Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Москва и Эстонская Перспектива для Белоруссии

В Республике Беларусь сближается понимание и отношение властей и оппозиции к формированию национальной идентичности, выстраиваемой на основе русофобии

На это в конце минувшего года указали и два, на первый взгляд, непохожих события. Оба — свидетельство тому, что крепчает русофобия теперь уже и в Белоруссии. Спокойное отношение к этому в Москве — настораживает: а, может, кто-то этого и хочет? Как и в случае с Украиной. Но почему народы из-за этого должны страдать?

И это при том, что и руководство страны, и даже белорусская оппозиция не перестают публично заявлять о своем неизменном уважении и чуть ли не братской любви к России и русским.

1.

Лицемерие или (само)обман?

Первое событие — арест трех корреспондентов, граждан РБ, сотрудничающих с российскими инфоагентствами и, прежде всего, с ИА REGNUM (иные российские политологи считают, что это — прямое указание Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко). Репрессированные активисты «Русского мира» видят опасность в нарастающем заигрывании белорусского руководства с Западом, угрозе белорусского «майдана» и пока «мягкой», но за счет русофобии белорусизации, которая уже открыто противопоставляется доброму отношению к России. За это Минск обвинил их в разжигании межнациональной розни.

Второе событие — высказывания экс-главы Белоруссии Станислава Шушкевича (одного из инициаторов развала СССР), принявшего в рамках таллинского международного кинофестиваля «Тёмные ночи» участие в премьерном показе эстонского документального автобиографического фильма «Шуша». В интервью порталу RUS.POSTIMEES.EE он, в частности, сказал: «Я рад, что русских в Эстонии никто не притесняет, и никто на них не давит. С кем я ни встречался, все говорят, что здесь строится справедливое общество». Что ж, рыбак рыбака видит издалека. Понятно, что в Таллине с противником нынешней белорусской власти, как водится, общались только его единомышленники — эстонские националисты и их русско-русскоязычные приспешники, которые в самой Эстонии четверть века открыто осуществляют в отношении трети населения (неэстонцев) этническую дискриминацию, густо сдобренную русофобией.

Сходство этих двух примеров в том, что официальная Белоруссия заигрывает со своими, как искренне, так и меркантильно жаждущими самостийности, националистами, невольно или вольно потакая этим, увы, корыстным интересам Запада. Ибо Минск наивно полагает, что усиление белорусского патриотизма — естественного стремления каждого народа, обойдется в сложившихся ныне условиях без тотальной русофобии. Хочется верить, что власти Белоруссии ослеплены романтизмом независимости (несмотря на уроки кровавого киевского майдана и мягкого варианта прибалтийского апартеида), ведь они давно напрочь отвергают всякие упреки в русофобии и отрицают соответствующие факты, которых с годами накопилось неприлично много. А, если это все же лицемерие и обман своего народа? Вот Станислав Шушкевич, как и многие космополитически настроенные либералы в странах СНГ (Россия — не исключение), вульгарно считающий вернейшим доказательством свободы и демократии европейский сервис и вассальные отношения с НАТО и США, в названном выше интервью лицемерно (или по глупости?) закрывает глаза на моноэтнизм и этнократию в Эстонии. Включая этническую дискриминацию местного русского и русскоязычного населения, которая обеспечивается подавлением полицией инакомыслия и стремления нацменьшинств к всеобщему равноправию.

Не может видный белорусский оппозиционер не знать всего этого уже потому, что этническое неравноправие в Эстонии давно признают даже в не желающем что-то изменить Евросоюзе, а также международные правозащитные организации (включая даже проамериканскую «Международную амнистию»). А в последнее время, хотя в Эстонии уже подавлено духовное сопротивление русского и русскоязычного населения, дискриминацию стали признавать даже эстонские СМИ и официальная Эстония. Впрочем, во многом это происходит под давлением посольства США в Таллине, которое в отличие от местного узколобого националистического руководства понимает возможные негативные (но выгодные для России) последствия межнационального противостояния эстонцев и русских, да еще при соседстве с Россией.

