Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Назарбаев мог быть президентом СССР. Он до последнего стоял за единый рубль и не создавал армию

Об ушедшем в отставку президенте Казахстана Нурсултане Назарбаеве можно и самое главное – нужно сказать добрые слова. Не только потому, что это неординарный, редкий по нынешним временам руководитель страны, территория которой равна примерно десяти Франциям, соседа Российской Федерации. Это авторитетный в мире, дальновидный, уважаемый своим народом (96% голосов на выборах в 2015 году) лидер. «Астанинский формат» сирийского урегулирования – тоже результат огромного влияния Назарбаева на международной арене и в Москве.
Вспоминается очень примечательная встреча с этим человеком, которая произошла вскоре после распада СССР. Мне, тогда корреспонденту газеты «Красная звезда», удалось взять у Назарбаева интервью. Это произошло 7 мая 1993 года.
Перед этим я заранее договаривался о встрече с министром обороны Казахстана генералом армии Талгатом Сагадатом Нурмагамбетовым. В его приемной, куда мне удалось дозвониться, сказали, что проблем для московского корреспондента не будет, надо только подготовить вопросы и отправить по факсу, что я и сделал. Но наш постоянный корреспондент по Среднеазиатскому военному округу полковник Анатолий Ладин доложил, что в резиденции президента Казахстана состоится награждение военнослужащих и мы можем там побывать. «Как насчет того, чтобы взять интервью у самого??» – спросил я. В ответ услышал, что нужен звонок из Москвы.
В администрации президента мне не отказали, но и не назвали точной даты встречи. Перед вылетом в Алма-Ату попросил своего коллегу держать вопрос на контроле и сообщить о результатах.
И Ладин вскоре позвонил, сообщив, что 7 мая 1993 года президент будет награждать своих военных орденами и медалями, после чего, возможно, уделит некоторое время и нам.
Ельцин не принял посланника, переадресовав его к Геннадию Бурбулису. А тот дал понять, что Россия не намерена содержать Среднюю Азию
Как сейчас помню, что вылетал все же с некоторым сомнением: все ли сложится? Но в любом случае интервью с министром обороны было у меня, как говорится, почти в кармане.
По прилете в Алма-Ату все подтвердилось. Мы встретились сначала с министром обороны и тут же отправили интервью в редакцию газеты, которое сразу было опубликовано.
На следующий день в резиденции президента нас встретил вышедший из здания человек, на входе часовой проверил документы. Ни ажиотажа, ни наставлений, как себя вести, что спрашивать, а что нет, не возникло.
Нас пригласили в просторный зал, где уже стояли в парадной форме человек 15 военнослужащих. Церемония прошла в теплой, почти дружеской обстановке, что было связано с праздником – Днем образования вооруженных сил Республики Казахстан. Назарбаев поздравил всех с торжественным событием, поблагодарил за службу, пожелал успехов. Нескольким офицерам вручил медали, кое-кому присвоил очередные воинские звания. Помню, одному из русских военных – звание генерала, что, признаюсь, приятно удивило. Значит, подумали мы, в казахстанской армии нет дискриминации по национальному признаку.
После церемонии вышли официанты с подносами, на которых стояли фужеры с шампанским. Мы с коллегой также были в военной форме, поэтому официанты не обошли и нас.
Вскоре нам дали понять, что можем пройти в холл рядом с залом приемов. Назарбаев пожал нам руки, как будто знал давным-давно. «Ну что, какие у вас есть вопросы», – жестом пригласил сесть. Сам расположился не во главе стола, как обычно делают высокие начальники, а рядом, в полуметре от нас. Я знал, что он начинал трудовую биографию сталеваром, наверное, это объясняет многое в его характере. Важно было и то, что мы представляли газету Вооруженных Сил, которая в СССР издавалась тиражом 2,5 миллиона экземпляров.
Но главное из разговора то, что спустя полтора года после распада СССР Назарбаев в душе оставался приверженцем самой тесной интеграции с Россией. Словно убеждая нас в своей правоте, он сказал: «Я до самого последнего дня не принимал решения о выходе из рублевой зоны, не издавал указ о создании собственных вооруженных сил». Хотя инфляция тогда была огромная, а государство не может считаться независимым без своего эмиссионного центра. Действительно, Казахстан оказался последней республикой, которая просто вынуждена была пойти на образование собственной армии.
Позже это подтвердит премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин: «Я трудился с ним в это время, у нас были долгие разговоры, мы принимали очень трудные решения. Очень простой пример: нежелание уходить из рублевой зоны, создавать свою валюту, учреждать свой национальный банк – это все оттого, что не было плана «Б».
