Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Молдавская независимость: 24 года политической неопределённости

27 августа День независимости отмечает одна из самых маленьких республик, образовавшихся после распада Советского Союза — Молдова. Тогда, 24 года назад, воспользовавшись «парадом суверенитетов», последовавшим за провалом ГКЧП, молдавским политическим кругам удалось провозгласить независимость нового государства. Мало кто задумывался над тем, что будет представлять собой экономика суверенной Молдовы и сможет ли она сохранять реальную, а не декларативную политическую независимость — не от Советского Союза / России, так от соседней Румынии или тех же США, стоящих за спиной сепаратистских движений в СССР.

Молдавия в составе СССР

Здесь следует отметить, что в составе Советского Союза политическое положение Молдовы было особым. Молдавская ССР образовалась лишь в 1940 г. — после подписания пакта Молотова — Риббентропа, в соответствии с которым к Советскому Союзу отошла Бессарабия, прежде входившая в состав Румынии. До 1940 г. существовала Молдавская автономная советская социалистическая республика, включавшая территорию Приднестровья и части Украины, и входившая в состав Украинской ССР. После вхождения Бессарабии в состав Советского Союза МАССР получила статус союзной республики. Первоначально в Молдавской ССР советским руководством проводилась достаточно жесткая политика, направленная на «советизацию» республики и борьбу с «буржуазным прошлым». Наиболее активно политика советизации Молдавии развернулась после победы в Великой Отечественной войне — ведь практически сразу же после начала ВОВ территория Молдавии и часть территории Украины были оккупированы румынскими войсками и присоединены к Румынии. Когда в 1944 г. Молдавия была освобождена советскими войсками, здесь сохранялось кулачество, важную роль в общественной жизни играло духовенство — в общем, ситуация имела значительные отличия от других республик Советского Союза. «Раскулачивание» Молдавии затянулось до 1949 г., с территории Бессарабии выселялись бывшие помещики, предприниматели, священники, офицеры румынской армии. Всего было выселено 11 280 семей — т.е., более 40 тыс. человек. Тем не менее, значительная часть населения Молдавии, особенно в сельской местности, пыталась сопротивляться политике советизации. Как оказалось — зря: ведь именно в советский период Бессарабия, бывшая одним из наиболее отсталых регионов Румынии, получила стимулы экономического и культурного развития. В Молдавии были построены теплоэлектростанции, крупные промышленные предприятия, развивалось образование и здравоохранение. Одной из важнейших отраслей экономики оставалось сельское хозяйство, в том числе плодоовощное хозяйство. Включенность Молдавской ССР в союзную экономику способствовала дальнейшему экономическому развитию республики и улучшению ее экономического положения.


Потребление в Молдавской ССР на 25-30% превосходило уровень производства. При этом уже в 1970-е — 1980-е гг. Молдавской ССР была предоставлена значительная автономия во внутренних делах и центральное руководство СССР практически не вмешивалось в политику республиканского руководства. Как и в других национальных республиках, за основу внутренней политики был взят приоритет интересов «титульной нации», т.е. молдаван. И это несмотря на то, что молдаване к 1989 г. составляли лишь 64,5% населения республики. Остальная часть приходилась на русских, украинцев, евреев, цыган и представителей других национальностей. В городах русские, украинцы, евреи составляли 54% населения. Тем не менее, в составе руководства республики однозначно преобладали лица титульной национальности — молдаване составляли 80% секретарей ЦК Компартии Молдавии, 70% секретарей городских и районных комитетов партии, 74% председателей Советов народных депутатов. Фактически политическое руководство республикой находилось в руках молдавской элиты, тогда как представители других народов МССР были более активны там, где большую роль играла реальная профессиональная квалификация — в промышленности, науке, здравоохранении. Тем не менее, серьезных межнациональных конфликтов до конца 1980-х гг. в республике не возникало. Зато набирали силу интеллектуальные движения националистического характера, в том числе — т.н. «румынисты» — группа писателей, журналистов, историков, пытавшихся максимально приблизить молдавский язык к румынскому и считающих молдаван частью румынского народа. «Румынисты» пользовались определенным покровительством местного партийного руководства, также происходившего в большинстве своем из числа молдаван.

