Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Меркель, Макрон и украинский кризис

Макрон уже, а Меркель еще нет. В смысле выборов. Потому и поведенческая модель у них разная. В частности, по отношению к России, а в этом контексте и к Украине, разумеется. Поскольку и ежу понятно, что без России украинский вопрос неразрешим. Наворочали дел французы с немцами на киевском майдане в 2014-м, теперь расхлебать никак не могут. Макрону, возможно, в каком-то смысле легче: дела украинские затевались при Олланде, а не при нем. А вот фрау Меркель вся увязла в украинской непроходимой теме, и дальше придется тащить ее на горбу, а решать-то вопрос как-то надо, ведь и выборы ж в Германии — на носу.
Ну что ж, посмотрим на них.
Обозреватель Валерий Усачев в статье с красноречивым названием «Черт с ним, с Крымом, хоть Донбасс верните»! Меркель желает снятия санкций» рассказывает, что именно в таком ключе выразилась фрау, проводя свою ежегодную пресс-конференцию. Она сказала, что санкции вредны для экономик обеих стран (Германии и России), что надо возвращаться к нормальному сотрудничеству, но… дайте нам «зачистить» Донбасс.
Чего просит Меркель? Она утверждает, что ЕС снимет санкции лишь после того, как контроль над регионом будет возвращен Киеву. А тот уже подготовил скандальный «закон о реинтеграции», где прописано силовое возвращение территорий, под девизом, разумеется, «спасения населения от русских оккупантов».
«Минский процесс» длится, но толку нет. Совсем недавно было подписано т. н. «школьное перемирие». Дескать, пусть детишки нормально учатся, без ежедневных обстрелов. Но что на практике? Глава СММ ОБСЕ на Украине А. Хуг заявил, что с полуночи 25.08 и до утра 28.08 территория ЛДНР была многократно обстреляна, «специальная мониторинговая миссия задокументировала более 600 нарушений режима прекращения огня». Он же привел статистику: с начала «школьного перемирия» погибли или были ранены 362 человека.
Возникает резонный вопрос к госпоже Меркель: если сейчас идет такое смертоубийство, то чего ждать, если вдруг войска и зондеркоманды Украины войдут на Донбасс? Вряд ли они привезут на танках гуманитарную помощь и стройматериалы.
Словеса канцлера ФРГ означают демонстрацию приверженности «минским договоренностям». А про Крым из уст фрау Меркель не слышно уже ни слова! Вопрос Крыма, подмечает В. Усачев, понемногу исчезает с повестки дня. Зато санкции — остаются.
Но остается и российский экономический ответ совокупному «лорду Керзону». И это не по душе немецкому и в целом европейскому бизнесу. Но просто взять и отменить санкции невозможно, «партия войны», которая есть во всех странах, в том числе в США, этого не допустит. Отсюда возникает ожидание Запада: когда же и в каком виде провалится попытка «реинтеграции Донбасса» (а она провалится неизбежно и несомненно). И тогда снова придется думать: как выходить из положения. Но это, похоже, будет уже после германских выборов. И об этом г-жа Меркель, «подумает завтра», как говорила героиня известного фильма.
Аналитик полагает, что тогда вину возложат на Украину, воплощение проекта «реинтеграции» может стоить многих жизней. Он же обращает внимание, что слова политического лидера немцев о переходе Донбасса «под контроль Киева» не означают перехода под контроль персонально президента Порошенко. То есть по умолчанию понимается, что политическая власть на Украине вполне может быть и другой. Какой? Да хоть и с Азаровым во главе…
То есть «в Киеве появится адекватная действующая власть, и вот тогда Донбасс спокойно возвращается в лоно Украины. Под контроль Киева, чего и хочет фрау канцлерин. А там и в санкциях надобность отпадет, Донбасс-то вернулся».
Жизнь, правда, всегда вносит свои существенные коррективы как в грезы политиков, так и в прогнозы аналитиков.
