Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Нефть: смена риторики, лиц и стратегии (La Tribune)

Решение Кремля отказаться от предложенного ОПЕК сокращения добычи 6 марта создало новый расклад на мировом нефтяном рынке. Целью шага, за который выступал Эр-Рияд, было ответить на спад потребления в Китае и удержать уровень цен. Россия (в первую очередь глава «Роснефти» Игорь Сечин) решила смешать карты. Сохранив объемы добычи и подтолкнув тем самым цены вниз, она открыто объявила войну американским производителям сланцевой нефти. Задача была предельно ясна: создать на рынке ситуацию высокого производства и низких цен. Все это должно было привести к банкротству многих американских предприятий. Как и почему сформировалась такая стратегия России?
Цель и стратегия России
Игорь Сечин не скрывал, что Россия хочет остановить рост американской доли рынка или даже уменьшить ее. Стоит отметить, что за последние 10 лет та действительно выросла с 7% до 14%, главным образом за счет России и Саудовской Аравии. Исчезновение нескольких миллионов баррелей в день американской добычи лишило бы США значительной доли рынка, которая отошла бы России и Саудовской Аравии.
Эта стратегия войны (на самом деле речь идет о войне) проявилась в решении 6 марта, однако она была открыто выражена еще за два дня до того, на последнем российском подготовительном совещинии.
Оно прошло 4 марта в московском аэропорту под председательством Владимира Путина. «Мы им покажем», — подвел итоги один из участников. «Мы» — это Россия, а «они» — американские производители сланцевой нефти!
То есть, эта стратегия противостояния с американскими предприятиями зародилась перед встречей ОПЕК 6 марта? Вовсе нет.
Стоит вспомнить слова министра энергетики, которые тот произнес 28 декабря 2019 года, то есть за два с лишним месяца до «разногласий» в Вене. Тогда Александр Новак недвусмысленно дал понять, что бесконечно сокращать объемы не получится, и что в следующем году стоит рассматривать иные направления. Его словам не придали большого значения из-за периода праздников, что, оглядываясь в прошлое, было ошибкой.
Теперь же Владимир Путин одобрил смену стратегии. Он предложил сокращение (причем весьма существенное — 10 миллионов баррелей в день) объемов производства по всему миру.
С чем связан такой поворот всего за четыре недели? Тому есть целый ряд причин, в частности выбор времени, ситуация в экономике России и трудности ее союзников.
Неверная оценка
Как мы только что отмечали, стратегия увеличения российской добычи упоминалась Александром Новаком в конце 2019 года. То есть, ее подготовили во второй половине прошлого года. Существовала ли в тот период хоть какая-то угроза со стороны Covid-19? Разумеется, нет.
Кроме того, 4 марта, когда решение было окончательно утверждено, российское государство не рассматривало Covid-19 как реальную угрозу для страны и всего мира.
Из-за Covid-19 нефтяной рынок за несколько недель был потрясен сначала от снижения ежедневного потребления в Китае на 2-3 миллиона баррелей, а затем от резкого сокращения мирового спроса больше, чем на 10 миллионов баррелей в сутки.
Реализация российской стратегии подразумевала нормальную обстановку на мировом рынке и даже рост спроса, но в итоге страна столкнулась с аномальной ситуацией и сильным падением спроса.
Такая неожиданная обстановка привела к обвалу цен на нефть, которая в течение трех недель находилась на отметке ниже 30 долларов за баррель.
Последствия для России стали неизбежными…
Удар по российской экономике
В начале марта в России говорили о приемлемой для экономики ситуации и равновесии бюджета при ценах в 42 доллара за баррель. Тем не менее при цене менее 30 долларов за баррель ситуацию нельзя было назвать приемлемой.
В вышедшем 17 марта материале мы уже выражали удивление по поводу этой цены при том, что средние котировки составляли 69 долларов в 2018 году и 65 долларов в 2019 году. Как бы то ни было, помимо равновесия бюджета ситуация создает риск для российской валюты, что означает перспективу возвращения инфляции.
Воздействие нефтяных котировок на курс рубля прекрасно проявилось за последние 5 лет: тот четко следует за взлетами и падениями нефти. В январе за евро давали 67 рублей, но затем курс просел до 88 рублей, а в прошлый четверг установился на отметке в 80 рублей, что означает удешевление на 16%.
С этим можно мириться несколько дней или недель, но точно не несколько месяцев, потому что все это начнет сказываться на ценах импортных товаров. Таким образом, у России возникла необходимость урегулировать созданный ей самой нефтяной кризис.
