Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Лицензия на независимость

Китай получает Западные военные технологии, несмотря на ограничения и запреты

После инцидента на площади Тяньаньмэнь в 1989 году США и большинство стран Западной Европы наложили эмбарго на поставку оружия в КНР, но реализованные в их продукции военного и двойного назначения технологии продолжают служить Народно-освободительной армии Китая. Они активно интегрируются в уже готовые образцы и используются при производстве новых.

За исключением короткого периода в 80-х годах Соединенные Штаты следовали политике тщательного контроля экспорта продукции военного (ПВН) и двойного (ПДН) назначения, а также соответствующих технологий в КНР. Более того, США серьезно контролируют дальнейшую эксплуатацию американских вооружений, поставленных третьим странам, чтобы Китай не смог получить современные военные технологии. Для ограничения такого экспорта Вашингтон применяет политическое и дипломатическое давление. Однако несмотря на строгие меры, в китайских ВВТ присутствуют американские компоненты. Как правило, они или поставлялись еще до введения эмбарго, или не входят в список продукции, экспорт которой контролируется Белым домом.


“ Премьер-министра Франции Мануэля Вальса настоятельно призывали ослабить ограничения на экспорт высокотехнологичной продукции ”
В отличие от Соединенных Штатов меры Евросоюза по ограничению экспорта ПВН и ПДН в Китай в значительной степени являются рекомендательными, несмотря на юридическое оформление эмбарго. Эксперты Стокгольмского института исследования проблем мира SIPRI (Stockholm International Peace Research Institute) отмечают, что оно применяется в основном как средство политического давления на участников ЕС с целью ограничения поставок уже произведенных вооружений. Вместе с тем трое крупнейших участников Евросоюза – Франция, Германия и Великобритания в настоящее время выступают против сотрудничества с КНР в данной области. Основными причинами этого считаются укрепление их связей с США и Японией, а также обеспокоенность проблемой нелицензионного копирования вооружений.

Подходы США, Великобритании, Франции и Германии к вопросу поставок в Поднебесную ПВН и ПДН существенно различаются. Они зависят от экспортного законодательства страны, внешне- и внутриполитического курсов, интерпретации политики эмбарго на вооружения. Франция считается более либеральной в этом отношении по сравнению с Великобританией, в то время как Германия – более консервативной.

Европейские технологии играют существенную роль в разработке китайских ВВТ. Наиболее яркие примеры – морские газотурбинные двигатели и вертолеты. Однако экспортные ограничения не позволяют КНР в полной мере адаптировать современные европейские наработки. До 2012 года страна безуспешно пыталась лоббировать отмену эмбарго через государства, входящие в Евросоюз. После прихода к власти Си Цзиньпина китайская дипломатия отказалась от этих попыток. Пекин сосредоточился на том, чтобы получить европейские военные технологии в рамках существующей в ЕС системы экспортного контроля.

На данный момент Китай достиг существенного успеха в производстве и продаже вооружений, хотя финансовый объем деятельности в этой области определить чрезвычайно трудно в связи с недостатком данных и их засекреченностью. КНР осуществляет разработку и производство высокоточных вооружений, развивает систему научно-исследовательских организаций. В результате серьезно снижена зависимость от иностранных технологий в авиа- и кораблестроении. В настоящее время Пекин намерен добиться автономности в области силовых установок, особенно морских газотурбинных двигателей и авиационных турбореактивных двухконтурных двигателей (ТРДД), электроники, новых материалов. В качестве основных методов получения нужных технологий эксперты SIPRI выделяют международную торговлю, долевое участие в иностранных компаниях, научное сотрудничество и разведку.

По вашингтонскому списку

Эмбарго Соединенных Штатов на поставку ПВН и ПДН в Китай в отличие от Евросоюза основывается на юридически зафиксированном списке продукции CCL (Commercial Control List). Президент США может ослабить режим в том случае, если данная мера будет рассматриваться как соответствующая американским интересам. В период с 1989 по 1998 год это происходило 13 раз в связи с экспортом в КНР компонентов спутников. Затем последовали дальнейшие смягчения, которые затронули оборудование для уничтожения химических вооружений и обезвреживания бомб, датчики для гражданской авиации и др.