* * *
А что француз Эмманюэль Макрон?
А он на днях рассказал о наличии «серьезных разногласий» с российским коллегой Владимиром Путиным. В основном речь идет о разных подходах к разрешению кризиса на Украине. «По Украине мы придерживаемся абсолютно разных подходов. Но мы договорились о диалоге между гражданскими обществами. Проект “Трианонского диалога” мы реализуем», — заявил Макрон в интервью изданию Le Point.
При этом отметил, что сторонам удалось достичь серьезного прогресса при обсуждении ситуации в Сирии. «Мы с Владимиром Путиным продвигаемся в обсуждении по химическому оружию, и я чувствую, что позиция России изменилась после нашего разговора в Версале», — сказал Макрон, выразив уверенность в том, что у России и Франции есть точки соприкосновения, в которых российская сторона «готова поддержать» позицию Парижа.
Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня», в статье «Макрону не нужна Украина: на каких условиях Париж готов сдать Киев» пишет, что французский политический лидер перед тем как сформулировать свою позицию по сотрудничеству с Германией в рамках ЕС, провел сепаратные переговоры с Трампом, в ходе которых решал исключительно французские, а не общеевропейские проблемы. С Берлином он соглашается в необходимости реформировать ЕС и отстранить от влияния на принятие стратегических решений младоевропейцев из Восточной Европы, что вызывает регулярные истерики у членов Вышеградской группы. Макрон жестко торгуется относительно финансовой политики. Берлин желает экономить и управлять Евросоюзом при помощи своих денег, а Макрону хотелось бы, чтобы Германия оплатила военно-политическое доминирование Франции в ЕС. В его представлении Берлин должен удовольствоваться позицией парижского «королевского банкира».
Однако для возвращения Франции роли члена глобального синклита великих держав, утверждает эксперт, в узком кругу решающих судьбы мира (о чем мечтал еще де Голль), Макрону мало выйти на позиции лидера ЕС, оттеснив Меркель на второй план.
Макрону надо сбросить с Франции ответственность за урегулирование не представляющего для нее интереса украинского кризиса, а вместо этого войти в узкий круг стран, решающих судьбу Сирии и Ближнего Востока.
«Когда Олланд вводил Францию в число организаторов “нормандского формата”, на Западе в целом и в Париже в частности считали, что украинский кризис долго не продлится и завершится полным триумфом Запада и унижением России, — пишет Р. Ищенко. — Официальному Парижу представлялось разумным занять место в первом ряду будущих триумфаторов. В том же 2014 году казалось, что западная коалиция, исламисты и сирийская пятая колонна вот-вот добьют Асада, после чего вопрос о переформатировании Ближнего Востока будет решаться с учетом французских интересов. Однако уже через год (тем более через три — когда Макрон стал президентом) ситуация выглядела далеко не так оптимистично. “Нормандский формат”, в котором Франция и Германия пытались сыграть роли посредников в урегулировании российско-украинского конфликта, самостоятельного развития не получил, выродившись в “минский формат”. А в этом случае уже Россия, Франция и Германия выступали посредниками между Киевом и Донбассом».
«Минский формат» рано или поздно должен завершиться формализацией выхода Донбасса из состава Украины, и Макрон это понимает, — убежден аналитик. Здесь вопрос времени и конкретных условий, но не принципа. То есть ситуация для Запада оказалась изначально проигрышной, и вопрос лишь в сроках и масштабе этого проигрыша. Причем если Германии, плотно интегрированной в дела Восточной Европы, газовые контакты с Россией и организацию украинского переворота, есть за что бороться, то Франция, в принципе, чужая на этом празднике жизни. Олланд хотел без особого напряжения сил получить при разделе российских трофеев кусок пожирнее, а способный (очень многие так считают!) Макрон понял, что прибыли не будет, и его задача (как инвестиционного банкира) выйти в ноль, чтобы не фиксировать на этом направлении убытки.
