Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

На обычных полигонах им скучно: как сегодня служит элита ВДВ

Сегодня, 2 августа, бывшие и действующие десантники отмечают свой профессиональный праздник — День ВДВ. В гвардейских частях "крылатой пехоты" традиционно проводятся праздничные показательные выступления, а в парках и на площадях городов по всей стране ветераны собираются вместе, чтобы  повидать сослуживцев, вспомнить проведенные вместе годы и, не чокаясь, выпить третью рюмку за своих товарищей, не вернувшихся с войн и конфликтов. Этот род войск за 87 лет своего существования серьезно менялся и реформировался, но неизменными всегда оставались высокий боевой дух солдат и офицеров ВДВ, их особый кураж и гордость за принадлежность к военной элите.
В канун праздника РИА Новости попросило двух военнослужащих-однофамильцев отдельного разведывательного батальона 106-й Тульской гвардейской воздушно-десантной дивизии рассказать, как сегодня служат бойцы резерва Верховного Главнокомандующего и что нового в ВДВ появилось за последние годы.
Гвардии старший лейтенант Антон Кузьмин: "Я родился в Рязани в семье военнослужащего и с детства хотел пойти по стопам отца. После школы поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, окончив которое в 2007 году, попал по распределению в 51-й парашютно-десантный полк 106-й дивизии. Позже написал рапорт о желании служить в 173-м отдельном разведывательном батальоне, прошел медкомиссию, сдал все экзамены и был переведен в это подразделение. В настоящий момент занимаю должность заместителя командира роты радиоэлектронной разведки. В наши задачи входят прослушка радиопереговоров противника, вброс в эфир дезинформации с целью его обмануть и многое другое. Могу сказать, что новые технические средства, которые стали поступать к нам за последние годы, отлично показали себя в боевых условиях".
Гвардии младший сержант контрактной службы Алексей Кузьмин: "Срочную службу я проходил в МВД, во Внутренних войсках. Уже после "дембеля" решил попробовать себя в Минобороны. Знающие люди советовали, говорили, что служба интересная и по деньгам неплохо. Подписал контракт с военным ведомством в 2011 году, попал в Тулу. Да и к родителям ближе — они в Калужской области живут, от нас рукой подать. По специальности я — старший стрелок-разведчик отдельного взвода ТСР (технических средств разведки. — Прим. ред.). Управляю беспилотными летательными аппаратами. Это, кстати, серьезное нововведение — еще лет пять назад о них в войсках только слышали, а сейчас массово используют. Учили нас сначала на специальном симуляторе, чтобы новички не угробили дорогостоящую технику. Потом мы стали поднимать беспилотники в воздух по-настоящему. Если как следует натренироваться, управлять ими просто. Сложнее командиру взвода, которому нужно согласовывать полеты с гражданскими службами, чтобы случайно никого в воздухе не задеть. К тому же есть частная собственность. Летишь над лесом, внизу вроде никого, а он, оказывается, кому-то принадлежит, и снимать там нельзя. Несколько раз возникали проблемы".
 
Гвардии старший лейтенант Антон Кузьмин: "Распорядок дня в дивизии точно такой же, как, наверное, и полвека назад. Подъем в 06:00, зарядка, построение на завтрак. Потом проводится утренний осмотр военнослужащих, далее — развод на занятия. После занятий и боевой подготовки — обед. Потом час для личных потребностей, далее — самостоятельная физическая подготовка в спортгородке или тренажерном зале. Нам недавно новый современный спорткомплекс построили, не каждая элитная городская "качалка" с ним сравниться может. Ну а далее — ужин и личное время. Служащие контрактной службы могут отправляться домой. Их сейчас в дивизии много — около 85 процентов. Некоторым иногородним дают служебное жилье, другие снимают квартиры, на что получают специальные выплаты, под наем. Я квартиру в Туле приобрел по военной ипотеке. Срочники живут в казармах, как и прежде, зато теперь каждой роте полагаются три душевые кабинки и три стиральные машины. В 2010-2011 году был период, когда уборку территории проводили гражданские. Но потом их убрали. Видимо, не справлялись. Сегодня, как и прежде, порядок в расположении наводят военнослужащие. Но это не сказывается на их боевой подготовке".
 
