Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Насколько реально в будущем военное противостояние России и Китая?

Если рассматривать темпы роста китайской экономики, а также политическое влияние этого государства, становится очевидным, что рано или поздно может возникнуть необходимость в расширении территорий.

Подобные опасения обусловлены ещё и тем, что Поднебесная – одна из самых густозаселённых стран и для комфортного проживания населения остро нуждается в увеличении площади.

Россия, в этом отношении, как ближайшее сопредельное государство, находится в определённой группе риска, поскольку Сибирь и Дальний Восток, богатые природными ресурсами, представляют собой малонаселённые регионы, с крайне слабо развитой инфраструктурой.

Уже неоднократно высказывалось мнение о том, что Китай, нарастив свой военный потенциал, может вступить в открытый конфликт за право владения этими территориями.

Война России и Китая – существуют ли реальные предпосылки?

На сегодняшний день подобное развитие ситуации кажется абсурдным и чрезмерно усугублённым. Более того, если принять во внимание особенности международного права, то переход региона под юрисдикцию другого государства может осуществляться и без военных действий.

Несколько лет назад был даже представлен вариант разрешения подобной ситуации путём активной миграции китайского населения в Россию, получения гражданства, проведению референдума и последующего мирного отсоединения от России.

Естественно, что и такой сценарий был раскритикован, поскольку централизованно управлять такой массой населения на территории другого государства не по силам ни одной разведке или специальной службе. Кроме того, миграционная политика в России также довольно сложна и не позволит за короткий промежуток времени осуществить подобную операцию.

Совокупность этих аспектов, а также тот факт, что Китай для поддержания темпов роста своей экономики остро нуждается в ресурсной базе, заставляет серьёзно анализировать перспективы военного противостояния в более отдалённой перспективе.

Подогревает интерес к этому вопросу и недавняя новость о размещении ракетных комплексов у границы с Россией. Официальные комментарии властей были весьма сдержанны и не выражали опасений, а вскоре и вовсе информация о тактическом позиционировании межконтинентальных баллистических ракет была опровергнута.

Несмотря на это, столь пассивная реакция со стороны Москвы, а также слова Дмитрия Пескова о том, что развитие оборонного комплекса в Китае не рассматривается как угроза нашей безопасности, не могут служить должной гарантией спокойствия.

Дело в том, что Россия в условиях санкционного давления как никогда остро нуждается в плотном международном сотрудничестве с рядом государств. Это обусловлено как политическими, так и экономическими потребностями.

С учётом такой ситуации даже потенциально опасное военное присутствие может быть проигнорировано с целью поддержания партнёрских отношений на максимально длительный срок. К сожалению, если сравнивать уровень и темпы развития ВПК двух государств, то давать такое преимущество Китаю вовсе не в интересах России.

Что же касается нынешней активизации деятельности, направленной на создание противоракетного комплекса у своих границ, то она спровоцирована достигнутой договорённостью между властями США и Южной Кореи о размещении элементов ПРО на территории последней.

Учитывая этот факт, большие опасения вызывает направленность создаваемой военной базы и её вооружение.

Естественно, что первоначальной задачей является сдерживание военной активности и потенциальной угрозы со стороны Северной Кореи, однако, учитывая современный уровень развития военных технологий, размещаемые там комплексы вполне могут покрывать и часть территорий России и Китая.

Более того, по словам китайского лидера Си Цзиньпина, присутствие войск США только усугубит и без того сложную обстановку в регионе и негативно скажется на возможности конструктивного диалога по ряду вопросов.

Такой же позиции придерживается и первый заместитель начальника главного оперативного управления Генерального штаба ВС России генерал-лейтенант Виктор Познихир.

По его словам, развёртывание глобального комплекса противоракетной обороны никак не связано с потенциальной угрозой со стороны Ирана и Северной Кореи, а обусловлено стремлением достичь военного преимущества перед Россией и Китаем.

Евгений Серебренников, первый заместитель главы оборонного комитета Совета Федерации, в свою очередь полагает, что ответным шагом будет размещение ракетных комплексов в Дальневосточном регионе.

Исходя их анализа сложившейся ситуации, временная активизация вооружённых сил в этом направлении пока не связана с потенциально возможным противостоянием Москвы и Пекина.

Очевидно, что присутствие в регионе наиболее вероятного противника как на политической, так и на военной арене, может способствовать интеграционным процессам и наращиванию взаимодействия России и Китая.

