Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

National Interest: новая стратегия развития ВМС Украины

События, произошедшие в 2018 году в Черном и Азовском морях, наглядно продемонстрировали важность для Украины вопросов, относящихся к морской безопасности. Поэтому состоявшаяся в конце ноября прошлого года презентация стратегии развития украинского военного флота до 2035 года и ее публикация в январе 2019 года представляют полную противоположность утверждениям о том, что власти страны не предпринимают никаких систематических действий, относящихся к вопросам морской безопасности. Конечно, можно сказать, что соответствующие усилия нужно было начать еще в 2014 году. Однако подобная критика является попыткой взглянуть на вопросы морской безопасности Украины в отрыве от общей стратегической ситуации. После российской агрессии военно-политическое руководство Украины в период с 2014 года по 2016 годы было вынуждено заниматься кризисным состоянием национальных вооруженных сил в целом, а не только военно-морских сил. В то же время Российская Федерация продолжает представлять собой основную военную угрозу для Украины на земле, поскольку она размещает свои общевойсковые армии вблизи наших границ, а также оказывает постоянное давление за счет концентрации мощных наступательных группировок в ходе проведения ежегодных стратегических учений.
Поэтому решение украинского руководства сфокусировать внимание на возрождении и усилении наземных и военно-воздушных сил является правильным в стратегическом отношении, тогда как вопросы военно-морского флота рассматривались во вторую очередь. Однако сегодня руководство страны пытается исправить сложившийся дисбаланс, и речь идет не только о разработке крылатой ракеты «Нептун». Недавно компания КрАЗ представила колесное шасси, которое может быть использовано для создания наземных противокорабельных установок, оснащенных этими крылатыми ракетами.
Соответственно, подобного рода работа уже ведется в том или ином виде, а появление стратегии развития украинского военно-морских сил до 2035 года является еще одной важной вехой на этом пути.
Сильные стороны стратегии
Первое, что бросается в глаза, это структура документа. Стратегия развития военно-морского флота Украины до 2035 года соответствует лучшим образцам документов в этой области. В нем содержатся основные элементы, характерные для стратегических документов: четкое определение роли и места флота в области национальной безопасности и обороны Украины, анализ оперативной обстановки, реалистичный план постепенных действий, а также финансовые расчеты. Некоторые сильные стороны в стратегии развития украинского флота являются очевидными.
Всеобъемлющий подход к морской безопасности
Предложенная концепция развития флота до 2035 года показывает, что командование военно-морских сил Украины имеет полное представление о том, что необходимо сделать для обеспечения интересов страны в Черном и Азовском морях. В стратегии четко обозначены все элементы морского могущества, которые, взятые вместе, позволяют государству оказывать влияние на складывающуюся на море ситуацию. В документе упоминается не только необходимое оборудование, но также важность подготовки соответствующих кадров, инфраструктуры и материально-технического снабжения в целом.
Приоритетные шаги, направленные на увеличение возможностей флота
Реализация этой стратегии предусматривает три стадии: 2019 — 2025 годы, 2025 — 2030 годы и 2030 — 3035 годы. На каждой стадии предусмотрено количественное усиление возможностей украинского флота. В то же время реализация целей одной стадии будет служить основанием для успешной работы на следующей.
На начальном этапе новая стратегия военно-морских сил предполагает защиту интересов Украины в прибрежной зоне (до 40 морских миль). Для этого военно-морской флот планирует сначала ввести в строй систему разведки и рекогносцировки морского пространства. Это должно помочь лучше определить существующие угрозы, что, в свою очередь, будет способствовать сокращению критически важного периода между обнаружением и ответом. Береговые реактивные системы залпового огня (РСЗО) и ствольная артиллерия, а также мины могут помочь в противодействии соответствующим угрозам. Кроме того, в период с 2019 по 2025 год предполагается постепенное приобретение противокорабельных ракетных систем различных типов — наземных, воздушных и морских.
Реализация задач первой стадии обеспечит безопасность речных дельт и портов, не позволит врагу войти в прибрежную зону, помешает действовать в ней и даже позволит получить потенциал, необходимый для прорыва блокады.
