Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: что выиграл и что проиграл диктатор Алиев

59-летний президент Азербайджана Ильхам Алиев позирует перед большой мечетью Шуши, отвоеванной его армией два месяца назад,8 ноября 2020 года. На фотографиях, сделанных 15 января 2021 года по случаю первого визита президента в этот город, выступающий в роли «культурной столицы» страны, его сопровождает супруга, первая женщина-вице-президент, Мехрибан Алиева и их старшая дочь Лейла, обе одеты в камуфляж, лица скрыты за огромными солнечными очками. Рядом с ними — никого. Если не считать стоящих вдалеке отвернувшихся спиной охранников. Эти изображения призваны продемонстрировать, что военный триумф исходит лично от «победоносного главнокомандующего», о чем уже сообщают официальные СМИ.
Армяне были изгнаны из этой природной крепости, окрещенной ими «Шуши» и ставшей приоритетной военно-политической целью конфликта, разгоревшегося в Карабахе с 27 сентября до 10 ноября 2020 года, после ошеломляющего штурма азербайджанского спецназа через горный перевал. «Мы нанесли поражение их армии, сражавшейся при помощи артиллерийских орудий и танков, стрелковым оружием и ножами. А где были они? Они бежали и спрятались в Ереване», — с явным преувеличением заявил президент в абсурдной видеозаписи, сделанной для государственного телевидения.
Превознося заслуги своей «славной армии», Алиев предпочитает образные выражения: «Наш железный кулак сломал их хребет и раскроил их череп. Если они нас провоцируют, наша реакция будет очень жесткой. Они пожалеют об этом после очередного горького поражения, — ликует глава государства. — Мы доказали всему миру нашу силу. Мы поставили [армянского] врага на колени, вынудив его подписать акт о капитуляции».
После победы 9 ноября, увенчавшей 44 дня сражений, улыбка не сходит с его губ. Давно не пользовавшийся народной любовью, унаследовав в 2003 году власть от отца и живя в роскоши, он наслаждается этим личным, терпеливо завоеванным триумфом. Начиная с 2005 года, он превращал азербайджанские нефтедоллары в масштабные поставки российского, израильского и турецкого оружия: дронов, бронетехники и комплексов радиоэлектронной борьбы, намного более современных, чем имевшиеся в распоряжении Армении.
Алиев смог воспользоваться трагическими ошибками, допущенными армянскими властями; в частности, в июле 2020 года, когда премьер-министр страны Никол Пашинян заявил в Шуши: «Карабах принадлежит Армении, и точка!», вызвав гнев азербайджанской общественности. Алиев также умело извлек выгоду из того, что внимание всего мира было приковано к американской президентской кампании.
В то же время Турция, преодолев страх перед Россией на территории бывшего СССР, впервые предложила Азербайджану свою военную помощь, благодаря чему было достигнуто преимущество в воздухе. На земле же, в свою очередь, использование как пушечного мяса сирийских наемников, нанятых Анкарой для прорыва армянского фронта, послужило Баку дурную службу. Однако основную задачу Алиев выполнил. Мифу о военном превосходстве Армении был положен конец.
Завоевание Карабаха стало кульминацией режима Алиева, моментом, когда предпринятые им шаги исключительным образом воплотили глубокие устремления азербайджанского народа. Ильхам Алиев вернул десяти миллионам азербайджанцев 20% национальной территории, оккупированной в течение 27 лет «Нагорно-Карабахской республикой», не признанной ни одной страной в мире.
Память об унижении народа
В то время как армянская риторика сосредоточена на вопросе Нагорного Карабаха, в ней умалчивается о более масштабной карабахской проблеме. Этот регион, название которого означает в переводе с турецкого «черный сад», состоит из семи округов, чье население составляли преимущественно азербайджанцы перед тем, как территория была оккупирована армянскими сепаратистами. Разрушенный и превратившийся в буферную зону, обеспечивавшую безопасность Нагорно-Карабахской республики, он стал символом национального унижения и страдания.
