Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Не замахиваясь на мировую. Оцениваем вероятность применения ядерного оружия в гражданских войнах и локальных конфликтах

Для завершения начатого в предшествующей статье анализа вероятных локальных войн и вооруженных конфликтов, в которые в будущем может быть втянута Россия, и возможности применения в них ядерного оружия осталось рассмотреть Юго-Восточную Азию, Арктику и Латинскую Америку, а также полуостров Индостан. Ну и США и РФ при самых неблагоприятных сценариях.

Дальний Восток

На востоке основными источниками военной напряженности в среднесрочной перспективе окажутся противоречия на Корейском полуострове, между Японией и Китаем за спорные острова, между Японией и Россией за острова Курильской гряды, а также тайваньский вопрос Китая. Все эти вероятные конфликты чреваты их быстрой эскалацией в крупномасштабную региональную, а далее и в мировую войну, поскольку предполагают неизбежное военное столкновение ведущих мировых центров силы – США, РФ и Китая. Поэтому возможность их возникновения надо признать крайне маловероятной, если не считать локальных столкновений, которые будут обеими конфликтующими сторонами быстро сворачиваться. В любом из них в случае возникновения окажутся задействоваными значительные группировки сил сторон, основу которых составят ВМС (в том числе российского ТОФ) и ВВС (в том числе наших ВКС). Боевые действия ознаменуются высокой интенсивностью и скоротечностью – от нескольких дней до двух-трех недель. Применение ядерного оружия в этих конфликтах вне зависимости от масштаба любой из сторон чревато высоким риском перерастания этого локального конфликта в полномасштабный ракетно-ядерный. По этой причине использование в них ядерного оружия надо считать практически невозможным. Если же любой из этих конфликтов будет испытывать тенденцию к перерастанию в мировую войну, то переход к применению в ней ядерного оружия становится весьма вероятным событием, предпосылки и условия для которого уже были рассмотрены в предшествующей статье.

Арктика

Важным фактором, усиливающим такой риск, стала упомянутая ранее передача полномочий на применение ядерного оружия главкомам ВС США на ТВД
В полярном регионе также имеются противоречия, способные привести к возникновению вооруженного конфликта. Они связаны главным образом с переделом сфер влияния и экономических зон в условиях неполной международно-правовой урегулированности этого вопроса, а также требованиями США о передаче Севморпути под международный контроль. Этот регион имеет исключительное военно-стратегическое, экономическое (сырьевое) и транспортное значение. Поэтому борьба за контроль над ним в последнее время стала обостряться. Главными конфликтующими сторонами в этой зоне являются РФ и США со своими союзниками по НАТО. Поэтому даже ограниченный вооруженный конфликт в этом регионе имеет исключительно много шансов превратиться в крупномасштабную войну России и НАТО с высокой вероятностью ее эскалации во всеобщую ядерную войну. Поэтому возможность вооруженного конфликта здесь надо признать крайне незначительной. Однако если он возникнет, то учитывая незначительную оперативную емкость региона в целом, специфические климатические условия и островной характер океанского театра боевых действий (ОТВД), основу противоборствующих группировок составят относительно небольшие силы флотов и ВВС (ВКС), адаптированные к действиям в Арктике, а также специальные арктические части сухопутных войск и морской пехоты. Боевые действия будут носить главным образом воздушно-морской характер и отличаться высокой интенсивностью и скоротечностью со стремлением противоборствующих сторон минимизировать конфликт, не допуская его эскалации – особенно в ядерный. По этой причине применение ядерного оружия в рамках этих конфликтов надо признать маловероятным.

