Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Новая Зеландия запоздало оценивает риски сотрудничества с Китаем

Пока Веллингтон и Пекин стремятся укрепить торговые связи, нарастающие проблемы в области безопасности дестабилизируют двусторонние отношения
Оказавшийся в сложном положении китайский технологический гигант «Хуайвей» подвергается коммерческим атакам в Новой Зеландии, той самой, что игриво объединяет страсть к регби с телекоммуникационной инфраструктурой.
«5G без «Хуайвей» — это как регби без Новой Зеландии», гласит один рекламный щит. На другом: «Новая Зеландия не согласилась бы оказаться второй или третьей на поле для игры в регби, и она не должна смириться с подобным, когда речь идёт о 5G».
В ноябре прошлого года Новая Зеландия запретила использование и поставки продукции «Хуайвей» при развёртывании своей сети нового поколения 5G из-за опасений относительно национальной безопасности; это один из показателей того, что Веллингтон внимательно присматривается к своему крупнейшему торговому партнёру.
Компании прямо не запрещено действовать в новой Зеландии, но под временным запретом находится её местный партнер Spark, которому не разрешается развёртывать технологии «Хуайвей» из-за обеспокоенности в отношении шпионажа, разделяемого партнёрами по разведке Новой Зеландии в сообществе «Пять глаз», а именно Соединёнными Штатами, Соединённым Королевством, Австралией и Канадой.
В Бюро по обеспечению секретности правительственной связи (GCSB), в прошлом году заявили, что «установлена связь между китайским министерством государственной безопасности (MSS) и глобальной кампанией хищений коммерческой интеллектуальной собственности с помощью кибер-технологий».
«Эта давно идущая кампания нацелена на интеллектуальную собственность и коммерческие данные многочисленных глобальных провайдеров услуг, некоторые из которых действуют в Новой Зеландии», заявил генеральный директор GCSB Эндрю Хэмптон.
Билборд с рекламой «Хуайвей» в Новой Зеландии, фото с веб-сайта «Хуайвей».
Обеспокоенность мнимыми связями «Хуайвей с правящей в Китае Коммунистической партией теперь приобрела глобальный масштаб, но позиция Новой Зеландии в отношении Китая быстро меняется, причём запрет продукции «Хуайвей» — лишь последний в растущем списке тревог, которые вызвали некую рябь в прежде спокойных и по большей части ориентированных на торговлю отношениях.
В январе заголовки по обе стороны «Канавы» — Тасманова моря, разделяющего Австралию и Новую Зеландию — вышли с утверждениями, что новозеландский ученый подвергся преследованиям предположительно китайских агентов.
Новозеландский учёный и эксперт по Китаю Энн-Мари Брэйди заявила недавно, что в её кабинет в Университете Кантербери, а следом и в личное жилище вломились люди, действующие от имени китайского правительства.
До этого китайские официальные лица обращались к её университету, равно как и в министерству иностранных дел Новой Зеландии с требованием прекратить финансирование проводимых ею исследований, некоторые из которых касались зондирования деятельности вооружённых сил Китая, включая раскрытие строительства Пекином базы на территории в Антарктике, на которую претендует Австралия. Брэйди первой раскрыла, что член парламента Новой Зеландии ранее был китайским тайным агентом.
Вновь обретённые и растущие озабоченности Новой Зеландии в отношении Китая начинают отражать тревоги Австралии. Страхи Канберры касаются предполагаемого вмешательства Пекина в её внутреннюю политику, что приводит к появлению новых законов, которые, открыто не называя Китая, нацелены на ограничение его политического влияния.
Брэйди давала показания парламенту Австралии о том, что было зафиксировано в официальном отчёте о заседании парламента «Хансард»*. В прошлом месяце австралийский журналист Питер Хэртчер отмечал, что Новая Зеландия не сделала тоже самое, хотя с тех пор сталкивается с настойчивыми призывами сделать это; в числе прочих была подана петиция 150 учёных.
Председатель комитета по безопасности и разведке парламента Австралии и известный сторонник жёсткого курса в отношении Китая Эндрю Хэсти сказал репортёру, что «по-видимому, она стала предметом интереса китайской Коммунистической партии или аппарата китайского государства, имеющих цель заставить её замолчать и запугать».
«Совершенно ясно, что правительство моей страны хочет, чтобы эта история закончилась. Китайское министерство государственной безопасности действует в наших обществах беспрепятственно, а наши правительства лишь наблюдают. В Австралии такое тоже происходит», заявила Брэйди репортёру газеты «Сидней Монинг Геральд».
Раковины здания Сиднейского оперного театра теперь видны сквозь китайский флаг. Фото AFP / Торстен Блэквуд.
