Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Figaro: политики стараются проникнуть в «параллельный мир» русских немцев

Один из кварталов берлинского района Марцан, получивший прозвище «Республика Марцания», традиционно населяют «русские немцы» и выходцы из бывшего СССР. Тут можно жить, не зная ни слова по-немецки, и поначалу это может даже шокировать, пишет Le Figaro. Оставшаяся здесь архитектура со времён ГДР напоминает «безликие» советские многоэтажки Москвы или Варшавы, а в супермаркетах говорят по-русски и продают «всё российское — от готовых супов до пирожных и бутылок водки в форме автоматов Калашникова», говорится в статье. В витринах стоят кружки с изображением Владимира Путина в солнцезащитных очках и в одежде в стиле Джеймса Бонда, видны также изображения российского флага. Кругом висят объявления на русском языке с предложением самых разных услуг: от занятий по математике до приёма у экстрасенса или консультации адвоката, который «специализируется на выплате российских пенсий», а турагентство неподалёку помогает оформить документы тем, кто приехал или хочет уехать.

На протяжении многих лет внешняя политика практически не интересовала живущих в Берлине русских — однако «аннексия Крыма» в 2014 году стала поводом для дискуссий и даже «разделила семьи», спровоцировав настоящий «конфликт поколений», отмечается в статье. С одной стороны оказалась «интегрировавшаяся» в немецкое общество молодёжь, а с другой — держащиеся за «российскую культуру» родители. Как рассказала в интервью Le Figaro Евгения Сайко, которая живёт в Германии уже шесть лет, когда она приезжает в родной Томск, то сталкивается там с «полным непониманием» со стороны родственников: «Как-то вечером за ужином речь зашла о Крыме. Двоюродная сестра с удивлением спросила меня, почему я не думаю, что это к лучшему. Я была единственной, кто так считал». Сейчас Евгения занимается в Германии научным проектом, который посвящён «различиям в восприятии ценностей» в России и Германии: «Концепция демократии понимается в двух странах по-разному», — уверена она.
 
Владимир Путин в Марцане пользуется популярностью. «Он даёт отпор американцам», — объяснил корреспонденту Le Figaro молодой человек у местного супермаркета, который произнёс это «с недоверием и гордостью в голосе». Сейчас в «закрытой русской общине» Берлина начинают сомневаться в Ангеле Меркель, которая «дистанцировалась» от Путина, в текущей политике Германии, которая «распахнула двери перед беженцами», хотя не предпринимала таких усилий ради «русских немцев», в действиях городских властей, которые не установили подсветку в российских цветах на Бранденбургских воротах после теракта в петербургском метро, оправдываясь тем, что у Берлина «нет партнёрских отношений» с Санкт-Петербургом… Между тем, даже по приблизительным данным, русскоязычное население Марцана составляет около 30 тысяч человек, а по всей Германии — почти четыре миллиона. И немецкие политики, которые «долгое время игнорировали» эту часть электората, теперь проявляют к ней всё больше интереса, сообщается в статье.
 
В ходе местных выборов осенью прошлого года радикальная партия «Альтернатива для Германии» начала распространять листовки на русском языке. «Мы отстаиваем значимые для этого сообщества ценности: семья, патриотизм, порядок…», — уверяет глава берлинского отделения АДГ Георг Паздерски. Эта партия также выступает за изменение внешней политики по отношению к России, в том числе за снятие экономических санкций. «Хотя аннексия Крыма противоречила международному праву, её можно было понять», — заявил Паздерски в интервью Le Figaro. В итоге в этом «неблагополучном» районе АДГ набрала по итогам голосования в сентябре прошлого года 23,3% голосов, отстав от Левой партии, но обойдя Христианско-демократический союз и СДПГ, отмечается в статье.
 
Социал-демократическая партия также отправила на «завоевание электората» Марцана своего представителя Дмитрия Гейделя родом из Ленинграда, который живёт в Германии с 1993 года. «Если говоришь по-русски, тебя считают русским. Здесь не такое светское общество, как в Шарлоттенграде», — пояснил в беседе с корреспондентом этот 29-летний кандидат, намеревающийся участвовать в следующих парламентских выборах. «Шарлоттенград» — это прозвище небольшого русского района в престижном округе Шарлоттенбург на западе Берлина, где уже больше века живёт «старая русская община» и обеспеченные «нувориши», которые основали в Германии свои компании. В то время как в Марцане русские немцы ведут «более закрытую и скромную жизнь», пишет Le Figaro.
 
