Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Лучшее время для инвестиций: интервью с ключевой фигурой японо-российского партнерства Алексеем Репиком

JB Press, Япония

© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк
Юлия Итино (Yulia Ichino)

Тридцатисемилетний Алексей Репик кажется слишком молодым для человека, который обладает таким огромным влиянием на российско-японские отношения. По всей видимости, он развит не по годам. За два года до окончания университета он создал собственную компанию «Р-Фарм».

В возрасте 33 лет он стал сопредседателем общероссийской общественной организации «Деловая Россия». В сентябре 2014 года был избран ее представителем. В декабре 2014 года стал председателем Российско-японского делового совета. Через год после этого вошел в совет директоров Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства.



В начале октября этого года Российско-японский деловой совет подписал протокол о намерениях с Японо-российским экономическим комитетом, входящим в состав Федерации экономических организаций Японии. 18 октября президент Путин присутствовал на мероприятии, приуроченном к 15-летию создания «Деловой России».

Репик достиг серьезных успехов в сфере ведения бизнеса с Японией. Репик, российский бизнесмен постперестроечного поколения, приобрел состояние на производстве медикаментов.

По слухам, он находится в хороших отношениях с президентом Путиным. Сейчас его считают ключевой фигурой российско-японского сотрудничества. Мы поговорили с Репиком о перспективах экономического взаимодействия между Россией и Японией.

Серьезные различия в определении малого и среднего бизнеса в России и Японии


Юлия Итино: Большая часть плана сотрудничества из восьми пунктов, который премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил в ходе встречи с президентом Путиным в мае этого года в Сочи, затрагивает малый и средний бизнес. Во время Восточного экономического форума во Владивостоке было объявлено, что серьезной задачей является привлечение зарубежного малого и среднего бизнеса в Дальневосточный регион. Как именно Россия будет взаимодействовать с японскими компаниями этого типа? Ведется ли диалог на правительственном уровне?ъ

Алексей Репик: Во-первых, я хотел бы отметить, что есть серьезные различия в определении малого и среднего бизнеса в России и Японии. Российские компании среднего масштаба в Японии считались бы малым бизнесом. Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства в последнее время принимает беспрецедентные меры, способствующие развитию малого и среднего бизнеса. Такие компании теперь могут становиться поставщиками для государственных корпораций. Кроме того, государство расширило гарантии для малого и среднего бизнеса и осуществляет их финансовую поддержку. Для меня лично ориентиром служит поддержка министерства экономики, торговли и промышленности Японии, которую оно оказывает малому и среднему бизнесу.


Идеи и меры, которые Япония предприняла в отношении компаний такого типа, пока несравнимы с Россией. В Японии бюджет в десять раз больше. Тем не менее я считаю, что подобное можно применить и в России. Мы хорошо знаем, что все крупнейшие японские компании выросли из малого и среднего бизнеса. Япония взращивает малый и средний бизнес, усиливает конкуренцию на внутреннем рынке и продает многообещающие бренды на зарубежные рынки. Мы хотим адаптировать японскую систему поддержки малого и среднего бизнеса к российским условиям и пойти на такие же шаги. В этом наш план. По моему мнению, в сфере малого и среднего бизнеса пока ведется только теоретическое сотрудничество. В большинстве случаев основные бизнес-диалоги касаются корпораций и крупных проектов. Тем не менее Япония уже частично инвестирует в крайне перспективные российские компании небольшого масштаба. Например, компания Mitsui инвестировала в компанию Cotton Way, которая поставляет ткань «РЖД». Mitsui также инвестирует в «Шефмаркет». Это даже более интересный пример. Это новая компания, которая появилась совсем недавно. Тем не менее она предоставляет качественные услуги, привлекая все больше потребителей. Компания доставляет на дом продукты, которых хватает ровно на неделю. Очень хорошая идея. Когда я нахожусь в Москве, я пользуюсь ее услугами. Для того чтобы привлечь японские инвестиции в этот сектор, мы хотим предоставить японским компаниям больше информации о российском малом и среднем бизнесе. Кроме того, я думаю, очень своевременно поддерживать сельское хозяйство, производство продуктов, информационные технологии и сферу услуг, а также помогать им выходить на зарубежные рынки. Мы намерены поддерживать создание российских брендов на японском рынке и помогать им становиться экспортными предприятиями.

— Какую помощь вы будете предоставлять им? Это финансовая помощь, или вы будете помогать им создать репутацию? Какие российские бренды могут успешно экспортировать продукцию на японский рынок?

— Мы будет предоставлять различную помощь: финансовую, интеллектуальную, репутационную. Для выхода на зарубежные рынки, в особенности на японский, российскому малому и среднему бизнесу необходима поддержка в области стимулирования продаж. Дело в том, что у российских компаний пока нет достаточного объема знаний и необходимой специализации. Что касается брендов, то на первоначальном этапе компании просто будут указывать, что товар произведен в России. Обычно так начинают любые компании и молодые экспортеры. Бренд появляется на более позднем этапе, когда объемы экспорта увеличиваются. Предпочтение отдается высокотехнологичным проектам: сельское хозяйство, информационные, космические, ядерные технологии, производство самолетов и так далее. Обвал рубля показал очевидную необходимость увеличения экспорта на иностранные рынки.

