Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Мозговой штурм Вашингтона. Пентагону рекомендовано учить русский язык и пестовать человеческий капитал

Отчет об исследовании, посвященном несиловым методам подрыва российской экономики, военной мощи и положения правящего режима в стране и за рубежом, оценке затрат на реализацию вариантов и возможных последствий для США, опубликован 24 апреля на сайте американской «фабрики мысли» RAND Corporation (https://www.rand.org/pubs/research_briefs/RB10014.html).
Overextending and Unbalancing Russia – оригинальное название документа, однако раскрученные журналистами тезисы о «развале страны», «конфликтах в бывших республиках СССР», «поддержке террористов в Сирии», «втягивании России в гонку вооружений», «подрыве изнутри», «цветной революции», «поддержке оппозиционных политических сил и СМИ» поверхностны, не отражают сути документа и даже ошибочны. «Перенапряжение России» – это скорее обоснование бюджета и расходов самих США, чем инструмент внешней политики.
Исследование основано на концепции «долгосрочной стратегической конкуренции», принятой во время холодной войны. В докладе RAND 1972 года утверждалось, что США следует полностью переориентироваться с попыток опередить Советский Союз во всех измерениях на управление конкуренцией там, где имеются существенные преимущества американцев.
«Перенапряжение России» – скорее обоснование бюджета и расходов самих США, чем инструмент внешней политики
В результате Штаты смогли побудить СССР направить свои весьма ограниченные ресурсы и силы в сферы, представлявшие меньшую угрозу США. В новом издании эта вынутая из шкафа и очищенная от пыли концепция применяется к современной России.
В RAND утверждают, что РФ во многом уязвима. Например, низкие цены на нефть и газ вызвали падение уровня жизни в стране, а экономические санкции Запада этому способствовали. Другие составляющие – старение и резкое сокращение населения, рост авторитаризма. Это сочетается с глубоко укоренившейся обеспокоенностью по поводу возможности смены режима по инициативе Запада, потери статуса великой державы и даже военного нападения США. Но Россия остается мощной страной, способной на равных конкурировать в нескольких ключевых областях. Потому следует придерживаться правила: она «никогда не бывает такой сильной или такой слабой, как кажется», которое сейчас справедливо, как и в XIX и XX веках. Здесь авторы RAND цитируют Черчилля, правда, не совсем точно.
Эксперты RAND проанализировали блоки мероприятий и выбрали те, где при определенном уровне затрат содержится минимум рисков и разрушительных последствий для США.
Рассмотрим перечень данных мероприятий в сокращенном по сравнению с оригиналом виде.

Поддать Европе газу

Расширение производства энергии в США ударит по экономике РФ, ограничит госбюджет и как следствие расходы на оборону. Политикой расширения предложения своих энергоресурсов и снижения мировых цен американцы могут уменьшить российские доходы.
Введение более широких торговых и финансовых санкций, вероятно, приведет к деградации экономики, особенно если они будут всеобъемлющими и многосторонними. Их эффективность будет зависеть от готовности других стран присоединиться. Но санкции сопряжены с издержками и в зависимости от их масштаба значительными рисками для самих США.
Поддержка способности Европы брать газ у других поставщиков избавит ее от российского энергетического принуждения. ЕС медленно движется в этом направлении, строя установки для приема СПГ. Но чтобы экономически расшатать РФ, сжиженный природный газ должен быть конкурентоспособным.
Поощрение эмиграции из России квалифицированной рабочей силы и хорошо образованной молодежи несет мало затрат или рисков и может помочь США и другим странам навредить РФ, но лишь в долгосрочной перспективе.

Вооружить Украину, разоружить Приднестровье

Предоставление Киеву летального оружия серьезно уязвит Россию, считают в RAND. Но любые поставки должны тщательно обосновываться, чтобы увеличить издержки Москвы без провоцирования масштабного военного конфликта, в котором она вследствие близости к плацдарму будет иметь значительные преимущества.
Усиление поддержки сирийских повстанцев может поставить под угрозу другие политические приоритеты США, такие как борьба с радикальным исламским терроризмом. Более того – способно привести к дальнейшей дестабилизации всего региона. А при радикализации, фрагментации и упадке сирийской оппозиции этот вариант может оказаться попросту неосуществимым.
Либерализация политического режима в Белоруссии скорее всего не приведет к успеху и может спровоцировать сильный ответ России, который лишь ухудшит систему безопасности в Европе.
Расширение возможностей на Южном Кавказе среди стран, экономически конкурирующих с РФ, затруднительно из-за географии и истории. Сокращение российского влияния в Центральной Азии достаточно сложно и дорого обойдется Штатам.
Переворот в Приднестровье, изгнание российских войск из региона ударит по престижу Москвы, но сэкономит ее деньги и, вполне возможно, обернется дополнительными расходами для США и их союзников.

