Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Молдавия и ЕС: итоги и перспективы

Уже больше трех лет граждане Молдавии могут въезжать без виз в страны Шенгенской зоны. Безвизовый режим не решил всех проблем, но значительно повлиял на миграционную динамику. В частности, число молдавских трудовых мигрантов, отправляющихся в Россию и Евросоюз, практически сравнялось, в то время как раньше львиная доля приходилась на РФ.

Правом на въезд в Шенгенскую зону по биометрическому паспорту в трехмиллионной Молдавии за три года воспользовались порядка 1 млн человек. Общее число поездок, большая часть которых пришлась на Румынию, составило примерно 14 млн. Активнее всех посещали страны ЕС молодые люди в возрасте 26-35 лет.

За эти три года молдавские граждане, работающие за рубежом, существенно изменили географию своих поездок. Точного количества обладателей молдавского паспорта, отправляющихся на заработки за рубеж, не знает никто, но оценки колеблются от 800 тысяч до 1 миллиона человек, постоянно находящихся за границей.


Поскольку это трудовое множество подвижно — одни приезжают домой, другие сменяют их на заработках — почти все живущие в Молдавии лица трудоспособного возраста, возможно, хотя бы раз в жизни побывали в роли гастарбайтеров. И если, по данным Национального бюро статистики, в 2015 году примерно две трети из них направились на заработки в Россию, то к началу 2017-го на Россию пришлась лишь треть трудовой миграции. Еще по трети — на страны ЕС и остальную часть мира, от Украины до США и Канады. По данным Национального банка Молдавии, на 1 февраля 2017 года 45,3% переводов от работающих за границей приходило из стран СНГ и 54,7% — из остальной части мира. Такие переводы эквивалентны примерно четверти ВВП страны. Эти изменения можно смело отнести к «тихим» успехам безвиза.

Против безвиза активно выступала и выступает Россия, используя местное лобби. Ее цель — максимальная изоляция Молдавии от Запада и превращение ее в инструмент Кремля в этой части Европы. Это стало причиной жесткой борьбы в подготовительный период, когда встал вопрос о принятии ряда законодательных актов с целью закрепления верховенства закона и недопущения дискриминации меньшинств, улучшения пограничного контроля и уровня защищенности документов (биометрические паспорта), и достижения «видимого прогресса» в борьбе с организованной преступностью, коррупцией и незаконной миграцией. Это стандартные требования, предъявляемые ЕС ко всем странам, претендующим на свободный режим въезда в Шенгенскую зону.

Характерно, что Россия пользовалась совершенно однотипными пропагандистскими клише для очернения безвиза в Молдавии, Грузии и Украине. Однотипной была и почва для этой пропаганды. Непродуманная национальная политика в начале 1990-х и умелые ответные действия Москвы по разжиганию национальной и языковой розни породили расколы на этой почве. В результате, лица, не владевшие или недостаточно владевшие государственным языком, стали искать защиты и покровительства у России, становясь восприимчивыми к ее пропаганде, целью которой было закрепление их обособленности всеми мыслимыми способами.

Так, в Молдавии, опираясь на советские мифы и обращаясь, в основном, к жителям сельской местности и гражданам старшей возрастной группы, российская пропаганда разжигает противостояние между русскоязычными и «молдаванами», объявленными в СССР отдельной от румын нацией для оправдания захвата Бессарабии. Одновременно Кремль пугает и тех, и других аннексией Молдавии Румынией и «приходом румынских жандармов», и позиционирует Москву как покровителя Молдавии.

В результате этих манипуляций население республики разделено на три части: стоящих на твердо пророссийских позициях, на твердо прорумынских (поскольку большинство сторонников «европейского пути» являются также сторонниками объединения с Румынией) и колеблющихся. За мнения и голоса последних и шла борьба в период реформ, необходимых для получения безвиза. При этом пророссийское лобби вело бои за каждую поправку в закон, блокируя их всеми способами и делая ставку на уличные протесты.

Набор аргументов, которые оно приводило, был стандартным: ЕС потребует введения виз с Россией; Россия сама введет визы, и молдаване не смогут ездить туда на заработки; РФ перестанет покупать молдавскую плодоовощную продукцию; и принятие новых законов размывает традиционные для Молдавии православные ценности. Любимой темой стал закон о недопущении дискриминации меньшинств, который пророссийская пропаганда представляла как закон в защиту ЛГБТ. Это не соответствовало действительности, поскольку об ЛГБТ в обширном документе упоминалось лишь дважды. Такое освещение оказывало воздействие на значительную часть общества, хотя большинство представленных аргументов были лживыми.