Гвардии младший сержант Алексей Кузьмин: "В столовой у нас шведский стол. Выбор блюд для военнослужащих стал значительно больше. Борщ или щи, картошка, или макароны. Да и качество возросло существенно. Контрактники же и вовсе могут в обед уходить за территорию части, есть дома, или где-то в общепите. Главное — вовремя вернуться в расположение. В части официально запрещены мобильные, но по воскресеньям проводится так называемый час солдатского звонка. Командир подразделения рассаживает личный состав в комнате досуга, и военнослужащие могут по очереди позвонить домой. Плюс у командования есть электронная почта, через которую с ним могут связаться родственники солдата. А вот бумажные письма военнослужащие срочной службы больше не пишут".
Гвардии старший лейтенант Антон Кузьмин: "У военнослужащих есть два комплекта формы одежды — повседневная и полевая. Первую мы, как правило, надеваем, когда заняты на работе в штабе или в наряде. Вторую обычно носим на занятиях, во время боевой подготовки и так далее. Обувь у всех — ботинки на шнуровке с высоким берцем. Сапоги давно ушли в прошлое. И, кстати, изменились правила ношения поясного ремня. Раньше китель под него заправлялся, теперь носится навыпуск".
Гвардии младший сержант Алексей Кузьмин: "Когда я пришел в ВДВ, был последний год, когда в ходу были сапоги. Первое время ходил в пятнистом камуфляже расцветки "флора". Потом был миллион расцветок "пиксель", и в итоге прижилась форма, которую мы и носим сегодня. Очень удобная, особенно по сравнению с переходными моделями. Помните, там еще погон на груди был на западный манер? На новой форме не предусмотрены подворотнички, она и так прекрасно стирается. Впрочем, срочники, занятые на пыльных работах, могут и "подшиваться" по-старинке. Им со стиркой сложнее, чем контрактникам. В целом же и с формой, и с вооружением, и с обмундированием ситуация с 2011 года сильно улучшилась. Получаем все самое современное".
Гвардии старший лейтенант Антон Кузьмин: "В год боец-разведчик должен выполнить не менее 7 прыжков. Берут к нам самых физически выносливых и морально устойчивых. Уровень владения оружием и боевой техникой должен быть не ниже оценки "хорошо". Приоритет — у спортсменов-разрядников, но не у всех. Не каждый "качок" может хорошо стрелять. В основном берут изучавших боевые искусства — самбо, рукопашный бой, борьбу. Что касается нормативов: будущих разведчиков "гоняют" по трем направлениям — сила, скорость и выносливость. Кандидат должен подтягиваться не менее 15 раз, пробегать стометровку не более чем за 13,5 секунды и три километра — менее чем за 14 минут. Сложности на этом не заканчиваются. Мы на то и разведка, что на обычных полигонах нам "скучно". Регулярно совершаем полевые выезды в горно-лесистую местность, проводим занятия по альпинистской подготовке. Не менее раза в неделю ездим на стрельбище. За занятие по огневой подготовке один военнослужащий отстреливает около 150 патронов с автомата Калашникова. И это тоже серьезное изменение — до 2011-2012 годов для тренировок давали меньше боеприпасов".
Гвардии младший сержант Алексей Кузьмин: "Военнослужащий контрактной службы материально заинтересован в том, чтобы поддерживать себя в хорошей физической форме. Если по спорту у тебя все здорово, ты сдаешь все нормативы на высшую квалификационную оценку, то получаешь надбавку к окладу в 70 процентов. Если ты мастер спорта или кандидат в мастера, эта цифра вырастает до 90-100 процентов. А если служишь давно и на хорошей должности, получаешь еще больше. Доплаты идут и за прыжки — их у меня в активе 16 с круглыми парашютами Д-5 и Д-6. Прыгал со всего: самолеты Ан-2 и Ил-76, вертолет Ми-8. Хочу "добить" до 21 и переучиться на "Арбалет".  Часто бегаем марш-броски. Последний проводился в Новороссийске недавно. Бежали 15 километров в полной выкладке. С собой я тащил гранатомет, помимо штатного вооружения, плюс каждому нагрузили в рюкзак еще по пять килограммов камней. Более 12 килограммов в сумме. Да еще и бегом по горной местности — не каждый сдюжит. Но, хочу отметить, физподготовка, меткость, скорость — это не самое главное для разведчика. Самое важное — боевой опыт. Я знаю бывалых старых разведчиков, которые не так сильны и быстры, как молодые. Но они нас на обед съедят и не подавятся. Потому что они опытнее нас. А опыт можно добыть только в командировке. Я был в "горячих точках" уже четыре раза".
Гвардии старший лейтенант Антон Кузьмин: "Мы ночью прыгали в первый раз с Ил-76. Из-за погоды вылет постоянно откладывался, в итоге поднялись в воздух в районе 03:00. Выпрыгнули, тьма кромешная, не видно ничего. Ни земли, ни ориентиров. На малой высоте внезапно поднялся ветер, и я понял, что меня несет прямо на лес. В такие моменты быстро вспоминаешь все, чему учили, даже если успел подзабыть. Сгруппировался, приготовился и влетел прямо в чащобу. Повезло, даже не оцарапался о ветки. Повис на деревьях, убедился, что зацепился надежно. Расстегнул подвесную систему, спустился вниз, снял парашют и бегом рванул в сторону сборного пункта, потому что ждать меня никто не собирался. Отстал — пеняй на себя. У меня все было не так экстремально, но понервничать пришлось. В один из прыжков в апреле я на пятидесятиметровой высоте поймал теплый восходящий поток воздуха. И просто завис на месте. Все перепробовал, но на снижение не шел. Признаюсь, был озадачен и не знал, как поступить. Но в итоге поток со временем немного ослаб, и я стал медленно опускаться вниз. Приземлился мягко, даже смог удержаться на ногах. А сослуживцы потом шутили: "Мы уже думали палками тебя сбивать".

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

825
Похожие новости
23 ноября 2017, 15:45
22 ноября 2017, 10:45
23 ноября 2017, 07:45
22 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 07:45
22 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 11:15
20 ноября 2017, 13:45
19 ноября 2017, 19:00
21 ноября 2017, 21:30
22 ноября 2017, 00:00