Вторая стадия предполагает создание условий для действий в исключительной экономической зоне (до 200 морских миль). С этой целью будет создана система мониторинга надводной поверхности, а также подводного и воздушного пространства, работающая на определенной дистанции. На этой стадии военно-морские силы должны обладать потенциалом, необходимым для физического присутствия в эксклюзивной экономической зоне, а также для нанесения ударов по противнику с помощью противокорабельных крылатых ракет. Таким образом, именно на этом этапе в игру будет вступать так называемый «москитный» флот — небольшие малотоннажные катера (до пятисот или шестисот тонн), которые смогут нанести удар по вражеским целям с помощью высокоточных крылатых ракет. На третьей стадии предусматривается создание возможностей для действий украинского флота в открытом океане, и в таком случае он будет вносить вклад в глобальную безопасность. В период с 2030 года по 2035 год украинский флот должен получить возможность действовать за пределами 200-мильной экономической зоны и на значительном удалении от своих баз. Таким образом Украина будет способна участвовать в совместных операциях НАТО/Евросоюза, если это будет необходимо. Кроме того, к этому времени корабли военно-морских сил Украины должны получить возможность поражать как надводные, так и наземные цели. Для всего выше перечисленного военно-морской флот Украины должен будет иметь в своем распоряжении многоцелевые корветы.
Вот почему развитие военно-морских сил Украины будет постепенным делом, без резких шагов, способных поставить под вопрос весь процесс в целом.
Основательный анализ финансовой стороны военно-морской стратегии
Критически важно, чтобы командование военно-морских сил не только разработало ясный пошаговый план увеличения потенциала национального флота с приоритетами для каждой стадии, но и предоставило оценку того, сколько это будет стоить. Реализация этой стратегии будет стоить 70 — 90 миллионов долларов ежегодно на первой стадии, 100 — 250 миллионов долларов на второй стадии и 150 — 400 миллионов долларов на третьей.
Тот факт, что были сделаны соответствующие расчеты, является необходимым элементом, поскольку та стратегия, которая не принимает во внимание фискальную реальность, обречена на провал с самого начала. Это особенно важно для Украины, которая способна направлять на нужды обороны лишь 3,5 миллиарда долларов ежегодно, в том числе 576 — 600 миллионов долларов на закупку оборудования.
Курс на интеграцию с НАТО
Сама военно-морская стратегия разрабатывалась в течение 2018 года с привлечением таких стран как Соединенные Штаты Америки, Соединенное Королевство и Швеция, которые либо являются членами НАТО, либо партнерами Североатлантического альянса. Тот факт, что документ выглядит столь элегантно, связан с участием иностранных специалистов. Однако не менее важно и то, что военно-морская стратегия до 2035 года была разработана на основе доктрины НАТО AJP — 3.1, которая имеет отношение к совместным военно-морским операциям этого альянса. Военно-морская стратегия Украины исходит из того, что к 2025 году украинские моряки будут готовы действовать на основе этой доктрины в сотрудничестве с силами НАТО. По сути, речь идет о реализации ключевой цели украинской внешней политики — а именно, о вступлении в Североатлантический альянс, в том числе за счет повышения оперативной совместимости. Этот процесс будет основан на опыте и навыках, которые уже были приобретены в рамках международных учений «Морской бриз» (Sea Breeze) с силами НАТО.
Кроме того, военно-морская стратегия предусматривает получение помощи в развитии флота от международных партнеров. В этом контексте следует отметить, что бюджет Пентагона на 2018 год и 2019 год предусматривает финансирование проектов по расширению морских возможностей Украины, включая приобретение радаров для мониторинга ситуации на море.
Слабости военно-морской стратегии
Однако нельзя сказать, что этот основополагающий документ военно-морских сил Украины лишен слабостей. По крайней мере, можно назвать четыре из них.
