Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ливан в тройном прицеле



Политическая неопределённость в Ливане, продолжавшаяся больше двух лет, завершилась. 31 октября депутаты парламента наконец-то избрали президента. Им стал Мишель Аун, считающийся союзником Ирана, Сирии и движения «Хезболла». Но ставить точку в затянувшемся кризисе рано.

Взлёты и падения генерала Ауна


Президентские выборы в Ливане вполне могут претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса. 45 неудачных попыток на протяжении двух с половиной лет больше напоминали сериал с однообразным сюжетом, чем серьёзный политический процесс. Характерно, что самой популярной шуткой последних месяцев стало сравнение Ливана с Бразилией. Латиноамериканской стране, говорили жители, понадобилось меньше времени, чтобы получить президента-ливанца, чем самому Ливану. Речь идёт о процессе импичмента, в результате которого на смену Дилме Руссефф пришёл Мишел Темер — сын эмигрантов из этого ближневосточного государства.

Но в подобных шутках была большая примесь горечи. Отсутствие главы государства привело к фактическому параличу всей системы власти, основанной на взаимозависимости президента, правительства и парламента. И это в условиях огромных угроз безопасности Ливана! Напомним, что в 2014 году страна пережила вторжение отрядов «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства» из Сирии. Боевики захватили город Арсаль и были выбиты оттуда после тяжёлых боёв. Тем не менее экстремисты до сих пор контролируют горные районы на северо-востоке страны.


Зависимость Бейрута от сирийского конфликта огромна. И дело не только в боевых действиях, которые проходят у самой границы. За последние годы страна приняла 1,5 миллиона беженцев, и это при том, что её собственное население едва превышало 4 миллиона. Кроме того, гражданская война в соседней стране является главным фактором, влияющим на внутриполитические процессы в Ливане. Эпопея с выборами — не исключение.

На сегодняшний день парламент практически поровну поделён между двумя коалициями — альянсом «8 марта» и альянсом «14 марта». Главной линией раскола является позиция в отношении Сирии. Если первый блок поддерживает законное правительство Асада, то второй — требует его ухода. Во внешней политике альянсы ориентированы на Иран («8 марта»), США и арабские монархии («14 марта»).

Это разделение привело к тому, что ни один из блоков не мог заручиться поддержкой достаточного числа депутатов на выборах президента. Лежащий в основе политической системы Ливана принцип конфессионализма закрепляет президентскую должность за христианином-маронитом. Однако маронитская община разделена на несколько партий, поэтому каждый альянс предложил собственного кандидата.

После десятков неудачных попыток президентом наконец был избран Мишель Аун. Жизненный путь 81-летнего политика и военного состоит из взлётов и падений. Во время гражданской войны 1975—1990 годов генерал Аун возглавлял вооружённые формирования, которые выступали на стороне правительства, а затем был назначен командующим армией. В 1988-м он поднялся на вершину власти. Перед истечением срока своих полномочий президент Амин Жмайель назначил генерала главой правительства. Таким образом, в его руках сосредоточилась огромная власть — премьер-министра, исполняющего обязанности президента и командующего вооружёнными силами. Однако в условиях раскола страны на враждующие лагеря это могущество оказалось видимым. Не способствовал закреплению своего влияния и сам Аун, опрометчиво объявивший войну Сирии, чьи войска за несколько лет до этого вошли в Ливан. В итоге в 1990 году он потерял все посты и уехал во Францию.

В эмиграции Аун создал Свободное патриотическое движение, добивавшееся ухода сирийских войск. «Кедровая революция» 2005 года, казалось бы, исполнила желания Ауна: Дамаск вывел свой контингент, а он сам смог вернуться на родину. Генерала прочили в лидеры пришедших к власти прозападных сил, однако Аун неожиданно объявил об уходе в оппозицию и заключил союз с «Хезболлой». Свой выбор он объяснил тем, что это движение является частью ливанского общества и выражает его чаяния. Более того, генерал выступает против разоружения «Хезболлы» и вывода её отрядов с занимаемых районов на юге и востоке страны. В условиях слабости правительственной армии именно эти подразделения, считает Аун, защищают Ливан от израильской агрессии и угрозы со стороны экстремистов.