Продукция двойного назначения, перечисленная в CCL, не подвергается эмбарго. Однако по отношению к некоторым позициям из этого списка экспортный контроль может быть усилен. В частности, в конце 90-х США значительно сократили экспорт спутниковых технологий в Китай. Причиной стал доклад одного из комитетов сената США, получивший название «Кокс репорт» (Cox Report). В нем содержался тезис, согласно которому ослабленный контроль над передачей спутниковых технологий привел к их активному использованию в китайской ракетной программе. В результате США остановили экспорт и запретили запуск американских спутников с территории КНР. В 2007 году по так называемому Чайна рул (China Rule) 20 предметов из списка CCL подверглись более тщательному контролю на предмет вероятности их конечного применения в китайской ПВН.

Вместе с тем экспорт другой продукции двойного назначения частным компаниям Поднебесной значительно упрощен. По данным SIPRI, общий объем американо-китайской торговли вырос с 63 миллиардов долларов в 1996-м до 562 миллиардов в 2013-м. Углубляющаяся взаимосвязь двух экономик усложняет ситуацию с национальной безопасностью и торговыми интересами США. В 2007 году Соединенные Штаты инициировали программу VEU (Validated End-User) в составе «Чайна рул». Она направлена на облегчение экспорта ПДН проверенным китайским компаниям. В 2009-м действие этой программы было также распространено на Индию. Однако число китайских участников VEU остается ограниченным. В частности, по состоянию на ноябрь 2013 года одобрена деятельность только 13 компаний.

Одним из важных инструментов ограничения Соединенными Штатами закупок Китаем ВВТ является политическое и дипломатическое давление на страны-экспортеры. В частности, в 2003 году США убедили правительство Чехии отменить продажу Китаю 10 РЛС «Вера» (Vera). В середине 2000-х страны Евросоюза в результате американского лоббирования заблокировали поставку КНР спутниковых технологий, примененных в программе «Галилео» (Galileo).

На протяжении длительного периода экспорт ПДН и ПВН в Китай оставался одним из камней преткновения в отношениях Израиля и США. В июле 2000 года под американским давлением Тель-Авив был вынужден отменить поставку КНР авиационной системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У) «Фалкон» (Phalcon) стоимостью 250 миллионов долларов. Министерство обороны США в 2005-м назвало Россию и Израиль основными зарубежными источниками вооружений и военных технологий для Китая. Тогда же США отказались от поставок Израилю ПВН (в том числе приборов ночного видения) и не допустили страну к участию в разработке малозаметного истребителя пятого поколения F-35 «Лайтнинг-2» (Lightning II). Эти меры предпринимались с целью убедить союзника отказаться от модернизации предназначенных для борьбы с РЛС беспилотных летательных аппаратов «Харпи» (Harpy), которые КНР приобрела в конце 90-х годов. В результате сделка отменилась.

С 1992 года США прекратили обеспечивать КНР всеми типами вооружений и военной техники. Однако ранее, в 80-х был заключен целый ряд соглашений по продаже ВВТ. Крупнейшей стала программа «Пис перл» (Peace Pearl) стоимостью 0,55 миллиарда долларов на модернизацию китайских истребителей F-8 (отменена в 1990-м).

Несмотря на эмбарго, компоненты американского производства продолжают использоваться в китайских ВВТ. В частности, учебно-тренировочный самолет K-8 «Каракорум» (Karakorum) оснащен пилотажно-навигационными приборами компании «Рокуэлл Коллинз» (Rockwell Collins), а армейские грузовики «Дун Фэн» – дизелями производства «Камминс» (Cummins).

В строю НОАК находятся вооружения и военная техника, переданная США до введения эмбарго, в частности 24 вертолета S-70. Предполагается, что их в ближайшее время спишут в связи с тем, что США не обеспечивают доставку запасных частей. Однако компания «Сикорский» (Sikorsky) с 1984 года поставляет в КНР гражданские версии вертолетов S-70 и S-92. В 2013-м «Сикорский» и китайская компания «Чанхэ эйркрафт индастриз корпорейшн» (Changhe Aircraft Industries Corporation) подписали соглашение по совместному производству гражданской версии S-76 в Китае. По мнению экспертов SIPRI, это позволит китайскому ОПК получить технологии, которые впоследствии можно применить в конструкциях ВВТ. Например, в конце 2013 года ВВС НОАК продемонстрировали вертолет локальной разработки под обозначением Z-20, который внешне значительно напоминает S-70.

