больше никогда не топтали и не попирали подобным образом.
- Кто-то утверждает, что как Россия, так и Китай используют сегодня пандемию в целях своей политической пропаганды. Что вы об этом думаете?
— Перед лицом борьбы с коронавирусом мы должны действовать заодно, потому что вирус не признает границ и атакует все население. Тем не менее, нельзя наивно верить, что все эти акции предоставления международной помощи, в частности, предлагаемой странами, стремящимися к глобальному доминированию, как Россия и Китай, продиктованы исключительно альтруистическими соображениями. Помощь в борьбе с коронавирусом должна состоять в поставках продукции хорошего качества, в том, чтобы делиться медицинским опытом и направлять бригады медиков, не диктуя никаких условий и не вмешиваясь во внутренние дела страны, получающей подобное содействие. Мы должны быть крайне осмотрительны, чтобы никто не воспользовался моментом, не разрушил наши альянсы и не угрожал нашей безопасности.
- Россия и Китай остаются важными торговыми партнерами Европы: как вы считаете, каковы пределы политики сотрудничества, соблюдающей европейские интересы?
Пандемия коронавируса резко заставила нас осознать уязвимость нашего социально-экономического порядка. Она продемонстрировала, насколько Европа зависит, например, в том числе от цепочек поставок с других континентов. Отношения с этими странами нужно поддерживать, но не ценой внутриевропейской солидарности.
— Кстати, если говорить о солидарности: вы не считаете, что Польша тоже была не слишком солидарна с Италией в вопросе мигрантов?
— Миграционный кризис стал лакмусовой бумажкой ответственности европейского руководства. С самого начала этого кризиса мы подчеркивали необходимость принятия мер в двух параллельных направлениях: направляя помощь в наиболее болезненные точки и повышая непроницаемость внешних границ Европейского союза, чтобы нелегальное пересечение их было невозможно. По данным ОБСЕ, Польша за последние годы приняла наибольшее количество иммигрантов, главным образом, украинских. Часть из них является беженцами из воюющих территорий. Мы солидарны с теми, кому необходима помощь.
- Польша согласна с проектом общеевропейской оборонной политики?
— Мы в Польше очень серьезно относимся к вопросам, касающимся безопасности нашей страны и всего Европейского союза. Война на востоке Украины и аннексия Крыма Россией в 2014 году являются красноречивым сигналом реальности угрозы. Мы — одна из немногих стран Североатлантического альянса, выполняющая обязательства о выделении 2% нашего ВВП в целях финансирования оборонной отрасли. Мы активно участвуем в европейских инициативах в рамках Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны ПЕСКО. Да, в вопросах безопасности Европа должна иметь общую позицию.
- Европейская комиссия подала жалобу в отношении Польши в связи с новым законом о судебной системе. Как отреагирует ваше правительство?
— Мы сохраним нашу позицию, в рамках которой организация судебной системы относится к юрисдикции руководства стран-членов Европейского союза. Польша — в том, что касается действующей конституции — стремится к формированию честной и прозрачной судебной власти. Мы понимаем, что честность бывает удобна не всем, но я с удовольствием отмечаю, что мы не одиноки: правительство Словакии тоже объявило о программе реформ судебной системы.
- Какую позицию занимает Польша в отношении помощи другим экономикам, наиболее пострадавшим от коронавируса?
— Нам необходим новый План Маршалла, основанный на европейских инвестициях, которые служили бы своеобразным рычагом экономического развития. Различия между экономиками стран Европейского союза не позволяют применять один и тот же механизм ко всем государствам. Поэтому нужно осознать ситуацию, в которой оказались южные страны, точно так же и мы рассчитываем на понимание в вопросе наших нужд. Мы должны разработать амбициозный бюджет, создающий возможность как можно более скорого предоставления реальной помощи нуждающимся гражданам.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
496
Похожие новости
28 ноября 2020, 14:30
27 ноября 2020, 17:45
27 ноября 2020, 17:45
28 ноября 2020, 01:15
27 ноября 2020, 21:30
27 ноября 2020, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
25 ноября 2020, 18:15
27 ноября 2020, 11:45
26 ноября 2020, 01:45
28 ноября 2020, 12:30
27 ноября 2020, 15:45
25 ноября 2020, 22:00
23 ноября 2020, 12:45