Теперь, по мере нарастания противоречий, Веллингтон начал просыпаться. Китай делает мишенью живущих в Австралии и представляющих для него интерес людей, и до сих пор это не скрывалось.
В 2017 году китайский ученый Чонгуи Фенг был задержан в Китае, ему не позволили зайти на борт самолёта, направлявшегося в Австралию, где он преподаёт в Сиднейском Технологическом университете. Фенг постоянно проживает в Австралии, но не является её гражданином, это значит, что Канберра была ограничена в том, что может делать.
На страницах выходящих на китайском языке австралийских газет появились разрозненные, но угрожающие обвинения и примеры шпионажа, взяточничества, политических пожертвований, вмешательства в научную деятельность и про-пекинской пропаганде, обеспокоившие австралийских политиков, журналистов и учёных.
Хотя некоторые заметки похожи на истерию, другие доказаны и основаны на фактах. Конечно, мнение Новой Зеландии о Китае не столь жёсткое, как в Австралии, оно зависит от китайских требований и инвестиций, призванных удержать на плаву попавшую в рецессию экономику даже при том, что это уравновешивает связи с близким союзником США.
На Китай ещё и крупнейший торговый партнёр Новой Зеландии. Экспорт новозеландских товаров и услуг в Китай на конец сентября 2018 года достигал NZ$16.6 миллиардов (US$11.8 миллиардов) за год, на $2.6 миллиарда (US$1.8 миллиарда) больше, чем Австралия и почти вдвое больше, чем продажи новой Зеландии в США, что говорится на правительственном веб-сайте.
Теперь Новая Зеландия столкнулась с той же дилеммой «торговля или безопасность», что и Австралия, но недавние китайские шаги на её заднем дворе явно причинили Веллингтону неудобство. Его мнение о Китае, как о «стратегическом партнёре» тоже меняется, поскольку Пекин всё больше бросает вызов «основанному на правилах порядку» в мировой экономике и международных отношениях, а этим порядком Новая Зеландия дорожит.
Левое правительство премьер-министра Новой Зеландии Джасинды Ардерн начало озвучивать эти озабоченности, что отмечают аналитики. Это было видно по заявлению о Политике в области стратегической обороны, обнародованному в прошлом году, первом, в котором Новая Зеландия ставит вопрос о китайском экспансионизме в Южно-Китайском море.
«(Новая Зеландия) выстраивает курс в более сложном мире» и будет «сталкиваться с вызовами, ранее не виданными в отношениях с нашими соседями … (её) подход к безопасности может быть выстроен более мощной комбинацией сил и средств, оказывающих давление на основанный на правилах международный порядок, который будет разворачиваться по-новому, оказывая эффективное влияние на наши интересы».
Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн. 19 октября 2017. Фото Reuters / Шарлотта Гринфилд.
Китай «стремится восстановить заявленный исторический уровень влияния… и некоторые его действия в стремлении к этим целям бросают вызов существующему порядку». «Он расширяет свое военное присутствие и присутствие береговой охраны в спорных районах морской Азии. Он решительно настроен не учитывать решения международных судебных органов о статусе суверенных заявок», говорится в документе.
В июле Новая Зеландия объявила, что потратит NZ$2.35 миллиарда (US$1.67 миллиарда) на четыре патрульных противолодочных самолёта «Боинг Р-8А Посейдон», чтобы обеспечить лучшее взаимодействие с США и Австралией в ходе морских учений.
Уинстон Питерс, действующий министр иностранных дел от партии меньшинства «Новая Зеландия прежде всего» (New Zealand First), в декабре прошлого года отправился в Вашингтон добиваться американской поддержки и помощи в Тихом океане, заднем дворе Новой Зеландии и части мира, которая ощущает себя в существенно меньшей безопасности, чем даже два года назад, что важно для маленькой, но независимой страны.
«Новая Зеландия — маленькая, но хорошо функционирующая демократия, расположенная в самом дальнем уголке мира», сказал он в своём обращении. «Хотя Новая Зеландия и США совместно работают по ряду глобальных проблем, наше сотрудничество и схожее мышление теперь испытывают резкий всплеск в азиатско-тихоокеанском регионе, который становится всё более оспариваемым, а его безопасность ещё более хрупкой».
В недавние месяцы аналитики и ученые отметили ощутимый сдвиг прочь от Китая. «Я не могу вспомнить в недавние годы более значимого и консолидированного официального мнения Новой Зеландии о поведении, которые демонстрирует Китай в Южно-Китайском море», заявил в интервью «Эйша Таймс» профессор Роберт Эйсон из Университета Виктория.
«В целом коалиционное правительство Джасинды Ардерн принесло более высокий уровень озабоченности относительно некоторых целей и действий Китая в обширном азиатско-тихоокеанском регионе и возросшее желание представить эти озабоченности общественности».
