Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Неконкурентная демократия

В 2005 году Германия передала свою технологию высокоскоростного железнодорожного транспорта Китаю. Сегодня скоростные перевозки по железным дорогам КНР больше, быстрее, безопаснее и дешевле, чем в ФРГ. Они работают исключительно на основе китайской интеллектуальной собственности, а на мировом рынке китайские поезда заменяют германские. Так совпало, что в том же 2005 году Центр Картеров приступил к передаче Пекину технологии американской демократии. Сегодня демократия в КНР больше, быстрее, безопаснее и дешевле, чем наша (американская. – С. Д.), и работает исключительно на основе китайской интеллектуальной собственности. Для улучшенной версии имеется потенциально огромный рынок. Заменит ли китайская демократия американскую? Будем ли мы удивляться в будущем, если их модель станет конкурентоспособной?

В 2005 году Германия передала свою технологию высокоскоростного железнодорожного транспорта Китаю. Сегодня скоростные перевозки по железным дорогам КНР больше, быстрее, безопаснее и дешевле, чем в ФРГ. Они работают исключительно на основе китайской интеллектуальной собственности, а на мировом рынке китайские поезда заменяют германские. Так совпало, что в том же 2005 году Центр Картеров приступил к передаче Пекину технологии американской демократии. Сегодня демократия в КНР больше, быстрее, безопаснее и дешевле, чем наша (американская. – С. Д.), и работает исключительно на основе китайской интеллектуальной собственности. Для улучшенной версии имеется потенциально огромный рынок. Заменит ли китайская демократия американскую? Будем ли мы удивляться в будущем, если их модель станет конкурентоспособной?


На протяжении трех тысяч лет для элиты Поднебесной не было вопроса более важного, чем государственное управление. С ее точки зрения, комментарий Дэн Сяопина 1977 года о западной демократии «про нее еще рано говорить» был просто выражением здравого смысла.


Прошло только 40 лет, и мы, возможно, уже имеем право согласиться с этим. Всего 20 процентов граждан таких новых демократий, как Венгрия, Чехия, Румыния, Латвия, Польша и Болгария, доверяют своим властям. Среди британцев доверие к парламенту еще ниже, а у нас – менее 10 процентов жителей доверяют конгрессу. Западная демократия теряет легитимность потому, что уже на протяжении десятилетий повестка дня правительств находится в противоречии с повесткой дня граждан. Но, как однажды сказала Маргарет Тэтчер, альтернативы нет.

Сегодня альтернатива имеется. И если мы сравним американскую демократию с китайской по семи «осям» – конституционность, выборность, популярность, процедуры, оперативность, независимость и финансовое обеспечение, то сможем по крайней мере начать разговор.

Конституция Китая гласит: «Государственные органы Китайской Народной Республики применяют принцип демократического централизма. Всекитайское собрание народных представителей и местные собрания народных представителей разных уровней формируются через проведение демократических выборов. Они несут ответственность перед народом и находятся под его контролем. Все административные судебные и прокурорские органы государства создаются собраниями народных представителей, перед которыми они несут ответственность и под контролем которых они находятся». Американские отцы-основатели тщательно избегали слова «демократия» во всех конституционных документах. За то, что в КНР произнесли – для кого-то, может быть, и пустые – слова о демократии, мы должны присудить очко Китаю.

Выборы в КНР массовые, они более прозрачны, их система была создана Центром Картеров, который наблюдал за их проведением и продолжает расширять эту франшизу (https://www.cartercenter.org/countries/china.html) по завещанию премьера Вэнь Цзябао, в 2012 году сказавшего: «Опыт множества деревень показывает, что крестьяне могут с успехом непосредственно избирать сельские комитеты. Если люди могут хорошо управлять деревней, они смогут управлять городом и округом. Мы должны поощрять людей к смелому экспериментированию и опробованию демократии на практике». Сегодня для утверждения всех назначений на ключевые посты и для принятия законодательства требуется почти единогласное голосование на съезде 3200 народных представителей, избираемых демократическим путем. В США богатые и никем не избираемые люди выдвигают и финансируют кандидатов на избираемые должности. Никем не выбранная Коллегия выборщиков избирает главу исполнительной власти. Счет – 2:0 в пользу Китая.

