Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: Макрон упускает случай помириться с Россией у могилы Наполеона

Дата была выбрана совершенно не случайно. Хотя останки Шарля Этьена Гюдена были обретены в Смоленской области еще два года назад, именно в этом году, на двухсотлетие смерти Наполеона, они должны были прибыть на родину, во Францию, точно во вторник, 13 июля. Речь идет именно о репатриации, потому что Гюден — один из генералов Императора [Наполеона], погибший в 1812 году во время неудачного похода Бонапарта в Россию.
Все было рассчитано точно: самолет Airbus А320 должен был вскоре после полудня 13 июля, во вторник, приземлиться в аэропорту Ле Бурже. Самолет специально для такого случая был взят напрокат у русского миллиардера Андрея Козицына, взявшегося профинансировать эту операцию престижа родной страны. Такое скромное, минималистское торжество.
А вот в Москве все было спланировано солиднее: церемонией отправки на родину останков генерала руководил, в соответствии с расписанием, военный атташе посольства Франции в Москве. Как и было намечено, целых сорок реконструкторов, одетых в форму Старой гвардии Наполеона, приветствовали кортеж с телом героя. Все это — в сопровождении духового оркестра и российской национальной гвардии (так в тексте, очевидно, имеется в виду Росгвардия — прим. ред.). После этого гроб с останками возложили на катафалк, который лошади повлекли к самолету, специально выделенному именно для этой миссии — доставки тела.
В аэропорту Бурже останки встретила, опять же по плану, госпожа министр по ветеранским вопросам и по сохранению воинской памяти — Женевьева Даррьессек. Но тут протокол был выдержан в стиле сдержанности и отсутствия лишней публичности. Если верить Елисейскому дворцу (резиденция Президента Франции и его аппарата — прим. ред.), финальная церемония прощания, намеченная теперь уже на 2 декабря, все же не сможет пройти без присутствия премьер-министра Жана Кастекса. Будет организована перевозка останков усопшего во Дворец Инвалидов (архитектурный памятник в центре Парижа, где покоится прах Наполеона Бонапарта — прим. ред.). Там останки генерала Кастекса должны будут упокоиться в «крипте губернаторов» — той части Дворца инвалидов, где находятся захоронения генерала Нивелля, маршала Альфонса Жюэна и [автора «Марсельезы»] Руже де Лиля.
Как видим, это далеко не воплощение мечты, грезившейся самому мрачному персонажу этой истории и по сути стоявшему у ее истоков — Пьеру Малиновскому. Этому историку-самоучке, более известному по своей близости к Жану-Мари Ле Пену, чем по своим историческим изысканиям. Первоначально, согласно созревшему в уме господина Малиновского плану, предполагалось сделать из возвращения покойного генерала повод для встречи между российским президентом Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном. Они должны были встретиться после церемонии во Дворце Инвалидов, тех самых ныне скромных похорон наполеоновского полководца.
Но этому дерзкому плану не помогла двусмысленная репутация господина Пьера Малиновского, человека близкого к [внучке основателя «Национального фронта» Жана-Мари Ле Пена] Марион Марешаль-Ле Пен. Он кичится тем, что допущен в Кремль, но ему и это не помогло, хотя, помимо многих ушей в России, к нему благосклонно склонялись уши некоторых лиц из антуража главы французского государства. В особенности благоволил Малиновскому бывший журналист Брюно Роже-Пети, советник президента Макрона по вопросам национальной памяти.
Возвращение генерала Гюдена не стало сценой примирения, поскольку этому помешали суровые геополитические реалии момента. Деградация двусторонних отношений между Россией и Францией заставила улетучиться саму идею «примирения при совместном отдании почестей» лидерами Франции и России. Пресловутый «диалог», который запустил Эммануэль Макрон с Владимиром Путиным после визита последнего в форт Брегансон в августе 2019 года, так вот этот диалог сейчас в тупике. Причина — отравление прошлым летом российского оппозиционера Алексея Навального тем самым химическим реагентом «Новичок», владение которым приписывается российским спецслужбам. За отравлением последовало помещение господина Навального под стражу, а там подоспели еще и военная напряженность на Украине, нестабильная военная ситуация в Сирии. Все это в конце концов стало бросать слишком длинную и темную тень на
возможность саммита двух президентов.
Сомнительная репутация Пьера Малиновского
Всего несколько месяцев назад все еще стоял вопрос о том, что гроб, может быть, встретит премьер-министр Жан Кастекс. Но в какой-то момент в Москве устали. «В апреле они сожгли все мосты со мной, — объясняет „Монду" Пьер Малиновский действия российской администрации. — Кремль в конце концов вслед за французами решил, что чем тише, тем лучше… Вот в каком духе они с мной разговаривали: „Ты там делай с Гюденом, что хочешь, мы с этим иметь дело больше не хотим". Конечно, мой послужной список сыграл свою роль. А в принципе история со мной — всего лишь капля, которая переполнила чашу [их] терпения».
Бывший помощник евродепутата Жана-Мари Ле Пена в Европейском Парламенте, засветившийся в качестве помощника спецслужб в скандале с «воздушной линией „Кокаин" (политический скандал, связанный с бегством во Францию из Доминиканской республики двух французских пилотов, подозревавшихся в контрабанде наркотиков — прим. ред.), тридцатилетний Малиновский и в самом деле имеет сомнительную репутацию.
Пустив с 2017 года корни в Москве, он мелькал в Донецке — столице украинских сепаратистов. Там он появлялся в компании прорусских властей и персонажей, пытаясь локтями пробить себе дорогу к зоне кремлевского внимания.
Его усилия увенчиваются успехом в ноябре 2017 года, когда он попадает на экраны государственного телевидения во время разговора с Владимиром Путиным. Используя этот контакт, он борется за то, чтобы из никому не известных останков генерала сделать „прах члена семьи, нуждающийся в репатриации". С этой целью он и создает Фонд развития франко-русских исторических инициатив, и в этом ему помогает Елизавета Пескова, дочь пресс-секретаря российского президента. Ей тоже было приготовлено место на Airbus-320.
Среди других пассажиров рейса не было ни одного французского официального лица. Но были два антрополога — россиянин и француз, два потомка генерала Гюдена, президент франко-русской торговой палаты Эммануэль Киде, бывший министр градостроительства Морис Леруа, ныне занимающийся проектом „большой Москвы".
Что касается истории последних дней Гюдена, то вот ее изложение от Малиновского. „Во время смоленского сражения Наполеон послал Гюдена на помощь маршалу Нею, и при артобстреле Гюдену оторвало кусок левой ноги. ОН умер от гангрены через три дня. И Наполеон организовал его похороны на месте — как раз там, где мы впоследствии и нашли останки", — настаивает на своей версии Малиновский. А в те времена, сам Император всех французов считал нужным отдать должное Гюдену — своему офицеру, очень сильному в военной тактике.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

623
Похожие новости
26 июля 2021, 17:00
27 июля 2021, 15:45
27 июля 2021, 13:45
27 июля 2021, 02:30
27 июля 2021, 12:00
26 июля 2021, 18:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
22 июля 2021, 02:45
21 июля 2021, 15:15
21 июля 2021, 13:15
23 июля 2021, 18:45
23 июля 2021, 03:30
21 июля 2021, 19:15
22 июля 2021, 21:45