Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Le Monde: знает ли Москва, кто является ее друзьями в Ливии?

После Сирии теперь Ливия? С начала ноября «битва за Триполи», начавшаяся семь с половиной месяцев назад, приобрела новый облик. Российские военные стали активнее участвовать на стороне вооруженных сил под управлением маршала Халифы Хафтара. Это в конечном итоге может нарушить стратегическую ситуацию в этом районе центрального Средиземноморья.
Присутствие новых бойцов, «наемников», предположительно связанных с частной охранной «Группой Вагнера», поддерживаемой Москвой, заставляет силы правительства национального согласия (GNA) под руководством Фаиза Сарраджа, формально признанного международным сообществом, держать оборонительную позицию. «Это очень серьезно и тревожно, так как есть риск повтора сирийского сценария», — сказал один западный дипломат, работающий в Триполи.
Соединенные Штаты, до сих пор стоящие в стороне от ливийского кризиса, сейчас открыто осуждают эту беспрецедентную военную активность, развернутую Москвой в Ливии. Эти действия названы «попыткой России использовать конфликт против воли ливийского народа», согласно совместному коммюнике, подписанному 14 ноября с делегацией правительства национального согласия, находящейся проездом в Вашингтоне.
Недовольство американцев обострило напряженность между двумя странами, хотя Россия яростно отрицает факты. Помимо вмешательства региональных держав — Ливийская национальная армия Хафтара поддерживается Египтом, Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией, а армия Сарраджа получает помощь от Турции — Ливия может быть втянута в новое соперничество между Вашингтоном и Москвой.
Внезапное прибытие российских военизированных формирований
Несмотря на опровержения России, вооруженные группы в Триполи, лояльные Сарраджу, распространили фото и видео, удостоверения личности, личные снимки россиян с мобильных телефонов, наспех брошенные в ходе боевых действий. Если на месте боев не было обнаружено ни одного трупа и не было зафиксировано ни одного пленного, зарегистрированное в Латвии русскоязычное интернет-издание «Медуза» насчитало от десяти до тридцати пяти убитых, по свидетельству военных или родственников, а также по данным в социальных сетях.
По словам Андрея Чупрыгина, преподавателя Высшей школы экономики в Москве, число российских военизированных формирований, присутствующих в Ливии, не превышает 150. Согласно западному дипломатическому источнику, базирующемуся в Триполи, более тысячи российских военных неожиданно прибыли в столицу за последние две недели. Согласно одному из источников ООН, американцы зашли так далеко, что назвали число «2000». «Эти цифры преувеличены. Они предназначены для того, чтобы привлечь внимание. Фактическое число не превышает 500», — уточняет Мохамед Джеглали, консультант по гуманитарному посредничеству в Ливии.
Как бы то ни было, никто не оспаривает растущее присутствие российских военных на западе страны под боком у Хафтара, который начал 4 апреля наступление на Триполи, где находится правительство национального согласия Сарраджа, с 2016 года находящегося под эгидой ООН. Под прикрытием борьбы с «терроризмом» — ярлык, который он навешивает на всех своих противников — маршалу удалось заручиться поддержкой региональных столиц, враждебно настроенных к «арабской весне» 2011 года, и даже благосклонностью Франции, во имя стабильности в зоне Сахеля и Сахары.
Наступление Ливийской национальной армии весной и летом было остановлено на подходе к Триполи, и вот в последние недели Хафтар завоевывает новые позиции благодаря победам в воздухе при помощи беспилотников, приобретенных у ОАЭ, и модернизированных российских Су.
«Современная война»
Сюда стоит добавить наземную интервенцию российских наемников в начале ноября в центре столицы, обеспечившая Хафтару «скромные, но регулярные победы», — говорит Вольфрам Лахер, специалист по Ливии из немецкого института международных отношений и безопасности.
Солдаты армии Сарраджа теперь становятся мишенью снайперов, артиллерийского огня и очень точных, часто ночных ударов беспилотников. «Они неожиданно столкнулись с современной войной, к которой не были готовы», — отмечает западный дипломат, работающий в Триполи. Согласно одному ливийскому источнику, эти русские будут сосредоточены в так называемой зоне «Проект Абу Айча» — бывший завод по производству самолетов для распыления пестицидов — на юге Триполи.
Кто они? Пока их связь с «Группой Вагнера» не может быть официально доказана, но есть сильные подозрения. Они объясняются присутствием (что зафиксировано на фото) Евгения Пригожина на встрече между Хафтаром и министром обороны России Сергеем Шойгу 7 ноября 2018 года в Москве.
Олигарх Пригожин, близкий к российскому руководству, известен своим участием в создании «фабрики троллей» на службе у власти. Он также является предполагаемым крестным отцом «Группы Вагнера», названной так в честь бывшего офицера военной разведки (ГРУ) и одного из оперативных руководителей группы на Украине Дмитрия Уткина, носящего военный псевдоним «Вагнер». Созданная в первые дни украинского конфликта в 2014 году, группа наемников также действовала в Сирии, в Судане, Центральноафриканской Республике и Мозамбике.
Запутать западную игру
Тесные связи между «Вагнером» и министерством обороны России являются секретом Полишенеля. На что рассчитывает Москва после этого малозатратного вмешательства, которое, тем не менее, противоречит ее доктрине по поддержке любых «законных» правительств?
По мнению Александра Шумилина, директора Центра изучения Ближнего Востока при РАН, «формально российская власть играет на двух полях. Она подтверждает свою поддержку правительству национального согласия Сарраджа. При этом Хафтар гораздо ближе к Кремлю: он является прообразом такого сильного человека как Каддафи и хочет быть оплотом исламизма».
К тому же в 2015 году маршал обратился к России с просьбой о поддержке, обещая, если верить изданию «Медуза», «нефть, железные дороги, все что хотите». Затем он продолжил контакты с российскими военными в Грозном и в Москве на встрече в ноябре 2018 года.
Однако эксперт Андрей Чупрыгин вносит уточнение относительно презентации Хафтара как «человека Москвы». Он утверждает, что российская стратегия в ливийском вопросе постоянно меняется. «Для некоторых представителей российской элиты деятельность «Группы Вагнера» опровергаемая на официальном уровне, обеспечивает некую диверсификацию действий и гарантию. Но Хафтар допустил ошибки, которые вызывают недовольство Москвы: наступление на Триполи в начале апреля, когда Генсек ООН Антонио Гутерреш находился в городе», — говорит он.
Еще один важный аспект для Кремля — возможность помешать игре западных стран. С 2011 года ливийская тема была выделена, и даже обозначена сложной в российской дипломатии. В тот год пассивность Дмитрия Медведева, тогдашнего президента, перед лицом военной операции НАТО против Каддафи спровоцировала ожесточенный конфликт с Владимиром Путиным и усилила его решимость вернуться во власть. По словам Андрея Чупрыгина, «2011 год был первородным грехом. Многие говорили о российской измене, и все, что Кремль делает с тех пор, призвано доказать миру, что Россия не бросает своих друзей. Но знает ли Москва, кто является ее друзьями в Ливии?»
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
322
Похожие новости
07 декабря 2019, 18:00
09 декабря 2019, 00:15
08 декабря 2019, 05:00
07 декабря 2019, 12:30
09 декабря 2019, 03:00
07 декабря 2019, 15:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
04 декабря 2019, 20:45
02 декабря 2019, 19:45
05 декабря 2019, 05:30
06 декабря 2019, 03:30
03 декабря 2019, 12:00
04 декабря 2019, 01:30
07 декабря 2019, 01:30