Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ливия ждет от России оружия на 1,5 млрд евро и моряков

Москва по сирийской модели пользуется стратегическим вакуумом, который образовался в Ливии из-за проволочек европейской дипломатии, а также неопределенности внешнеполитических проектов новой администрации США. Россия методично продвигает свои фигуры, укрепляя сотрудничество в области безопасности и обороны со странами региона, в том числе и с Египтом. Об этом 7 февраля написал французский бюллетень TTU.

Отмечается, что Россия после подписания в 2015 году контракта с Египтом на закупку вооружений на 5 млрд евро и модернизации предприятий местного ВПК ведет переговоры относительно морской и авиационной базы в Сиди-Баррани.

В Ливии Россия поддерживает не Правительство народного единства (Триполи) во главе с Фаизом Сараджем, а маршала Хафтара. Эта поддержка выражается в ведущихся переговорах на закупку вооружений стоимостью около 1,5 млрд евро (боевые самолеты, танки, системы ПВО), в предложении реформировать ливийскую армию, а также — в возможности РФ получить в Ливии военно-морскую базу, отмечает TTU. Объект позволит российскому флоту обеспечить постоянное присутствие в Средиземноморье. Кроме того, Москва предпринимает дипломатические усилия для возможной встречи маршала Хафтара с премьер-министром Сараджем в Каире.

Отметим, что 8 февраля британское издание The Times опубликовало статью, где сообщается, что правительство Италии якобы призывает Москву вмешаться в кризис, вызванный наплывом ливийских мигрантов, и сыграть ключевую роль в стабилизации обстановки в Ливии. Ранее, 26 января, итальянская La Stampa сообщила о том, что Россия по всей видимости согласовала с Хафтаром поставки оружия на сумму «около 2 млрд долларов по схеме треугольника» — с участием Алжира, чтобы обойти оружейное эмбарго ООН на продажу оружия в Ливию. Якобы соответствующие договорённости о «реанимации» соглашения о поставках оружия, заключенное в 2008 году с режимом Муаммара Каддафи, вроде как было подписано во время визита маршала на авианосец «Адмирал Кузнецов».

Напомним, после свержения в 2011 году Муаммара Каддафи в 2011 году и разгоревшейся гражданской войны в стране действовали два правительства: происламистский Всеобщий национальный конгресс — в Триполи, и демократически избранное — в Тобруке. 17 декабря 2015 при поддержке ООН и Европы было сформировано Правительство национального единства со штаб-квартирой в Триполи, которое возглавил Фаиз Сарадж. Однако ЛНА не подчиняется поддерживаемому ООН правительству, а ее командующий Халифа Хафтар является союзником Палаты представителей (ПП) в Тобруке.

Действительно ли Москва готовит сделку на продажу оружия Хафтару и может развернуть в Ливии военный объект?

В плане отмены эмбарго явно наблюдаются некие подвижки, несмотря на то, что российские дипломаты нередко высказываются против отмены ограничений, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— Тем не менее и без этого при желании можно найти лазейки, чтобы поставить военную технику, на нарушая режим эмбарго. Скажем, санкции не помешали ОАЭ приобрести четыре Ми-24П в Белоруссии в 2014 году и передать их ливийским силам в Тобруке в апреле 2015 года. Или — Египту передать в Тобрук три транспортно-десантных вертолета типа Ми-8Т и несколько МиГ-21МФ. Москва также может отправить инструкторов и оказать помощь в подготовке некоторых подразделений.

Что касается военно-морских баз в Ливии и Египте, о чем пишет TTU, то, честно говоря, мне непонятно — а зачем нам столько военно-морских объектов? Если возможность присутствия в этих странах действительно обсуждается, то вряд ли речь идет о полноценный базах. Во-первых, у нас столько денег в бюджете нет. Во-вторых, по сути, нам нужны места для беспрепятственных якорной стоянки, ремонта, пополнения припасов. Чтобы не повторилась история с идущей в Сирию группой во главе авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», которой никуда не разрешали заходить для дозаправки. После этого случая, возможно, у российского руководства созрело желание иметь в Средиземноморье опорные точки, чтобы в следующий раз нас никто «не обидел».

Оружейное эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию никуда не делось. Другое дело, что РФ могла бы содействовать в Совбезе снятию ограничений, поскольку вряд ли Москва будет тайно поставлять Хафтару тяжелое вооружение, что сразу же вскроется и ударит по имиджу, отмечает начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов.