Зарождение румынизма

После образования Молдавской ССР и, особенно, после победы в Великой Отечественной войне, в молдавской культурно-политической жизни на некоторое время утвердился «молдовенизм» — культурно-политическое течение, признающее молдаван отдельной от румын нацией, обладающей собственной историей и культурой. В 1924 г., после образования Молдавской АССР, и до конца 1930-х гг. молдовенизм превалировал в политике партийного руководства республики, но в 1938 г. постепенное распространение получила концепция «румынизма», в результате чего молдавский язык был переведен на латинскую письменность, проводился тезис о единстве молдавской и румынской культуры. После освобождения Молдавской ССР от румынских оккупантов, по понятным причинам, с румынизмом в качестве официальной позиции партийного руководства, было покончено. Но в 1954 г., после смерти Сталина, в Молдавской ССР стали вновь набирать силу тенденции румынизма. Первоначально они проявлялись в филологической среде в форме сомнений в самостоятельности молдавского языка и культуры. Распространению румынистских настроений способствовала и политика Николае Чаушеску — лидера соседней Румынии, который, несмотря на приверженность коммунистическим идеям, внес немалый вклад в развитие обновленного румынского национализма. В Молдавскую ССР завозилась литература на румынском языке из Социалистической Румынии, крепли культурные связи между республиками. Поскольку Румыния была страной социалистического лагеря, партийное руководство Молдавской ССР относилось к этому снисходительно.

В конечном итоге, румынизм получил широкое распространение среди молдавской интеллигенции и молодежи, в какой-то степени подготовив почву для возникновения и стремительного распространения национализма в конце 1980-х гг. Первоначально пропаганда румынизма сводилась к идее придания статуса государственного языка молдавскому языку и перевода молдавского языка на латинскую письменность. Сентябрь 1988 г. отметился знаменитым «Письмом 66», в котором литераторы выразили идеи румынизма. Между тем, пропаганда румынизма ударяла не только по позициям русских, украинцев и других национальных меньшинств Молдавской ССР, но и по самой молдавской идентичности, поскольку утверждала, что молдаване представляют собой «неправильных» румын, которых следует вернуть на истинный путь развития. Часть руководящего состава Компартии Молдавской ССР, остававшаяся на позициях молдовенизма, воспротивилась попыткам нарастающей румынизации молдавской культуры, но румынисты заручились поддержкой очень высоких партийных руководителей в Москве, включая и самого Михаила Сергеевича Горбачева. В результате, с подачи «румынистов» ушли в отставку председатель Совета министров МССР И.П. Калин, секретарь ЦК КПМ Н.Ф. Бондарчук, ряд других высокопоставленных партийных и государственных чиновников. После этого подконтрольная румынистам комиссия экспертов высказалась за придание исключительно молдавскому языку статуса государственного языка Молдавской ССР и поддержала перевод молдавского языка на латинскую графику. 16 февраля 1989 г. Союз писателей Молдавии опубликовал проект закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР». Этот законопроект был апологией национализма и румынизма, поскольку предусматривал введение административной и уголовной ответственности за использование в официальной практике иных языков, кроме молдавского, и лишал родителей возможности выбора языка, на котором должны были учиться их дети.