Ситуация усугублялась растянувшимся почти на шесть лет политическим кризисом в связи с пошаговым отстранением от власти Партии коммунистов во главе с Владимиром Ворониным. В 2009-2010 годы в стране трижды проходили парламентские выборы. В ходе беспорядков были подожжены здания парламента и администрации президента. После выборов 2010-го парламент еще два года не мог сформировать большинство и балансировал на грани роспуска, в то время как новые досрочные выборы грозили стране полной потерей управляемости.

Сторонники сближения с ЕС, противостоящие популистской пропаганде пророссийских политиков, были вынуждены прибегнуть к аналогичным приемам. В результате значимость безвиза в общественном сознании оказалась сильно преувеличена. Хотя работа по разъяснению реальной ситуации тоже велась, она почти не давала эффекта. Страсти в обществе были накалены до предела, уводя противостояние в чисто лозунговую область.

Ратовавшим за сближение с ЕС удалось тогда расширить свою поддержку. К моменту введения безвиза, его, согласно опросам, приветствовало порядка 60% населения. Но как только ожидания вошли в противоречие с реальностью, маятник мнений качнулся в обратную сторону.

Парламентские выборы в ноябре 2014 года, состоявшиеся через семь месяцев после старта безвиза, стали скромной победой проевропейских партий. Вместе они получили 55 мандатов из 101, что позволило, хотя и с минимальным перевесом, сформировать правящую коалицию. Однако в марте 2015-го главой Гагаузской автономии в первом же туре была избрана ставленница пророссийской Партии социалистов.

Затем разразился банковский скандал: через серию кредитных афер, в которых оказались замешаны представители едва ли не всех парламентских сил, из Молдавии было выведено около миллиарда долларов. «Дело о миллиарде» дало толчок к обострению политической борьбы, что заставило власти несколько активизировать антикоррупционные усилия.

Но публичные скандалы в режиме нон-стоп связывают «европеизацию» и коррупцию в сознании далекого от политики «человека с улицы» так же прочно, как уже связаны в нем «демократия» и экономическая катастрофа начала 90-х. Причем пророссийские агенты влияния делают все, чтобы эта связка крепла. Это, в свою очередь, увеличивает вероятность победы социалистов на предстоящих парламентских выборах и реставрации однопартийной, по сути, системы в духе Воронина.

Несомненно, за последние четыре года Молдавия достигла успехов на пути европейских реформ. Страна демонстрируют рост ВВП, экспорта, резервов Нацбанка. Экспорт медленно, но неуклонно, год от года переориентируется с России на ЕС (65,1% в 2016 против 61,9% в 2015). В этих достижениях можно проследить и вклад безвиза. Но, вместе с тем, в них нет ничего настолько яркого, что позволило бы перекрыть растущее недовольство, вызванное коррупционными скандалами и медленным ходом реформ.

Что касается безвиза, то он, при бесспорном позитивном влиянии, не принес, и не мог принести, резких улучшений. Граждане Молдавии, способные доказать, что их предки жили на территории правобережной Бессарабии в период с 1918 по 1940 год, имеют право на румынское гражданство. Сотни тысяч воспользовались этим правом, получив возможность, по мере открытия для румын Шенгенской зоны, свободно перемещаться по Европе.

Конечно, были и те, кто не имел права на гражданство Румынии, или находился в процессе его получения, который порой растягивался на несколько лет. Для них введение безвиза стало ценной возможностью. Но ничего принципиально нового безвизовый режим в жизнь Молдавии не привнес. Он дал еще одну возможность, но путь от этой возможности к успеху по-прежнему укладывается в известную фразу Уинстона Черчилля: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота». Безвиз — лишь калитка, выводящая на дорогу, которую надо пройти, превозмогая разочарования и не теряя надежды.

Сергей Ильченко — украинский и молдавский журналист и политолог, живущий и работающий в Киеве. Специализируется на исследовании конфликтов на постсоветском пространстве. Работал в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике в качестве независимого журналиста, где был арестован за свою работу. Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.org.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

774
Похожие новости
18 сентября 2018, 18:30
17 сентября 2018, 01:15
18 сентября 2018, 10:15
17 сентября 2018, 15:00
18 сентября 2018, 21:15
18 сентября 2018, 21:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 сентября 2018, 00:15
17 сентября 2018, 17:45
13 сентября 2018, 20:15
14 сентября 2018, 09:30
15 сентября 2018, 13:30
14 сентября 2018, 15:30
16 сентября 2018, 14:15