Стимулировать протесты

Политтехнологи RAND полагают, что ослабление веры в российские выборы будет затруднено из-за госконтроля над большинством СМИ. Создание представления о том, что власть не защищает общественные интересы, сосредоточение внимания на масштабной проблеме коррупции бросит вызов легитимности государства. Но сложно оценить, приведут ли политическая волатильность и протесты к «перенапряженной» России, менее способной угрожать западным интересам, или наоборот – сделают ее более склонной к ответным ударам, что повышает риск для США. Ненасильственное сопротивление следует поощрять к отвлечению российской власти или ее дестабилизации. Однако западным правительствам будет трудно напрямую увеличить частоту или интенсивность протестной деятельности в РФ.
Подрыв имиджа России за рубежом будет сосредоточен на ослаблении авторитета и влияния, тем самым снижая претензии режима на восстановление страны в ее былой славе. Дальнейшие санкции, снятие с международных форумов, не входящих в ООН, и бойкот таких мероприятий, как чемпионат мира по футболу, могут быть реализованы и нанесут ущерб российскому престижу. Но степень, в которой эти шаги скажутся на внутренней стабильности России, остается неопределенной.

Начать гонку вооружений?

Военные стратеги RAND отмечают, что перемещение баз бомбардировщиков к границам РФ для возможности поражения ключевых целей имеет вероятность успеха и, безусловно, вызовет тревогу Москвы. Затраты и риски здесь низки, поскольку самолеты размещаются за пределами досягаемости большинства российских наземных баллистических и крылатых ракет.
В докладе RAND есть одна угроза, заслуживающая внимания, – поощрение эмиграции молодежи и специалистов
Передислокация истребителей, чтобы они были ближе к целям, а также развертывание дополнительного тактического ЯО в Европе и Азии могли бы усилить обеспокоенность Кремля настолько, чтобы он значительно увеличил инвестиции в ПВО. Но это может привести к реакции Москвы, противоречащей интересам США и союзников.
Переориентация американской и союзных ПРО для лучшего перехвата российских БР будет наименее эффективным вариантом, потому что в ответ РФ легко насытит ракеты большим количеством боеголовок.
Разработка новых малозаметных дальних бомбардировщиков обеспокоит Москву, как и создание автономных или ударных самолетов-дронов и их производство в больших количествах. Все эти варианты, вероятно, стимулировали бы Кремль выделять больше ресурсов на то, чтобы сделать системы управления более сложными, мобильными и многократно резервированными.
Штаты могут подтолкнуть Россию к дорогостоящей гонке вооружений, выйдя из режима контроля над ядерными вооружениями, но выгоды вряд ли перевесят расходы. Финансовые издержки, вероятно, будут равновысоки для обеих сторон.

Помериться флотами и ракетами

Эксперты RAND предполагают, что наращивание американских и союзных ВМС, масштабов их присутствия близ акватории РФ может вынудить Москву увеличить инвестиции в ВМФ, отвлекая при этом ресурсы от потенциально более опасных для США районов и сфер.
Дополнительное финансирование исследований на разработку нового оружия, которое позволит субмаринам США угрожать более широкому кругу целей или повысит их способность создавать проблемы российским РПКСН, может увеличить затраты противника на ПЛО, но не более того.
Смещение ядерного потенциала в сторону ПЛАРБ повлечет за собой увеличение их доли в американской ядерной триаде. Но этот вариант вряд ли заставит Россию изменить стратегию и таким образом «перенапрячься».
Наращивание потенциала в Черном море будет включать развертывание усиленной группировки НАТО, что обернется необходимостью увеличения арсенала ПКР дальнего действия наземного базирования, существенно повысит стоимость защиты российских баз в Крыму и снизит выгоды от поглощения этого района.
Россия, безусловно, развернет энергичную дипломатическую и информационную кампанию, чтобы отговорить прибрежные страны НАТО и государства, не входящие в альянс, от этого пути. Однако операции в Черном море политического и материально-технического характера для ВМС США гораздо сложнее, чем для ЧФ России.
В RAND объясняют, что расширение присутствия ВС США в Европе, рост сухопутных войск членов НАТО и развертывание большого количества сил альянса на российской границе скорее всего ограниченно воздействует на Москву. Но масштабная подготовка увеличит риск конфликта, особенно если это будет воспринято как вызов, будь то на востоке Украины, в Белоруссии или на Кавказе.
Размах и частота учений НАТО в Европе вряд ли вызовут дорогостоящий ответ России.
Разработка ракет средней дальности может ускорить соответствующие российские программы. Выход из ДРСМД без развертывания новых носителей в Европе мало что добавит к потенциалу США и, вероятно, побудит РФ вложить больше средств в ПРО.
Дополнительные инвестиции в новые технологии для противодействия российской ПВО и в способы наращивания дальности атаки для США могут значительно улучшить оборону и сдерживание при одновременном увеличении затрат противника на контрмеры. Финансирование революционных разработок следующего поколения дало бы еще больший эффект, если учесть озабоченность Москвы оружием на новых физических принципах, но такие инвестиции в то же время подвергают риску стратегическую стабильность.