Узаконенная дискриминация

С узаконенной и легализованной Таллином этнической дискриминацией (как и в Латвии с Литвой) смирились и сами те, кого постоянно ущемляют в правах — от безысходности и безвыходности (Запад даже одобрительно взирает на происходящее). Одна из Комиссий ООН несколько лет назад признала, что русское население отторгнуто на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни. С тех пор мало что изменилось. Власти имитируют борьбу с таким неравенством. О неравенстве эстонцев и русскоязычных жителей писано-переписано. И потому нет смысла вдаваться в подробности. Но апологетам «справедливого общества» вне Эстонии стоит все же тезисно напомнить, в чем заключается позорная для Таллина, Евросоюза и в целом Запада этническая несправедливость или латентный апартеид в Эстонии?

Неграждане (есть и такой чудной термин в «справедливом обществе») вместе с вынужденно взявшими гражданство РФ, а это — практически только русские и русскоязычные жители, суммарно составляют около 160 тысяч человек из 900 тысяч, имеющих в Эстонии избирательное право. Неграждане лишены возможности участвовать в парламентских выборах и референдумах. На муниципальных выборах они могут только голосовать. При этом в столице Эстонии грубо нарушен принцип пропорциональности — эстоноязычным избирателям законом (!) зарезервировано в разы большее представительство в городском «парламенте», чем предусмотрено для неэстонцев.

*К началу текущего века власти полностью зачистили русское политическое поле. В Эстонии не стало ни одной партии, реально представляющей интересы неэстонцев, на всю страну издается только одно печатное издание, да и то еженедельник, равнодушный к теме этнической дискриминации. Во властных структурах всех уровней русские и русскоязычные в среднем составляют около 3%, при том, что они составляют около 30% населения.

*Процент безработных среди неэстонцев значительно выше, чем среди эстонцев, и все наоборот по удельному весу обладателей высшего образования. 25 лет назад показатели были одинаковые. Это относится, как к карьерному росту (даже при перфектном владении эстонским языком), так и к заработной плате (по данным социологов у русскоязычных работников она в среднем — на пятую часть меньше). Каждый четвертый ребенок в Эстонии недоедает или голодает, причем большинство из них — дети северо-востока Эстонии, где преимущественно живут русские и русскоязычные люди.

*Международными правозащитными организациями и даже структурами Евросоюза зафиксировано ущемление права русских и русскоязычных жителей пользоваться русским языком. Проводится тотальная насильственная (добровольно-принудительная) эстонизация образования на русском языке, причем на всех уровнях, начиная с детских садов. Создаются такие условия, когда русскоязычные родители отправляют своих детей учиться в эстоноязычные школы и гимназии, что негативно сказывается на психике подрастающего поколения неэстонцев. Что касается общественной, особенно политической жизни русских и русскоговорящих жителей, то она находится под пристальным взором охранки.

Магнус Энкель. Начальная школа. 1899

*Приходам Эстонской Православной Церкви (Московский Патриархат) не возвращена их недвижимость, большей частью службы проходят в арендуемых у государства (правда, за символическую плату) храмах. Подрастающему поколению русского и русскоязычного населения навязывают вестернизацию, эстонскую ментальность, протестантское мировоззрение, переписывание истории, глорификацию «лесных братьев» и приспешников нацистов, а также тех, кто сотрудничал с немецкой оккупационной властью. Это призвано заразить русских же русофобией, презрением или безразличием к России, смириться со всем этим.

Чужие плюсы и рифы Минска

Надо отметить, что публичное заявление о таких явлениях и фактах может опосредованно привести к увольнению, сказаться на карьере и общественном положении. В СМИ эта тема практически находится под запретом. Вся общественная жизнь устроена так, что у русских и русскоязычных жителей Эстонии нет-нет, да возникает ощущение проживания в «духовном концлагере». При том, не в пример Украине, ассимиляция и вестернизация проводится эстонскими властями годами, а потому не столь болезненно. Принудительная абсорбция не афишируется, с ней не спешат, но задуманное реализуется последовательно и, надо признать, профессионально. Государство и политическая элита делают все, чтобы у русского и русскоязычного населения не появлялось желания и возможностей сопротивляться своему второсортному положению. (Справедливости ради надо признать, что для имеющего работу русского и русскоязычного обывателя неприветливая к ним, чужакам, Эстония достаточно приемлема своим сервисом и чистотой, внутренней безопасностью и профессиональным чиновничеством, уважением к закону и порядкам, хорошими дорогами и свободой передвижения).