Митинг Народного фронта Молдовы. Фото6 И.Зенин: РИА-Новости

Параллельно с раскручиванием «языкового вопроса», в Молдавской ССР началось формирование антисоветского националистического движения. Причем в республике, в которой до конца 1980-х гг. организованного политического национализма фактически не было, его формирование происходило с помощью прибывших из прибалтийских республик инструкторов. Националисты для конспирации именовали себя «демократами» и сторонниками перестройки. В июне 1988 г. появилась Инициативная группа демократического движения в поддержку перестройки. В мае 1989 г. был создан Народный фронт Молдовы (НФМ). Он был образован участниками Демократического движения в поддержку перестройки и Музыкально-литературного клуба имени Алексея Матеевича (Алексей Матеевич (1888-1917) — военный священник по роду занятий — был также поэтом и автором стихотворения «Наш язык», позже ставшего гимном Молдовы). Народный фронт Молдовы получил широкую поддержку среди кишиневской молдавской интеллигенции и молдавской молодежи, а также сельского населения районов республики, населенных этническими румынами. Летом 1989 г. в Кишиневе прошло несколько демонстраций, на которых впервые были подняты национал-экстремистские лозунги — «Молдова — молдаванам!» и «Чемодан — вокзал — Россия». Участники манифестаций потребовали предоставления политического суверенитета Молдавской ССР, признания молдавского языка государственным языком республики и перевода молдавского языка на латинскую графику. 31 августа 1989 г. Верховный Совет МССР принял решение о признании молдавского языка официальным языком в политической, экономической, социальной и культурной сферах. Также молдавскому языку была возвращена латинская письменность. За русским языком был оставлен статус языка межнационального общения. Верховный Совет МССР возглавил опиравшийся на поддержку молдавских националистических сил Мирча Снегур. Этот человек сыграл одну из важнейших ролей в провозглашении Молдавии независимым государством, в культивировании национализма в республике. С 1985 г. Снегур, агроном по профессии и бывший председатель колхоза, занимал должность секретаря ЦК КП МССР. Да, именно партийные чиновники, некогда возглавлявшие колхозы и совхозы, по всему СССР и стали реальными проводниками «парада суверенитетов», развалившего великое союзное государство. Видимо, они следовали примеру главного председателя колхоза, чья деятельность на посту Генерального секретаря ЦК КПСС привела к столь плачевным последствиям.

Волна национализма. Румынизм как антисоветская идеология

Тем временем, националистическое движение в Молдавии получало все большее распространение. 25 февраля 1990 г., на первых свободных выборах в Верховный Совет Молдавской ССР, большинство мест получил Народный фронт Молдовы. Результаты этого изменения в соотношении сил не заставили себя долго ждать. Уже 27 апреля 1990 г. в Молдавской ССР была введена новая государственная символика, и сине-желто-красный триколор стал официальным флагом республики. Кроме Народного фронта, в стране появился еще целый ряд националистических организаций, среди которых следует отметить такие движения с говорящими названиями как «Язык наш румынский», «Культурная лига за единство румын отовсюду», Национал-христианская партия Молдовы, «Род латинский». Все они исповедовали идеологию румынизма и выступали за воссоединение Молдавской ССР с соседней Румынией, что предполагало, разумеется, и выход из состава союзного государства. Сторонниками перечисленных организаций практически на 100% были молдаване, они же определяли себя как этнических румын, поскольку концепция молдавской идентичности румынистами отвергалась. 5 июня 1990 г. Верховный Совет МССР принял решение о переименовании Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР) в Советскую Социалистическую Республику Молдова (ССРМ), что противоречило Конституции СССР. 23 июня 1990 г. Верховный Совет ССРМ провозгласил суверенитет республики в составе Советского Союза. В июне 1990 г. председатель Верховного Совета Мирча Снегур заявил о своем выходе из состава КПСС — партии, сделавшей его как политика. 3 сентября 1990 г. Мирча Снегур был назначен на должность Президента ССРМ.

