Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Не выходи из комнаты, не заводи кредитку

Варвара Фокеева
ТАСС

Игроками мирового рынка платежей наряду с банками все чаще становятся глобальные интернет-компании, производители электроники, гигантские азиатские вендоры и даже социальные сети. Платежи стали способом привлечь и удержать потребителя. Возможно, будущее за виртуальными валютами

Более 70% жителей Африки и Ближнего Востока готовы оплачивать покупки мобильным телефоном — такие результаты получила в результате исследования компания MasterCard. «Существует не просто высокий спрос на новые способы оплаты — подавляющее большинство людей хотят платить смартфоном. И многие готовы делать это уже сейчас», — заявила Энн Кернс, президент MasterCard по международным рынкам. В Европе, кстати, полноценной альтернативой карте смартфон считают менее 40% людей. И это ярчайшая иллюстрация того, как будет развиваться рынок платежей в ближайшие годы: страны, жители которых не имеют банковских историй и карт, шагнут в новую платежную эру, где место банков, а то и реальных денег, возможно, будет где-то с краю.

Приготовьте сетчатку

Многочисленные пользователи мессенджеров WhatsApp и Viber недавно узнали о повышении уровня безопасности и о шифровании. Одна из причин — эти приложения создают надежный канал для платежей p2p (peer-to-peer, между физлицами). То есть WhatsApp и Viber постепенно становятся платежными системами. Отношения p2p развиваются не только в мессенджерах. По сути, Uber, Airbnb и подобные сервисы тоже выступают своего рода посредником в оказании услуг, в том числе в переводе денег.

Кроме того, традиционные банковские платежи вытесняются такими системами, как PayPal, Skrill, Neteller. Охватывая все больше пользователей, они предлагают и новые дополнительные услуги, которые раньше были традиционно банковскими, например быстрые кредиты. На очереди инструменты управления личными финансами и другие сервисы.

Вообще, платежи теперь — вопрос не финансовых систем, а технологий. «Использование открытых API (интерфейс программирования приложений, определяет функциональность, предоставляемую программой. — "Эксперт”) в Visa Developer Center или Stripe API приводит к возникновению экосистем вокруг различных игроков, позволяя встраивать платежные системы в различные приложения, увеличивая проникновение сервиса и создавая для новых игроков возможность быстрее запускать свои продукты без разработки сложных непрофильных элементов», — рассказала «Эксперту» Татьяна Дадашева, аналитик Almaz Capital.

В целом нефинансовые компании все чаще выходят на рынок платежей со своими предложениями, их доля растет стремительно, так как они предлагают продукт уже существующей аудитории, максимально упрощают взаимодействие (например, платежи внутри приложений, мессенджеров, социальных сетей) и превращают телефон в полноценный платежный инструмент (мобильные кошельки от Google, Apple, Samsung), заменяющий пластиковые карты, отмечает Татьяна Дадашева. По ее словам, важными конкурентными преимуществами становятся более дешевая инфраструктура, p2p-платежи и переводы, value-added-сервисы для ритейла (дополнительные виды обслуживания, такие как информационные услуги и развлекательные сервисы), экосистема, построенная вокруг сервиса, безопасность (в том числе использование биометрии). Экосистема — отдельное и важное для финансово-технологической революции понятие: оно обозначает комплекс сервисов, которые удовлетворяют как можно больше потребительских запросов, — эталоном служит экосистема Alibaba, включающая в себя сервис онлайн-покупок Aliexpress и платежную систему Alipay. Впечатляют успехи китайского WeChat — мобильного приложения и мессенджера, который дает возможность перевода денег. На китайский Новый год в 2016-м WeChat охватил 420 млн людей и осуществил более 8 млрд транзакций, это вдвое больше, чем у PayPal за весь 2015 год. Еще один новый платежный гигант — Paytm, индийская онлайн-платформа для покупок, переводов, оплаты счетов, насчитывающая более 60 млн заказов ежемесячно.