— Чтобы там ни говорил официоз, Хафтар — мятежный генерал, который фактически отказался признать Схиратское соглашение от 2015 года. Вернее, он сначала его принял, но после того, как не получил тех должностей в новом правительстве, на которые рассчитывал, фактически возглавил мятеж вместе с ПП в Тобруке. В каком-то смысле Хафтар поменялся местами с ВНК (Всеобщим национальным конгрессом), который до этого считался мятежным, так как не признавал парламент в Тобруке, но в настоящее время неформально стал консультативным органом ПНЕ, признанным ООН. То есть для того, чтобы выстраивать отношения с Хафтаром, Москве надо его каким-то образом «легализовать», а для этого надо выступать в качестве посредника между ним и ПНЕ.

Да, по факту маршалу оказывает поддержку Египет и ОАЭ в Киренаике. Не секрет, что в городе Аль-Мардж регионе Сулайа функционирует военная база Эмиратов, созданная при участии Франции. Она изначально использовалась как логистический центр снабжения вооруженных формирований, действующих под командованием Хафтара и была рассчитана на обслуживания эмиратских самолетов С-17 и C-130. Затем Эмираты перебросили из западного Египта в Аль-Мардж три ударных самолета Dassault Mirage 2000. Но если ОАЭ и Египет таким образом воюют по большей части с «Братьями-мусульманами», то перекос Москвы в сторону Хафтара выглядит довольно неоднозначно.

Понятно, что Хафтар свое несогласие вести диалог с ПНЕ мотивирует тем, что в Триполи сильны позиции «Братьев-мусульман» и т. д., но спектр сил, представленный в ВНК, как минимум, отражает взгляды западной части Ливии — Триполитании. Соответственно, он не менее легитимен, чем ПП в Тобруке. В этом смысле возможное желание протащить отмену эмбарго в ООН приведет лишь к новому витку противостояния между Хафтаром и ПНЕ.

Кроме того, если в ООН снимут ограничения на поставку оружия в Ливию, то это не значит, что решение будет распространяться на Хафтара и его Ливийскую национальную армию (ЛНА). Повторю, пока он не договорится с ПНЕ, с точки зрения многих игроков будет представлять собственную армию, которая не является вооружённой силой признанного в ООН правительства в Ливии.

«СП»: — Непонятно — а против кого Хафтар может воевать российским оружием, учитывая что, например, ЛНА не участвовала в боях за Сирт, который удерживало «Исламское государство» .

 — Вывод напрашивается сам собой — чтобы Хафтар этим оружием подавил своих противников в Триполи. Теоретически для борьбы с ИГ в Ливии оружие нужно поставлять бригадам из Мисураты, которые сперва вместе с силами Сараджа и подразделениями «Рассвета Ливии» отразили наступление ИГ на Мисурату, а затем при поддержке американской авиации и спецподразделений стран Европы отбили столицу «халифата» в Ливии — Сирт. Хафтар же не может справиться с небольшими группами «Консультативного совета моджахедов Бенгази».

Об этом не любят говорить, но если в РФ видят угрозу в умеренных исламистах из Триполи и Мисураты, то не следует игнорировать тот факт, что ливийские салафиты, не связанные с джихадистским движением, пользуются особым покровительством Хафтара — в ЛНА из них формируют даже целые самостоятельные подразделения, которые получают помощь из КСА и фетвы от саудовских шейхов, прежде всего — Раби аль-Мадхали.

— Встречу Сараджа и Хафтара пытался организовать Алжир, поскольку, как известно, это он фактически перевез Правительство нацединства из Туниса в Триполи, — замечает эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов. — Но тогда это не удалось, поскольку Сарадж опасался, что Хафтар, если его пустят в ПНЕ в качестве министра обороны, осуществит путч. В свою очередь, Хафтару хотелось не просто занимать министерское кресло. Он открыто говорил алжирцам, что ПНЕ — это не правительство, а «банда», с которой он готов воевать.

Честно говоря, у меня сложилось впечатление, что как только Москва начала активно взаимодействовать с Хафтаром (алжирские источники утверждают, что Хафтар не афишируемо посетил Москву в конце декабря, помимо двух поездок в российскую столицу с лета 2016 года), он сразу же стал еще более независимым и резким в отношении ПНЕ. Логика следующая — если раньше он получал оружие от Алжира, то теперь, получив гарантии от Москвы, может торпедировать «алжирский проект».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1992
Похожие новости
14 февраля 2019, 12:15
14 февраля 2019, 12:15
16 февраля 2019, 14:45
14 февраля 2019, 14:00
16 февраля 2019, 14:45
14 февраля 2019, 23:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
15 февраля 2019, 11:00
11 февраля 2019, 11:30
11 февраля 2019, 20:15
12 февраля 2019, 18:45
10 февраля 2019, 18:30
11 февраля 2019, 23:00
12 февраля 2019, 21:30