Финансовые и экономические последствия отразились на российской риторике. Сначала говорили нефтяники вроде главы «Роснефти» Игоря Сечина. Теперь слово за финансистами, в частности главой Российского фонда прямых инвестиций Кириллом Дмитриевым. Смена риторики, лиц и стратегии…
После собрания «двадцатки» в конце марта Кирилл Дмитриев подчеркнул возможность нового соглашения в рамках ОПЕК+ при условии, что инициативу поддержат другие страны. Иначе говоря, Кремль перешел от одностороннего «нет» к многосторонним переговорам.
В любом случае, последствия принятого 6 марта решения ударили не только по России.
Трудности союзников России
У Алжира очень тесные связи с Москвой. Сложно представить, что они не использовались для передачи посланий с целью повышения цен. Алжирские резервы сокращаются уже не первый год, поскольку идут на поддержание оказавшейся в тяжелейшем положении экономики страны. С падения котировок в 2015 году Алжир потратил более 100 миллиардов долларов резервов (по 20-25 миллиардов в год). Долго существовать в такой ситуации он, понятное дело, не может.
Казахстан и Азербайджан, которые сильно зависят от экспорта нефти и отличаются близостью к Москве, тоже наверняка требовали изменения российской стратегии для поднятия цен.
Обвал цен ниже ожидаемого уровня, внутренние экономические императивы и внешнее давление объясняют быстроту и радикальность смены российской стратегии.
Сюда также следует добавить незамедлительный и масштабный ответ Саудовской Аравии на решение 6 марта.
Саудовский «блицкриг»
Стоит отметить, что все эксперты и обозреватели были удивлены быстротой саудовской реакции. Всего через несколько часов после решения Москвы Эр-Рияд объявил сразу два шага: незамедлительное снижение цен и увеличение добычи на 2 миллионов баррелей в день с 1 апреля…
Быстрота и масштабы реакции сразу же повлекли за собой обвал цен. Как и планировалось.
Москва стала заложницей собственной стратегии. Опять-таки, как и планировалось. Всего через три недели Владимир Путин выступил за сокращение добычи, от которого отказался 6 марта, совершив тем самым поворот на 180 градусов.
Саудовский «блицкриг» увенчался успехом меньше, чем за месяц. Российские представители вернулись за стол переговоров с желанием обсудить сокращение добычи. Все это опровергает комментарии Филиппа Шальмена, который назвал «безответственной» стратегию Саудовской Аравии. На самом деле та была успешной и достигла поставленной цели: развернуть позицию Москвы на 180 градусов и заставить ее вернуться к переговорам о сокращении производства. К этому решению привел классический бизнес-процесс, а не «одиночная реакция» «деспотичного подростка» Мухаммеда ибн Салмана, как пишет Филипп Шальмен.
В результате были возобновлены международные переговоры.
Американское участие
Что касается США, Вашингтон заинтересован в существенном росте цен на нефть. Твиты президента уже способствовали этому на прошлой неделе.
Тем не менее либеральная и децентрализованная американская система представляет собой полную противоположность «госпредприятий» России и Саудовской Аравии. Существование антимонопольного закона и тысяч американских компаний, которые занимаются добычей сланцевой нефти, делает невозможным принятие вертикального решения на уроне президента или правительства. В действие должен вступить закон рынка.
Первым признаком стало сокращение числа бурильных установок с середины марта. Три недели назад их было 815, а к 9 апреля осталось 603 (-26%).
Параллельно с этим американское производство впервые продемонстрировало существенный спад: с 13 до 12,4 миллионов баррелей в день, по статистике на 8 апреля.
Таким образом, США не остались непричастными в переговорах о снижении добычи.
Кроме того, ассоциация техасских производителей напрямую обсуждала ситуацию с российскими властями. Антимонопольное законодательство не запрещает этого…
Таким образом, в ближайшее время должны быть приняты важные решения для всего мирового нефтяного сектора. Не ОПЕК или ОПЕК+, а ОПЕК++.
Россия явно не ожидала этого, когда принимала решение 6 марта!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
567
Похожие новости
28 сентября 2020, 11:45
28 сентября 2020, 15:30
28 сентября 2020, 15:30
29 сентября 2020, 01:00
29 сентября 2020, 03:00
28 сентября 2020, 17:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
28 сентября 2020, 15:30
28 сентября 2020, 11:30
29 сентября 2020, 02:00
28 сентября 2020, 17:30
28 сентября 2020, 11:45
Новости СМИ
 
Популярные новости
22 сентября 2020, 15:00
22 сентября 2020, 13:15
22 сентября 2020, 11:00
24 сентября 2020, 10:45
23 сентября 2020, 02:30
26 сентября 2020, 12:00
25 сентября 2020, 15:15