Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Макрон задумал «трубопровод, который будет отсасывать деньги из Германии»

26 сентября президент Франции представил свой план реформирования Евросоюза. За общими лозунгами «Больше интеграции, больше безопасности, меньше безработицы» и «Воссоздание независимой, единой и демократической Европы» стоит новая версия - «Европа разных скоростей».
Скоростей, собственно, две: для 19 стран еврозоны и для всех остальных. Еврозоне нужны общие налоги, общий бюджет, единый (общий) министр финансов – и парламент для контроля над этим хозяйством. Это и есть «первая скорость», хотя Макрон прямо этого не говорит по понятной причине: из опасения крайне негативной реакции стран Центральной и Восточной Европы. Здесь «Европу разных скоростей» воспринимают как попытку разделить единый Европейский союз на страны первого и второго сорта.
После мартовского саммита ЕС, где обсуждались перспективы Евросоюза после Брексита, особенно острой оказалась реакция Польши. Серый кардинал польского правительства Ярослав Качиньский сразу заявил, что в случае принятия концепции «разных скоростей» встаёт угроза уничтожения Евросоюза, и, вторя ему, министр иностранных дел Витольд Ващиковский предрёк интеграционному объединению катастрофу.
Чехи тоже сомневаются в целесообразности перехода на евро, но во избежание причисления ко второму сорту решили добиваться статуса наблюдателя в еврозоне. В словах премьер-министра Чешской республики Богуслава Соботки сквозит беспокойство:
«Чехия должна внимательно наблюдать за проходящими дискуссиями и не допустить того, чтобы в еврозоне принимались решения, которые бы оказали на нее влияние, в то время как она не будет иметь возможности с этим ничего поделать».
Макрон, бросая кость восточноевропейцам, призвал ЕС заняться в первую очередь совместной обороной: создать единую армию для ведения совместных операций, принять общую военную доктрину и ввести общий оборонный бюджет – уже к 2020 году. За создание европейской армии ещё год назад выступили премьер-министры Чехии и Венгрии, а в июне сего года премьер-министр Чехии в совместном заявлении с председателем Еврокомиссии подчеркнул, что обеспечение европейской безопасности – задача Евросоюза. Поляки же со свойственной им амбициозностью самых верных атлантистов (США и Великобритания блокируют идею европейской обороны вне НАТО) начали с возражений против европейской армии. На конференции по сотрудничеству ЕС и НАТО в ноябре 2016 г. Ващиковский назвал этот шаг преждевременным, сказав, что прежде нужно укрепить «охрану наших границ, разведывательное сотрудничество».
Такая позиция поляков просматривается и в плане Макрона: французский президент предложил сформировать пограничную полицию (называя это одним из механизмов преодоления миграционного кризиса) и создать европейскую Академию разведки. Полякам и прибалтам такой подход уже пришёлся по вкусу: именно этот аспект выделяют они в комментариях к новому плану Макрона. Угодит этой группе стран и намерение французского президента укрепить общую энергетическую политику. Поляки не скрывают надежд на то, что Германию удастся заставить отказаться от её до сих пор в целом благоприятного отношения к строительству «Северного потока-2».
Однако речь Макрона была адресована не только и, пожалуй, не столько Восточной Европе, сколько «локомотиву» европейской интеграции – соседней Германии. Не случайно эта речь состоялась через день после выборов в бундестаг. Как пишет европейская пресса со ссылкой на анонимный источник во французском МИД, у французской стороны нет намерения влиять на формирование правительства, тем более определять курс нового кабинета в Берлине, но ничто не препятствует «чётко сказать немцам, чего от них ждёт Франция».
Так чего же ждёт Франция Макрона?