Латинская Америка

Нельзя не упомянуть и Латинскую Америку, где у РФ есть союзники. В этом регионе имеются серьезные противоречия, из которых главное состоит в стремлении части стран выйти из-под опеки северного соседа – США. Это достаточно крупные и экономически состоятельные государства, такие как Бразилия, Аргентина, Венесуэла, Куба и некоторые другие. Сегодня можно говорить о том, что США в значительной мере потеряли контроль над этим своим «задним двором», с чем они смириться, конечно же, не могут. Используя внутренние проблемы этих стран, а также многообразные межгосударственные противоречия, янки стремятся вернуть контроль над ними, главным образом сменой неприемлемых для них правительств и элит. Поэтому в своей основе вооруженные конфликты в регионе в ближайшей и среднесрочной перспективе будут носить характер гибридных войн – главным инструментом реализации американской агрессии станут пресловутые проамериканские «пятые колонны» в этих странах. Наглядным примером являются Бразилия и Аргентина, где уже смещены лидеры, ориентированные на суверенное развитие своих государств. Раскручивается внутренний вооруженный конфликт в Венесуэле с теми же целями. Судя по внезапно проснувшейся «нежной любви» Соединенных Штатов к Кубе, нечто подобное готовится и там. Поэтому в среднесрочной перспективе следует ожидать с высокой вероятностью возникновения до двух внутренних вооруженных конфликтов в этих странах с их вероятной интернационализацией со стороны американцев и союзных им сопредельных государств. Этап внутреннего вооруженного конфликта окажется достаточно длительным – до ослабления и дезорганизации регулярных войск жертвы агрессии, связывания их борьбой с незаконными вооруженными формированиями. Тогда они не смогут оказать организованного противодействия вторжению регулярных войск агрессора, проводимого под видом миротворческой операции, для чего он будет стараться добиться одобрения СБ ООН. Учитывая существенные геополитические и особенно экономические интересы России и ее бизнеса к этому региону, можно ожидать, что хоть и с весьма низкой вероятностью, но Россия может вмешаться в такой конфликт по просьбе законного правительства ограниченными силами ВКС и флота как минимум путем «демонстрации флага». В этих конфликтах переход США к применению ядерного оружия возможен в том случае, если войска интервентов не смогут справиться с силами национально-освободительного движения. Тогда американцы могут прибегнуть к выборочным ядерным ударам, причем далеко не сверхмалого калибра, ради разгрома районов базирования, коммуникаций и группировок войск противника, а также с целью устрашения сил сопротивления в целом. Однако его применению будет, вероятно, предшествовать достаточно длительный период морально-психологической подготовки международного сообщества и собственного населения к такому шагу. В ходе этой подготовки американцы способны предпринять несколько провокаций с применением неядерных видов ОМП, преимущественно химического, которые могут быть предприняты не только в пределах страны – жертвы агрессии, но и на территории США, причем, вероятно, с масштабными жертвами среди не только местного населения, но и военнослужащих США и даже мирных жителей. У РФ окажется достаточно времени для выработки адекватной реакции на эти действия. Поведение Москвы в этом случае будет в решающей мере определяться личными качествами высшего военно-политического руководства. При наличии достаточной решимости и готовности жестко воспрепятствовать применению американцами ядерного оружия наша страна может сделать заявление о своей решимости применить свое ядерное оружие в ответ на американский ядерный удар по нашему союзнику. Один этот шаг может предотвратить применение Америкой ядерного оружия в таком конфликте.

Индостан

Опасность применения ядерного оружия существует в зоне потенциального индо-пакистанского конфликта за спорные территории штата Джамму и Кашмир. Такой риск возникнет в случае, когда одна из сторон (вероятнее всего Пакистан) окажется на пороге тяжелого поражения, чреватого потерей части своей территории или даже самого существования государства. В этом случае первоначально возможно нанесение одиночных ядерных ударов по определенным районам в горах с целью предотвратить движение войск противника и по его наиболее мощным ударным группировкам с целью их разгрома.
В ответ могут быть нанесены атомные удары по объектам ядерных сил противника, его войскам и командным пунктам. Переходу к применению ядерного оружия в этом конфликте будет предшествовать достаточно длительный период ведения войны обычным вооружением, в течение которого при появлении первых признаков возможного перехода вооруженной борьбы в ядерную фазу великие державы, имеющие влияние на обе стороны конфликта, прежде всего РФ и КНР, могут успеть принять меры по предотвращению развития ситуации по негативному сценарию.