Вместе с Францией в новую эпоху

В области поставок ПВН и ПДН в Китай Франция поддерживает политику Евросоюза. Вместо расширения военно-технического сотрудничества с КНР приоритет отдается другим азиатским странам. На протяжении последних нескольких лет французы предоставили значительные объемы ПВН Вьетнаму и Малайзии, которые имеют неразрешенные территориальные споры с Китаем. В перспективе вероятны контакты в данной области с Филиппинами. Особое же внимание Франция уделяет индийскому рынку вооружений.

В период с 2003 по 2012 год Китай занимал 17-е место в списке импортеров ПВН из Пятой республики, хотя эксперты SIPRI разделяют финансовые объемы заключенных контрактов и фактические суммы поставок. Это связано со сложной трехступенчатой системой экспортного контроля, которая была актуальной вплоть до недавнего времени. Согласно статистике каждый год (с 2008-го по 2012-й) заключались контракты на отправку в Китай ПВН стоимостью 160–180 миллионов евро (200–225 млн долл.). Значительная часть французского экспорта в КНР (примерно 47%) приходилась на аппаратуру формирования изображения и средства радиоэлектронной борьбы, авиационное оборудование (37%), прочую электронику (6%).

До 1989 года Париж поставлял Пекину значительное количество вооружений, включая зенитные управляемые ракеты (ЗУР) «Кроталь» (Crotale), вертолеты SA-365 «Дофэн»/«Пэнтер» (Dauphin/Panther), SA-321 «Супер Фрелон», SA-342 «Газель» (Gazelle), 100-мм морские пушки. Передача французских технологий сыграла ключевую роль в становлении гражданского и военного секторов китайской вертолетостроительной промышленности. Это сотрудничество продолжается до сих пор. В частности, компания «Эрбас хеликоптерс» (Airbus Helicopters) работает с китайской компанией «Харбин эйркрафт мэньюфэкчуринг корпорейшн» HAMC (Harbin Aircraft Manufacturing Corporation). В марте 2014-го было объявлено о подписании контракта на строительство 1000 тяжелых транспортных вертолетов EC-175 (китайское обозначение – Z-15) общей стоимостью 15 миллиардов евро (18,6 млрд долл.).

В 1978 году Китай приобрел лицензию на строительство 13 вертолетов SA-321 «Супер Фрелон» в противолодочной и поисково-спасательной конфигурации. Они до сих пор находятся в составе ВМС НОАК. На их базе КНР производила вертолеты Z-8 для национальных ВВС и ВМС. Также создан вертолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления и противолодочный Z-18, который, как предполагается, размещен на борту китайского авианосца «Ляонин».

В начале 80-х годов КНР подписала с компанией «Аэроспасьяль» (Aerospatiale) контракт на лицензионное производство 50 вертолетов SA-365 «Дофэн»/«Пэнтер», получивших обозначение Z-9. В начале 90-х компания HAMC начала производство вертолетов с противотанковым вооружением, ракетами класса «земля-воздух» и «воздух-воздух» на базе Z-9. В 1987–1988 годах приобретены восемь вертолетов «Газель» (Gazelle) с противотанковым вооружением и ЗУР. Незадолго до событий 1989-го подписан и ряд контрактов на поставку запасных частей.

После трагедии на площади Тяньаньмэнь продажа вооружений прекратилась. Однако Франция продолжала отправку оптоэлектронных систем, РЛС, силовых установок, запасных частей. Компания «Талес» (Thales) передала две РЛС контроля морского и воздушного пространства и программное обеспечение для функционирования морской радиолокационной системы. Группа компаний «Сафран» (Safran), и в частности двигателестроительная компания «Турбомека» (Turbomeca), в 2006 и 2008 годах основала два совместных с КНР предприятия по производству авиационных турбовальных двигателей. В 2013-м авиадвигателями этих предприятий оснастили более 300 китайских вертолетов, включая экспортные модификации. Компания «Сажем» (Sagem) осуществляла поставку пилотажно-навигационных приборов для вертолетов и передала Китаю лицензию на их производство. Французское подразделение компании «МАН дизель пильстик» (MAN Diesel Pielstick) предоставила дизельные силовые установки для фрегатов проекта 054А (шифр «Цзянькай-2» – Jiangkai 2).

