Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Mondafrique: очередной успех Путина в ЦАР

Подписанный в Судане договор получил логистическую и дипломатическую поддержку ООН и Африканского союза, однако его бы не было без предварительных переговоров и компромиссных проектов, над которыми работала российская дипломатия. Кроме того, не исключено, что отходом от устраивавшего его статус-кво президент Туадера серьезно подорвал доверие сторонников и нажил себе немало политических противников.
Россия в центре игры
Всего за год с небольшим Российская Федерация смогла утвердить свое лидерство в Центральноафриканской Республике и взять в руки большую часть рычагов управления, чтобы добиться конкретного воплощения мирного соглашения между центральноафриканскими властями и вооруженными группами, в первую очередь теми, что контролируют восточную часть страны и относятся к бывшим группировки «Селека» (вооружённая мусульманская группировка ЦАР).
Назначив Валерия Захарова политическим советником президента Фостена-Арканжа Туадеры, министр иностранных дел России Сергей Лавров разместил ключевую фигуру на центральноафриканской шахматной доске. Этот опытный дипломат вездесущ и всесилен на фоне безвольного правительства Туадеры. Он заполучил в свои руки власть, какой не было ни у одного иностранца со времен французского полковника Жана-Клода Мантьона (Jean-Claude Mantion, 1980-1993), которого прозвали там «проконсулом». Валерий Захаров быстро стал незаменимым человеком для президента Туадеры. Он смог обеспечить ему охрану из российских наемников, предложил центральноафриканской армии подготовку силами 200 российских инструкторов и обеспечил доставку тысяч единиц оружия с боеприпасами. Но главным его достижением стало то, что представители главных вооруженных групп собрались за столом переговоров.
Восток ЦАР — главное направление российской стратегии
Хотя ряд дочерних предприятий вроде «Лобайе Инвест» компании «Вагнер» (принадлежит олигарху Евгению Пригожину) интересуются месторождениями золота и драгоценных камней на юго-западе, внимание России в первую очередь привлекает восток ЦАР. Местные народы, такие как гула и рунга, были на протяжении многих лет заброшены Банги и постепенно повернулись в сторону Дарфура, где у России очень прочные позиции. Вот уже год российские военно-гуманитарные миссии отправляются с территории Судана на северо-восток ЦАР, который удерживают четыре главных полевых командира: Нуреддин Адам, Абдула Хисен, Али Дарасс и Аль-Хатим. Все они оказались в центре российской стратегии.
Российская дипломатия в действии
С согласия президента Туадеры Валерий Захаров организовал 27 и 28 августа 2018 года в Хартуме ключевое собрание с участием четырех указанных полевых командиров и представителя «Антибалака». Стоит отметить, что в отличие от повстанческих движений бывших группировки «Селека», «Антибалака» не являются организованной структурой и в большей степени представляют собой деревенские отряды самообороны.
Удивительно, но Африканский союз запланировал на то же время встречу в Буаре, на которую должны были прибыть те же лидеры мятежников, однако они предпочли отправиться в Хартум. К представителям Африканского союза прибыли вторые лица, у которых не было прав принимать решения. То есть, организованные Россией в Хартуме переговоры вытеснили в сторону инициативу союза. Власти ЦАР тоже были представлены в Хартуме, а не в Буаре.
Кремль отправил в Хартум посла Константина Шувалова, чтобы тот провел дебаты и позволил сформировать платформу для требований и мирных предложений полевых командиров, которые контролируют большую часть востока страны. 28 августа в Хартуме была принята совместная декларация. ООН и Африканский союз не были привлечены к этой встрече.
Подписанный документ послужил президенту Туадере и главе его администрации Фирмину Нгребаде основой для проведения переговоров в Хартуме в январе 2019 года. 29 августа 2018 года президент Туадера отправил «дорогому другу Владимиру Путину» благодарственное письмо, в котором выразил надежду на посреднические усилия России.
Переговоры в Хартуме
Выбор Хартума в качестве места проведения мирных переговоров пришелся не по душе ООН и Африканскому союзу, которые предпочли бы Браззавиль. Как бы то ни было, президент Туадера непреклонно отстаивал это место, за которое, как он знал, выступает Россия (там она «играла на своем поле»).
Переговоры с подписантами декларации 28 июля вел Фирмин Нгребада, главный сторонник сближения с Россией. Делегацию Африканского союза возглавил комиссар по вопросам мира и безопасности Смаил Шерги, который сменил в этой роли Хасена ульд Лебатта (у него имеются тесные связи с председателем Комиссии АС Мусой Факи Махаматом). Бывший посол Алжира в Москве, знаток русского языка и культуры, прекрасно подходил России.
Одиночество президента Туадеры
Публикация Хартумского соглашения заняла немало времени. Президент Туадера знал, что вызовет тем самым враждебную реакцию, в частности со стороны своего премьера, которому пришлось пожертвовать давними советниками, в том числе Фиделем Гуанджикой, частью населения и «Антибалака». Разве два их лидера, Патрис-Эдуар Нгаисона и Альфред Йелатом, не находятся под стражей МУС в Гааге?
Многие в ЦАР задаются вопросом, не стало ли мирное соглашение в большей степени капитуляцией президента Туадеры. Понятие «амнистия» всячески избегается, однако безнаказанность бросается в глаза. Советы и комитет по надзору, справедливости и примирению будут формироваться на паритетных основах с мятежниками.
Как будут наказаны военные преступления и преступления против человечности? Какую роль будет играть Специальный уголовный суд, если представители бывших «Селека» и «Антибалака» окажутся в правительстве? Восстановление государственной власти на территории бывших «Селека» будет осуществляться префектами из их рядов? Обладают ли подписанты Хартумского соглашения достаточным влиянием для выполнения мирных обязательств? Оппозиции и гражданскому обществу не нашлось места в этом договоре, однако Россия может рассчитывать на признательность четырех прибывших в Хартум полевых командиров. Ее влияние на востоке страны теперь обеспечено.
В то же время президент Туадера больше не играет ключевой роли для Кремля. После подписания договора в Хартуме Валерия Захарова отозвали в Москву. Работавший в стране с июня 2011 года посол Сергей Лобанов тоже уехал из Банги 9 февраля 2019 года. Их миссия подошла к концу. Президент Туадера и Фирмин Нгребада теперь остались одни.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
544
Похожие новости
23 марта 2019, 16:00
24 марта 2019, 20:00
24 марта 2019, 11:30
24 марта 2019, 20:00
24 марта 2019, 11:30
24 марта 2019, 17:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
22 марта 2019, 11:30
21 марта 2019, 05:00
18 марта 2019, 23:15
22 марта 2019, 00:30
18 марта 2019, 06:30
18 марта 2019, 14:45
19 марта 2019, 13:45