Активизация националистических движений повлекла за собой травлю противников румынизации Молдавской ССР и утверждения в качестве единственного официального языка республики молдавского языка. В свою очередь, это вызвало консолидацию оппонентов румынизма, представленных, в первую очередь, представителями русского и русскоязычного населения республики, а также молдаванами, не желавшими отказываться от молдавской идентичности. Появились политические организации левопатриотической направленности, объединяющие противников румынизации Молдавии. Еще 8 июля 1989 г. было образовано Интернациональное движение «Унитате — Единство», объединившее патриотические силы республики. Еще раньше, в марте 1989 г., было создано движение «Гагауз Халкы», в которое вошли не только представители гагаузского национального меньшинства, но и других народов, проживавших на территории исторического региона Гагаузия, входившего в состав Молдавии. 12 ноября 1989 г. Чрезвычайный съезд представителей гагаузского народа провозгласил создание Гагаузской Автономной Советской Социалистической Республики в составе МССР, но Верховный Совет МССР отменил это решение как антиконституционное. Молдавские националисты, сами выступавшие сепаратистами по отношению к советскому государству и напиравшие на необходимость национального самоопределения молдавской нации, которую они называли румынской, в отношении национальных меньшинств республики вели себя как самые настоящие империалисты. Причем не только по отношению к русскому народу, но и по отношению к коренным этносам, таким как гагаузское национальное меньшинство. О праве на самоопределение гагаузов сторонники самоопределения Молдовы предпочитали не говорить. 23 мая 1989 г. городской Совет народных депутатов города Тирасполя обратился к Президиуму Верховного Совета МССР с требованием принятия закона о двух государственных языках на территории республики — молдавского и русского. Это объяснялось тем, что в Приднестровье на молдавском языке говорило абсолютное меньшинство населения, а в других районах страны русскоязычные составляли также внушительную часть жителей. От движения «Унитате — Единство» поступило предложение о проведении общенародного референдума о статусе молдавского и русского языков и письменности для молдавского языка. 16 августа началась двухчасовая забастовка протеста против проведения сессии Верховного Совета, на котором должно было состояться обсуждение законопроекта о введении делопроизводства только на молдавском языке. В забастовке участвовало 30 тысяч рабочих, но, несмотря на это, радикальные националисты не отступили от решения по законопроекту. 21 августа началась общереспубликанская политическая забастовка, а 29 августа, когда открылась сессия Верховного Совета, бастовало 170 предприятий, включая крупнейшие заводы Кишинева. Тем не менее, националистам удалось провести закон о признании молдавского языка единственным государственным языком, введении латинской графики и признании идентичности молдавского и румынского языков. Победа националистов и дальнейшие националистические преобразования в жизни страны, о которых говорилось выше, стали возможными благодаря предательству руководства Коммунистической партии Молдавии, которое фактически потворствовало деятельности Народного фронта Молдовы. Правительство республики возглавил лидер Народного фронта Мирча Друк — в прошлом член КПСС, выпускник аспирантуры Института Латинской Америки АН СССР. При этом, что интересно, не более 5 % населения республики выступали за присоединение Молдовы к Румынии. То есть, правящая верхушка реально выражала интересы лишь абсолютного меньшинства молдавского общества — националистической интеллигенции, молодых радикалов и небольшой части сельских румын, попавших под влияние радикальной пропаганды. Без поддержки руководства Компартии румынистам никогда не удалось бы прийти к власти в республике и провести там соответствующие политические преобразования.