С точки зрения популярности, китайцы, все еще помнящие недавние ошибки в государственном управлении, скажут вам, что когда Мао, Дэн и император Цинь не обращали внимания на рекомендации экспертов, страну ввергали в беду. Сегодня здесь действуют более тысячи фирм, проводящих опросы населения, и власть щедро расходует средства на эти исследования. Как пишет Джефф Браун (http://chinarising.puntopress.com/2016/05/22/china-has-the-worlds-most-p...), «мой пекинский соседский комитет и мэрия постоянно размещают объявления, приглашающие группы людей – арендаторов, домовладельцев, тех, кому за 70, женщин моложе 40, тех, кто имеет и не имеет медицинских страховок, пенсионеров – на разного рода опросы. Коммунистическая партия Китая – самая крупная в мире компания, проводящая опросы. И для этого имеются основания – китайская «диктатура народа» высоко активна на повседневном уровне обычных людей. Я это знаю потому, что живу в сообществе китайского среднего класса и все время задаю своим соседям разные вопросы. Я считаю, что их власть гораздо более чутка, отзывчива и демократична, чем те шоу с собачками и лошадками, которые проводятся в моей стране (США. – С. Д.). И я заявляю об этом совершенно серьезно». Даже высокомерный Мао напоминал своим коллегам: «Если мы не изучаем общественное мнение, то мы не имеем права произносить свое собственное мнение. Общественное мнение – руководство к действию». Вот почему в Китае пятилетки являются результатом интенсивного изучения общественного мнения. То, что в голосовании принимают участие 62 процента граждан, говорит об их уверенности в том, что мнение каждого будет учтено. С другой стороны, как показали Мартин Гиленс и Бенджамин Пэйдж из Принстонского университета, исследовавшие причины участия в выборах всего 52 процентов янки, средний американец считает свое воздействие на публичную политику близким к статистическому нулю. Счет – 3:0 в пользу Китая.

Процедуры. Китайские инженеры, экономисты, статистики и социологи, вырабатывающие политические установки, сами основываются на принципах демократии. А семеро высших лиц, принимающих решения*, назначаются независимо друг от друга. Их совокупный стаж управленческой деятельности составляет 200 лет. Чтобы представить законопроект на съезд Всекитайского собрания народных представителей, за это должны проголосовать шестеро из семи. Если бы председатель Си Цзиньпин выступил с утверждением о том, что глобальное потепление является мистификацией (как это сделал президент США Трамп. – С. Д.), здесь его сочли бы автократичным лидером, но никак не демократичным. Если ему понадобится новая политика в области климата и он убедит пятерых коллег поддержать ее, то сможет попытаться распространить свое видение в соответствии с принятой процедурой рассмотрения и принятия решений. Но без солидных данных, подтверждающих правоту, ему не удастся выдвинуть свое законодательное предложение. А всенародно избираемые народные представители, работа которых не оплачивается государством, уже неоднократно доказывали, что они в состоянии на десятилетия откладывать реализацию проектов, «любимых» отдельными лидерами. Демократия, движимая конкретными данными, год за годом сокращала пропасть между общественными ожиданиями и возможностями власти. Поэтому одобрение китайцами (http://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp) политики властей находится на уровне 96 процентов, что даже выше, чем в Швейцарии (http://direct-democracy.geschichte-schweiz.ch/) или Сингапуре, и тем более существенно выше, чем наши (США. – С. Д.) 20 процентов. Счет – 4:0 в пользу Китая.

Оперативность. Американские президенты похожи на средневековых монархов, которых у нас брали за образец, вводя этот пост. Как писал госсекретарь Абрахама Линкольна Уильям Генри Сьюард, «мы избираем короля на четыре года и наделяем его абсолютной властью в определенных рамках, которые, впрочем, он волен сам для себя интерпретировать». Наши президенты нанимают и увольняют высших чиновников, тайно могут запретить 50 тысячам граждан летать самолетами, приказать выкрасть людей, пытать их, поместить в тюрьму или убить. Они также могут ввергнуть страну в войну. Никакой китайский лидер, даже Мао на пике могущества, не мог сотворить ничего подобного. Председатель КНР даже не волен выбрать себе премьер-министра (это всегда его самый сильный соперник в борьбе за высший пост). Он может принимать решения, если при голосовании их поддержат коллеги в пропорции 6–1 или 7–0. И не имеет права нанимать или увольнять чиновников, избирать, назначать или временно отстранять членов съезда Всекитайского собрания народных представителей.