После начала сирийского кризиса сформированный шиитской партией «Амаль», Свободным патриотическим движением, «Хезболлой» и рядом других партий альянс «8 марта» выступил против агрессии США и Саудовской Аравии под видом помощи сирийской оппозиции. По мнению Ауна, целью этого вмешательства является и Бейрут. «США работают над дестабилизацией Ливана и желают новых столкновений в нашей стране», — заявлял он.

В своём первом выступлении после приведения к присяге президент пообещал, что будет решительно бороться с терроризмом и добиваться возвращения оккупированных Израилем районов на юге Ливана. Кроме того, Аун призвал все партии и конфессии отбросить разногласия ради укрепления единства страны.

Неустойчивое равновесие

Избрание Мишеля Ауна — несомненная победа патриотических сил. Первыми, кто поздравил его со вступлением в должность, стали главы Ирана и Сирии. В то же время в Израиле новость была воспринята с нескрываемым раздражением. Там в унисон утверждают, что избрание Ауна позволит «Хезболле» и Тегерану «навязать собственную повестку дня». «Президентская гонка была рукопашной схваткой Ирана и Саудовской Аравии, — пишет ведущая израильская газета «Гаарец». — Победа Ауна — это плохая новость для нас».

В то же время говорить об окончательном урегулировании политического кризиса преждевременно. Избрание президента стало результатом хрупкого компромисса, возможность которого казалась невероятной совсем недавно. 31 октября за Мишеля Ауна проголосовали не только депутаты из его альянса, но и значительная часть коалиции «14 марта». Её лидер Саад Харири долгое время считался главным проводником западного и саудовского влияния. Богатейший житель Ливана, он унаследовал от отца — Рафика Харири (премьер-министра в 1992—1998 и 2000—2004 годах) не только амбиции, но и бизнес. Источник многомиллиардного состояния — строительная компания Saudi OGER, выполняющая подрядные работы в Саудовской Аравии.

Находясь в зависимости от королевства, Саад Харири послушно выполнял требования Эр-Рияда: обвинял Иран, Асада и «Хезболлу» и даже, по некоторым данным, поддерживал вооружённую сирийскую оппозицию. Однако саудовскую сторону, видимо, стала раздражать его недостаточно активная позиция. Начиная с прошлого года бизнес Харири стал испытывать большие проблемы. Saudi OGER лишилась нескольких контрактов и вынуждена массово увольнять сотрудников.

Всё больше признаков свидетельствовало и о том, что Эр-Рияд поменял ставку и выбрал другого представителя своих интересов — экс-министра юстиции Ашрафа Рифи. На муниципальные выборы в мае этого года Рифи пошёл с собственным списком и добился неожиданного успеха. В Триполи — втором по величине городе страны, считающемся центром суннитов Ливана, — его сторонники теперь контролируют горсовет.

Чтобы не остаться на обочине политической жизни, Саад Харири пошёл на сближение со вчерашними противниками и поддержал избрание Ауна. Президент в свою очередь обязался назначить Харири премьер-министром, что и произошло 3 ноября.

Теперь в Ливане будет сформировано новое коалиционное правительство, составленное из представителей двух альянсов. Но его устойчивость вызывает сомнения. От Харири отвернулись многие прежние соратники, обвинившие лидера в предательстве. Нет единодушной поддержки политической сделки и в блоке «8 марта». Одним из скептиков является спикер ливанского парламента Набих Берри, возглавляющий шиитскую партию «Амаль».

Антиливанский триумвират

Шаткость внутриполитической конструкции усугубляется неослабевающим внешним давлением. Вашингтон и Эр-Рияд считают Ливан «слабым звеном» Ближнего Востока, установив контроль над которым, можно будет влиять и на Сирию, и на Иран. 24 октября состоялось заседание саудовского кабинета министров, принявшее специальное заявление по Ливану. В нём прямо говорится, что Эр-Рияд продолжит активную борьбу с «Хезболлой», «направленную на разоблачение её террористических и преступных действий».