И, судя по всему, революция в технологиях платежей только началась. «Повсеместное внедрение биометрической идентификации через сканирование отпечатков пальцев, радужной оболочки глаза и распознавания лица сможет через несколько лет вывести обеспечение безопасности транзакций на новый уровень», — говорит Татьяна Дадашева.

Общий объем инвестиций в мировой финтех утраивается каждый год и уже превысил 50 млрд долларов, что является гарантией появления новых сервисов и технологий, о которых еще никто не знает, говорит Павел Новиков, руководитель Центра развития FinTech & Blockchain фонда «Сколково», однако есть несколько базовых финансовых сервисов: кредитование, платежи, страхование, сбережения. «Финтех, как пожар, начался с кредитования, перебросился на платежи, на очереди страхование и накопления людей. При этом одни банки пожар пытаются тушить, а другие подливают масла в огонь», — добавляет Новиков. Дело в том, что банки тоже все активнее пользуются достижениями ползучей революции в области финансовых технологий. Например, польский проект Kontomatik в Центральной и Восточной Европе предлагает банкам программное обеспечение, позволяющее быстро открыть счета — чтобы клиенты могли зарегистрироваться и войти в личный кабинет, используя аккаунт в Facebook или Twitter.

Среди российских банков пока что Тинькофф банк объявил о запуске первого в России мобильного мессенджера MoneyTalk с функцией мгновенных денежных переводов между участниками диалога, а Сбербанк разработал приложение, которое сочетает в себе функции мессенджера, платежной системы и торговой площадки.

Константин Кольцов, директор по корпоративным отношениям группы Qiwi, партнера стартап-акселератора GenerationS, объясняет, что любая платежная система — это front end и back end, то есть то, что видит пользователь, и технологии, на которых это работает, и сегодня изменениям подвержены оба сегмента: front end развивается в потребительском ключе, привлекая новые аудитории и укрепляя лояльность пользователей, в то время как back end оптимизируется для снижения издержек и повышения общей надежности и безопасности сервисов.

В авангарде финтехреволюции сегодня находятся те компании, которые работают с большим объемом сравнительно мелких чеков и хорошо знают предпочтения своих клиентов: платежные системы, операторы связи, ритейл, электронная коммерция и, конечно, соцсети. Если раньше платежи и банки, которые их проводили, были отдельно, а магазины и другие точки продаж — отдельно, то сейчас конечная цель — потребитель, и удобные способы платежей лишь помогают его привлечь и удержать, констатирует Константин Кольцов. «В самом общем приближении любой платежный механизм нуждается в процессинге и каналах ввода-вывода средств — именно на этом поле развернулось самое тесное соперничество в финтехсекторе. При этом, чтобы оперативно реагировать на требования рынка, компании параллельно договариваются о партнерстве, объединяя свою экспертизу: так, Apple, Android, Samsung и китайские корпорации развивают свои платежные решения в партнерстве с локальными банками на каждом новом рынке. Можно вспомнить и о сотрудничестве Qiwi с eBay, с JD.com, о недавнем запуске с LeEco, — рассказывает Кольцов. — Даже крупные ритейлеры не видят смысла изобретать велосипед, когда выгоднее использовать на локальных рынках привычные для местной аудитории платежные опции». В этом смысле удачным примером несколько лет назад стали платежные терминалы Qiwi: они разрешили растущее противоречие между электронными платежами и особенностями российского национального менталитета. Однако, вероятнее всего, та же инновация не имела бы столь оглушительного успеха на рынках с другой спецификой: «Россия была и остается рынком, где доминирует кэш, где большинство населения по-прежнему раз в месяц целиком обналичивает зарплатную карту и оперирует только бумажными деньгами», — говорит г-н Кольцов.

Из Африки с любовью

В Африке платежи и денежные переводы со счета мобильного телефона доминируют уже десятилетие, причем смартфоны, NFC (технология беспроводной высокочастотной связи малого радиуса действия, используемая в бесконтактных картах) и блокчейн не нужны — все работает через СМС на телефонах за 20 долларов, говорит Константин Кольцов.