Таковой для русских и русскоязычных жителей, оказавшихся после 1991 года в этой стране, оказалась обратная сторона радостного для эстонцев восстановления независимости Эстонии, не в полной мере, но за многие века все же европеизированной. Совсем другой опыт у Украины, практически никогда не имевшей собственной государственности (у Эстонии она все же два десятилетия между мировыми войнами была и это очень важно для создания и укрепления собственного государства). Уроки Киева показывают, что становление гражданской нации и полноценного государства на базе русофобии может приобретать немыслимо уродливые формы, даже стать бессмысленно кровавым. Более того, насильственная украинизация ведет не к укреплению государства, а к ее ослаблению, а возможно и к его распаду. Казалось бы, пример соседней страны должен был бы насторожить официальный Минск. Как и белорусскую оппозицию, разумеется, если она искренне мечтает о независимости и верит в миф о западной демократии. Но ее внедрение с чистого листа, как на Украине или в Белоруссии, полно подводных камней и рифов, наскочить на которые с удовольствием помогает Запад, за хорошие деньги внедряя в сознание национальных элит пещерную русофобию. Вот почему на Украине и в Прибалтике, странах Восточной Европы (бывший соцлагерь) эти элиты обслуживают, прежде всего, интересы Запада, а не своих народов.

И Станислав Шушкевич должен понимать, что, осуществляемое под лозунгом европеизации его родины, запоздалое становление политической нации и государства, национального самосознания требует в современных условиях особой осторожности и продуманности. Опыт, даже прибалтийский, показывает, что ставка на поддержку Запада — это самообман. Ибо под прикрытием демократии ему нужны рынки сбыта и напряженные отношения с Москвой, приближение военного присутствия НАТО к границам РФ.

Расплачиваться за такую «поддержку» Запада приходится конфронтацией с Москвой и пещерной русофобией. Тому пример — Украина. Она должна хоть чему-то научить Минск и белорусскую оппозицию.

У белорусизации свои опаснейшие подводные камни. Формально Белоруссия чуть ли не мононациональная страна (6/7 населения считает себя белорусами) и, казалось бы, в отличие от Украины, где русские составляют треть населения, можно было бы избежать этнического противостояния. Но для 4/5 жителей страны родным языком является русский! А потому уже начатая политика навязывания всему населению белорусского языка, как родного, да еще и в ущерб русскому, противопоставления Беларуси России, переписывания истории, может привести к серьезным социально-политическим катаклизмам и вместо стабильности в стране к — межэтнической заварухе, возможно, похожей и на майдан. Тот, кто считает это маловероятным, пусть вспомнит, как 25 лет назад никто не мог предвидеть то, что происходит сейчас на Украине. Впрочем, посетивший в начале 90-х годов Таллин белорусский дипломат, государственный деятель и социолог Иван Антонович, предрек распад Украины на семь-восемь частей.

2.

России есть над чем подумать

В европеизации Белоруссии главный, и прежде всего политический, бенефициар — Запад, который неспешно ведет хорошо спланированную подрывную работу против нынешней власти в Минске и потому все чаще посматривающий в сторону Запада. Никого не должен убаюкивать провал проекта Евросоюза «Восточное партнерство». Не в дверь, так в окно, не в окно, так в форточку протягиваются англо-саксонские идейные щупальца.

И что им Белоруссия, если даже в России совершенно безнаказанно они делают свое смрадное дело на Урале, в Ельцин-центре (по площади — это полтора Кремлевского Дворца съездов или семь Третьяковских галерей?!). Этот новый «Голос Америки» стал ретранслятором антисоветизма (читай: махровой русофобии) в России. Ею питается российская маргинальная либерально-творческая оппозиция. Но даже на самой вершине российской власти, есть государственные мужи, вибрирующие под дудку Запада.