Около 780 тысяч азербайджанцев были изгнаны отсюда, обречены на нищету в период с 1992 по 1994 год, в конце первой войны. К этой цифре нужно добавить 200 тысяч человек, бежавших отсюда в период с 1987 по 1991 год, из еще советской Армении из-за националистических притеснений. По данным политолога Фарида Гулиева из Университета имени Юстуса Либиха в Гессене (Германия), беженцы и переселенцы составляют около 13% населения страны, а в 2016 году каждый пятнадцатый азербайджанец принадлежал к числу беженцев и переселенцев. Даже не пережив трагедию лично, каждый азербайджанец тысячи раз слышал страшные рассказы своих соотечественников, изгнанных из домов вражеским ополчением.
«Вынужденные азербайджанские переселенцы считают, что международные СМИ не рассказывают об их истории, о пережитой ими несправедливости и их желании вернуться на утраченные четверть века назад территории, — поясняет Заур Шириев, азербайджанский аналитик НПО „Международная антикризисная группа" (International Crisis Group). — С точки зрения среднестатистического азербайджанца, после подписания режима прекращения огня в 1994 году международное сообщество лишь оттягивало процесс урегулирования конфликта. Подобное восприятие весьма распространено среди вынужденных переселенцев из Карабаха. Многие говорили мне, что лишь война позволила бы им вернуться домой».
Одержав победу, Ильхам Алиев выходит из затруднительного положения. С 2014 года падение цен на нефть подорвало покупательную способность в Азербайджане, чья экономика в значительной мере зависит от углеводородов. В 2020 году, по данным Международного энергетического агентства, нефть составляла 90% экспорта и треть ВВП Азербайджана. Строгие ограничения, введенные в марте 2020 года в целях борьбы с пандемией covid-19, нанесли тяжелый удар по обедневшему населению, усугубив социальное неравенство. В роскошном Баку, претендующем со своими небоскребами и обилием внедорожников на дорогах на звание «кавказского Дубая», скрываются бесчисленные трущобы.
В ветхом здании Дарнагульского района Эльнур Тагуев, 49 лет, затягивается сигаретой, размышляя о победе. «Я вернусь в дом [в Карабахе], после того как президент Алиев даст свое разрешение. Я уже тридцать лет жду этого момента», — с несколько подчеркнутым энтузиазмом говорит этот безработный электрик родом из Таровлу, села на границе с Арменией. От его дома, как и от всего села, насколько ему известно, осталось лишь несколько камней, подточенных непогодой.
Непримиримый к несогласным
Война подстегнула боевой дух Джейхуна Мирзоева, 30 лет, командира разведывательного взвода в армии и преподавателя истории в лицее в гражданской жизни. После короткого отпуска в Баку в середине декабря 2020 года он признает, насколько трудна его повседневная жизнь учителя в Ланкаране, городе на юге страны. «Моя зарплата составляет 600 манатов [менее 300 евро], и я не понимаю, как можно повысить мой доход, — признается он между рассказами о своих военных подвигах. — Я счастлив, что принял участие в написании доблестной страницы истории нашего народа. Если мы смогли победить, то все благодаря мудрости президента Алиева!»
Многие азербайджанцы восхищенно отзываются о главе государства. Наклейки с его портретами часто можно увидеть на заднем стекле автомобилей. Рамиль Алиев, молодой сотрудник Министерства иностранных дел (не имеющий никаких родственных связей с президентом) любит повторять, что «президент всегда прав». Он восхищенно, с подчеркнутым почтением отзывается об Ильхаме Алиеве, чей портрет он установил в качестве фонового изображения на экране телефона, надувая грудь, едва кто-то позволяет себе вслух усомниться в намерениях президента. Культ личности в чистом виде.
