Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: В торговой войне США нельзя недооценивать Китай

Возобновление торговой войны с США, череда дипломатических неудач, разочаровывающие экономические показатели… Не успело китайское руководство отпраздновать десятилетие Олимпиады 2008 года (она ознаменовала собой возвращение китайской державы на мировую арену), как ему пришлось иметь дело с необычайной чередой собственных трудностей, которые, как считают некоторые, сеют сомнения в его политическом курсе.
Самые тяжелые удары пришли из США. С 23 августа Вашингтон на 25% повысит пошлины еще на 279 китайских товаров общей суммой в 16 миллиардов долларов. Подобная участь уже постигла китайский экспорт в июле: тогда речь шла о 34 миллиардах. Пекин ввел в ответ аналогичные меры, только он вряд ли может победить в этом противостоянии, поскольку продает США куда больше, чем покупает.
После двухмесячной перепалки китайская делегация во главе с замминистра торговли отправится в Вашингтон 22 и 23 августа на встречу с заместителем министра финансов США по иностранным делам. Президент Дональд Трамп в свою очередь не ждет «ничего особенного» от этой беседы, как он отметил в интервью «Рейтер» 21 августа.
«Структурный конфликт»
Речь идет не просто о торговой войне, пишет экономист Айдан Яо в гонконгской газете «Саус Чайна Морнинг Пост»: «Это структурный конфликт в обличье торговой войны двух противников. Он связан с тем, как быстро Китай наверстывает отставание в сфере технологий и инноваций. Администрация Трампа считает, что все это связано с незаконной передачей технологий и недостаточной защитой интеллектуальной собственности».
Этот конфликт застал китайцев врасплох
«В отличие от европейцев у китайской элиты изначально не было никаких предрассудков против Дональда Трампа, — считает Франсуа Годман (François Godement) из Европейского совета по международным отношениям. — Китайцы не против сильных лидеров. Поэтому позиция президента США стала для них тем большей неожиданностью. Все это, безусловно, создает напряженность в Пекине, однако не стоит принимать желаемое за действительное: власть Си Цзиньпина еще никогда не была так сильна».
Хотя американские санкции еще не отражаются на статистике, «у них есть психологический эффект: они тормозят прославление успехов Китая, — отмечает в свою очередь получивший убежище во Франции китайский интеллектуал Чжань Лунь. — Кроме того, китайская модель пока еще не в состоянии поддерживать экономический рост, замещая экспорт внутренним потреблением. Поэтому в китайской власти сейчас неспокойно».
Чтобы успокоить страсти в отношениях с американцами, китайским СМИ и чиновникам предписали в июне больше не упоминать программу «Сделано в Китае 2025», где отмечались отрасли экономики, которые Пекин считает приоритетными на пути к статусу первой экономики мира. Еще один признак нервозности властей заключается в том, что, несмотря на высокие показатели потребления и инвестиций, у Центробанка и Министерства финансов возникли разногласия насчет стратегии: какой инструмент использовать для поддержания экономической активности, процентные ставки или госрасходы?
Обвинения во вмешательстве
Как бы то ни было, экономика — не единственное яблоко раздора между Вашингтоном и Пекином. За последние дни президент США и его администрация открыто обвинили Китай во вмешательстве в идущую в настоящий момент в США избирательную кампанию.
Принятый 13 августа Трампом новый закон о национальной обороне был воспринят Пекином как проявление враждебности. В нем Китай недвусмысленно представляется как источник угрозы, тогда как практически всем государственным ведомствам запрещается приобретать продукцию китайских предприятий, даже таких известных как «Хуавэй» и «Зэд-Ти-И».
14 августа националистическое издание «Глобал Таймс» раскритиковало «этот агрессивный закон, который упоминает Тайвань, Южно-Китайское море, китайские инвестиции в США и даже Институты Конфуция». «Вашингтон стремится не обеспечить собственную национальную безопасность, а подорвать национальную безопасность Китая», — продолжает газета. В газете Компартии «Чайна Дэйли» один китайский полковник утверждает, что Пентагон «подразумевает, что Китаю по силам занять место бывшего Советского Союза в качестве соперника США во всех областях».
Не добавляет китайским политикам уверенности и тот факт, что в середине августа президенту Тайваня Цай Инвэнь, которая направлялась в Латинскую Америку, позволили не просто совершить посадку в США, но и произнести речь в президентской библиотеке Рональда Рейгана у Лос-Анджелеса. Это событие стало настоящей дипломатической пощечиной для Китая, который стремится не дать представителям острова ни малейшей дипломатической легитимности. Причем этот случай оказался отнюдь не единственным.
Девочка в китайской провинции Синьцзян
13 августа Китаю пришлось отчитываться в Комитете по правам человека ООН в Женеве о своей политике в отношении уйгуров в провинции Синьцзян. Состоящая в этом комитете американский юрист Гэй Макдугалл заявила о «множестве заслуживающих доверия сведений» насчет лишения свободы миллиона мусульман и превращения этого региона на северо-западе Китая в «огромный концентрационный лагерь».
Представители Китая, разумеется, опровергли все обвинения, однако ущерб уже нанесен: уйгурский вопрос, который долгое время интересовал только правозащитников и специалистов, теперь вышел на международный уровень. «Это интересный момент, поскольку с отходом США китайцы играли все более приоритетную роль в ООН», — отмечает Франсуа Годман.
Сохранение задач на экономический рост
По всем фронтам осень обещает быть непростой для китайского руководства и в частности Си Цзиньпина, который сосредоточил в своих руках всю полноту власти после внесения мартовских поправок в конституцию.
Как бы то ни было, эксперт по Китаю Алис Экман (Alice Ekman) из Французского института международных отношений призывает не торопиться с выводами:
«Китайская общественность недостаточно информирована, чтобы сделать такой глобальный вывод. Кроме того, Китай Си Цзиньпина считает, что ему нечему учиться у Запада. Наконец, не будем недооценивать международные амбиции Си Цзиньпина. Поставить их под сомнение может только серьезный экономический кризис».
Хотя в китайской экономике и возникла напряженность, назвать ситуацию тяжелой все же нельзя, и правительство может задействовать целый ряд рычагов. В июле объемы кредитования со стороны китайских банков выросли на 75% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, как сообщили в Комиссии по регулированию финансового сектора. Как и в 2008 году, страна может дать толчок развитию инфраструктуры. Наконец, 15 августа официальный представитель правительства подтвердил сохранение поставленной цели в 6,5% роста в 2018 году.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

335
Похожие новости
25 сентября 2018, 12:45
25 сентября 2018, 21:00
24 сентября 2018, 12:00
26 сентября 2018, 02:30
24 сентября 2018, 14:45
25 сентября 2018, 15:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
25 сентября 2018, 10:00
25 сентября 2018, 10:00
21 сентября 2018, 07:00
24 сентября 2018, 03:45
22 сентября 2018, 18:45
22 сентября 2018, 12:45
19 сентября 2018, 16:30