Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Марксизм в Венесуэле: в чем заключалась борьба с капиталом? (Clarin)

В это воскресенье в Венесуэле пройдут выборы в законодательные органы, на которых режиму буквально гарантирована победа — мечта любого авторитарного правительства, которое сводит демократию к ратификации командования. Оппозиция в целом, большинство руководства которой объявило выборы вне закона, решила бойкотировать их на том основании, что это манипуляции чавизма. История фальсификаций при голосовании в Учредительной комиссии в 2017 году и при переизбрании Николаса Мадуро год спустя подкрепляет их подозрения.
Номенклатура драматизировала просьбу о предоставлении наблюдателей от ООН и Европейского союза, но отказалась отложить голосование, что могло бы позволить начать эти инспекции и тем самым обеспечить сохранность их результато на условиях, неприемлемых для авторитарной власти в Венесуэле: свобода прессы, отмена запрета на инакомыслие и освобождение политических заключенных. Атмосфера свободы, которая никоим образом не гарантирует Мадуро победу.
Режим стремится восстановить контроль над парламентом, который оппозиция выиграла удивительным и подавляющим образом в декабре 2015 года. Роковым ударом в то время стал эксперимент чавистов, который впервые с момента своего создания в 1989/90 гг. утратил контроль над одной из решающих властей страны. Более того, это происходило перед лицом оппозиции, которая была задушена всеми мыслимыми способами, лишенная возможности обнародовать свои предложения и проводить пропаганду по телевидению или радио.
Голосование стало отражением беспомощности граждан из-за коррупции и неэффективности псевдосоциализма власти, которая обеднила страну и в значительной степени распылила ее богатства и нефтяную промышленность. Более того, массовое изгнание венесуэльцев еще не началось, и еще есть надежда на перемены.
Сегодняшняя оппозиция — прецедент, который вызвал бурные дебаты на протяжении многих лет у самих диссидентов. В 2005 году политические партии, критикующие режим, также отказались участвовать в выборах в законодательный орган, что помогло тогдашнему вездесущему Уго Чавесу гарантировать себе парламент в качестве полноправной канцелярии. Наказание, которое предполагало инакомыслие только наказывало инакомыслие. Чавес лишь улыбался.
Но на этот раз восстановление однопалатного законодательного органа имеет цель, диаметрально противоположную той, которая была задумана основателем империи Чавеса. Мадуро, потрясенный кризисом, открыл страну для селективного частного капитала, а также провел долларизацию на обломках уже почти вымершей национальной валюты. Однако это открытость не похожа на попытку Кубы до начала президентства Дональда Трампа. Эта открытость гораздо более непрозрачная и является чистым проявлением марксизма Граучо, подразумевающем, что одни принципы должны заменять другие.
Тем в регионе, кто настаивает на том, чтобы назвать это революцией, как если бы все революции были прогрессивными или социалистическими, будет интересно понаблюдать за ее последствиями, которые разрушают большую часть наследства статиста и социалиста-парашютиста. «Административные искажения», как их озорным образом назвал заместитель министра финансов России Сергей Анатольевич Сторчак, который в Кремле имеет дело с замасленными отношениями России с Венесуэлой, также ссылаясь на «ущерб», нанесенный нефтяной национализацией.
После этого поражения в 2015 году номенклатура стремилась снести диссидентский парламент, отнимая у него бюджет и даже при неудачной попытке заставить Верховный суд «действовать» в качестве законодателя и использовать Учредительное собрание в качестве парламентского «подражания». Горстка международных партнеров режима убедила Мадуро прекратить эти банановые маневры и понять, что он должен вернуть Конгресс, чтобы поддержать поворот в экономике с помощью законов. Этот российский замминистра открыто заявил иностранной прессе, что ключевым условием является отстранение от законодательной власти депутата «Народной воли» Хуана Гуайдо, агонизирующего временного президента, признанного полсотней стран. Это случится в это воскресенье.
Сомнения
The Wall Street Journal охарактеризовал эти движения как первую часть «стратегии, которая завершится разработкой законов, дающих иностранным компаниям юридические полномочия по управлению нефтяными проектами в Венесуэле». Однако парламент, который появится в этот день, далек от того, что было задумано. Турция, как партнер России и США, выступила посредником, чтобы спасти бумаги до такой степени, что пресловутый оппонент Энрике Каприлес, дважды кандидат в президенты, порвал со своими союзниками и согласился представить свою партию «Справедливость прежде всего», но в обмен на выборы, которые будут проходить под наблюдением. Это была легитимность, которой мы добиваемся. Такого не было, и диссидентское решение о бойкоте выборов было закреплено, в том числе и для Каприлеса.