Одновременно с этим саудовское правительство, а также министерство финансов США ввели санкции против одной компании и нескольких физических лиц, подозреваемых в финансировании ливанского движения. В арабских монархиях развернулась настоящая «охота на ведьм». Граждан, подозреваемых в сотрудничестве с «Хезболлой» и Ираном, бросают в застенки. В конце октября в Объединённых Арабских Эмиратах вынесли приговор группе граждан, обвиняемых в передаче секретной информации. Три человека осуждены на пожизненное заключение, остальным «посчастливилось» получить 10—15-летние тюремные сроки.

Главным «преступлением» «Хезболлы», напомним, являются участие в операциях против экстремистских группировок в Сирии и Ираке, а также откровенные заявления её руководителей. «США намеренно усугубляют конфликт в Сирии, чтобы спровоцировать развал страны. Именно Вашингтон создал и поддерживает террористические организации», — заявил недавно генеральный секретарь «Хезболлы» Хасан Насралла.

Такие высказывания не остаются без последствий. Анализ событий позволяет предположить, что в ближайшее время Ливан попытаются спровоцировать на конфликт. Главную роль при этом будет играть Израиль. Общественное мнение в стране активно готовят к войне с северным соседом. «В обозримом будущем нам угрожает война с коварным и отлично вооружённым противником… Это будет полномасштабная война, и она будет решающей», — сообщил заместитель начальника генштаба израильской армии Яир Голан. Ему вторит постпред Израиля в ООН Дани Даннон. «Настало время изгнать силы «Хезболлы» из южного Ливана», — возгласил он с трибуны международной организации.

В сентябре в Израиле прошли общенациональные военные учения, цель которых — подготовка к войне с Ливаном — подчёркивалась особо. Среди населения разжигается военная истерия. «Массированная ракетная атака «Хезболлы» приведёт к громадным разрушениям и потерям среди мирного населения, исчисляемым сотнями погибших», — пугает газета «Иерусалим пост».

Провокации уже происходят. Израильская авиация наносит регулярные удары по позициям «Хезболлы» в Сирии. В конце августа был уничтожен штаб ливанского отряда, сражавшегося против боевиков «Исламского государства» в горах Каламун. В том же месяце израильские ВВС разбомбили конвой «Хезболлы» к северу от Дамаска. Всё это, отметим, происходит при полном молчании со стороны России, обещавшей защищать воздушное пространство Сирии.

Основными союзниками Израиля выступают США и Саудовская Аравия. «Хезболла» в Сирии не должна быть неприкосновенной», — заявляет издание «Вашингтон пост» и советует «взять на мушку любые её войска». «Атака США на «Хезболлу» порадует и приободрит друзей Вашингтона и сорвёт планы его противников», — резюмирует издание. Очевидно, что без сигнала сверху подобные воинственные лозунги в ведущем американском издании вряд ли бы появились.

Укрепляется и неофициальное сотрудничество с Эр-Риядом. В последнее время состоялись визиты в Израиль руководства саудовской разведки и Института стратегических исследований. Кроме того, известно как минимум о двух встречах израильского премьера Биньямина Нетаньяху с министром обороны королевства Мухаммадом ибн Салманом.

В стремлении ослабить Иран и добиться смены власти в Сирии внешние силы будут пытаться взорвать Ливан изнутри. Остановить разрушительную детонацию может только мудрость ливанских политиков.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1008
Похожие новости
22 сентября 2017, 15:00
23 сентября 2017, 11:00
20 сентября 2017, 18:00
21 сентября 2017, 19:15
22 сентября 2017, 12:30
22 сентября 2017, 15:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 сентября 2017, 10:01
19 сентября 2017, 09:30
16 сентября 2017, 16:45
16 сентября 2017, 21:45
21 сентября 2017, 16:45
18 сентября 2017, 16:15
20 сентября 2017, 18:00