Достаточно вспомнить эпопею Сергея Иванова, бывшего руководителя администрации Президента РФ, когда с его согласия тупо игнорировалось мнение жителей Санкт-Петербурга, массово выступивших против установки памятной доски финскому маршалу Маннергейму, организовавшему вместе с Гитлером трагическую для сотен тысяч ленинградцев блокаду города на Неве во время Великой Отечественной войны. Больно смотреть и на вестернизацию западного эксклава РФ. OSTKRAFT (аналитический центр ИА REGNUM) делает настораживающий вывод о том, что «мягкая» германизация российского региона в соединении с мерами по его экономической блокаде имеет своей целью повышение статуса области до автономного в окружении стран ЕС в дальнейшем — усилении её зависимости от программ ЕС и подкупа политической элиты региона».

Москва должна понять и своих соседей-славян. Даже рудименты присутствующего подобно фантомной боли имперского стиля общения с обретшими государственную независимость бывшими союзными республиками, даже славянскими-побратимами, сегодня не приемлемы. Не уступая в принципиальном отношении к бандеровщине на Украине и русофобии в Белоруссии, следует искать такие подходы, стиль и такт, которые не задевают ранимые национальные чувства в младогосударствах.

Но есть ситуации, где как раз недопустимо молчать, сюсюкать и входить в положение «обиженных» (как произошло с реакцией МИД РФ на арест белорусских корреспондентов ИА REGNUM), их надо однозначно, без истерики и обмана ставить на место, не позволять шантажировать Россию. Все это надо делать с умом. Младогосударствам, так или иначе, надо объяснить, что в силу своей государственной незрелости (это — «медицинский» факт!) они ошибочно видят для себя угрозу и обижаются на несправедливость, когда их разоблачают за подмену патриотизма русофобией, за ее превращение в инструмент искусственного противостояния с Россией. Ведь, имея дело с Белоруссией, и даже Прибалтикой, нельзя не признавать, что речь идет о незавершившемся еще на сегодня формировании государства и нации, слабости скреп, необходимых для формирования зрелой государственности. Иначе их ждет капкан Запада.

Евросоюзу каждый служит по-своему

Ничего оскорбительного в этом для тех же белорусов или эстонцев нет, им надо отказаться от комплекса национальной неполноценности, наоборот тыкая «взрослые» государства своим многовековым прошлым, в котором они действительно не повинны. Это — условие для накопления положительного опыта самостоятельного внутригосударственного управления многонациональным обществом и здравомыслящих межгосударственных отношений. Это — гарантия быстрого и естественного взросления.

А иначе та же Белоруссия или прибалты с поляками похожи на подростков, которые игнорируя свой возраст, необоснованно претендуют на взрослость, демонстрируя неадекватность и агрессивность. России, как и Белоруссии не стоит считать, что это — пустое. Взаимно проигрышно замещать трезвую оценку исторического момента политкорректностью и комплиментарностью. Это усугубит проблему, а ее запоздалое лечение может привести к неконтролируемой и взрывоопасной ситуации. Пример — Украина.

Шила в мешке не утаишь

Потому странно, что в Москве сдержанно реагируют на задержание в РБ трех ее граждан — сторонников укрепления «Русского мира», противников русофобии, а не своего национального государства, как такового в принципе.

Сама тема политического преследования инакомыслящих, особенно борцов с русофобией и героизацией присягавших Гитлеру вояк-«освободителей», у которых руки по локоть в крови мирных жителей, стоит отдельного анализа. Но даже тут обнаруживается сходство между, с одной стороны, арестом в Белоруссии за разжигание межнациональной розни местных авторов ИА REGNUM, других российских СМИ — Ю. Павловца, Д. Алимкина и С. Шиптенко, и с другой стороны, с многолетними гонениями таких же сторонников и защитников Русского мира в Прибалтике и Польше. Незавидная параллель! Доказательства? Пожалуйста, причем в данном случае достаточно ограничиться даже заголовками новостей в СМИ Прибалтики и российского эксклава — Калининградской области.

ПОЛЬША. «Задержан политолог Матеуш Пискорский «За шпионаж в пользу России», «Окружной суд Варшавы арестовал на три месяца пророссийского политика Матеуша Пискорского, лидера польской политической партии «Смена», «Матеуш Пискорский — первый политический заключенный в Третьей Речи Посполитой».

