Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: Германия останется верна Навальному или «Северному потоку — 2»?

Между Алексеем Навальным и Марией Колесниковой есть трагическое сходство, помимо того, что они оба находятся в тюрьме. Их объединяет то, что они пошли на этот шаг практически добровольно. В какой-то момент их борьбы за свободу в России и Белоруссии, у них остался единственный выбор: изгнание или тюрьма. Они мужественно выбрали второе, чтобы показать, что они не боятся власти, которая показывает, что боится их.
7 сентября в Минске Марию Колесникову, одну из ведущих оппозиционерок белорусского тирана Александра Лукашенко, похитили на улице и бросили в полицейскую машину без опознавательных знаков. Вечером ее вместе с двумя другими оппозиционерами доставили на украинскую границу. Белорусские власти намеревались изгнать этих трех нарушителей спокойствия из своей страны и отправить их в Вильнюс или Варшаву, чтобы те присоединились к остальным протестующим, вынужденным эмигрировать. Когда машина остановилась у пограничного поста, Мария Колесникова выскочила из нее и порвала свой паспорт: без документов ее депортация была невозможна. С тех пор она томится в минской тюрьме.
Алексей Навальный сделал такой же выбор. Пережив попытку отравления, в котором большинство европейских стран обвиняют российские спецслужбы, он мог бы остаться в Германии, где его лечили, с женой и двумя детьми. Москва сделала все, чтобы заставить его это сделать, усиливая угрозы в его адрес, если он вернется.
«Я знаю, что я прав»
В воскресенье 17 января он буквально бросился в пасть к волку. «Я не боюсь, я знаю, что я прав», — сказал он журналистам в самолете. Его право: вернуться домой. Не успел он прибыть, как его арестовали. Были разработаны судебные процедуры, чтобы отправить его в тюрьму за пределами Москвы. Российская власть не уважает никаких прав, но любит создавать видимость их соблюдения — старая привычка.
Изгнание — это политическая смерть. Призывы из ссылки не слышны. Из тюрьмы Навальный призвал своих сторонников выйти на улицы 23 января. И смог им сказать: «Не бойтесь».
Светлана Тихановская одной из первых осудила в Твиттере арест Навального. Будучи кандидатом в президенты Белоруссии вместо своего мужа, она под действием шантажа согласилась на изгнание, потому что ее муж находился в тюрьме, а их двое маленьких детей остались одни. Из Литвы она активно поддерживает белорусскую оппозицию, которая жестоко подавляется. В ЕС ее принимают и поддерживают премьер-министры и президенты.
«Когда я была обычным человеком, я думала, что Европа настолько близка и велика, а ее лидеры настолько сильны, что они обязательно что-нибудь сделают. Теперь я вижу, что, хотя они выражали свою озабоченность и солидарность, на самом деле они ничего не могут сделать. Все так медленно, сложно. Европейские лидеры очень осторожны, они все время оглядываются на Россию. Для нас это очень тяжело», — рассказала Светлана Тихановская американскому журналу «Нью-Йоркер».
Да, это очень тяжело. Сопоставлять героизм посткоммунистического поколения, которое ведет ту же борьбу, что и советский академик Андрей Сахаров и поляки из «Солидарности», с осторожностью европейских лидеров, оглядывающихся на Москву, тяжело. Потому что на эту осторожность, мягко говоря, не ответил взаимностью президент России Владимир Путин. Для тех, кто хочет думать по-другому, не отправляясь при этом в изгнание, пространство с каждым днем сужается и все больше становится опасным.
С годами безобидные образовательные организации превратились в «иностранных агентов», а затем в «нежелательные организации»: в один прекрасный день их деятельность была полностью парализована. В октябре 2020 года в Нижнем Новгороде подожгла себя журналистка Ирина Славина, измученная преследованием полиции и безразличием общества. В декабре Госдума приняла еще более репрессивный закон, чтобы заставить замолчать остатки несогласных.
Светлана Тихановская заявила, что у Европы нет рычагов. Так ли это на самом деле? Выступая перед Европарламентом в ноябре, Алексей Навальный призвал европейцев не ограничиваться санкциями против российских чиновников, выполняющих репрессивные приказы, а преследовать тех, кто принимает решения, и олигархов, размещающих свои деньги в Европе. Замораживать их активы в Вене, Лондоне, Берлине, Французской Ривьере. Бить по больному месту. Навальный даже предложил список из восьми человек (куда входит владелец клуба «Челси» Роман Абрамович), который в Фейсбуке разместил в понедельник один из его лондонских друзей-беженцев Владимир Ашурков.
Существует еще один мощный рычаг воздействия: газопровод «Северный поток-2», которым будет управлять российский гигант «Газпром», чтобы доставлять российский газ в Германию в обход Украины. Вызывающее споры с самого начала, в том числе в Европе, замедленное санкциями США, строительство почти завершено. Но оно остается точкой разногласий между Вашингтоном и Берлином, когда администрация избранного президента США Джо Байдена вступает в должность. Берлин продолжает цепляться за свой газопровод, как Париж цеплялся за свои вертолетоносцы «Мистраль», изготовленные по заказу России. В 2014 году, в разгар украинского кризиса, Франция отказалась их передавать.
По словам одного дипломатического источника, когда в понедельник страны Балтии призвали к новым санкциям ЕС против России, Берлин стал тормозить этот процесс. Однако пришло время действовать. Германия, спасшая жизнь Навального, теперь не может от него отвернуться.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
314
Похожие новости
18 февраля 2021, 20:45
17 февраля 2021, 12:15
18 февраля 2021, 13:00
16 февраля 2021, 21:15
19 февраля 2021, 13:45
16 февраля 2021, 23:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
19 февраля 2021, 22:45
22 февраля 2021, 15:15
20 февраля 2021, 13:45
21 февраля 2021, 03:15
18 февраля 2021, 12:45
23 февраля 2021, 14:00
19 февраля 2021, 13:45