Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

НАТО открыла в Турции «второй фронт» против Китая

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

США негласно дают понять, что будут и далее уничтожать южный транспортный коридор из Поднебесной в Евросоюз

«Гладио» 2.0.

Попытка военного переворота в Анкаре еще долгое время останется на передовицах мировых СМИ. И этому есть разумное объяснение, поскольку сегодня слишком многое на Ближнем и Среднем Востоке зависит от положения дел в Турции, которая только заXX век пережила 5 военных переворотов — в 1960, 1961, 1971, 1980 и 1997 годах. Почему же действия военных быль столь успешными? Прежде чем вдаваться в подробности, напомним, что Турция, будучи членом НАТО с 1952 года, органично вписана в единую разведывательную систему североатлантического альянса, которую швейцарский аналитик Даниэль Гансер называет «секретными армиями». По его словам, «секретные подразделения были созданы после Второй мировой войны при поддержке американского ЦРУ и британской секретной разведывательной службы МИ-6 для борьбы с проявлением коммунизма в Западной Европе»; и «координировались отделом НАТО по нетрадиционным методам ведения боевых действий».

Так, к примеру, в Италии секретная сеть имела кодовое название «Гладио» («Обоюдоострый меч»); «в других странах сеть также действовала под кодовыми названиями: «Абсалон» в Дании, ROC в Норвегии, SDRA8 в Бельгии». Вот какую иерархию выстраивает Гансер в работе «Секретные армии НАТО: Операция «Гладио» и терроризм в Западной Европе»: «В каждой стране служба военной разведки руководила тайными антикоммунистическими армиями в тесном сотрудничестве с ЦРУ и МИ-6 втайне от парламента и общественности. В каждой стране ведущие политики исполнительной власти, включая премьер-министров, президентов, министров внутренних дел и министров обороны, были вовлечены в заговор, в то время как Объединенный комитет по тайным операциям НАТО (Allied Clandestine Committee — ACC) и Комитет планирования тайных операций (Clandestine Planning Committee — CPC),порой называемый Координационно-плановым комитетом при SHAPE (штабе Верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе),осуществлял организацию процесса на международном уровне».

Тезис швейцарского автора нашел свое подтверждение в следующих деталях:

  1. В часы боевой операции мятежников Берлин, Лондон и Париж отказались принять лайнер Эрдогана;

  2. Греция, будучи членом альянса с 1952 года, позволила вертолету турецких ВВС осуществить безопасную посадку в аэропорту Александруполиса, деликатно отказав Анкаре в выдаче военнослужащих;

  3. Спустя сутки после неудавшегося переворота спецслужбы Турции арестовали мятежников на территории авиабазы «Инджирлик», которая уже долгие годы используется Бундесвером и Пентагоном;

  4. За три дня до начала мятежа вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль призвал немецких военных покинуть «Инджирлик», а это означает, что Берлин был в курсе готовящегося переворота;

  5. То же самое относится и к Франции, которая в аналогичный период закрыла дипломатические и консульские представительства в Турции;

  6. Больше остальных уверенность проявили США и Британия, которые ограничились призывом к своим гражданам не покидать курортные районы;

  7. Противоречивые заявления турецкого руководства — в начале июля глава МИД Мевлют Чавушоглу заявляет о возможности передачи авиабазы «Инджирлик» в ведение ВКС России, а спустя некоторое время забирает свои слова обратно.

Региональный уровень

Так что турецкая армия не случайно десятилетиями будоражит политическую жизнь страны, вынуждая аналитиков и летописцев ради приличия называть правящий режим в Анкаре «демократией в погонах». Попытка переворота в июле с.г. — результат противостояния между «исламистами» и военными, которое берет своё начало с приходом к власти (в ноябре 2002 г.) Партии справедливости и развития (ПСР) во главе с Реджепом Эрдоганом. Уже в 2003 г. началась скандальная эпопея вокруг «Эргенекона», тайной организации силовиков, которую Эрдоган обвинил в попытке государственного переворота. Судили военных целых десять лет, но от этого в Турции не становилось спокойнее.

В мае 2013 г. начались протесты в стамбульском парке Гези, поддержанные Госдепартаментом США, которые затем распространилась на другие турецкие города. Американцы и британцы, направляя открытые письма поддержки митингующим через New York Times и Time, пристально наблюдают за политической эквилибристикой Эрдогана, который в декабре (2013 г.) пережил громкий коррупционный скандал — «Большую взятку». Уже тогда в Вашингтоне и Лондоне ставили под сомнение легитимность правящего режима в Анкаре. Но потом наступило затишье — внешняя политика Эрдогана пошла в такт с американскими планами в Сирии. Суть игры состояла в том, что США рассматривали Турцию как союзника в борьбе с китайским «Шелковым путем», который по замыслу Пекина, должен был пролегать на южном направлении через такие сирийские города, как Дамаск, Пальмира, Хомс, Ракка, Дура-Европос (юго-восток САР),Тартус и Алеппо. Что же заставило союзников по НАТО бросить (15 июля с.г.) Эрдогана на произвол судьбы?