Зато главный француз резонно видит свет в конце тоннеля в Сирии, где добивают исламистов, притом в Астане обсуждают вопросы послевоенного устройства и собственно Сирии, и всего Большого Ближнего Востока (а по факту — и Северной Африки). И за этим столом нет США (с чем Макрон с удовольствием бы согласился), но там нет и Франции.
И вот президент Франции делает ряд заявлений на тему «О чем я бы поговорил с Путиным». Он фиксирует разногласия по Украине, но никак не рефлексирует по этому поводу. «Накануне вместе с Меркель Макрон ограничился ритуальным призывом к президентам Порошенко и Путину выполнить минские соглашения, на что получил столь же ритуальный ответ, что Россия не является участником данных договоренностей.
Фактически президент Франции демонстрирует, что, как и его товарищи по несчастью, выйти из “минского формата” Франция не может. Но в принципе он, как и нормандский, ей не интересен и никаких активных действий она на этом направлении предпринимать не собирается. Украина — объект для размена. Если Путин найдет приемлемые формулировки или же общие политические обстоятельства изменятся, то Макрон готов закрыть глаза на любые изменения на Украине».
Но его интересует Сирия, и он об этом открыто говорит, рассчитывая на то, что Путин «придаст ускорение процессу». Макрон еще во время версальской встречи с президентом России, прошедшей в конце мая, намекал на свой интерес в вовлечении Франции в урегулирование сирийского кризиса. Ответа он тогда не дождался и теперь выкладывает на стол предмет для торга — Украину.
Политолог завершает размышления довольно-таки новой и в каком-то смысле неожиданной мыслью. Что Макрон, как и весь Запад, продолжает оставаться в плену своих стереотипов в том смысле, что «на Западе изначально были уверены в экзистенциальной ценности Украины для России, в том, что Москва все отдаст, лишь бы вернуть эти территории и не допустить появления в Киеве прозападного режима. Макрон точно так же предлагает России не нужную Западу Украину в обмен на весьма актуальную для Запада Сирию, как это делала администрация Обамы в 2014 году». Но прошло три года, обстоятельства изменились, поэтому то, о чем Обама молчал, Макрон теперь высказывается практически открыто. «Кроме того, ему уже не приходится рассчитывать, что, пожертвовав украинской пешкой, удастся заставить Москву полностью сдать сирийскую партию, поэтому он согласен, что Франции придется сидеть за одним столом с Россией и ее партнерами. Главное — отвоевать свое место под ближневосточным солнцем».
То есть сегодня Франция готова к сепаратным (без участия США и Германии) переговорам об урегулировании всех спорных вопросов с Россией, — резюмирует свои размышления эксперт. «Запросы Макрона, конечно, не соответствуют весу его страны, но сам факт желания заключить с Россией сепаратную сделку — показателен. Лидеры Запада больше не верят в победу и торопятся выйти из конфронтации первыми и без потерь. Как всегда, за всех ответит последний».
Но пока западные политики разглагольствуют в своем умозрении, Сэмэн Сэмэнченко (Гришин) грозит «второй блокадой Донбасса». Первую Порошенко пришлось, в виду припертости к стене, даже самому перевозглавить. Это принесло Украине огромные убытки. Что случится, если будет осуществлена «вторая блокада», предсказать не может никто.
Но кто-то явно вбрасывает деньги в ликвидацию Порошенко как политического лидера. Прошла информация, что неделю назад в Италии прошле «сходняк» украинских олигархов, где был замечен и Аваков.

Специально для «Столетия»

Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1589
Похожие новости
17 октября 2017, 09:00
17 октября 2017, 16:45
17 октября 2017, 11:30
16 октября 2017, 15:15
16 октября 2017, 15:15
17 октября 2017, 06:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 октября 2017, 18:15
15 октября 2017, 11:15
11 октября 2017, 10:45
13 октября 2017, 18:45
15 октября 2017, 09:00
12 октября 2017, 12:15
12 октября 2017, 14:15