Финансирование
Финансовые расчеты являются как сильной, так и слабой стороной военно-морской стратегии. Открытым остается вопрос о том, сможет ли Украина направлять 100 — 250 миллионов долларов в год на закупки оборудования в ходе второго этапа, а также 150 — 400 миллионов долларов, как это предусмотрено в ходе третьего этапа. В 2019 году общий бюджет вооруженных сил Украины, направленный на приобретение нового оборудования, составляет 576 миллионов долларов, и эти средства используются для укрепления сухопутных сил, военно-воздушных сил, десантно-штурмовых войск и сил специальных операций. Если экономика Украины не начнет расти по крайней мере на 6 — 10% в год, или не будет принято решение об увеличении бюджета вооруженных сил в абсолютных значениях при нынешних показателях роста экономики, то Украина не сможет полностью финансировать реализацию своей военно-морской стратегии на ее последних стадиях. Поскольку военная угроза для Украины со стороны Российской Федерации будет продолжать существовать в основном на суше, то приоритет будет по-прежнему отдаваться сухопутным и военно-воздушным силам. В ближайшие годы может возникнуть вопрос о замене советских высокотехнологичных систем — истребителей (Су-27, МиГ-29) и систем противовоздушной обороны (С-300 ПС/ПТ, «Бук» М1). Это может помешать финансированию реализации проектов в области военно-морских сил.
Противоречия в формулировании приоритетов в различных частях новой стратегии
Анализ военно-морской стратегии позволяет говорить о некоторых противоречиях и несоответствиях в отношении практических моментов на разных ее стадиях. В описании первой стадии, содержащемся в разделе под заголовком «Весла и паруса: стратегический подход и требуемые возможности будущих военно-морских сил», ничего не говорится о том, что украинский флот должен получить противокорабельные ракетные системы различных типов. Об этом сказано в описании развития флота на второй стадии в том же самом разделе. В то же время в разделе «Карты и секстант: способы и средства реализации стратегии» подчеркивается, что соответствующие противокорабельные комплексы должны быть получены в ходе первой стадии.
Существуют также определенные расхождения по вопросу получения ракетных комплексов большого радиуса действия для ударов по наземным целям. В разделе «Весла и паруса» говорится о том, что это должно произойти на третьей стадии, а в разделе «Карты и секстант» утверждается, что все это должно быть сделано в ходе второй стадии. Военно-морские силы Украины будут способны полностью и эффективно соответствовать нынешней стратегической реальности в Черном и Азовском морях только в период третьей стадии реализации.
Еще одна слабость военно-морской стратегии Украины состоит в том, что даже в случае ее успешной реализации на первой и второй стадиях украинский флот все еще не будет способен эффективно отвечать на все те угрозы на море, которые уже будут присутствовать в случае тотальной войны с Россией.
Российская оккупация и аннексия Крыма в 2014 году была не только утратой территории Украины, но еще и потерей центральной стратегической позиции в Черном море. Россия систематически размещает системы вооружений на этой территории, что дает ей возможность оказывать влияние на складывающуюся ситуацию на море и в небе над ним. Речь идет о противокорабельных ракетных комплексах «Бал» (по крайней мере, четыре пусковых установки по восемь ракет в каждой) и «Бастион» (по крайней мере, четыре пусковых установки по две ракеты в каждой), о двух полках зенитно-ракетных комплексов С-400 (не менее 128 ракет для одноразового залпа), а также о российской 27-й смешанной авиационной дивизии (включая не менее восьми истребителей Су-30СМ, оснащенных противокорабельными ракетами Х-35). Подобные силы позволяют России контролировать значительную часть воздушного пространства и поверхности Черного и Азовского морей. В конечном счете эти возможности в оккупированном Крыму представляют собой более серьезную опасность, чем сам Черноморский флот и силы береговой охраны.
Военно-морские силы Украины смогут эффективно решить эту проблему только в том случае, если будут обладать возможностями для нанесения высокоточных ударов по наземным целям. Командование украинских военно-морских сил понимает, что в случае концентрации усилий только на военных действиях в морской акватории в распоряжении России остается мощная козырная карта: способность оказывать влияние на море с помощью наземных противокорабельных систем, систем противовоздушной обороны и авиации. Однако получение возможности нанесения точных ударов по наземным целям является вопросом времени и значительных ресурсов.