Реальные угрозы – достойные ответы

Задача «перенапряжения России», по мнению аналитиков RAND, не должна ложиться в первую очередь на армию или ВС США в целом. Перспективные пути – с максимальной выгодой, наименьшим риском и наибольшей вероятностью успеха – лежат за пределами военной сферы.
РФ не стремится к паритету с США в вооружениях, поэтому может просто не реагировать на некоторые действия Штатов. Какие-то военные меры, например перемещение сил ближе к РФ, могут в итоге оказаться более дорогостоящими для Вашингтона, чем для Москвы.
Эксперты RAND предполагают сосредоточиться на трех направлениях:
1. Восстановить в ВС США лингвистические и аналитические знания о России. Поскольку РФ представляет долгосрочную угрозу, Пентагону необходимо развивать человеческий капитал, чтобы участвовать в этом стратегическом соревновании.
2. Рассмотреть вопрос об инвестициях в тактические ракетные системы, ПВО большей дальности и другие. Тратить ресурсы НИОКР на менее «зрелые» и более футуристические системы (например БЛА по принципу роя или автономные, дистанционно управляемые боевые машины). Сами эти меры, вероятно, будут недостаточными, чтобы значительно «перенапрячь» Россию, но принесут определенную пользу США.
3. Готовить армию как страхователя рисков от вероятной эскалации напряженности с Россией в реальный полномасштабный конфликт.
Наиболее перспективные варианты «перенапряжения» России связаны с ее сравнительно некрупной экономикой, которая в значительной степени зависит от экспорта энергоресурсов. Особую тревогу Москвы вызывают стабильность и долговечность режима, а наибольшие силы России представлены в военной и информационной сферах.
Не погружаясь в тонкости американской военно-политической аналитики, исходя из приведенных вариантов «сдерживания» и «перенапряжения» России напрашивается вывод о том, что в очередном исследовании RAND нет принципиальных методологических инноваций с точки зрения теории геополитического противостояния двух систем. Идейные и идеологические установки аналитиков находятся на уровне советского «застоя», разумеется, с американской спецификой и соответствующей времени терминологией.
Ключевая задача исследования – обосновать строки военного и политического бюджета США, которые лоббируются армейскими и связанными с ними финансово-промышленными группами, «распилы и откаты», гранты на новые «научные» проекты.
В размышлениях о «разбалансировании» России аналитики RAND забывают, что существует определенная вероятность «перенапрячься» самим. Чрезмерное увеличение военных расходов на реальные и гипотетические угрозы может привести к краху уже США.
Основная долгосрочная угроза для РФ – «поощрение эмиграции из России квалифицированной рабочей силы и хорошо образованной молодежи». Ведь в будущем именно от интеллектуальных способностей, морально-волевых качеств и профессиональных компетенций этой, уже повзрослевшей категории зависит трезвая оценка перспектив и рисков как в России, так и в США.
Вторая угроза – неадекватные оценки и реакции на «перенапряжение» России в контексте пораженческой идеи «страны – осажденной крепости» или «последнего оплота». Действуя «от обороны», «вторым номером», поддаваясь на провокации, одержать победу в геополитическом противостоянии невозможно.
Внешнее давление, будь то экономические санкции или военно-политические угрозы, должно способствовать повышению конкурентоспособности России на международной арене и совершенствованию всей системы государственной деятельности, основанной на эффективном кадровом отборе и реализации нестандартных, асимметричных решений в защите и нападении.
Антон Дождиков,
кандидат политических наук

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
557
Похожие новости
25 июня 2019, 20:45
25 июня 2019, 12:30
25 июня 2019, 09:45
24 июня 2019, 12:15
24 июня 2019, 17:45
24 июня 2019, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
24 июня 2019, 12:30
25 июня 2019, 06:15
22 июня 2019, 12:00
20 июня 2019, 13:45
24 июня 2019, 12:15
22 июня 2019, 06:30
19 июня 2019, 10:45