Речь не случайно идет в основном о бедных странах (пионерами в развитии мобильных платежей были Кения, Уганда, Таиланд), в которых отсутствовала нормальная традиционная платежная инфраструктура, добавляет Егор Григоренко, руководитель финансовой практики московского офиса Bain & Company. У широких слоев населения там в принципе не было доступа к каким-либо вариантам безналичного расчета по разумной цене — именно поэтому мобильные платежные сервисы и взлетели так быстро. В большинстве стран Западной Европы (в Германии, например) процесс идет куда медленнее — традиционная платежная инфраструктура вполне удовлетворяет большинству требований потребителей и по инерции воспринимается как более надежная. «Россия в этом плане где-то посередине: здесь есть не идеальная, но вполне функциональная традиционная платежная инфраструктура, соответственно, скорость изменений ближе к западноевропейской, — говорит г-н Григоренко. — Тем не менее изменения происходят везде, и они неизбежны. Уже в ближайшей перспективе смартфон станет основным инструментом осуществления платежей для пользователя (во многих странах Европы доля онлайна и мобильных платежей уже перевалила за 60 процентов, в России, по разным оценкам, это 30–40 процентов, но цифра быстро растет), пластик сам по себе, скорее всего, отомрет довольно скоро, однако традиционные платежные системы и банки-эмитенты останутся в этом бизнесе доминирующими игроками, хотя и при более жесткой конкуренции. Самые большие перемены произойдут, пожалуй, в сфере эквайринга, здесь для "дисрапторов” (игроков, разрывающих привычные рамки. — "Эксперт”) самое большое раздолье».

Финтех имеет все шансы взорвать мировую экономику, полностью изменив ее ландшафт, — ведь, по данным Всемирного банка, 2,5 млрд взрослых людей по всему миру сегодня исключены из сферы традиционных банковских услуг, но вместе с тем доступ в интернет приобретает все большее число людей. Уже два эти фактора позволяют финтех-стартапам предлагать собственные новые платежные системы, не прибегая к услугам банков. Но есть и третий фактор.

Банк не нужен, деньги не нужны

Поколение, активно пользующееся гаджетами с раннего детства, зачастую предпочитает начать знакомство с миром финансов не с похода в отделение банка, а со скачивания мобильного приложения одного из платежных сервисов или даже непосредственно в социальных сетях. Чем глубже пользователь погружен в социальную среду, тем комфортнее ему совершать финансовые операции внутри этой среды. Для новичка ввод длинных реквизитов карты — неудобное и отталкивающее занятие. Поэтому любые попытки их замены на что-то более привычное, к примеру, на имя друга в социальной сети, значительно облегчают задачу совершения перевода, даже если комиссия будет чуть выше среднерыночной. Сейчас система WebMoney Transfer уже разработала приложения для трех самых популярных социальных сетей: «Одноклассники», «ВКонтакте», Facebook. С их помощью пользователи могут пополнять кошелек, совершать переводы по всему миру, выдавать займы своим друзьям из списка контактов, оплачивать товары и услуги, в том числе мобильную связь, штрафы, коммунальные услуги, онлайн-игры. Смысл прост: платежи должны осуществляться людьми там, где они проводят время.

Принцип работы платежной системы в широком смысле один и тот же: ее участники объединены единой сетью — социальной сетью, оператором мобильной связи и т. д., через нее они получают возможность рассчитываться друг с другом, обмениваясь сообщениями специального формата в рамках самой этой сети. Банковский счет тут вовсе не обязателен. «Активы (собственно, эквивалент денежных средств), с помощью которых происходит расчет, могут быть "внутренней валютой” сети — например, остатки на личном счете пользователя у мобильного оператора, средства, депонированные в "кошельке” пользователя торговой онлайн-площадки», — рассказывает о принципе работы альтернативных платежных сетей Егор Григоренко.