Причин тому несколько. Интрига получила свое развитие в сентябре 2015 г., когда ВКС России по просьбе Дамаска начали антитеррористическую операцию на территории арабской республики. Страны НАТО ревностно наблюдали за тем, как Москва действует в зоне, где некогда господствовал французский и британский колониализм. Причем дополнительным отягчающим обстоятельством стали русско-турецкие отношения, нацеленные на масштабные энергетические проекты. Тогда Анкару заставили сделать судьбоносный выбор, и в ноябре прошлого года она пошла на вероломное сбитие самолета ВКС России в небе над Сирией. Причем ровно за сутки до трагедии британский МИД обнародовал «Белую книгу», в которой допустил вооруженное столкновение альянса с Россией. Интересно, не так ли? Демарш Лондона оказался заразительным — в июне с.г. Бундесвер публикует собственную «Белую книгу», в которой открытым текстом обозначает Москву в числе угроз национальной безопасности.

Глобальный уровень

Мятеж в Турции начался спустя сутки после кровавого теракта во французской Ницце. То есть две страны НАТО практически одновременно подверглись атакам. Почему? Чтобы ответить на данный вопрос обратимся к главной проблеме американо-европейских отношений — соглашению о Трансатлантической зоне свободной торговле, которое сначала торпедировалось Берлином, а затем уже и Парижем. «Мы никогда не поставим под сомнение основные принципы нашего сельского хозяйства, культуры и взаимности доступа к рынкам. На данном этапе [переговоров] Франция говорит «нет», — заявил 5 марта с.г. президент Франции Франсуа Олланд, которого цитирует Agence France-Presse. Тогда французская пресса объяснила политику Елисейского дворца «стремлением социалистов укрепить свои позиции среди левого электората, который в значительной степени с подозрением относится к соглашению о свободной торговле с США».

Однако в реальности суть противоречий выходила далеко за территорию Пятой республики. Борьба Вашингтона с оппозицией в Берлине и Париже вышла на поверхность после референдума Великобритании о выходе из состава Евросоюза, когда немцы и французы в одночасье лишись поддержки третьей по величине экономики ЕС. Причем удар оказался обоюдоострым — с уходом британцев Брюссель теряет 15% своего совокупного ВВП, а сами британцы — ключевой экспортный рынок, куда ежедневно доставляют до 52% товаров и услуг. Таким образом американцы ослабили Старый Свет, внеся в него смуту. В этом смысле теракт в Ницце наглядно продемонстрировал властям Франции, что если они хотят жить в безопасности и развиваться дальше, то обращаться придется всегда в одну и ту же кассу, но ни в коем случае не к Поднебесной, которая планирует в союзе с лондонским Сити заполучить контроль над финансово-экономическим развитием Евросоюза.

А чтобы отношения Пекина с Парижем, Берлином и Лондоном не казались «медом», 15 июля (с молчаливого согласия американских генералов в НАТО) в Анкаре вспыхивает мятеж, который на поверку становится «вторым фронтом» против китайского «Шелкового пути». Вашингтон не может сидеть сложа руки в условиях, когда с подачи КНР Турция (ранее подписавшая с прокитайским Пакистаном соглашение о свободной торговле) и Иран идут на бартерную сделку по формуле «нефть в обмен на железнодорожные рельсы». Ведь в перспективе это означает беспрепятственный доступ китайских товаров в ЕС, который завязан на следующую логистику: высокоскоростная линия «Западный Китай — Казахстан — Туркмения — Иран — Турция» с последующим выходом на Балканский полуостров и Западную Европу с конечным пунктом прибытия в Лондоне. Таков глобальный уровень американо-китайского противостояния, граница которого отныне перенеслась вглубь Североатлантического альянса.

Саркис Цатурян

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1735
Похожие новости
04 декабря 2016, 22:15
05 декабря 2016, 19:15
05 декабря 2016, 01:45
06 декабря 2016, 02:15
05 декабря 2016, 22:45
05 декабря 2016, 01:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 06:30
29 ноября 2016, 11:01
01 декабря 2016, 20:45
30 ноября 2016, 10:30
04 декабря 2016, 15:30
02 декабря 2016, 23:30
01 декабря 2016, 14:00