Потенциальная угроза и опасность её перехода в активную фазу

Если же принимать во внимание долгосрочные перспективы, то вооружённый конфликт и возможные территориальные претензии, обусловленные нынешними экономическими потребностями, в будущем могут оказаться необоснованными.

Дело в том, что Китай год за годом проходит все изученные ранее стадии развития: от аграрной страны середины 20 века через индустриализацию и развитие всех направлений производства в самом начале 21-го до урбанизации и перехода на информационную модель построения бизнеса.

Всё это позволяет прогнозировать естественную стабилизацию численности населения, а соответственно и сокращение территориального дефицита, а также переход к более взвешенной модели экономики.

Кроме того, военное противостояние, даже с учётом численного и технического превосходства одной из сторон, сопряжено с колоссальными финансовыми затратами и может иметь непредсказуемый результат в дальнейшем.

Именно поэтому столь простое и логичное с точки зрения военной концепции середины 20 века решение в современных реалиях утратило свою эффективность.

Геополитическая обстановка такова, что, как бы это унизительно ни звучало, но Россия находится в общемировом рейтинге влияния только на третьем месте, после США и Китая. Как полагает генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин, мир находится на грани передела сфер влияния и построения новой модели устройства.

В качестве наиболее вероятных рассматриваются два варианта развития событий: переход к скрытому противостоянию Вашингтона и Пекина, что смоделирует всем известную «холодную войну», или мирное распределение сфер влияния.

Как в первом, так и во втором случае Россия оказывается в области потенциальных интересов Китая, поскольку ему потребуются либо ресурсы для наращивания военного потенциала, либо те же ресурсы, но уже для поддержания роста экономики.

Конечно, рост экономических показателей не может длиться вечно, и экстенсивный путь развития для Пекина пока не свойственен, да и переход к постиндустриальной модели совсем близок, но, тем не менее, возможные угрозы нельзя игнорировать.

Дело в том, что учитывая геополитическую ситуацию, механизмов для получения негласного контроля над российским активами более чем достаточно.

За прошедшие десятилетия мы так и не смогли уйти от сырьевой модели, что в условиях демпинга цен на энергоносители, развития альтернативных источников, диверсификации поставок делает Россию крайне зависимой от политической конъюнктуры.

И без того оскудевшие доходы от сырьевого экспорта направляются не в модернизацию экономики, а в затратные и далеко не всегда прибыльные проекты. Тот же Китай, несмотря на заверения, до сих пор не начал финансировать газопровод «Сила Сибири».

В такой ситуации в результате падения стоимости активов нефте- и газодобывающих компаний они могут быть доприватизированы и перепроданы иностранным компаниям, и необходимость в территориальном расширении Китая отпадёт сама собой.

Что же касается самого неблагоприятного варианта, когда военные арсеналы будут использоваться по прямому назначению, то и здесь вероятность открытых столкновений достаточно мала, поскольку современные вооружения могут сделать активную фазу попросту бессмысленной по причине потери превосходства, а также эффективности оборонного комплекса России.

А это уже открывает возможность для прямого влияния на ход сотрудничества и приоритеты взаимодействия.

Единственное, что пока сдерживает развитие обоих изложенных вариантов – затраты определённых ресурсов на подавление России, в то время как США могут получить дополнительное преимущество, абстрагировавшись от данного конфликта интересов.

Как я стал украинофобом, или про поездку к теще во Львов

Таким образом, открытое военное противостояние между Россией и Китая является крайне маловероятным, поскольку не отвечает запросам современной геополитики.

Тем не менее, рост военного потенциала КНР может рассматриваться как стремление обеспечить поддержку и укрепление авторитета на мировой арене, включая ультимативные действия в адрес Москвы.

Наиболее же вероятным является противостояние в экономической сфере, в результате которого необходимые активы могут быть получены мирным и менее затратным путём.

Автор: Сергей Василенков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1082
Похожие новости
10 октября 2017, 18:45
09 октября 2017, 15:00
10 октября 2017, 11:30
12 октября 2017, 14:15
11 октября 2017, 18:00
14 октября 2017, 09:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 октября 2017, 11:00
10 октября 2017, 21:30
15 октября 2017, 19:15
11 октября 2017, 18:15
14 октября 2017, 15:00
12 октября 2017, 14:15
16 октября 2017, 10:30