Большинство городов страны увешаны огромными портретами основателя династии, Гейдара Алиева. Фотографии отца и сына Алиевых можно увидеть во всех учебных заведениях. Политическая система устроена соответственно: Ильхам Алиев избирался трижды (в 2008, 2013 и 2018 годах), получая свыше 85% голосов в свою поддержку в ходе выборов, которые, по данным Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), были отмечены многочисленными нарушениями. Следующие выборы запланированы на 2025 год. Парламент подчиняется приказам президента, избавившись от всех оппозиционеров, институты власти выполняют декоративную функцию… Следствием этого личного захвата власти является неумолимое подавление несогласных. Независимая азербайджанская организация «Центр изучения демократии и мониторинга выборов» насчитала в стране 108 узников совести в июне 2020 года. А по данным НПО «Репортеры без границ», Азербайджан занимает 168-е место из 180 в мировом рейтинге свободы прессы.
Хадижа Исмаилова, 44 года, является одной из представительниц этих несогласных. Журналист-расследователь, она разоблачила кумовство клана Алиевых и коррупцию элиты. Отказавшись идти на попятный после запугивания со стороны властей (включая угрозу распространения подробностей ее сексуальной жизни, снятых на помещенную в ее доме скрытую камеру), госпожа Исмаилова была приговорена к полутора годам тюремного заключения в период с конца 2014 до середины 2016 года в ходе инсценированного судебного процесса, осужденного международным сообществом.
«На этот раз он поступил правильно»
По мнению журналистки, война в Карабахе перевернула отношения между режимом, гражданским обществом и диссидентами. «Алиев был удивлен широкой поддержкой со стороны гражданского общества. И тем, что его прежние критики встали под знамена армии, поддержав ее. Те самые люди, которых он называл сторонниками Армении, на самом деле придерживались вовсе не проармянских позиций», — рассказывает она нашему изданию, включая в эту категорию и саму себя.
По ее словам, Ильхам Алиев, «очень укрепил свои позиции после войны. Он крайне непопулярен на Западе, — подчеркивает она. — Но на этот раз он поступил правильно. Это не его война, это война сотен тысяч жертв, пострадавших в этом конфликте». Соотношение сил между властью и обществом может измениться, считает журналистка: «Сейчас у граждан в руках больше власти. До этого у нас было две проблемы: конфликт и диктатор. Наш народ страдал от пораженческого комплекса, что ослабляло гражданское общество и укрепляло режим. Теперь же ему не удастся с прежней легкостью манипулировать публикой, сваливая в одну кучу критиков власти и армянских врагов».
Однако, похоже, сам Ильхам Алиев не готов отказаться от этой риторики. 15 января 2021 года в Шуши он назвал оппозиционный «Народный фронт Азербайджана» (бывший «Мюсават») «предателями, унизившими [свой] народ на глазах всего мира». Эта партия в течение полутора лет находилась у власти, в короткий период демократии после обретения Азербайджаном независимости в результате распада СССР в 1991 году — и в разгар войны в Карабахе. «Народный фронт — Мюсават и антигосударственные элементы отдали Шуши врагу: они бежали и скрылись», — категорично заявил президент.
«Послание [президента] направлено на дискредитацию действующей оппозиции, — анализирует Анар Мамедли, один из ведущих правозащитников. — Это его традиционная тактика, призванная доказать, что эпоха правления Мюсават была катастрофой для страны. Он по-прежнему оправдывает продолжительность своего пребывания у власти, проводя сравнения с прошлым». Накануне выступления в Карабахе лидер «Народного фронта» Али Каримли сетовал на своей странице в Фейсбуке, что против него возбуждено уголовное дело за «уклонение от уплаты налогов». Он считает, что преследования связаны с его критикой в адрес властей.
«Верховный главнокомандующий», похоже, не готов отказаться и от риторики разжигания ненависти против армян, а это противоречит его собственным заявлениям о том, что «карабахская проблема решена». В той же самой речи Ильхам Алиев «признал свою ответственность за пропаганду ненависти и войны и даже похвастался этим», — сетует Хамида Гиясбайли, азербайджанский эксперт по кавказским конфликтам из Университета Инсбрука в Австрии. Как известно, Алиев заявил: «Я возглавляю Азербайджан уже 17 лет. Выросшее за это время поколение освободило [Карабах] (…) Их патриотическое воспитание и ненависть к врагу привели нас к победе».
