Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Мария Безчастная. Трамп уже перечеркивает Гамбург

Президент США усомнился, что можно выполнить его договоренности с Путиным
Почти тотчас после возвращения из Гамбурга, 9 июля, президент США Дональд Трамп фактически отказался от договоренностей по созданию российско-американской рабочей группы по вопросам кибербезопасности, достигнутых на встрече с российским лидером Владимиром Путиным «на полях» саммита G20.
Создание рабочей группы сначала анонсировал глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров. Он рассказал, что группа должна будет заниматься целым комплексом вопросов, включая «борьбу с терроризмом, с организованной преступностью, хакерством во всех его проявлениях». Лавров добавил, что вопросам кибербезопасности была посвящена значительная часть переговоров, так как «эта сфера становится все более рискованной».
9 июля эту информацию подтвердил и сам Трамп, написав в «Твиттере»: «Мы с Путиным обсудили создание непроницаемого отдела по кибербезопасности, который будет следить за тем, чтобы хакерское вмешательство в выборы и многие другие негативные вещи не повторялись».
Естественно, «твит» вызвал бурю возмущения в американском политическом истеблишменте и СМИ. Тем более, что последние традиционно подготовили почву для соответствующей реакции общественности. Так, The New York Times написала, что на переговорах президенты около 40 минут обсуждали кибербезопасность, но в контексте «российского вмешательства» в американские выборы. Беседа якобы была напряженной, лидеры время от времени повышали голос, причем Трамп обвинял Москву, а Путин требовал предъявить доказательства. Позднее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал эту публикацию ложной, а ее авторов — «сказочниками». По словам Пескова, на встрече присутствовали только сами президенты, поэтому никаких «инсайдеров» там быть не могло.
Одним из первых на «твит» Трампа отозвался республиканский «ястреб» Джон Маккейн. «Уверен, что Владимир Путин может оказать огромную помощь в борьбе с хакерами, ведь он сам ими руководит», — саркастично заявил Маккейн.
Еще один республиканский сенатор Линдси Грэм, который известен не лучшими отношениями с Трампом, назвал это «не самой глупой идеей, которую он слышал, но очень близкой к ней».
«Когда дело доходит до России, я просто в растерянности. Трамп вредит своему президентству тем, что просто не признает, что Путин — плохой парень. Он единственный человек, которого я знаю, не верящий в том, что это Россия вмешивалась в наши выборы в 2016 году», — заявил Грэм в эфире NBС.
Далее критика посыпалась на Трампа и от республиканцев, и от демократов. В итоге президент быстро взял свои слова назад и начал оправдываться. В новом «твите» миллиардер заявил, что он и сам не верит в идею создания общей группы по кибербезопасности. «Тот факт, что мы с президентом Путиным обсуждали создание отряда по кибербезопасности, не значит, что я верю в то, что это может произойти. Это невозможно — а вот перемирие (в Сирии, — прим. ред.) возможно, и оно уже началось!», — написал Трамп.
Если американский президент так быстро отходит от достигнутых всего несколько дней договоренностей, можно ли доверять ему в других вопросах? И вообще — имеет ли смысл договариваться о чем-то на высшем уровне, если это, как выясняется, не имеет никакого значения?
Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев считает, что в случае с кибербезопасностью Трампу быстро «объяснили», что он не прав. Но и в других вопросах любой президент США — фигура не самостоятельная.
— Вопрос кибербезопасности очень непрост. У Трампа нет опыта политика и государственного деятеля, и он может относиться к обсуждаемой теме с позиции здравого смысла. Мол, раз есть претензии, давайте обсудим их с Россией. Но ведь Россия и раньше предлагала создать некую объединенную группу по кибербезопасности. Однако предыдущие президенты всегда отказывались.
«СП»: — Почему?
— Во многом потому, что США считаются одной из самых защищенных стран мира с точки зрения цифровой безопасности. В Америке все эти «кибервойска» возникли гораздо раньше, чем в других странах. Благодаря Сноудену, общественности стало больше известно о том, чем занимается Агентство национальный безопасности. Но это только малая часть такой деятельности за океаном.
Соединенные Штаты отказывались от взаимодействия с Россией именно по той причине, что они считают себя на десять голов выше. И они не так уж в этом не правы. Вся информация, которая появлялась на «Викиликс» — это «сливы», человеческий фактор, а не результат вмешательства хакеров. Поэтому в США считают, что любое такое сотрудничество может только раскрыть Москве какие-то секреты.
Думаю, к Трампу пришли компетентные люди и «объяснили», что на самом деле США — самая защищенная страна, а Россия только хочет выведать их секреты. Вот вам и контекст этих противоречивых «твитов».
«СП»: — Ну а в остальных вопросах насколько Трамп самостоятелен?