Останется парламент, который подвергается сомнению во всем мире, как и его решения. Насколько это будет иметь значение для этих игроков, является вопросом. Кремль пришлет наблюдателей, и, по мнению российской канцелярии, законодательные органы должны быть «конкурентоспособными и хорошо организованными». Ставки высоки. Для других международных союзников Москвы и Каракаса, от Турции до Китая, в центре внимания Венесуэлы находится не пустая риторика, а нефтегазовый и горнодобывающий бизнес.
Помимо затмения Гуайдо, Мадуро делал свое дело. Недавний тайный «антиблокадный закон», одобренный Учредительным собранием в октябре прошлого года, — это механизм, дающий режиму чрезвычайные полномочия утверждать «приватизацию» или открывать схемы, сохраняя при этом «анонимность тех лиц или компаний», которые ведут переговоры с правительством.
Намерение состоит в том, чтобы бросить вызов экономической осаде, навязанной Белым домом, но это больше соответствует решению комиссии во главе с министром нефтяной промышленности и бывшим вице-президентом Тареком эль-Аиссами, назначенным в начале этого года, что позволило ввести частный капитал в государственную PDVSA. Намерение состоит в том, чтобы восстановить отрасль, которая производит менее 400 000 баррелей в день, до уровня 1930-х годов, и в идеале поднять ее до двух миллионов баррелей в день — иллюзия, основанная на повышении прогнозируемых цен на энергоносители и зерновое сырье в связи с новым азиатским подъемом после вызванного пандемией кризиса.
В то же время Центральный банк Венесуэлы только что заключил соглашение с несколькими частными банками и финансовыми компаниями о долларизации экономики. Головное подразделение станет клиринговым центром по доллару США, что позволит осуществлять мгновенные операции между банками и предприятиями. На сегодняшний день более 60% деловых операций в Венесуэле осуществляются в иностранной валюте, по данным исследования Ecoanalítica.
Боливар как местная валюта будет сосуществовать с валютой, но в умирающем состоянии. Выдающийся в творческом плане министр сельского хозяйства Вильмер Кастро Сотельдо охарактеризовал эти изменения как продвижение «к строительству революционной и преобразующей буржуазии», замечательного оксюморона, как часть либертарианских фантазий, над которыми экспериментирует режим.
Власть любой ценой
Этими мутациями Мадуро и его стая пытаются сохранить себя у власти, что, мимоходом, подтверждает идеологическую пористость структуры. Но это может лишь загнать его в угол. Новое правительство Соединенных Штатов, которое считает, что в Венесуэле правит плоская диктатура, не будет вмешиваться в эти изменения. И наверняка в этой стране будут компании, которые будут пытаться ухватить свой кусок торта. Американская компания Chevron работала в стране Карибского бассейна с разрешения уходящего правительства и останется там.
Но когда режим полностью войдет в этот цикл, он не сможет ничего сделать, кроме как двигаться вперед, и двусмысленная политическая оппозиция Венесуэлы найдет неожиданных партнеров по раздроблению частного капитала, что потребует большей легитимности, чем может обеспечить самодержавие.
Безусловно, эти новинки не окажут позитивное влияние на внутриполитические группы, которые защищали, даже не смотря на все доказательства, социалистический характер, рожденный чавизмом. Жалобы на «либеральную политику» режима множатся. Сегодня они являются объектом неумолимых репрессий Мадуро, которые включают в себя убийства или похищения многих его лидеров. Это не изолированное явление. И без того серьезная жестокость режима выросла пропорционально этой «открытости». Мнимый социалистический рай стал подражанием кровожадному режиму Дювалье в Гаити или режиму Иди Амина в Уганде, а также жестокой адаптацией основной массы населения.
Это диалектическая проблема группы «Пуэбла», в значительной степени Ватикана или правительств, таких как Аргентина, которые не указывают открыто на деспотический характер мадуризма. На тот случай, если возникли какие-либо сомнения, у двух групп, наиболее отождествляемых с чавизмом как социалистическим субъектом, партии «Тупамаро» и «Отечество для всех», к которым режим относился как к «младенцам» из-за страха перед этими изменениями, Верховный суд просто отнял названия и передал их послушному воинствующему человеку.
Побежденные, они объединились с Коммунистической партией в коалицию «Народная революционная альтернатива», чтобы в воскресенье подтолкнуть Мадуро против «политики буржуазной макроэкономической корректировки». Типично для волшебного карибского реализма.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
362
Похожие новости
17 января 2021, 15:15
17 января 2021, 07:45
18 января 2021, 16:00
17 января 2021, 15:15
18 января 2021, 14:15
18 января 2021, 12:15
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
18 января 2021, 12:00
18 января 2021, 02:45
18 января 2021, 00:45
18 января 2021, 16:00
18 января 2021, 12:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
11 января 2021, 23:30
15 января 2021, 17:45
12 января 2021, 19:15
12 января 2021, 13:45
14 января 2021, 05:45
17 января 2021, 19:15
14 января 2021, 15:15