Ядерное оружие в гражданских войнах

Особо следует отметить вероятность возникновения различного масштаба внутренних вооруженных конфликтов и даже гражданских войн в крупных государствах мира. Так, сохраняется существенная вероятность возникновения внутреннего вооруженного конфликта по курдской проблеме с последующей его эскалацией в гражданскую войну в Турции, причиной чего может стать суверенизация регионов компактного проживания курдов в сопредельных с Турцией государствах – Ираке и Сирии. Риск втягивания нас в эту войну невелик по геополитическим, военно-стратегическим и особенно экономическим соображениям.
Существует небольшая вероятность возникновения уже в ближайшей перспективе одного или нескольких внутренних вооруженных конфликтов в США с перспективой их превращения в гражданскую войну и последующим распадом этой страны, что обусловлено критически острым и антагонистическим противоречием между транснациональным финансовым и национальным реальным секторами американской экономики и связанными с ними слоями общества и элит. При этом в стране, насыщенной ядерным оружием и беспрецедентно масштабно вооруженным населением с предельно индивидуалистским мировоззрением, есть сравнительно высокий риск применения «атома» одной из конфликтующих сторон. Важным фактором, усиливающим такой риск, стала упомянутая ранее передача полномочий на применение ядерного оружия главкомам ВС США на ТВД, что существенно расширяет круг лиц, имеющих отношение к принятию решения на такой шаг. Вероятнее всего, это могут быть одиночные ядерные взрывы.
Кроме рисков применения роковых боеголовок внутри США, охваченных гражданской войной, неизбежно возникновение опасности того, что одна из противоборствующих сторон сочтет, будто другое государство вмешивается во внутриамериканский конфликт или даже пытается оккупировать часть территории США и на этом основании примет решение на нанесение по нему ядерного удара. А он, если такая политическая группировка будет располагать ядерными вооружениями в большом количестве, может оказаться достаточно масштабным. Учитывая, что значительная часть американской элиты полагает, что в проблемах их страны отчасти виновна Москва, такая возможность несет серьезные угрозы для нашей страны. И нам надо быть готовыми к тому, чтобы их своевременно парировать. Главным образом дипломатическими мерами. Однако нельзя исключать и военные, в частности нанесение превентивных ударов обычным оружием по объектам и носителям американского ядерного оружия, в крайнем случае с переходом к применению СЯС.
Сохраняется и даже растет по мере обострения экономических проблем вероятность возникновения уже в ближайшей перспективе внутренних вооруженных конфликтов с возможностью их эскалации в гражданскую войну в РФ, что обусловлено углублением серьезных внутренних противоречий, на фоне неспособности и нежелания властей их корректно разрешить. Промахи кремлевских властей и сложную экономическую ситуацию в нашей стране явно пытаются использовать внешние силы в своих интересах. Сегодня уже имеются яркие признаки непосредственной подготовки НАТО во главе с США к военной интервенции в Россию. Возможность применения ядерного оружия в этой ситуации в РФ против внешнего противника была рассмотрена ранее.
Однако существует риск применения ядерного оружия внутри страны. Это возможно в случае возникновения на нашей территории полномасштабной гражданской войны, когда одна из сторон, оказавшись в безвыходной ситуации и имея возможность использовать атомные боезаряды для радикального изменения соотношения сил в свою пользу, может пойти на его применение. Прежде всего это может быть тактическое ядерное оружие. Естественно, что даже единичное применение таких боеприпасов приведет к огромным человеческим жертвам среди мирного населения и большим разрушениям хозяйственной инфраструктуры. Поэтому решиться на такие действия может только та из сторон гражданской войны, которой менее всего интересна судьба мирного населения и экономики страны и которые уже сегодня смотрят на РФ только как на источник ресурсов. Скорее всего таковой станет группировка, объединяющая радикальных западников и либеральных фундаменталистов, бизнес, прежде всего связанный с Западом, как крупный, так и более мелкий, криминальные круги, особенно связанные с транснациональными структурами, а также определенная часть люмпен-пролетариата и иностранных мигрантов, прежде всего незаконных. Действуя при поддержке иных государств в их и своих корыстных интересах, они легко пойдут на любые жертвы среди мирного населения и разрушения экономики.
В связи с этим риск применения ЯО этими силами, если оно попадет им в руки и они сумеют его привести в боеспособное состояние, надо признать весьма значительным. Но в целом возможность такого события, учитывая крайне низкую вероятность возникновения гражданской войны в РФ (кто в массовом порядке пойдет защищать интересы и собственность коррупционеров и экономических преступников?) и эффективные технические механизмы предотвращения несанкционированного применения ядерного оружия в Российской Федерации во внутреннем конфликте, надо признать практически исключенной.
В целом подводя итог, можно констатировать, что военные угрозы для РФ в среднесрочной и долгосрочной перспективе будут нарастать. Наша страна может быть втянута (или против нее могут быть развязаны) вооруженные конфликты и войны разнообразного масштаба.
1. Пограничный конфликт, способный охватывать по пространству отдельный оперативно важный район, а по продолжительности – от нескольких дней до одного-двух месяцев с участием от двух-трех до пяти – десяти тысяч человек. Период непосредственной подготовки к конфликту составит от одного до пяти дней. Пограничный конфликт может стать инцидентом для развязывания крупномасштабной военной акции.
2. Вооруженный конфликт. Может охватывать по пространству одно операционное направление, а по продолжительности – от нескольких дней или месяцев до нескольких лет. В нем могут принять участие от 30–40 до 100–120 тысяч человек. Период непосредственной подготовки к конфликту растянется на несколько недель. В рамках вооруженного конфликта агрессор ставит перед собой, как правило, ограниченные политические цели. В качестве отдельного вида вооруженных конфликтов выделяют внутренние, которые в России станут наиболее острой формой внутриполитического противостояния. Возможно втягивание РФ в такой конфликт как непосредственно у ее границ в сопредельных государствах или даже в пределах нашей страны, так и в удаленных оперативно важных районах.
3. Локальная война. Может охватывать по пространству одно стратегическое направление, по продолжительности – от нескольких месяцев до нескольких лет. Исходя из опыта таких войн для их ведения каждой из сторон придется привлечь значительные группировки войск (сил) численностью до миллиона человек и более.
Период непосредственной подготовки к такой войне может составить несколько месяцев. В рамках локальной войны стороны будут ставить перед собой, как правило, достаточно масштабные политические цели, такие, например, как реализация крупных территориальных претензий (аннексия части территории противника). Участие Москвы в такой войне крупными группировками Вооруженных сил вероятно только в регионах вблизи наших границ при наличии обеспеченных коммуникаций. В удаленных регионах без обеспеченных коммуникационных связей Россия может участвовать ограниченными группировками сил ВКС и флота.
4. Региональная война против РФ по пространству охватит несколько стратегических направлений, по продолжительности – несколько лет и более. Примером региональной войны может быть наша Великая Отечественная, ставшая ключевой составной частью Второй мировой войны. Для ведения такой войны каждой из сторон придется привлечь группировку войск (сил) численностью до 10 миллионов и более. Период непосредственной подготовки к такой войне, как правило, составляет от одного года до нескольких лет. В рамках региональной войны достигаются исключительно решительные политические цели, такие как аннексия целых стран, смена политического строя или властной элиты в крупных странах мира, установление военно-политического контроля над важными регионами мира. Такая региональная война может быть частью мировой.
Таким образом, военные угрозы нашей стране достаточно многообразны как по содержанию, так и по масштабу. В таких конфликтах существует определенная, хотя и весьма незначительная вероятность перехода к применению ядерного оружия как русскими, так и нашими противниками. Поэтому наши Вооруженные силы должны быть готовы к победе в любой из таких войн или вооруженных конфликтов с применением только как обычного вооружения, так и ядерного, включая СЯС.
Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук
 

