Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Нефть в обход санкций. Вашингтон помогает Тегерану половинчатыми запретами

5 ноября власти США ввели широкомасштабные санкции против Исламской Республики Иран для того, чтобы привнести изменения в радикальную ориентацию этого революционного режима. Новый санкционный раунд накладывает жесткие ограничения на обширный ряд корпораций, финансовых и коммерческих учреждений, организаций и частных лиц как в Иране, так и за его пределами.
Острие запретов направлено на иранский топливно-энергетический рынок с упором на нефтяной экспорт – главный источник доходов страны. При этом в США исходят из предположения, что сокращение нефтяных доходов ИРИ нанесет значительный ущерб экономической стабильности страны и таким образом приведет к смене курса и возвращению ее за стол переговоров, но уже на других условиях.
В начале ноября госсекретарь США Майк Помпео заявил, что цель администрации – лишить режим тех доходов, с помощью которых он сеет по миру смерть и разрушение. Однако это никак не совмещается с решением предоставить временное исключение для восьми стран, включая Китай и Индию, – крупнейшие государства – импортеры иранской нефти.
Восемь стран – Италия, Турция, Греция, Тайвань, Китай, Индия, Южная Корея и Япония также были временно выведены из-под действия санкций. Это решение отражает желание избежать скачка мировых нефтяных цен, демонстрирует прагматичный подход, предоставляющий пространство для маневра странам, неготовым или неспособным немедленно прекратить закупки иранского черного золота. Решение также отражает подход администрации Дональда Трампа действовать кнутом и пряником. Этот подход предполагает поддержание баланса на международной арене и сохранение сотрудничества с такими странами-тяжеловесами, как КНР, Индия и Турция.
Для расширения нефтяного экспорта подсанкционный Иран предоставляет клиентам гибкие условия сделок
Накануне введения санкций в Исламской Республике отмечали 39-ю годовщину захвата американского посольства в Тегеране. В колоннах демонстрантов раздавались возгласы ненависти к США и Израилю, правительство старалось дать понять, что Иран в состоянии противостоять санкциям.
Несмотря на демонстрацию воинственности, совершенно ясно, что истеблишмент в Тегеране осознает последствия запретительных мер для экономики, показатели которой стали ухудшаться сразу после того, как Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки. Более того, воспоминания об экономической суматохе, порожденной мерами, введенными администрацией экс-президента Обамы, еще сохраняются в иранской коллективной памяти, хотя в то время нефтеэкспорт и не падал ниже миллиона баррелей в день.
Сегодня ежедневный иранский нефтяной экспорт оценивается примерно в 1,6 миллиона баррелей. Однако за десять месяцев (с января по октябрь включительно) среднесуточный экспорт составлял примерно два миллиона «бочек». Это объясняется тем, что с февраля по июль этого года объем экспорта находился в пределах от 2,1 до 2,6 миллиона баррелей в день. По данным агентства Bloomberg, на глобальном рынке нефти Иран в 2017 году занимал шестое место с доходами от продажи нефти на уровне примерно 40 миллиардов долларов.
Если чиновники, принимающие решения в Тегеране, будут в состоянии поддерживать среднесуточный экспорт на уровне 1,2 миллиона баррелей нефти, им удастся справиться с угрозой, нависшей над нефтяным сектором республики. Поэтому решение позволить восьми странам, в особенности Китаю и Индии, продолжить закупки иранской нефти на данный момент кажется благом для Ирана.
Американская политика кнута и пряника при использовании санкций, но с введением временных изъятий для восьми клиентов истолковывается Тегераном как признак слабости и победы своей внешней политики. Притом что Трампу удалось посадить за стол переговоров правителя Северной Кореи, ИРИ совершенно иной случай. Руководители в Тегеране надеются, что главу Белого дома не изберут еще на один четырехлетний срок, и они готовы затянуть стране пояса до следующих выборов в США. Необходимо также помнить, что фактически нынешний революционный режим Ирана находится под американскими запретами с момента его возникновения. Отсюда уверенность в том, что под санкционным гнетом он сможет выстоять.
Китай – крупнейший потребитель нефти в мире, является ключевым элементом для иранского режима в его противостоянии эмбарго. По данным ОПЕК, к концу 2019 года потребление КНР нефти достигнет 13 миллионов баррелей в день. Самая крупная доля закупок приходится на Иран, что делает Пекин важнейшим союзником Тегерана. Более того, во многих сферах, ценных с точки зрения торговли, безопасности и геополитики, Пекин и Тегеран имеют совместные предприятия.
Включение КНР и Индии, на которых совокупно приходится примерно 65 процентов иранского нефтяного экспорта, в вашингтонский список изъятий несовместимо с заявлением Майка Помпео о том, что цель Вашингтона – перекрыть этот источник доходов исламского режима. В сентябре объем закупок Китаем и Индией находился на уровне примерно 1,05 миллиона баррелей в день при общем экспорте 1,6 миллиона «бочек». Поэтому, как представляется, несмотря на падение общего иранского экспорта нефти со дня придания огласке решения Белого дома о возврате к политике санкций, этот показатель пока не снизился до критического уровня, который ежедневно составляет не менее 800 тысяч баррелей.
В ИРИ стремятся сохранить свои нефтяные доходы и выдвигают клиентам широкий набор предложений – от бартерных сделок до расчетов наличными с тем, чтобы обойти те ограничения, которые наложены на банковскую систему. Тегеран недавно объявил, что в попытке открыть нефтяной рынок для частных инвесторов он намерен продать миллион баррелей нефти на энергетической бирже. Из этого миллиона 280 тысяч «бочек» уже проданы. И хотя такой результат не соответствует ожиданиям Тегерана, он задаст направление пусть даже за счет значительного снижения цен на нефть.
Турция еще одна из восьми стран-счастливчиков, выведенных из-под ограничений против Ирана в сфере торговли нефтью. Анкара в отличие от Пекина и Нью-Дели занимает центральное место в интересах Ирана. А сотрудничество с турками, несмотря на различия в сущности режимов, носит жизненно важный характер для вопроса о выживании под санкциями. В ходе визита президента Роухани к турецкому коллеге в минувшем сентябре было принято решение нарастить экономическое сотрудничество между странами для того, чтобы противостоять запретам. В числе прочего в Иране очень надеются на то, что в конце концов через Турцию удастся поставлять природный газ в Европу.
Снятие Вашингтоном ограничений на Чехбехар также содействует усилиям Тегерана в обходе санкционного режима. Этот порт остался открытым потому, что нужно оказывать содействие странам, испытывающим трудности в связи с кризисом. Однако это «освобождение» позволяет перемещать товары из Индии в Афганистан через сухопутный коридор на юге Ирана и опять-таки отражает недостаток последовательности в действиях администрации США.
Необходимо помнить, что в период санкций, введенных против Ирана во время администрации Обамы, корпусу стражей исламской революции удавалось использовать подконтрольные порты для того, чтобы обходить введенные ограничения и поддерживать торговлю нефтью по альтернативным маршрутам. Функционирование этой оси нефтяной контрабанды не раз приводило к тому, что за коррупцию и отмывание денежных средств арестовывали высокопоставленных лиц, как это было в случае с иранским миллиардером Бабаком Занджани*.
Борьба со стоящими перед страной вызовами в нынешнем раунде противостояния вынуждает иранских лидеров искать альтернативы экономическому коллапсу. Опыт показывает: Тегеран приложит максимум усилий для того, чтобы обойти санкции с помощью государств, коммерческих фирм и частных лиц, которые будут действовать от имени и по поручению властей ИРИ.
Изъятие американцами группы из восьми государств, в особенности Китая и Индии, побудит Тегеран и в дальнейшем подрывать санкции и не будет содействовать его возвращению к переговорам.
Более того, господствующая в Иране политическая реальность диктует, что любая попытка Роухани приступить к диалогу с США могла бы делигитимизировать его в глазах оппонентов внутри страны, а также, может быть, и верховного лидера Али Хаменеи.