Между тем отношения Германии и России сейчас «хуже некуда», и Москва активно использует «другие каналы», чтобы привлечь к себе внимание, говорится в статье. Немецкие СМИ уже писали о том, что партия АДГ якобы получает «российское финансирование», а «пророссийские лоббисты» расширяют свою сеть влияния в Берлине. Владимир Путин «с почестями» принял лидера ХСС Хорста Зеехофера, критикующего политику Меркель, а один из «верных соратников» российского президента Владимир Якунин сформировал в прошлом году специальную экспертную группу, посвящённую «диалогу цивилизаций». Кроме того, в стране существует Общегерманский координационный совет российских соотечественников, которому «официально поручено защищать российскую культуру» и «поддерживать патриотические связи», отмечает Le Figaro.
 
Русскоязычная община «в полной мере показала себя немцам» в январе 2016 года, когда около 600 человек вышли на демонстрации с призывами «защитить их детей» и предоставить им «равные права» с немцами после скандальной истории 13-летней Лизы, которая была якобы «похищена и изнасилована» беженцами в Германии. Эта история моментально разлетелась по соцсетям, и акция протеста была организована даже под окнами кабинета канцлера. «Наконец, в ряды демонстрантов проникли ультраправые. Только вот вся эта история оказалась выдумкой: девушку никто не похищал и не насиловал, как показало следствие. Показательный пример манипулирования общественным мнением», — подчёркивает Le Figaro. Одну задачу эта стратегия точно выполнила: она уже «посеяла сомнения», отмечается в статье. «У российских газет есть политическая ориентация, но ведь и у немцев тоже. Пропаганда существует с обеих сторон», — уверена София, одна из обитателей Марцана.
 
«У русских — плохой опыт взаимодействия с полицией, которая в их стране зачастую коррумпирована. У них в голове закрепилось именно такое представление», — заявил в интервью Le Figaro Александр Райзер, основавший в Марцане ассоциацию «Видение», чтобы помогать новоприбывшим русским мигрантам. По его мнению, российские СМИ целенаправленно используют «очень эффективные средства пропаганды и риторику об упадке Европы». Александр Райзер входит в число тех, кто сознательно решил уехать и получил немецкий паспорт ещё до прибытия в Германию в 1996 году, а затем решил обосноваться на востоке Берлина: «В Марцане было много пустовавшего жилья: после объединения жители переехали». Немецкий диалект, который он выучил в семье в маленькой деревне в Томской области, позволил как-то выкручиваться, но ему всё равно приходилось непросто: «Никто в бывшей ГДР ничего не знал о нашей истории и репрессиях в СССР.  России мы всегда чувствовали себя немцами, но тут все называли нас русскими. В этом суть нашей боли: мы искали примирения, стремились к чему-то принадлежать», — вздыхает Райзер.
 
Такое «отсутствие ориентиров» является отражением раздробленной идентичности «русских немцев», которые в равной степени принадлежат России и Германии, говорится в статье. Они представляют собой «особую форму иммиграции», а их история уходит корнями в далёкое прошлое обеих стран, хотя большинство немцев с ней не знакомы. Все началось ещё в XVIII веке при Екатерине II, которая пригласила немецких поселенцев занять пустовавшие поволжские земли, обещав им право сохранить веру и язык. В 1939 году на территории Советского Союза насчитывалось около 1,4 миллиона немцев, однако война всё изменила: Сталин посчитал, что они могут перейти на сторону нацистского режима, и в 1941 году подписал распоряжение об их депортации в Сибирь. «Дискриминация» продолжалась вплоть до распада коммунистической системы в 1991 году, когда канцлер Гельмут Коль предложил им вернуться на историческую родину. «Русские немцы считают себя немцами, больше чем коренные немцы. Тем не менее, пропасть между двумя их родинами становится все шире», — заключает Le Figaro.

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

876
Похожие новости
11 июля 2017, 03:45
10 июля 2017, 22:30
11 июля 2017, 06:15
10 июля 2017, 15:00
10 июля 2017, 15:00
11 июля 2017, 08:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 сентября 2017, 09:30
18 сентября 2017, 10:45
17 сентября 2017, 23:00
16 сентября 2017, 11:30
13 сентября 2017, 21:15
14 сентября 2017, 19:45
19 сентября 2017, 09:30