Кровавая почва независимости

Постепенно румынисты перешли к откровенному террору против русскоязычного населения. Пролилась кровь. 14 мая в центре молдавской столицы был избит до смерти 18-летний Дмитрий Матюшин, вся «вина» которого заключалась в том, что он говорил на русском языке. 20 мая румынисты напали на митинг молдавских матерей, избив 20 приднестровских депутатов. Посредством насилия румынисты запугали до 40% депутатов Парламента, как стал называться Верховный Совет республики, и заставили их прекратить приходить на сессии. После этого абсолютное большинство в Парламенте составили румынисты. При этом руководство Компартии республики практически не вмешивалось в происходящие события — даже тогда, когда была отменена статья Конституции, в которой утверждалась ведущая роль коммунистической партии в управлении республикой. По инициативе М. Друка, возглавившего Правительство Молдовы, начались увольнения работников учреждений, не владеющих молдавским языком, а также сокращен прием студентов из числа национальных меньшинств в высшие учебные заведения. Средства массовой информации превратились в инструмент румынистской пропаганды, было изменено содержание курсов исторических и общественных дисциплин в учебных заведениях, в частности курс истории Молдавии был заменен курсом истории румын. Естественно, что подобные события не могли не привести к дальнейшему росту центробежных тенденций в тех регионах страны, где молдаване не составляли национального большинства — в Гагаузии и Приднестровье. В Приднестровье был официально закреплен статус трех языков — русского, украинского и молдавского, в Гагаузии — гагаузского, русского и молдавского. 19 августа была провозглашена Республика Гагаузия, 2 сентября — Приднестровская Молдавская Республика. Таким образом, действия румынистов фактически поставили под вопрос дальнейшее существование Молдовы как единого государства, по крайней мере, в границах Молдавской ССР. Но действия румынистов переходили все границы дозволенного. Вместо того, чтобы пойти на определенную либерализацию национальной и языковой политики и добиться компромисса с представителями интернационалистических организаций, румынисты продолжили шовинистические демарши. Так, в Кишиневе были осквернены памятники советским воинам. В октябре 1990 г. по инициативе Друка был организован поход в Гагаузию, после чего в Гагаузии началась мобилизация. Совместными усилиями гагаузов, приднестровских добровольцев и воинских частей Советской Армии удалось избежать крупномасштабного конфликта. 2 ноября молдавские полицейские обстреляли рабочих в Дубоссарах. Погибло трое и было ранено 16 рабочих. После этих событий Гагаузия и Приднестровье сформировали собственные структуры управления.

— молдавские полицейские в Дубоссарах. Фото: forum.pridnestrovie.com

Тем временем, Съезд народных депутатов СССР назначил на 17 марта 1991 г. всесоюзный референдум о будущем Советского Союза. Однако в Молдове Парламент принял решение этот референдум не проводить — румынисты прекрасно понимали, что подавляющее большинство населения республики выскажется в поддержку сохранения Молдовы союзной республикой, а это не входило в планы сепаратистов. Получается, что путем политических манипуляций, румынисты присвоили себе право выступать от имени всего молдавского народа и определять дальнейшее будущее республики. Хотя активисты движения «Унитате — Единство» попытались все же создать избирательные участки для проведения в Молдове всесоюзного референдума, последние были разгромлены боевиками Народного фронта. В Приднестровье и Гагаузии за сохранение СССР проголосовало абсолютное большинство жителей, а референдум проводился силами местных властей и рабочих коллективов. В Молдове в целом за сохранение СССР проголосовало 950 тысяч человек, обладающих правом голоса — половина от общего количества избирателей республики. Другая часть населения участия в референдуме не принимала, в первую очередь — жители Кишинева, где избирательные участки были разгромлены боевиками Народного фронта. После того, как попытка военного переворота в СССР силами ГКЧП потерпела провал, в Молдове активизировались призывы к полному выходу из состава Советского Союза. В Кишиневе прошел ряд митингов в поддержку выхода из состава СССР.