Инициатива президента Обамы в области здравоохранения основывалась на его популярности и обещаниях. А как объясняет исследователь из Стэнфордского университета Робин Дэйвермен (https://www.quora.com/Has-Chinas-success-popularized-and-brought-credibi...), в КНР инициативы основываются на математике: «Китай – это гигантское портфолио из проводимых испытаний. По всей стране проводятся миллионы испытаний. Сегодня инновационными испытаниями охвачены все отрасли экономики и сферы деятельности – от здравоохранения до сокращения бедности, образования, энергетики, торговли и транспорта. В каждом из 662 городов Китая ведутся эксперименты. В Шанхае – со свободными торговыми зонами, в Гуйчжоу – с сокращением бедности, в 23 городах – с образованием, в северо-восточных провинциях – с реформами государственных предприятий. Пилотные школы, города, больницы, рынки. Пилотное все. Мэры и губернаторы, эти первичные исследователи, делятся результатами своих «лабораторных исследований» на учебе в Центральной партийной школе и публикуют их в «научных журналах» и принадлежащих государству газетах. Крупные политические инициативы проходят «клинические испытания», начинаясь в маленьких городках. Эти инициативы генерируют объемные данные. Они затем анализируются. Если статистика выглядит хорошо, число участников эксперимента увеличивается. Тесты проводятся на протяжении 10–30 лет, затем 3000 членов съезда Всекитайского собрания народных представителей предлагается рассмотреть полученные данные и провести государственный эксперимент в трех основных провинциях. Если он завершается успехом, Госсовет (мозговой трест Китая) отшлифует план и вернет его 3000 членов съезда на заключительное голосование. Это очень прозрачная процедура. И если у вас данные положительные, а у меня отрицательные, то ваш законопроект пройдет, а мой – нет. Съезд Всекитайского собрания народных представителей голосует фактически единогласно, поскольку законопроекты подкрепляются огромным количеством данных. Это позволяет Китаю совершить очень многое в очень короткое время – ваше победившее решение будет быстро распространено по всей стране, вы станете героем первых полос газет, вас будут приглашать в Пекин на встречи высокого уровня и вы получите повышение. И как вы можете представить, конкуренция за то, чтобы найти решение, весьма высока». С точки зрения оперативности, законотворчество, основанное на производстве данных, выигрывает вчистую. Счет – 5:0 в пользу Китая.

КНР одержала победу в битве за выживание и сейчас неуязвима с военной и экономической точек зрения. Так что нужды в таких авторитарных гигантах, как Мао и Дэн, уже нет. Сегодня повестку дня определяют исследователи, эксперты, ученые, акционеры и обеспокоенные граждане. После 2000 года в КНР иностранцам позволено проводить исследования и публиковать неполитизированные результаты, не предоставляя самих анкет. Исследователь из Гарвардского университета Тони Сеик, проводивший опросы в Поднебесной более десяти лет, сообщает, что 96 процентов населения удовлетворены деятельностью властей страны. А согласно докладу Edelman’s 2016 Report им доверяют почти 90 процентов граждан. По данным организации World Values Surveys, 83 процента считают, что страной управляют в их интересах. Сравните это с 38 процентами в Америке. Счет – 6:0 в пользу Китая.

С финансовой точки зрения (мы-то исключаем финансовую демократию из своих вежливых разговоров, а они нет) 95 процентов бедных китайцев владеют своими домами и землей. Командные высоты в экономике – в банках, страховых компаниях и коммунальной сфере – в коллективном владении. И с неравенством здесь борются предметно. В опубликованном в 2017 году докладе «Динамика неравенства в глобальном масштабе» (Global Inequality Dynamics, http://www.nber.org/papers/w23119) Национального бюро экономических исследований США указывается, что хотя после 1980 года доля самой бедной половины китайцев в национальном доходе и снизилась с 27 до 15 процентов, тот же показатель в США упал с 20 до 12 процентов. Одновременно с этим один процент самых богатых людей в Китае владеет 13 процентами личных доходов населения. Но элита Америки (1 процент населения) отхватила себе 20 процентов доходов. С тех пор, как были собраны эти данные, Китай избавился от бедности в городах и, как добавляет Всемирный банк, «у нас имеются все основания ожидать, что крайняя бедность в сельской местности будет полностью ликвидирована к 2022 году». Доход каждого китайца (не только бедного) удваивается каждые 10 лет на протяжении последних 40 лет. Это уникальное достижение мировых масштабов. В США, как отмечает исследователь из Стэнфордского университета Радж Четти, в тот же период у среднего класса наблюдается самое массированное падение доходов. Счет – 7:0 в пользу Китая.

Хотим мы или нет называть созданную в XX веке китайскую систему демократической, все равно ясно, что они улучшили нашу причудливую модель XVIII века. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем они начнут продавать свою версию?

*Автор скорее всего имеет в виду Постоянный Комитет Всекитайского Собрания Народных Представителей, который состоит из председателя, заместителей председателя, генерального секретаря и рядовых членов. Национальные меньшинства имеют право на пропорциональное представительство в Постоянном Комитете Всекитайского Собрания Народных Представителей. Всекитайское Собрание Народных Представителей избирает членов своего Постоянного Комитета и имеет полномочия отозвать их. Ни один член Постоянного Комитета Всекитайского Собрания Народных Представителей не может занимать какой-либо пост в государственных административных, судебных или прокурорских органах
Автор: Сергей Духанов
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/38639



Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

866
Похожие новости
20 октября 2017, 08:30
20 октября 2017, 11:00
22 октября 2017, 09:00
19 октября 2017, 17:15
23 октября 2017, 07:45
19 октября 2017, 09:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 октября 2017, 13:00
19 октября 2017, 07:00
17 октября 2017, 06:30
21 октября 2017, 02:45
19 октября 2017, 15:00
20 октября 2017, 11:30
19 октября 2017, 04:45