— Исследования Федерации экономических организаций Японии показали, что интерес японских компаний к бизнесу в центральной и европейской части России пока высок, но он постепенно снижается. И наоборот, интерес к Дальневосточному региону, который ближе к Японии, растет. Возможно, наступил новый переломный момент для российско-японских совместных предприятий, которые работают в сфере сельского хозяйства и производства продуктов — областях, которые так важны для Дальнего Востока. При этом есть объективные проблемы, связанные с инфраструктурой. Особенно это касается транспорта и логистики. Какие меры вы обсуждаете для того, чтобы стимулировать интерес японских компаний к Дальневосточному региону?

Дальний Восток — совершенно новая модель экспортной ориентации


— Сложно оценивать результаты исследования Федерации экономических организаций Японии. Интерес к бизнесу на Дальнем Востоке растет, однако я не думаю, что интерес к европейскому региону снижается. Там проживает много людей. Это основной рынок России, поэтому должен интересовать именно этот регион. Если говорить о Дальневосточном регионе, то там предлагается совершенно новая модель экспортной ориентации. Поскольку вместе с проектами необходимо готовить инфраструктуру, будут предоставляться большие права и особые условия. Администрация Дальнего Востока уже предпринимает различные меры с точки зрения законодательства, а также прилагает усилия к тому, чтобы создать выгодные условия для иностранных инвесторов. Соответствующая инфраструктура будет финансироваться из государственного бюджета и за счет партнерского капитала государственных и частных компаний. Также будут готовиться чисто инфраструктурные проекты.

— Год назад Вы сказали, что российско-японское сотрудничество стало глубже, что оно распространяется на такие сферы, как высокие технологии, химия, одежда, продукты питания и так далее. Вы также отметили, что результатов нужно ждать три — четыре года. Вы можете сказать, через какое время инвесторы вернут свои вложения?

— У каждого проекта своя история, поэтому ответить на этот вопрос непросто. Тем не менее нельзя не признать, что прибыльность производства в России выросла. В особенности это касается экспортного производства. Также развивается система подготовки и воспитания кадров.

— Вы можете рассчитать рыночный потенциал для японских партнеров?

— Во-первых, необходимо определиться, что это за рынок. Россия намерена привлекать партнерские компании к проектам, ориентированным на мировой рынок. Проекты состоят в том, чтобы предоставлять товары и услуги Китаю, Южной Корее и Японии. России не нужна помощь в проектах, которые ориентированы только на внутренний рынок. С внутренним рынком мы справимся сами.

— Тем не менее российские регионы пытались привлечь японских инвесторов к таким проектам, как, например, строительство дорог…

России нужны экспортные компании


— Я представляю российский бизнес, и я подчеркиваю, что с внутренними проектами мы справимся сами. Сейчас России нужна помощь и сотрудничество для выхода на рынки Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Это включает научно-технический обмен и поддержку экспортного производства. Приоритетные сферы — это технологии и экспорт. Но это не означает, что инвестиции в других областях не нужны. Регионы поступают правильно, пытаясь привлечь прямые иностранные инвестиции. Они обязаны включать это в планирование. По большому счету бизнес — это постоянный поиск инвестиций.

— Я хочу привести две цитаты из японских СМИ. Первая из газеты «Нихон кэйдзай»: «Стал известен проект экономического сотрудничества с Россией, которое японское правительство намерено развивать наряду с урегулированием территориальной проблемы». Еще одна из программы телеканала NHK: «Ключ к проблеме „северных территорий" находится в руках Японии, предложившей план экономического сотрудничества». Очевидно, что для Японии экономика и территориальная проблема связаны неотрывно. Что Вы думаете по этому поводу?

— Безусловно, наличие мирного договора и позитивные отношения повышают доверие и уверенность в сфере бизнеса. Это совершенно ясно. Однако лично я считаю, что эти две проблемы не связаны. Я не имею никакого отношения к территориальной проблеме. И я считаю, что экономические отношения должны выйти на первый план. Важно следующее. Российско-японское экономическое сотрудничество скрывает большие возможности. Оно выгодно и российским компаниям, и японским. Это наша обоюдная прибыль. Чем больше сфер, в которых мы будем сотрудничать, тем легче будет вести диалог, включая политический. Приведу в пример Южную Корею. Россия и РК упростили визовый режим. Сейчас виза вообще не нужна. Активизировался туризм. Выросло количество российских инвесторов, которые решили сотрудничать с РК. В России появляется все больше корейских технологий. Распространяется больше информации, диалог ведется активнее. Бывает, что решение дипломатических проблем упрощает экономические отношения, однако я считаю, что это совершенно разные темы.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

553
Похожие новости
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
23 августа 2017, 07:30
22 августа 2017, 11:15
22 августа 2017, 09:00
23 августа 2017, 14:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 07:33
21 августа 2017, 20:30
22 августа 2017, 09:01
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:31
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 23:00