27 августа 1991 г. Парламент Молдовы провозгласил государственный суверенитет республики. В декабре того же года президентом страны был избран на безальтернативных выборах Мирча Снегур. После того, как в результате трехстороннего соглашения президентов России, Украины и Белоруссии, Советский Союз окончательно прекратил свое существование, Российская Федерация первой в мире официально признала государственную независимость Республики Молдова. Несмотря на то, что пришедшие к власти в Молдове политические силы открыто выступали с антироссийских и русофобских позиций, декларировали стремление к объединению с Румынией и всячески преследовали и третировали русскоязычное население, ельцинская Россия продолжала поставлять в Молдову энергетические и сырьевые ресурсы по ценам, существенно меньшим, чем мировые. Молдова же сохранила возможность беспрепятственной торговли на российском рынке. При этом румынисты, приобретшие максимальное влияние в политической жизни страны, а также экспансионистские круги в соседней Румынии, рассчитывали на скорое объединение двух республик в единое государство. Но население Молдовы не поддерживало идею румынистов о присоединении к Румынии, причем противниками этой идеи выступали не только русскоязычные жители республики, но и большая часть этнических молдаван, сохранявшая молдавскую идентичность и не желавшая растворяться в румынской нации, тем более — входить в состав Румынии на второстепенных позициях. Что касается Приднестровья и Гагаузии, то в этих республиках шло массовое вооружение народа, формировались собственные вооруженные силы, которые в случае агрессии со стороны Молдовы, могли бы оказать отпор националистам и выступающим на их стороне молдавским полицейским подразделениям. Как показали дальнейшие события — это было исключительно правильным решением.

— баррикада приднестровских ополченцев против молдавских фашистов. Фото: voyna-1992.ru.

Стремясь консолидировать население страны в борьбе против вымышленного врага, румынисты перешли к политике непосредственной агрессии против Приднестровья. 25 сентября 1991 г. молдавская полиция предприняла рейд в Дубоссары, сопровождавшийся массовыми избиениями граждан. 13 декабря 1991 г. полиция Молдовы напала на пост приднестровской гвардии в Дубоссарах. В ночь на 1 марта 1992 г. в Дубоссарах был убит начальник местной милиции И. Сипченко, а 2 марта спецназ молдавской полиции напал на российское подразделение в селе Кочиеры. В Бендерах молдавская полиция из бронетранспортеров расстреляла два микроавтобуса приднестровской милиции и гвардии и автобус с рабочими. Подобные провокации были направлены на эскалацию вооруженного конфликта и втягивание в него России. Румынисты надеялись, что заступничество России за приднестровцев позволит рассчитывать на военную и экономическую помощь стран НАТО. Однако население Молдовы было совершенно чуждо конфликту с приднестровцами, поскольку последние никогда не воспринимались в качестве враждебной группы, более того — до рассматриваемых событий и не выделялись в какую-то особую часть населения республики. Поэтому молдавская армия столкнулась с некомплектом призывников, не наблюдалось массового героизма и в рядах молдавских полицейских. Примечательно, что в рядах приднестровских ополченцев сражались не только русские и украинцы, но и молдаване, а также добровольцы из соседней Гагаузии. Большую роль в организации сопротивления молдавской агрессии в Приднестровье сыграло присутствие в регионе подразделений 14-й армии Вооруженных Сил Российской Федерации, которые, разумеется, и по боеспособности, и по боевому духу многократно превосходили молдавскую национальную армию и полицию. Молдавское руководство это прекрасно понимало, но румынисты не желали отступать и продолжали курс на дальнейшее развитие вооруженного конфликта. Из Приднестровья бежало 130 тысяч беженцев. Уже к июлю 1992 г. жертвами конфликта стало более 1 тыс. человек, в том числе 400 мирных жителей. В самой Молдове все жестче звучала критика правительства и президента Снегура со стороны левой оппозиции, обвинявшей руководство страны в развязывании кровопролития. 21 июля 1992 г. в Москве М. Снегур и Б.Н. Ельцин в присутствии лидера Приднестровья И.Н. Смирнова подписали соглашение о прекращении огня. Так была предотвращена возможная кровопролитная война между Молдовой и Приднестровьем. Приднестровская Молдавская Республика превратилась в фактически независимое государство, суверенитет которого, однако, не признается почти всеми странами мира. В настоящее время суверенитет ПМР признают частично признанные Абхазия и Южная Осетия и Нагорно-Карабахская республика. На протяжении более чем двадцати лет Приднестровье является «головной болью» Молдовы, а также Румынии и стран НАТО, рассматривающих непризнанную республику как форпост влияния русского мира в регионе.