Разумеется, банки не всегда исключены из этой технологической цепочки, средства могут быть и «внешними активами» — деньгами на банковском счету участника сети, привязанном к его профилю, в последнем случае речь чаще всего идет о карточном счете. Такой вариант пока более интересен для рядового пользователя — автоматически снимается вопрос конвертации виртуальной внутрисетевой валюты в ликвидные денежные средства. «Однако для оператора сети этот вариант сопряжен с дополнительными затратами на организацию платежных шлюзов, на поддержание безопасности», — поясняет Григоренко. Если речь идет о работе приложений-кошельков, то в этом случае пользователь скачивает мобильное приложение на смартфон, привязывает свою банковскую карту, транспортную карту или карту лояльности и использует NFC для оплаты покупок в физическом мире или, например, камеру для сканирования QR-кода на экране монитора. Так, по словам Павла Новикова, «Сколково» создало несколько таких приложений, например «Кошелек» от CardsMobile или PayQR.

Все это проясняет контуры новой мировой системы платежей: еще один шаг, еще несколько лет — и реальные деньги уже не будут так сильно нужны. Зачем они, если вы платите за покупки и за такси виртуальными деньгами? Конечно, «на выходе» поставщикам товаров и услуг надо как-то трансформировать виртуальную валюту в реальную, но если пофантазировать, то ничто не мешает им подключать к нужной экосистеме, соцсети или мобильной сети своих поставщиков и сотрудников. Это лишь фантазия, но скоро мы увидим, сколько в ней вымысла, а сколько реальности.

Сиди в сети

Сейчас практически все платежные сервисы зарабатывают на комиссиях, взимаемых с платежей. Важный вопрос — кто будет оплачивать эту комиссию. Сегодня, как правило, комиссию платит покупатель, если ее в явном виде нет, значит, она уже заложена в стоимость услуги и владелец мобильного приложения удержит комиссию с транзакции. Рядовой пользователь всегда платит, если речь идет о покупке каких-либо эксклюзивных услуг, о трансграничных переводах или о крупных платежах.

Одна из существенных проблем новых платежных систем — стоимость процессинга. По словам Татьяны Дадашевой, в мире стоимость международного перевода в среднем составляет 7,53% от транзакции — это более 40 млрд долларов в год. «Во всех таких случаях альтернатива — оплата через традиционную банковскую систему — тоже сравнительно недешева, — продолжает Егор Григоренко. — Однако во многих бытовых ситуациях пользователи могут оплачивать свои покупки без комиссии (например, при расчетах традиционными картами в торговой сети) — здесь создание конкурентной альтернативы требует других решений». Обычно в таких случаях платежный сервис подключается к классической платежной системе (Visa, MasterCard) и выступает в роли эквайера. Комиссию взимают не с плательщиков, а с мерчантов, торговых предприятий, принимающих платежи, — часть комиссии передается классической платежной системе и банкам — держателям счета плательщика, эмитировавшим карты. «Такой вариант монетизации характерен для большинства рядовых потребительских покупок, соответственно, он сегодня и растет быстрее всего — хотя маржинальность здесь более низкая. Дополнительным источником дохода для сетевых платежных сервисов, которые привязаны к внешним активам пользователей (обычно банковским карточным счетам), может быть использование фактически бесплатной ликвидности, которая оседает в "кошельках” пользователей внутри системы», — поясняет г-н Григоренко. Таким образом, многие новые платежные сервисы (хотя и не все) не представляют конкурентной угрозы для традиционных платежных систем — они, скорее, встраиваются в эти системы и участвуют в разделе пула прибыли, помогают снижать общие операционные издержки на осуществление платежей, но не заменяют их полностью. Основные источники снижения издержек — уменьшение потребности в физической инфраструктуре (нет необходимости в традиционных терминалах, даже сам пластик не обязателен), более высокий уровень автоматизации ввода платежей, ускорение платежей за счет внутрисетевого клиринга, в ряде случаев и более высокий уровень безопасности, так как сеть имеет более широкую информацию о пользователях.

