Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Нелегал Юрий Дроздов раскрывает тайны разведки

12 лет генерал Юрий Дроздов был командиром всех наших разведчиков-нелегалов. Его воспоминания из ряда информации, на которой стоит гриф «совершенно секретно».

Он и сам много лет был нелегалом. Но ещё до этого, в 19 лет, младший лейтенант Юра Дроздов получил первый боевой орден. 25 апреля 1945 г. его истребительный гвардейский противотанковый дивизион на берлинской Шифельбейнерш-трассе в упор расстрелял немецкие пушки, пять пулемётов, зенитное орудие и десятки солдат противника.

Но Дроздов не стал профессиональным военным, как его отец-офицер, георгиевский кавалер, воевавший и в Первую, и во Вторую мировую. Юрия Дроздова выбрала разведка.

Он появлялся в Западной Германии то в роли неистового эсэсовца барона Хоэнштейна, то в обличье инспектора Клейнерта. Ему бы поверил и Станиславский, когда, освобождая арестованного полковника-нелегала Абеля-Фишера, Дроздов сыграл роль его кузена Дривса. Он возглавлял резидентуры внешней разведки в Китае и США. А с 1979-го по 1991-й генерал Дроздов командовал святая святых разведки — нелегалами.

Юрию Дроздову — 91 год. Сейчас просить Юрия Ивановича о встрече неловко. Но обратиться к нашим многочисленным беседам — можно. Слово — самому генералу.

О царских шпионах и верности присяге

— Всё начиналось не с нас. Есть у разведки традиции. Году в 1912-м или, боюсь ошибиться, 1913-м второе бюро Генштаба русской армии забросило далеко в Азию двух юных офицеров. Задача — проникнуть в Тибет. Началась Первая мировая война, затем Вторая. Ну и после восстановились у СССР отношения, допустим, с Бирмой.

И как-то представителя нашего посольства вызывают на встречу. Приходит, а ждут его два старых монаха. Из разговора понимают, что перед ними — разведчик. И докладывают: были введены для проникновения в Тибет. Задачу решили, соответствующее место в буддистской иерархии заняли. Из-за революции и войн по не зависящим от нас причинам связи не было, войти в контакт практически не могли.

Возможность появилась только сейчас, в конце 1950-х. И два монаха рапортуют: мы бы хотели доложить нашему командованию о ходе выполнения задания. Монахов выслушали. Это были уже очень-очень старые люди. Дали эти разведчики интереснейшую информацию. И это не просто эпизод, а история о традиционной верности присяге, раз и навсегда избранному долгу.

О внедрении агента

— В этой стране (в ФРГ. — Ред.) я был инспектором Клейнертом, которому удалось выправить бумаги для советского нелегала Георгия. И благодаря этим документам тот проник в США. Я очень старался, чтобы получилось. Вот сейчас мы с вами встретились, затрагиваем темы довольно деликатные. А до этого мне позвонил наш общий знакомый, который, судя по всему, к вам хорошо относится, и попросил меня вас принять.

Почему вы думаете, что приблизительно такое невозможно в Германии? Был соответствующий разговор, необходимая переписка, и наконец состоялся мой приезд (в Западный Берлин на работу в пункт специальной связи, через который проходили служебные почтовые отправления. — Ред.). Меня соответствующим образом подготовили.

Я был обеспечен надёжными документами, получил требуемое направление. И приняли меня, прибывшего на новое место, тепло. Сел и принялся за свою работу. Ходил вместе со всеми, дежурил. Удалось при том ещё и завязать хорошие контакты с людьми, работавшими в этом пункте, контролировавшемся их спецслужбами.

Потом, когда сделал своё дело и пришла пора уезжать, даже отходную устроил. Немцы, как и мы, любят повеселиться. Посидели, пивца попили. Всё нормально. Дрожь в сердце была конечно. Не дай бог, сорвётся. Но что поделать? Всё получилось. Ситуация была разыграна правильно. (Дроздов перехватил документы с запросом о личности Георгия и направил письменные подтверждения, необходимые для внедрения нашего агента в США. — Ред.). И я уехал в связи с окончанием служебной командировки. Но хватит обо мне.

О диверсантах и острых задачах

— Иногда приходилось совмещать несовместимое. Мы даже придумали термин для обозначения такой деятельности — «разведчик специального назначения». Этот термин объясняет различия между обязанностями обычного разведчика, никогда не привлекающегося к выполнению острых разведзаданий, и разведчика-диверсанта. Вот кто действует в особых условиях, потому и знаний, навыков ему требуется больше. Иначе острых, как мы говорим, задач не решить.

И в состав Управления «С» нелегальной разведки действительно входили неструктурные подразделения специального назначения. В конце 1979 г. меня, их руководителя, вызвали и сказали, что надо съездить в Афганистан, посмотреть, как они там поживают.