Несколько иначе развивались взаимоотношения молодой Молдовы с Гагаузией. В 1990-1994 гг. эта территория, населенная православным тюркоязычным народом гагаузов, а также болгарами, русскими и украинцами, существовала как фактически независимое государство — Республика Гагаузия. Она избежала массового кровопролития как в Приднестровье, а в конце 1994 г. лидерам Гагаузии и Молдовы удалось договориться об особом статусе республики, после чего появилось Автономное образование Гагаузия — Гагауз-Ери. Фактически оно также сохраняет полную внутреннюю и даже внешнюю самостоятельность, имея возможность осуществлять политику, идущую вразрез с общей линией молдавского руководства. Так, гагаузское руководство после событий на Майдане открыто поддерживало Януковича, разместило для лечения на своей территории бойцов «Беркута», а затем выступило в поддержку самоопределения народа Новороссии — Донецкой и Луганской народных республик.


Фото: http://varandej.livejournal.com/508716.html

Экономические последствия суверенитета

Вопреки ожиданиям сторонников независимости, политический суверенитет мало что хорошего дал Молдове и ее народу. Во-первых, страна чуть было не оказалась ввергнутой в пучину крупномасштабной и кровопролитной войны. Во-вторых, экономика Молдовы после провозглашения суверенитета резко пошла на спад, несмотря на помощь, которую продолжала оказывать Россия, поставляя энергоресурсы по льготным ценам. Негативными последствиями обернулись для Молдовы массовые увольнения специалистов из числа русскоязычного населения страны — собственно, такие же ошибки совершили в начале 1990-х гг. многие республики Кавказа и Средней Азии. За это они продолжают расплачиваться до сих пор нехваткой квалифицированных врачей, инженеров, техников — ведь эмигрировавшие из страны русскоязычные специалисты не подготовили смену, трудовые традиции были утрачены. Во-вторых, резко возросла эмиграция из Молдовы — некогда вполне благополучной союзной республики. Только в период до 1995 г. страну покинуло 107 тысяч человек. Среди них значительную часть составляли именно квалифицированные специалисты — ученые, преподаватели, инженеры, рабочие. В три раза сократилась численность научных работников. В то же время, переориентация страны на экономическое сотрудничество с Западом обернулась тем, что на молдавский рынок хлынула западная продукция, конкуренцию с которой местные производители не выдерживали либо по стоимости, либо по качеству. Были закрыты многие промышленные предприятия, что повлекло за собой маргинализацию инженерно-технических и рабочих кадров, их отток из страны в Европу или Россию в поисках трудоустройства. Молдавские граждане стали одной из наиболее многочисленных групп иностранных трудовых мигрантов, присутствующих на российском рынке труда и сосредоточенных в сфере строительства и сельского хозяйства в качестве дешевой рабочей силы.