Досье «ВПК»

За океаном уже вышла статья Джека Голдстоуна и Петра Турчина из их новой совместной работы «Добро пожаловать в «бурные двадцатые». Они назвали четыре сценария возможной второй гражданской в Америке (https://www.noemamag.com/welcome-to-the-turbulent-twenties).
«Явная победа Байдена». Ближайший аналог – гражданская война в США 1861–1865-го. Битва здесь будет не между штатами, а скорее всего внутри нескольких штатов. В итоге «военные не позволят Трампу остаться после 20 января. Неясно только, увезут ли его на вертолете в наручниках или в сумке для трупов».
«Неявная победа Байдена». Ближайший аналог – революция в России 1917-го. Трампа объявят проигравшим, но он откажется уходить. Последствия этого будут долгими и кровавыми.
«Оспариваемый результат». Ближайший аналог – ирландская война за независимость. Возможный исход этого сценария – распад Соединенных Штатов.
«Победа Трампа». Последний превратится в тирана-диктатора, и будет достаточно одного серьезного по крови столкновения, чтобы Америка оказалась там, где была Руанда 1 октября 1990 года.
Вне статьи оказался сценарий социально-экономического всемирного шока, который неминуемо последует за смутой в Америке. Он сам по себе вызовет ряд локальных боен и смут в странах, зависимых от экспорта сырья на Запад.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1389
Похожие новости
27 октября 2020, 06:30
26 октября 2020, 10:15
20 октября 2020, 07:15
21 октября 2020, 10:30
27 октября 2020, 06:30
20 октября 2020, 07:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
25 октября 2020, 09:45
26 октября 2020, 10:15
24 октября 2020, 10:45
23 октября 2020, 21:45
23 октября 2020, 12:15
24 октября 2020, 14:30
24 октября 2020, 12:45