Я съездил, посмотрел, принял участие в штурме дворца Амина. А 31 декабря, уже после этих событий, на встрече с председателем КГБ Андроповым мы доложили: оценивая афганский опыт, надо подумать о создании специального кадрового подразделения в системе нашей госбезопасности. В 1980 г. началась работа, и в августе 1981-го появился, конечно же, секретно, но официально отряд «Вымпел».

Первым его командиром стал капитан первого ранга, Герой Советского Союза, участник того самого штурма Эвальд Козлов. Он из морских частей КГБ. Потому и дали отряду имя слегка морское — по ассоциации с адмиральским вымпелом на мачте. А официально именовался он скучновато — Отдельный учебный центр КГБ СССР. В нём были люди 32 национальностей.

Некоторые из них ещё до того успели пройти обучение даже в спецназах некоторых стран НАТО. Суть нелегальной деятельности в том, чтобы тебя за рубежом считали своим. А уж если там принимают за своего, то призовут в армию. Можешь служить где угодно и попытаться проникнуть в элитные спецслужбы. Они начинали у нас в молодом возрасте. Были даже 18-летние девушки.

Народ всякий, отбирали мы его тщательнейшим образом. Это обычное явление: чем моложе человек, тем он более склонен к смелой и решительной работе. Они — мои боевые товарищи. Меня, как и каждого из бойцов, могли уничтожить, к примеру, во время штурма дворца Амина. Есть две профессии, которые подставляют грудь противнику раньше других, — разведчики и солдаты. Естественно, это рождает отношения особого рода.

О предательстве и женской силе

— Есть в разведке явление, с которым очень трудно бороться. Два наших нелегала, супруги Т. и Г., безукоризненно работавшие в одной из стран, попали в непонятную ситуацию. Никаких нарушений не допускали, всё делали правильно, и это означало только одно — произошла независимо от нас какая-то утечка. Г. заметил слежку.

Напряжение, боязнь за двоих детей, за беременную жену были столь велики, что у нелегала началось тяжёлое расстройство. Много лет он приносил нам большую пользу. И вот… Тогда его супруга Т., которая должна была вскоре родить, всё взяла на себя. Прекратила оперативную работу, уничтожила улики. Ей надо было разыграть соответствующую ситуацию, чтобы уйти через третью страну.

И Т. повезла заболевшего мужа лечиться якобы на юг. А сама сумела перевезти всю семью в другое государство. Мужа положила в клинику, сама — в роддом, где родила третьего ребёнка. Вскоре нашла силы перебраться в СССР: и больного супруга вывезла, и троих детей. Всех спасла. И только потом мы поняли, что произошло. Выдал предатель Олег Гордиевский.

О странных смертях

— На то, чтобы построить его (агента-нелегала. — Ред.) жизнь, ушло 17 лет. И в одной стране он предстал совершенно другим человеком. Стал уважаемым бизнесменом. Жил без жены. Не смогли её использовать. Язык никак не шёл, внешность не подходила. В своё время мы привозили ему родного сына в Западную Европу. Он туда выезжал из своего государства в командировку.

Путин готовит суперсуд для Медведева

Хотели, чтобы мальчик увидел, какой у него достойный отец. Но потом случилась беда. Сын отдыхал в лагере и утонул. Отец чудом вырвался на похороны. Всего на один день. Больше не мог. Потом он благополучно вернулся (на родину. — Ред.). Ему присвоили звание Героя.

Но умер дома странной смертью. Прошёл там все испытания, всё выдержал, а здесь попал под машину. Так было с ещё одним нелегалом, который был послан в Штаты после ареста там Абеля. Жил там годы и годы, выполнил всё, что только можно. Потом счастливо жил дома. И умер от аппендицита.

О шпионах во власти

— В одном из разговоров с тогдашним начальником разведки Крючковым я обронил такую фразу: знаете, Владимир Александрович, нам нужно как можно больше проявлять осторожность в работе с нашими материалами. Появились некоторые люди в высших эшелонах власти, которые знать обо всём этом, о наших результатах, ни в коем случае не должны.

Так называемый «Список Крючкова» (по некоторым данным, в него входили люди из высшего руководства СССР, заранее подготовленные западными спецслужбами. — Ред.) с именами этих людей из американской агентуры не был высосан из пальца. Такие люди были. Я не считаю — я уверен в этом. Подтверждение — наши агентурные материалы.

Автор: Юрий Дроздов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2310
Похожие новости
14 октября 2017, 09:45
13 октября 2017, 19:37
10 октября 2017, 18:45
11 октября 2017, 18:00
13 октября 2017, 11:00
10 октября 2017, 14:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 октября 2017, 14:00
18 октября 2017, 15:30
19 октября 2017, 14:45
17 октября 2017, 06:30
16 октября 2017, 13:00
21 октября 2017, 00:00
16 октября 2017, 15:15