Согласно данным социологов, «в Россию мигрируют в основном мужчины — выходцы из сельской местности, со средним или средним специальным образованием. Миграция в Россию в основном имеет сезонный характер, мигранты востребованы в таких секторах экономики как строительство, транспорт, ремонт дорог, жилищно-коммунальное хозяйство, в сфере частных и общественных услуг. Большая часть мигрантов трудится в строительном секторе (53%) или на неквалифицированных работах (24,9 %)» (Поалелунжь О.М. Молдова в потоке международной миграции // Основные вызовы демографической безопасности: сходства и различия в Молдове и Беларуси" — Кишинев: Штиинца, 2010). Молдавские женщины, напротив, в большинстве своем мигрируют в страны Европы. Это объясняется тем, что в европейских странах в большей степени востребован труд домработниц, нянь, официанток. С другой стороны, не является секретом и тот факт, что Молдова, наряду с Украиной, является одной из главных поставщиц работниц для сферы сексуальных услуг как в страны Восточной и Западной Европы, так и в страны Ближнего Востока. Разумеется, не от хорошей жизни юные и не очень жительницы этой беднейшей в регионе республики устремляются за границу в качестве жриц продажной любви. И такие условия для населения страны создали те самые сторонники политического суверенитета и объединения с Румынией, которые 24 года назад требовали изгнания русских и русскоязычных жителей из страны. Кстати, лидер Народного фронта Молдовы Мирча Друк давно проживает в Румынии. Человек, бывший горячим сторонником независимости Молдовы, ее выхода из состава Советского Союза, в течение года бывший первым премьер-министром страны, в 1992 году, то есть спустя лишь год после провозглашения государственного суверенитета Молдовы, получил румынское гражданство и покинул страну. В настоящее время он проживает в Румынии и продолжает выступать за воссоединение Румынии и Молдовы, считая последнюю искусственным государством — продуктом советской политической системы.

Русофобия культивируется извне

Однако, несмотря на очевидные негативные последствия разрыва тесных экономических и политических связей с Россией, антироссийские настроения в Молдове продолжают существовать. Их усердно культивирует и распространяет соседняя Румыния, финансирующая на территории Молдовы националистические общественно-политические организации румынистского толка, выступающие с русофобских позиций. В Министерстве иностранных дел Румынии существует Департамент по связям с румынами в других государствах, в компетенции которого и находится финансирование и организационная поддержка румынистских проектов на территории Молдовы. Только в апреле 2015 г. на эти нужды были выделены сотни тысяч евро, направленных в помощь румынистским организациям и изданиям, действующим в Молдове. Официальный Бухарест практически не скрывает, что рассматривает Молдову как «второе румынское государство», а молдаван — как «румын». При этом Румыния забывает, что становление молдавской нации происходило тогда, когда независимой Румынии как единого государства еще не существовало, а существовали две исторические области — Валахия и Молдавия. Земли Бессарабии вошли в состав Российской империи еще в XVIII веке, и многие представители молдавской знати перешли на службу к российскому императору, отметившись долгой и верной службой российской короне. В советский период молдаване получили возможность развития своей национальной культуры, изучения национального языка, что в составе Румынии было бы невозможно в силу проведения политики «румынизации» молдаван. Более того, румынизации подверглись бы и представители нероманских национальных меньшинств, проживающих на территории страны, в первую очередь — гагаузы, болгары, греки и часть украинцев.



Тем не менее, действующий президент Молдовы Николай Тимофти фактически отказал молдавскому народу в наличии собственной идентичности, заявив на встрече с президентом Румынии Траяном Бэсэску: «Мы побеседовали и согласились, что Румыния и Республика Молдова — два независимых и суверенных государства, но в которых живут в основном румыны. Нас объединяет язык, традиции, радости и несчастья, через которые прошли румыны за последние века». Между тем, согласно переписи населения, которая проводилась в Молдове одиннадцать лет назад — в 2004 г., — 94% романоязычных жителей страны охарактеризовали себя именно как молдаван, а не как румын. Вряд ли за десятилетие этническое самовосприятие молдаван могло поменяться кардинальным образом. Соответственно, мы имеем дело с продолжением румынистской политики, которая в современной политической ситуации в Восточной Европе находит новый смысл. Молдова интересует Запад, в первую очередь США, в качестве еще одного инструмента проведения антироссийской политики. Румыния, выступая в качестве «старшего товарища» Молдовы, призвана сыграть ключевую роль в натравливании Молдовы на Россию, возможно — в агрессии против Приднестровской Молдавской Республики.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

5210
Похожие новости
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 07:33
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 07:33
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 08:15
19 августа 2017, 16:30
15 августа 2017, 14:15
14 августа 2017, 15:45
15 августа 2017, 17:00
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 08:30