Госпожа Гиясбайли объясняет, что «власть много лет использовала эту ненависть как инструмент». «Сейчас мы наблюдаем результат этого процесса, — отмечает она. — Воинственная пропаганда очень действенна. Азербайджан всячески старался доказать, что является мультикультурным государством, но едва ли он достиг своей цели после этих пропитанных ненавистью заявлений».
Не питая надежд, она замечает, что никаких усилий по восстановлению отношений между Азербайджаном и Арменией не предпринимается. Это относится и к Еревану. «По-прежнему сохраняется огромное негодование и агрессия из-за [жестокости армян] во время первой войны. Правосудие до сих пор не восторжествовало». По мнению эксперта, армяне должны продемонстрировать азербайджанскому обществу свою добрую волю, без этого режим Алиева продолжит использовать их как козлов отпущения при каждой новой неудаче.
После захвата территории армянофобия уже приняла форму культурной апроприации. Новый министр культуры Азербайджана Анар Каримов проводит кампанию, отрицая армянское происхождение христианского наследия на территории Карабаха. По официальной версии, все церкви и монастыри были якобы возведены древним царством под названием «Кавказская Албания», исчезнувшим в 8 веке.
Это наследие, по мнению Баку, по праву причитается удинам, христианскому этносу, насчитывающему в Азербайджане около 4 тысяч человек. Их христианская вера позволяет режиму отбиться от обвинений, что он якобы ведет «религиозную войну». Армян же чиновники, историки и журналисты, близкие к власти, называют самозванцами и мифотворцами. Ни один историк за границей не подтверждает этой теории, и таким образом режим лишь рискует усугубить свою изоляцию на международной арене.
Тревожное присутствие России
На сегодняшний день озабоченность азербайджанцев связана с будущим статусом Нагорного Карабаха (3 тысячи квадратных километров), возобновляемым российским военным присутствием сроком на пять лет (около 2 тысяч военных защищают 150 тысяч армян, фактически находясь вне юрисдикции Баку), разоружением армянских сепаратистов, восстановлением, разминированием и последующим возвращением миллиона перемещенных лиц. Не пользующееся популярностью среди населения присутствие российских солдат, воспринимаемых как колонизаторы — союзники Армении, стало излюбленной темой утратившей позиции азербайджанской оппозиции.
«Оппозиция пытается использовать социальные проблемы и вызывающее тревогу присутствие россиян, чтобы мобилизовать недовольных. Многие считают, что русские втайне помогают армянам, — отмечает Бахруз Самадов, азербайджанский политолог из Карлова университета в Праге. — Восстановление Карабаха потребует много времени и значительных денежных затрат. Это негативно скажется на повседневной жизни азербайджанцев и их доходах. Все переселенцы не слишком рады перспективе „возвращения". Государство не знает, как решить эти проблемы». На данный момент не существует никакой реальной конкуренции. Режим, отмечает господин Самадов, совершает переход «от гегемонистского тоталитаризма — при бездействии или пассивном согласии народа — к авторитарному популизму, пользующемуся массовой поддержкой».
Блокирование политической системы подчиняется не только внутренней логике, но соответствует и региональной тенденции, отмечаемой на Кавказе и в Центральной Азии. Намерен ли Алиев сменить свою позицию и итальянские костюмы дипломата и поставщика углеводородов в области внешней политики? После победоносного военного парада в Баку 10 декабря президент без колебаний представил Зангезурскую область (на юге Армении) и «Эриван» (Ереван) как «исторические земли [Азербайджана]». Оптимисты придерживаются мнения, что президент лишь напомнил, что до 1987 года значительная часть азербайджанцев проживала на территории современной Армении.
Еще одним тревожным сигналом служит то, что с 1 по 12 февраля 2021 года в турецкой провинции Карс на границе с Арменией должны пройти совместные учения Азербайджана с Турцией. Это самые важные учения, когда-либо проводившиеся двумя союзными государствами по соседству с российской военной базой в армянском Гюмри.