— Если кибербезопасность — вопрос специфический, в котором Трамп не разбирается, то в остальных вопросах он по-прежнему остается главой государства. Но в США любой президент, не только Трамп, действует в системе сложных ограничений, и не всегда может сделать то, что хочет. Между его желаниями и способностью провести решение не стоит ставить знак равенства. Да, нужно встречаться, договариваться и добиваться конкретных решений. Но как они будут реализованы — это уже другой вопрос. Здесь можно проявлять только сдержанный оптимизм или сдержанный пессимизм.
Напомню, что после завершения «холодной войны» все американские президенты хотели улучшить отношения с Россией. Четыре президента обещали отменить поправку Джексона-Вэника, но более 20 лет не могли этого сделать. Их можно критиковать, говорить, что они не хотели улучшения отношений, но реальность в том, что они не могли этого сделать, потому что Конгресс не позволял. Так же и Трамп, который что-то способен сделать, а в чем-то зависит от Конгресса. Это особенность перетягивания каната между исполнительной и законодательной властью в США и того, что они друг друга могут контролировать.
Повторю, это не означает, что не нужно договариваться с Трампом. Но нужно понимать, что он не всегда может сделать то, о чем говорит.
Похожего мнения придерживается эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер, который советует говорить с Вашингтоном только о предельно конкретных вещах.
— Ко всем контактам с Западом нужно относиться очень осторожно и с элементом скепсиса. Это не означает, что контакты не нужны, но желательно, чтобы они были предметными, подготовленными и мотивированными. Если по итогам переговоров российские парламентарии будут говорить, что это прорыв — это очень сильно дезориентирует общественное мнение.
Никаких прорывов, особых достижений и эпохальных сдвигов встреча на высшем уровне между российским и американским президентами не принесет. Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра. Именно так к этому и нужно относиться. У нас свои интересы, у них свои. Они могут очень частично совпадать, но в целом будут противоположны и противостоять друг другу. Повторю, это не означает, что не нужны контакты и совместные позиции. Они порой очень нужны, но они должны быть очень хорошо подготовлены.
«СП»: — То есть имеет смысл обсуждать только предельно конкретные вещи вроде локального перемирия в Сирии?
— Да, все переговоры всегда должны носить конкретный и подготовленный характер. Экспромты никогда не приводят к серьезным результатам. Чем их меньше, тем лучше. Встреча на высшем уровне должна привести к наличию общего понимания, не более. Не случайно Макмастер сразу после встречи Путина и Трампа заявил, что никаких решений она не принесла.
Единственное решение — это договоренность по сирийской проблеме. Она очень полезна, но напомню, что Россия давно предлагала подобный шаг. Несколько месяцев Москва говорила о том, что нужно объявить о прекращении огня, но не получала никакого ответа США. То есть это не новая инициатива, она логически вытекает из нынешней военной ситуации в Сирии. Поэтому США легко пошли на это соглашение. Оно не приведет к разрешению ситуации в целом, но в данном конкретном случае оно полезно.
«СП»: — Нужно ли вообще говорить с Трампом, если он так быстро меняет свое мнение и мало что решает?
— Трамп достаточно самостоятельный политик, но он самостоятелен ровно на столько, на сколько ему позволяет ситуация. Что касается его противоречивых заявлений, он всегда несколько экзальтирован и излишне эмоционален. Об этом сказал и Владимир Путин, говоря о том, что телевизионный и реальный образ Трампа расходится.
Он всегда избыточно воспринимает сложившуюся ситуацию, анализирует и комментирует. Поэтому то, что Трамп в «Твиттере» слишком много и противоречиво пишет, это нормально для него и не самое страшное для нас. То, что он сначала написал, что встреча с Путиным была чудесной, потом — восхитительной, а потом — что он не верит в то, что договоренности будут выполняться, это еще полбеды.
А вот действия американской элиты, советников Трампа и администрации, которые последовали после переговоров, в частности, визиты Тиллерсона и Волкера на Украину, говорят о том, что Соединенные Штаты никогда не будут искренними на переговорах с Россией. Они всегда будут стремиться исключительно к собственной выгоде и пытаться сделать так, чтобы Америке было хорошо, а России — не очень. Это нужно принимать о внимание, когда РФ контактирует с США на высшем уровне. Наши позиции по принципиальным вопросам никогда не сблизятся, и через эту призму нужно воспринимать все то, что Трамп пишет в «Твиттере».
Мария Безчастная
svpressa.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1825
Похожие новости
22 ноября 2017, 18:45
23 ноября 2017, 13:15
22 ноября 2017, 13:30
22 ноября 2017, 18:45
22 ноября 2017, 13:30
22 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 ноября 2017, 22:15
18 ноября 2017, 13:30
19 ноября 2017, 08:15
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 11:30
17 ноября 2017, 11:30
19 ноября 2017, 16:30