Франция неоднократно предъявляла Китаю претензии относительно «пиратского» производства техники. Как правило, КНР после истечения срока действия лицензии не прекращала выпуск. Так, в частности, было с вертолетами Z-9, которые Китай поставил в Боливию, Камбоджу, Кению, Мали, Пакистан, Замбию. КНР, как полагают эксперты SIPRI, производит копии ЗУР «Кроталь» и соответствующее радиолокационное оборудование в составе зенитного ракетного комплекса HQ-7, штурмовой винтовки «Фамас» (Famas) под маркой QBZ-95/97, бронетранспортеров VAB под обозначением WMZ-551 (хотя никакой открытой критики по данным поводам правообладатели не высказывали). Также скопированы французские 100-мм морские пушки и вертолет «Экюрей» (Ecureuil, китайская версия – Z-11).

В январе 2015 года Китай и Франция подписали соглашение по укреплению сотрудничества во всем диапазоне высокотехнологичных отраслей, многие из которых связаны с обороной. Согласно официальным заявлениям сторон от 30 января они продолжат реализацию совместных программ в области коммерческой авиации и космоса, ядерных и спутниковых технологий. Как заявили в Государственной администрации по науке, технологиям и промышленности в области национальной обороны КНР – основном управлении по развитию ОПК страны, данное соглашение будет способствовать продвижению стратегического партнерства Китая и Франции в новую эпоху. Известно также, что премьер-министра Мануэля Вальса настоятельно призывали ослабить ограничения на экспорт высокотехнологичной продукции.

Предпочтения Британии и Германии

До событий 1989 года Великобритания отправила в Китай значительное количество ПВН. Наибольшая часть экспорта пришлась на ТРДД «Спрей Марк 202» (Sprey Mark 202), которые впоследствии установили на истребители-бомбардировщики JH-7. Официально поставки этих двигателей продолжались и в 2006-м, спустя более 30 лет после заключения первого контракта. К настоящему времени они прекратились, и Китай самостоятельно производит копию «Спрей Марк 202» под обозначением WS-9. Другой крупной статьей экспорта стала поставка компанией «Виккерс» (Vickers) башен для танков Тип-59 (Type 59), оснащенных компьютеризированной системой управления огнем. До 1989 года Великобритания предоставляла КНР навигационные и боевые системы для истребителей F-6 и F-7, а также нашлемные дисплеи для летчиков. Кроме того, КНР выдала заказ на конверсию бомбардировщика H-6 в самолет-заправщик. В 1996-м Китай приобрел по меньшей мере шесть РЛС «Сечуотер» (Searchwater) для самолетов ДРЛО и У «Юнь-8» (Y-8), которые вошли в состав ВМС НОАК в 1999 году.

В настоящее время Лондон продолжает предоставлять Пекину продукцию двойного назначения.

В отличие от Франции или Великобритании Германия никогда не была крупным поставщиком ПВН в Китай. Одной из основных статей экспорта стали силовые установки. В период с 1966 по 1981 год в КНР завезли 1200 двигателей Type-6150L для БТР YW-531 и самоходных артиллерийских установок WZ-302. C 1982-го КНР закупала двигатели Type-BF8L для оснащения сухопутной техники. Эксперты SIPRI полагают, что эти силовые установки поступают в Китай до сих пор. Немецкая компания «Дойтц» (Deutz) начала экспорт двигателей Type-BF12L в 1996 году. Они применяются в САУ PLZ-45. В настоящее время Китай производит немецкие двигатели самостоятельно. В 1988-м КНР и «Мерседес-Бенц» (Mercedes-Benz) подписали соглашение о лицензионном производстве тяжелых грузовых автомобилей.

С 1994 года немецкая компания MTU поставляет для КНР корабельные двигатели, в частности Type-396 для подлодок проекта 039G и Type-1163 для эсминцев проектов 051 и 052. Некоторые из них, возможно, производились по лицензии в Китае. Свои корабельные силовые установки экспортировал в КНР и главный конкурент MTU – компания «МАН дизель энд турбо» (MAN Diesel & Turbo).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

870
Похожие новости
18 августа 2017, 07:32
18 августа 2017, 09:45
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 07:30
18 августа 2017, 09:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 13:00
13 августа 2017, 17:45
13 августа 2017, 15:00
16 августа 2017, 08:15
12 августа 2017, 21:45
13 августа 2017, 10:00
15 августа 2017, 12:00