Ещё до выборов в Германии новый французский президент предлагал Ангеле Меркель создать Европейский валютный фонд и Банковский союз, ввести единый бюджет еврозоны и учредить пост министра финансов ЕС. По Макрону, средства совместного бюджета будут направляться в обеспечение безопасности, создание инфраструктуры и развитие информационных технологий, а формироваться за счёт общих налогов (экологический налог на выбросы парниковых газов); тут Франция с её атомной энергетикой может не беспокоиться: налоги лягут на плечи так называемой группы GAFA – Google, Apple, Facebook, Amazon. Однако эта идея пришлась не слишком по вкусу даже не столько Ангеле Меркель, сколько другому влиятельному политику её кабинета – министру финансов Вольфгангу Шойбле. В свете послевыборной обстановки у Шойбле есть серьёзный союзник в лице Свободной демократической партии (СвДП), которая получила на выборах 10,7% голосов и считается, наряду с зелёными, наиболее вероятным партнёром христианских демократов в будущей правительственной коалиции. Именно этого Макрон хотел бы избежать: «Если либералы войдут в правительство, я труп», – приводит немецкая Welt слова, приписываемые французскому президенту.
Дело в том, что немецкие либералы, как и Шойбле, подозревают Макрона в намерении использовать единый бюджет не как инструмент сокращения бюджетных расходов (чего хотели бы немцы), а как источник финансирования программ по оздоровлению французской экономики. Лидер СвДП Кристиан Линднер, выступая перед однопартийцами в ходе предвыборной кампании, назвал план Макрона «трубопроводом, который будет отсасывать деньги из Германии». На что французский президент запальчиво возразил, что-де он видит не красные линии, а открытые горизонты. Однако немцы помнят, как их канцлер Гельмут Коль обещал Восточной Германии «цветущие ландшафты»: утекли без малого 30 лет и миллиарды евро (из кармана налогоплательщика), а восток Германии всё ещё не дотягивает до «цветущих ландшафтов». Вот и не спешит Германия раскошеливаться на новые фантазии политиков – тем более французских.
Nordwest-Zeitung пишет без обиняков:
«В денежных делах Макрон видит Германию в роли дойной коровы. И конечно, как страна, самая мощная в военном отношении, Франция станет безраздельно доминировать в таком Европейском союзе».
Обращает внимание, что приведенную цитату поместил портал Deutschlandfunk, который считается близким к правительственным кругам.
Итоги выборов в бундестаг неприятны французскому президенту не только тем, что они принесли определённый успех СвДП, но и взлётом «Альтернативы для Германии» (АдГ). Лидеры этой партии усматривают в цветистых речах француза замысел растворения национального государства (и национальной культуры) в безликом сверхгосударственном, безнациональном образовании. Настораживают их и предложения по миграционной политике: Макрон хочет создать единое европейское агентство по делам беженцев, чтобы упростить (!) процедуру их въезда в ЕС. Здесь голос мощной оппозиционной фракции АдГ в бундестаге нельзя будет полностью игнорировать.
Представляя свой план реформирования ЕС, Макрон призвал к укреплению оси Берлин – Париж. Дальнейшее сближение двух грандов европейской политики видится ему по трём направлениям: укрепление межпарламентских связей через создание двусторонней консультативной ассамблеи из депутатов бундестага и Национальной ассамблеи (по 90 депутатов от каждой стороны), создание Франко-германского совета по экономике, социальным вопросам и окружающей среде; развитие сотрудничества в оборонной сфере.
«Наверное, Макрон хочет слишком много. И всё сразу», – осторожно урезонивает молодого и рьяного французского президента Welt. А Badische Tagesblatt добавляет: «Макрон любит большой выход, широкую сцену, пафос. О реформах надо говорить и надо иметь мужество, чтобы идти вперёд. Но, пожалуйста, не всё и не сразу».


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

434
Похожие новости
20 октября 2017, 08:30
20 октября 2017, 15:45
21 октября 2017, 07:30
19 октября 2017, 07:00
20 октября 2017, 08:30
20 октября 2017, 08:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 октября 2017, 00:15
18 октября 2017, 18:45
17 октября 2017, 09:00
19 октября 2017, 04:45
17 октября 2017, 19:45
16 октября 2017, 20:45
20 октября 2017, 11:30