Азербайджан как никогда нуждается в нефтедолларах. Война — дорогостоящее дело, поэтому Баку беспокоится из-за прогнозируемого стремительного сокращения его запасов углеводородов до 2030 года. В стремлении диверсифицировать свою деятельность страна открыла в конце 2020 года трансадриатический газопровод, последний участок коридора, позволяющего провести азербайджанский газ в Италию через Грузию и Турцию. Это должно позволить Европе снизить свою зависимость от российского газа.
Нефтедоллары упрощали режиму дипломатическую работу. В 2005-2020 годы дипломатов, политиков, экспертов, журналистов заваливали подарками, деньгами, бесплатными путешествиями. «Икорная дипломатия». Пойманные с поличным европейские политики поплатились за это. Последним стал бывший итальянский депутат, член Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Лука Волонте (Luca Volonte), приговоренный 11 января к четырем годам тюремного заключения судом Милана за получение 500 тысяч евро в обмен за блокирование в ПАСЕ в 2013 году доклада о политзаключенных в Азербайджане.
Риск изоляции
Чтобы улучшить свой имидж, Ильхам Алиев и его супруга не стесняясь вкладывают средства, например, в восстановление храмов во Франции, в Италии и в России, стараясь создать тем самым толерантный и мультикультурный образ государства. Азербайджан — не такая мусульманская страна, как другие. Придется как следует напрячь слух, чтобы услышать там призыв к молитве. Там едят свинину, а на торжествах не гнушаются водки. Женщины редко закрывают здесь лицо. Политический ислам подвергается преследованиям, к неудовольствию «турецкого брата».
Тем не менее, «попытки сближения [с Европой] не привели к формированию тесных связей, — отмечает политолог Кавус Абушов, доцент Университета общественных и международных отношений Баку. — Баку разочаровался в Западе. За эти десять лет его позиция изменилась. Мы видим ослабленную Европу, которая не оказала откровенной поддержки ни Украине, ни Грузии», когда Москва посягнула на их суверенитет. Вследствие этого режим Алиева, вероятно, предпочел укреплять связи с Анкарой и Москвой.
Страна рискует оказаться в изоляции, пишет господин Гулиев. «Если режим хочет избежать белорусского сценария добровольной или вынужденной интеграции на подконтрольную России орбиту экономики и безопасности или обречь себя на самоизоляцию, как Туркменистан, Алиеву придется идти навстречу Западу. Разрыв с Западом крайне непопулярен среди азербайджанцев, если не считать наиболее консервативные мусульманские круги. Российское господство будет расценено как возвращение к русскому неоколониализму. В результате режим вынужден идти на уступки, чтобы сохранить западный вектор и, главное, создать противовес агрессивной российской дипломатии».
Бывший азербайджанский посол в Париже Эльчин Амирбаев, ныне советник госпожи Алиевой по дипломатическим вопросам, заявил, что выступает за сближение с Западом: «Было бы наивно полагать, что Азербайджан может самостоятельно восстановить Карабах. Мы будем привлекать международное сообщество», — рассказал дипломат нашему изданию в конце декабря. Однако если конфликт укрепил позитивный образ Алиева в его стране, то за ее пределами он привел к противоположному результату. Многолетние попытки соблазнить Европу были уничтожены войной. Азербайджан, заклейменный как страна-агрессор и получивший поддержку неуправляемого президента Эрдогана, использовавшего сирийских наемников, проиграл информационную войну .

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1215
Похожие новости
16 июня 2021, 02:15
16 июня 2021, 13:45
15 июня 2021, 22:30
15 июня 2021, 22:30
16 июня 2021, 13:45
16 июня 2021, 23:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
13 июня 2021, 13:15
11 июня 2021, 19:30
13 июня 2021, 18:45
12 июня 2021, 03:00
10 июня 2021, 20:30
11 июня 2021, 12:22
14 июня 2021, 08:15