Справка «ВПК»

Автор – доктор Дорон Ицхаков (Dr. Doron Itzchakov) – научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегин-Садат (Begin-Sadat Center for Strategic Studies) и Центра иранских исследований в Тель-Авивском университете (Alliance Center for Iranian Studies at Tel Aviv University).
Прогнозные документы Центра BESA публикуются благодаря щедрости семьи Грега Россхандлера.
 
*Бабак Занджани (перс. بابک مرتضی زنجانی, англ. Babak Morteza Zanjani; род. 1974) – иранский бизнесмен, миллиардер. Был управляющим директором находящейся в ОАЭ корпорации Sorinet Group, одного из крупнейших иранских конгломератов. Также владел авиакомпанией Qeshm Airlines и футбольным клубом «Рах Ахан».
Стал широко известен в конце 2012 года в связи с западными экономическими санкциями в отношении Ирана из-за спорной ядерной программы и был внесен в «черные списки» ЕС и США за свою роль в уклонении от этих санкций. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD...
30 декабря 2013 года Занджани арестован иранской полицией якобы за участие в коррупционном скандале, где он обвинялся в хищении более 2,7 миллиарда долларов. Содержался в тюрьме «Эвин» в Тегеране.
6 марта 2016 года приговорен к смертной казни через повешение по обвинению в коррупции.
 
Дорон Ицхаков,
научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегин-Садат
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

209
Похожие новости
17 декабря 2018, 08:45
17 декабря 2018, 14:15
18 декабря 2018, 03:15
17 декабря 2018, 08:45
17 декабря 2018, 03:00
17 декабря 2018, 17:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 декабря 2018, 11:00
13 декабря 2018, 01:30
15 декабря 2018, 12:15
15 декабря 2018, 20:30
17 декабря 2018, 03:30
15 декабря 2018, 11:45
15 декабря 2018, 14:30