Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: Европа выбирает «доктрину Синатры»

Что бы ни думали на этот счет пророки американского упадка, США все еще остаются определяющей культурной силой, по крайней мере, в Европе. Когда глава европейской дипломатии Жозеп Боррель хочет подчеркнуть свое стремление сформировать собственную политику ЕС по Китаю, он с гордостью делает отсылку к Синатре, чьи песни до сих пор популярны в азиатских караоке. Таким образом, зажатый между Пекином и Вашингтоном Брюссель выбрал «доктрину Синатры»: «Мой путь» (My Way).
Как знатоку французского языка Жозепу Боррелю, быть может, известно, что знаменитая песня Синатры является адаптацией шлягера 1960-х годов Comme d'habitude («Как обычно») Клода Франсуа. Тем не менее, написанный Полом Анкой текст не имеет ничего общего с оригиналом. Более того, он даже противоречит ему: «я сделаю это по-моему» не слишком вяжется с «как обычно». Стоит отметить, что «доктрина Синатры» не в первый раз используется в геополитике: в октябре 1989 года пресс-секретарь Горбачева Геннадий Герасимов противопоставил ее доктрине Брежнева, который навязывал волю СССР странам-сателлитам. Взяв другой курс, Польша и Венгрия пошли «своим путем», как пошутил Герасимов. Две недели спустя рухнула берлинская стена.
Неприсоединение
Сегодня складывается совершенно другая ситуация. Герасимов говорил на закате холодной войны, а мы сегодня оказались на заре другого холодного конфликта, не похожего на то, что было в ХХ веке. США ведут в нем противостояние не с Советским Союзом, а с Китаем. И хотя после Второй мировой войны европейцы выступали едиными фронтом с Вашингтоном против Москвы, они не испытывают особого энтузиазма при мысли о присоединении к администрации Трампа в ее открытом конфликте с Пекином. Отсюда и возвращение к доктрине Синатры.
Потому что, несмотря на ослабление трансатлантических связей, для европейцев не может идти и речи о равнении на Пекин. Неприсоединение не означает равноудаленность, как отмечают в Брюсселе. Вызванный пандемией covid-19 кризис раскрыл глаза тех стран-членов ЕС, которые еще верили в доброжелательный настрой Китая, вопреки данному ему год назад определению «системного соперника». Непрозрачность китайского режима по происхождению вируса, его маневры в ВОЗ по отсрочиванию введения международного чрезвычайного положения, агрессивная «масочная дипломатия», резкие заявления китайских послов в Европе — все это не осталось без последствий. В отношениях Китая и Европы есть эпоха до и после коронавируса.
Ужесточение позиции явно проявилось в прошедших 9 июня трехчасовых переговорах Жозепа Борреля с китайским министром иностранных дел Ван И: еврокомиссар назвал их «напряженными, открытыми и полезными». В любом случае, теплоты в них явно не было. На 22 июня запланирована встреча европейского руководства (Жозеп Боррель, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен и глава Евросовета Шарль Мишель) с китайским премьером Ли Кэцяном. Европейцам представится еще одна возможность уточнить свою позицию по Китаю.
Асимметрия
Дело в том, что заявить о намерении следовать собственным путем недостаточно: его нужно очертить. А для группы из 27 стран это, как всегда, непросто: отдаление от американской позиции воспринимается на востоке и западе с разной степенью болезненности, торговые интересы варьируются в зависимости от экономической модели, правам человека уделяется неравное внимание во внешней политике, а объемы китайских инвестиций разнятся на севере и юге. Жозеп Боррель намеревается объединить страны под знаменем защиты «интересов и ценностей ЕС» от Китая. Эти интересы подтверждают необходимость диалога европейцев с Китаем, как это делали американцы в течение четырех десятилетий со времен Никсона, пока Трамп не положил конец стратегии «вовлечения», из которой так ловко извлекал выгоду Китай.
Каковы же интересы ЕС? Европе нужно участие Китая в борьбе с изменением климата и облегчении лежащей на африканских странах долговой нагрузки. Она требует взаимности в доступе к госзаказам. Она рассматривала Китай как союзника в защите многосторонней системы, но в конечном итоге поняла, что эта система «с китайскими особенностями» нацелена в первую очередь на служение интересам Пекина. Что касается ценностей ЕС, они требуют, чтобы режим Си Цзиньпина прекратил направленную на Европу дезинформационную кампанию, освободил уйгуров из воспитательных лагерей и выполнил обязательства по статусу Гонконга.
Непростой баланс. «Обязательства и требования», — настаивают в Париже. Жозеп Боррель подчеркивает, что «системный соперник» не подразумевает «систематическое соперничество». Может, и так. Но настроения в Европе изменились. Пандемия раскрыла глаза на асимметричность отношений с Китаем, чрезмерную зависимость в сфере медикаментов и необходимость фильтровать иностранные инвестиции. Противодействовать китайским амбициям, не попадая в ловушку принимающей структурный оборот конфронтации Пекина с Вашингтоном: «Мой путь» — узкая тропинка, которую нужно четко очертить, если мы не хотим заплутать.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
636
Похожие новости
03 декабря 2020, 14:15
04 декабря 2020, 01:45
04 декабря 2020, 11:15
03 декабря 2020, 21:45
03 декабря 2020, 14:15
02 декабря 2020, 17:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
02 декабря 2020, 07:45
29 ноября 2020, 15:15
02 декабря 2020, 23:00
28 ноября 2020, 20:15
27 ноября 2020, 15:45
29 ноября 2020, 15:15
27 ноября 2020, 15:30