Константин Кольцов обращает внимание на то, что интеграция платежного функционала не всегда продиктована желанием бизнеса дополнительно заработать именно на этих технологиях. Прежде всего, идет борьба за внимание потребителя, который в итоге выберет того поставщика услуг, который предложит ему самую удобную экосистему: «Конечно, AliExpress существенно выигрывает за счет наличия собственного платежного подразделения AliPay, а соцсети и мессенджеры осознают потенциал внедрения финансовых услуг в средства коммуникации. Крупный бизнес старается как можно дольше удержать пользователей "на своей территории” — тот же e-commerce, интегрируя самые экзотические механизмы оплаты товаров, зарабатывает не на платежных комиссиях, а на росте пользовательской конверсии за счет удобства чекаута (прироста числа клиентов интернет-магазинов, совершивших покупку благодаря удобству самого процесса оформления заказа. — "Эксперт”)».

Активный интернет-пользователь уже сейчас не хочет тратить много времени на выбор поставщиков решений для рутинных операций, говорит Татьяна Милачева, директор по маркетинговым коммуникациям WebMoney Transfer. В дальнейшем он будет еще меньше задумываться о том, через какой сервис перевести средства и оплатить коммунальные платежи, если такую услугу предоставляют все рыночные игроки примерно на равных условиях. В такой ситуации решающее значение приобретает наличие портфеля дополнительных сервисов. Например, это может быть опция получения быстрого займа прямо в мобильном приложении или возможность совершения сделки с протекцией. «Дополнительную ценность представляют такие непрофильные опции, как функционал для отправки сообщений или видеозвонков с другим пользователем из списка контактов. Денежные переводы как таковые становятся хоть и главным, но не единственным элементом инфраструктуры, предлагаемой платежными сервисами», — уточняет г-жа Милачева.

Немного блокчейна

Традиционным банкам, в отличие от динамичных финтехкомпаний, требуется больше усилий для преодоления бюрократических барьеров и внедрения новых решений. Константин Кольцов обращает внимание на тенденцию к постепенному смешению ролей участников финансового рынка, когда драйвером развития становится конкуренция за смежные коммерческие ниши: «Банки совершенствуют онлайн-сервисы и сотрудничают с ритейлом, который параллельно и с переменным успехом запускает полноценные кредитные организации (вспомнить хотя бы Связной-банк). Но все это в хорошем смысле эволюция, пробы и ошибки. Деньги, особенно большие, не терпят резких или необдуманных движений, и никто не станет рисковать, в одночасье разрушая консервативные, но проверенные и приносящие реальный доход механизмы. Не говоря уже о сложившихся за десятилетия потребительских привычках и предпочтениях, которые потребуют не меньше времени, чтобы перестроиться на принципиально иную парадигму».

Инвестиции стратегических игроков и банковского сектора в финтехиндустрию растут, в 2015 году они почти достигли почти 2 млрд долларов. И в первую очередь это инвестиции в разнообразные разработки на основе блокчейна. Блокчейн (подробнее о нем см. «Пришествие всеобщего алгоритма», «Эксперт» № 19 за 2016 год) представляет собой технологию, которая в перспективе даст возможность полного отказа от централизованного администрирования платежей в интернете без ущерба для безопасности и скорости обработки. Пока что единственный масштабный кейс на блокчейне — биткойн, а расцвет криптовалют и полный переход на альтернативные расчеты за пределами традиционной банковской и платежной системы остается лишь одним из вариантов развития технологии, и далеко не самый перспективным. По словам Егора Григоренко, отношение к криптовалютам остается довольно настороженным в большинстве стран мира, а в России (как и в ряде других стран) это дополняется еще и крайне критическим настроем регуляторов, которые прямо не приветствуют оборот валютных суррогатов. «Намного быстрее развитие блокчейна может продвигаться по тем направлениям, где лидерами выступят традиционные крупные банки и платежные системы: альтернативные национальные и межнациональные системы клиринга для расчетов в традиционных валютах, "умные” платежи (запись о платеже содержит условия исполнения самого платежа и автоматически инициирует его при наступлении таких условий), удешевление массовых расчетов в традиционных платежных системах за счет децентрализации инфраструктуры и так далее. Короче говоря, блокчейн, скорее всего, действительно серьезно переменит ландшафт платежного рынка, но совсем не обязательно эти перемены будут губительны для доминирующих игроков сегодняшнего дня», — заключает г-н Григоренко. Павел Новиков соглашается, что до возникновения национальных криптовалют пока еще далеко: «В России, по моей оценке, сейчас работает около 40 блокчейн-проектов, на базе фонда "Сколково” в мае был создан Центр разработки блокчейн-технологий совместно с Ethereum, который оказывает поддержку блокчейн-стартапам, однако запрет на эмиссию криптовалют (майнинг) в определенной степени сдерживает развитие блокчейн-стартапов».