При этом некоторые сторонники «москитного» флота вводят в заблуждение людей, утверждая, что получение четырех или пяти ракетных катеров класса «Лань» решит все проблемы на море. Эти катера будут способны атаковать лишь надводные морские цели с помощью противокорабельных ракет. Но те же самые задачи могут быть выполнены наземными и воздушными комплексами, оснащенными ракетами «Нептун», и, кроме того, они будут менее уязвимы, чем ракетные катера. Таким образом, «москитный» флот не может решить тех задач, которые возникают из-за проблем, связанных с российской системой ограничения и воспрещения доступа (A2/AD), созданной размещенными в Крыму силами и оказывающей значительное (и негативное для Украины) влияние на ситуацию в морской акватории.
В связи с этим возникают сомнения, насколько успешными в 2030 году будут военно-морские силы Украины в том, что касается контроля над определенными частями морской поверхности, подводного и воздушного пространства в районе исключительной экономической зоны, о чем говорится в военно-морской стратегии страны. Пока украинские ВМС не получат возможность наносить удары по наземным целям на территории милитаризированного Крыма, их способность установить контроль над некоторыми частями зоны ограничения доступа будут примерно равны нулю. Действия в этой части моря буду связаны со значительным риском, — особенно если речь идет о надводных платформах.
Нужно ли позволить военно-морским силам создать отдельный потенциал для нанесения высокоточных ударов по наземным целям?
Как уже было сказано выше, без соответствующих возможностей Украине будет сложно противодействовать российскому военному потенциалу в милитаризированном Крыму, что, в свою очередь, будет оказывать значительное влияние на ситуацию в Черном и Азовском морях. Однако остается открытым вопрос о том, будет ли позволено украинскому военно-морскому флоту создать особые возможности для нанесения высокоточных ударов по наземным целям на большое расстояние.
На самом деле военно-морские силы крупнейших держав пытались расширить свою операционную зону для того, чтобы действовать отдельно от других видов вооруженных сил — так, например, военно-морские силы США имеют в своем распоряжении крылатые ракеты «Томагавк» для нанесения ударов по наземным целям. Однако есть сомнения по поводу того, что политическое руководство Украины согласится с тем, чтобы украинские военно-морские силы пошли по такому пути, с учетом ограниченных ресурсов страны. География и относительно небольшие дистанции делают возможным нанесение ударов по Крыму из Херсонской области, а не из морской акватории. Для этого вооруженные силы будут использовать в будущем возможности реактивной системы залпового огня «Ольха», а также оперативно-тактического ракетного комплекса «Гром-2», радиус действия которого, судя по всему, покрывает территорию всего Крымского полуострова.
Подобный подход потребует, чтобы военно-морские силы научились координировать свои действия с другими видами вооруженных сил в процессе проведения операций. Однако это будет значительный шаг в том, что касается способности Украины проводить совместные операции, а также позволит ей сберечь свои относительно ограниченные ресурсы.
Таким образом, стратегия развития военно-морских сил Украины до 2035 года обладает различными преимуществами и слабостями. Несоответствия в отдельных секторах могут быть скорректированы довольно быстро, однако более серьезные проблемы останутся и в этом случае. Вопрос в том, сможет ли Украина финансировать в полном объеме вторую и третью стадии своей стратегии развития военно-морских сил. Соответственно, украинские военно-морские силы будут способны эффективно противостоять всем нынешним угрозам со стороны Российской Федерации на море только на третьем этапе после получения возможности нанесения высокоточных ударов по наземным целям на большом расстоянии. Поэтому вызывает сомнение, что украинскому правительству следует согласиться с желанием военно-морских сил иметь отдельный от других видов вооруженных сил потенциал для выполнения подобной задачи.
Николай Белесков — заместитель директора Института мировой политики в Киеве.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
367
Похожие новости
20 мая 2019, 18:15
20 мая 2019, 23:45
21 мая 2019, 13:15
21 мая 2019, 15:45
21 мая 2019, 15:45
21 мая 2019, 18:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
21 мая 2019, 06:30
21 мая 2019, 15:30
21 мая 2019, 02:00
21 мая 2019, 02:00
21 мая 2019, 15:30
Новости СМИ
 
Популярные новости
16 мая 2019, 00:30
17 мая 2019, 03:45
17 мая 2019, 00:45
18 мая 2019, 14:30
15 мая 2019, 16:45
15 мая 2019, 11:15
17 мая 2019, 00:45