ЛИТВА. «Дело Палецкиса» стало литовским аналогом «дела Дрейфуса», «Альгирдасу Палецкису выдвинуто обвинение за то, что он усомнился в официальной версии событий у Вильнюсского телецентра 13 января 1991 года и предположил, что «свои стреляли в своих», «Враг государства: чем опасен для Литвы Альгирдас Палецкис?», «В Литве продолжают «мыть кости» «агенту влияния Москвы», Палецкису», «МИД Белоруссии в своём докладе «Нарушения прав человека в отдельных странах мира в 2012 году» указал на осуждение Палецкиса».

КАЛИНИНГРАД. «Франкенштейн: кто готовит в Калининградской области ползучий Евромайдан?», «Калининградский университет им. Канта достиг «вашингтонского консенсуса», «Историк Владимир Шульгин, изгнанный из БФУ им. Канта»: «Я стараюсь учить студентов в духе отечественной, русской традиции, и это не нравится моим властным оппонентам, для которых «Восточная Пруссия» и Германия являются главной ценностью — так не должно быть в русском университете».

ЛАТВИЯ. «Политическому активисту Гапоненко предъявлено обвинение в разжигании розни», «Гирс осенью предстанет перед судом за разжигание национальной розни», «Гирс, Осипов, Линдерман и другие создали «Лигу узников совести Латвии», «На основателей «Лиги узников совести Латвии» завели административное дело», «Конгресс неграждан» снова попытается провести «русский Майдан», «В Латвии депутата лишили полномочий из-за незнания госязыка», «Первые доносы на «нелояльных учителей» в Латвии оказались необоснованными», «В одном из латвийских ресторанов, где традиционно собирается русская община, запретили встречать Новый год по московскому времени».

ЭСТОНИЯ. «В Эстонии усиливается психологическое давление на правозащитников», «Глава Свободной партии Эстонии негодует из-за русского языка», «Социолог: русские в Эстонии чувствуют, что их загнали в угол»,

БЕЛОРУССИЯ. «Беларусь: на Запад или в Россию. К истории конфликта». «Арест журналистов в Минске совпал с зарождением белорусских «гитлерюгенд»… Тут стоит указать Белоруссии на другой опыт — полицейское управление в Финляндии требует запретить неонацистскую организацию «Движение сопротивления Финляндии». В Минске должны почувствовать разницу, иначе все пойдет, как в Прибалтике и на Украине.

Таллин, 15 января 2017.

P.S. Если Минск будет считать, что нет ничего страшного в нарастающем белорусском русофобствующем национализме, то белорусский народ ожидает перспектива, которую еще 26 октября 2015 года обрисовали в Белоруссии:

1. Продолжится быстрое сближение правящей номенклатуры с Западом и его клиентами внутри страны.

2. Национализация номенклатуры сделает именно ее главной носительницей националистической риторики.

3. Отношения с Россией ухудшатся до такой степени, что Минск станет инициатором фактического замораживания своего участия в Союзном государстве, ОДКБ и ЕАЭС.

4. Транзит из центральной России в Калининград по территории Белоруссии и Литвы станет практически невозможным.

5. Транзит из России в Польшу и далее по территории Белоруссии будет переведен в режим ручного управления.

6. Политическая номенклатура приведет к власти одобренное Западом экономическое правительство либертарианцев, которое начнет «шоковые» реформы, главным призом в которых будет свободный доступ граждан Белоруссии на рынок труда в ЕС.

7. Идеологией власти станет «национальное возрождение», быстро переходящее в этнический национализм и русофобию под видом борьбы против «русского империализма».

8. Москва будет молча наблюдать за этими переменами, лишь изредка выступая с обращениями Государственной думы к Минску в защиту «великой дружбы».

9. Западная граница Смоленской области снова станет полноценной границей России.

Очевидно, что равнодушие Москвы к происходящему, как и в случае с Украиной, делает ее соучастником превращения Белоруссии в еще один форпост Польши и НАТО у границ России.

Димитрий Кленский

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

805
Похожие новости
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 00:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 августа 2017, 09:01
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 07:45
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 07:33
16 августа 2017, 18:00
16 августа 2017, 05:30