Конечно, в новом Союзе предполагалась большая самостоятельность, не то что в советское время. Но все-таки никто не думал, что это будет не общее будущее. Люди боялись перемен, неизвестности. Вспомним голосование на референдуме о сохранении Союза. И конечно же, Назарбаев осознанно шел на Новоогаревские соглашения. Но нежелание, нерешительность Горбачева или его неспособность взять в свои руки процесс и твердо руководить им привели к тому, что имеем.
Назарбаев, пожалуй, единственный из членов политбюро СССР – руководитель союзной республики, кто не поехал в Беловежскую пущу подписывать позорный договор о роспуске Советского Союза. Был против и потому, видимо, Ельцин даже не поставил казахстанского коллегу в известность об этой сделке.
Из-за этого могла возникнуть и некая обида. Но речь с нами Назарбаев повел о другом: РФ, точнее, руководство как бы выталкивает республику из своего ареала влияния, того самого единого во всех смыслах экономического, оборонного, информационного пространства, о сохранении которого заявлял Ельцин. Увы, у многих руководителей в России в то время главенствовали другие мысли: скинем ярмо среднеазиатских республик и заживем в достатке. А министр иностранных дел Андрей Козырев, например, даже заявлял, что наша задача – встроиться в фарватер политики Соединенных Штатов Америки, у нас и не должно быть своих национальных интересов.
Президент Казахстана привел в беседе такой пример. Когда он отправил своего госсекретаря в Кремль с предложениями и видением проблемы более тесной интеграции, Ельцин просто не принял посланника, переадресовав его к Геннадию Бурбулису. А тот дал понять, что Россия больше не намерена содержать среднеазиатское подбрюшье и будет выстраивать политику, ориентированную на союз с США и Западом. Тот же Акежан Кажегельдин потом скажет: «Мы видели, что Россия нас отрубает от наших экономических корней».
Назарбаев пояснил, что Казахстан никогда не был нахлебником метрополии. Наоборот, ежегодно выдавал на-гора миллиард пудов зерна, которое распределял центр. Во время Великой Отечественной 9 из 10 пуль, выпущенных по врагу, были сделаны из балхашской меди или казахстанского свинца. Республика сама обеспечивала себя нефтью, цветными металлами… При Союзе общими силами были созданы Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат, Балхашский медеплавильный, карагандинские шахты, десятки других предприятий. Из 15 миллионов человек почти половину составляли русские, украинцы, белорусы.
Но эти доводы ни Бурбулису, ни Ельцину уже не были нужны. «Там просто не с кем разговаривать», – сказал нам Назарбаев с долей разочарования, но в то же время с твердостью человека, который принял непростое для себя решение. Я эту горькую фразу слышу до сих пор.
И все же его глубокое внутреннее убеждение, что надо жить в более тесном содружестве, выразится в концепции создания Евразийского союза, с которой он выступит первым на постсоветском пространстве и будет услышан, поддержан новым лидером России Владимиром Путиным.
С особой любовью Назарбаев говорил с нами об армии, стремлении взять на вооружение все лучшее, что есть в российских Вооруженных Силах. Уставы, наставления, руководства по эксплуатации бронетехники, традиции – все это было заложено тогда в плоть и мысль казахстанских военнослужащих, которые и общалась, и отдавали приказы на русском языке.
Президент говорил с нами спокойно, рассудительно, аргументированно. Мы расставались под огромным впечатлением от встречи, невольно сравнивая собеседника с Ельциным.
Минуло 26 лет. Время показало, насколько был прав Назарбаев в своей стратегии, видении будущего Казахстана и Содружества Независимых Государств. Конечно, были и у него ошибки. Пройти через 90-е без них не удалось никому. Первые два-три года после распада СССР в республике наблюдались вспышки национализма, но не на властном уровне, больше на бытовом.
Глава республики не дал разворовать казну, не позволил олигархам захватить власть в стране, как это было у нас в эпоху «семибанкирщины». Благодаря этому с нуля построил в степи вторую столицу – Астану, удивительно красивый и современный город, в котором почти все крупные административные здания возведены по оригинальным проектам лучших зарубежных архитекторов. В Казахстане по примеру Китая проложены прекрасные автомобильные дороги, ездить по которым – одно удовольствие.
30 лет правления Назарбаева оказались благоприятными для Казахстана. Рост ВВП в отдельные годы зашкаливал за 10 процентов. Хочется верить, что аксакал не ошибся и со своим преемником.
Заголовок газетной версии – «Там не с кем разговаривать».
Олег Фаличев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
603
Похожие новости
15 октября 2019, 19:15
15 октября 2019, 04:15
15 октября 2019, 04:15
16 октября 2019, 12:00
16 октября 2019, 19:30
16 октября 2019, 14:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
10 октября 2019, 02:45
11 октября 2019, 20:15
12 октября 2019, 15:30
12 октября 2019, 16:00
11 октября 2019, 03:30
15 октября 2019, 22:15
12 октября 2019, 12:45