Уже существует ряд прототипов платежных решений на основе блокчейна: например, в Qiwi уже внедрен в тестовом режиме криптопроцессинг. «Это наша собственная разработка на блокчейне, которая предоставляет принципиально новые решения для задач обработки и учета финансово-расчетных операций, — рассказывает Константин Кольцов. — Использование распределенных реестров позволяют на новом уровне решать задачи безопасности, прозрачности, надежности, масштабируемости системы. Такой процессинг не требует дополнительных лицензий, специфических устройств для обработки и может быть развернут в облаке».

Блокчейн представляет интерес для традиционного сектора банковской экономики, поскольку он реформирует и трансформирует индустрию и дает возможность минимизировать затраты на инфраструктуру, упростить и ускорить операции.

Индустрия мобильных платежей тоже ощущает влияние блокчейна. Павел Новиков приводит в пример разработки Apple: в 2015 году компания запатентовала систему денежных переводов для iMessage, в июне 2016-го объявила об открытии iMessage для сторонних разработчиков, и в сентябре биткойн-стартап Circle сообщил об интеграции разработанного компанией приложения платежей в iMessage для устройств на iOS 10. Теперь не нужно даже открывать платежное приложение, все делается в самом iMassage.

Полное замещение традиционных платежных систем и банков новыми игроками из технологического сектора вряд ли возможно — новым игрокам сегодня проще и выгоднее выходить на рынок в связке с традиционными крупными: это помогает преодолеть барьер консервативного восприятия среди массовых пользователей, дает доступ к дешевому финансовому ресурсу для развития, а также к сложившимся элементам глобальной платежной архитектуры, полагает Егор Григоренко. Более вероятно постепенное вытеснение традиционных игроков, особенно банков, с передового фронта, отдаление их от точек взаимодействия с потребителями и мерчантами. Новые игроки подомнут под себя рынок эквайринга, а также канал связи с розничным клиентом, а банкам останется роль бэк-офисной платформы. «Скорее всего, этот бизнес будет интересен только крупным банкам, так как маржинальность здесь невысока, а требования к масштабу существенны. Роль платежных систем вроде Visa и MasterCard в этой конфигурации сильно не изменится, но они могут испытывать более серьезное давление на маржу. В более отдаленной перспективе, возможно, им придется подвинуться и освободить часть рынка для других игроков, за которыми будут стоять технические гиганты. Для потребителя все это в целом неплохо: больше конкуренции — ниже тарифы и больше новых продуктов и услуг», — заключает эксперт.

В авангарде финтехреволюции сегодня компании, которые работают с большим объемом сравнительно мелких чеков и хорошо знают своих клиентов 
Еще один шаг, еще несколько лет — и реальные деньги будут не так уж сильно нужны

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

867
Похожие новости
04 декабря 2016, 11:30
03 декабря 2016, 11:31
04 декабря 2016, 12:00
04 декабря 2016, 15:30
04 декабря 2016, 07:30
04 декабря 2016, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 09:45
29 ноября 2016, 17:00
02 декабря 2016, 14:30
28 ноября 2016, 17:00
28 ноября 2016, 07:30
29 ноября 2016, 06:30
30 ноября 2016, 11:00