«Всё более тревожащее поведение Китая и появление более озабоченных этим правительств означает, что эта часть официального сообщества Новой Зеландии, обеспокоенная действиями Китая, обладает более восприимчивой к её мнению аудиторией в кабинете министров».
Госсекретарь США Майк Помпео приветствует заместителя премьер-министра и министра иностранных дел Уинстона Питерса в Госдепартаменте, Вашингтон, 17 декабря 2018 г. Фото Николас Кэмм / AFP).
«Отнюдь не совпадение, что эти мощные показатели скептицизма и озабоченности в отношении Китая появились, когда Уинстон Питерс стал министром иностранных дел, а его коллега по партии Рон Марк — министром обороны», сказал он в е-мейле, указав на националистические и более традиционно реалистичные действия лидера меньшинства в сравнении со склонной к левизне и чуждой предрассудков Ардерн.
Но Ардерн тоже может более традиционно полагать, что Китай ещё может стать частью основанного на правилах мирового порядка, в том числе в отношении смягчения действия в области смены климата. Основой тому «всеобъемлющее стратегическое партнёрство», подписанное прежним премьер-министром Джоном Ки с президентом Си Цзинпинем.
Профессор Университета Веллингтона Дэвид Кейпи заметил репортёру «Эйша Таймс», что «эти действия (китайские) угрожают интересам Новой Зеландии, так что неудивительно, что должен произойти сдвиг в политике. Я уверен, что его приветствуют наши самые близкие партнёры, но это решение Новой Зеландии».
Существуют предположения, что Веллингтон к более жёсткой линии в отношении Китая подтолкнули Канберра и Вашингтон, и что правительство лейбористов — несмотря на большую склонность к левизне, чем прежнее право-центристское правительство Ки — исправляло ощутимую слабость своих предшественников в отношении Китая.
«Иногда требуются выборы нового правительства, чтобы представители нового кабинета министров смогли взглянуть на политические установки и решить, нуждаются ли они в корректировке, — сказал Кейпи. — Я думаю, именно это и происходит с Новой Зеландией».
И всё же Веллингтон должен поддерживать в неприкосновенности свои главные экономические связи с Китаем, пусть даже он меняет мнение о месте Пекина в мире и регионе. Китайский премьер Ли Кэцян встречался с Ардерн на полях Восточно-Азиатского саммита в ноябре, где два руководителя обсуждали обновление соглашения о свободной торговле десятилетней давности, о чём сообщали китайские СМИ.
Китайские туристы фотографируют в Новой Зеландии. Фото с ФБ.
Помимо всего, Новая Зеландия подписала торговый пакт с возглавляемым Китаем Всеобъемлющим региональным экономическим партнёрством. На этом фоне внутри страны нарастали анти-китайские настроения, причём китайских покупателей часто винили в раздувании цен на недвижимость.
Вдобавок к экономической драме недавно направлявшийся в Шанхай с целью продвижения туризма Китай — Новая Зеландия в рамках кампании продвижения «Земли Длинного Белого Облака» самолёт без объяснения причин развернулся и вернулся в аэропорт. Кампания ставит целью привлечь больше китайцев в Новую Зеландию, особенно в менее посещаемые места.
Большая часть новозеландского торговли с Китаем приходится на экспорт молочной и сельскохозяйственной продукции, причём китайцы склонны получать товары и продовольствие, которые считают чистыми, безопасными и высококачественными. Новая Зеландия использует этот образ как визитную карточку для продвижения туризма. Одно из предприятий недавно даже начало продавать в Китай бутылки новозеландского воздуха, каждой хватает на 180 вдохов.
«Я бы не стал переоценивать сдвиги, которые сейчас происходят. Правительство выражает желание продолжать работать с Китаем и рассматривает его, как особо важного партнёра по таким вопросам, как изменение климата и торговля», сказал Кейпи.
Но меры против новозеландских националистов, которые раскрывают тайные шаги Китая в регионе, и блокировка участия «Хуайвей» в развитии системы телекоммуникаций демонстрируют, что отношения отходят от когда-то дружеских, тёплых и доверительных.
Примечание:
* — назван по имени Л. Хансарда (Luke Hansard), впервые опубликовавшего отчёт о заседании палаты общин в Англии в 1774, официальный отчёт о заседании парламента в Австралии, Новой Зеландии, Британии, Канаде.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
272
Похожие новости
17 апреля 2019, 10:45
17 апреля 2019, 10:45
20 апреля 2019, 11:45
17 апреля 2019, 10:45
18 апреля 2019, 13:45
18 апреля 2019, 13:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
15 апреля 2019, 18:15
16 апреля 2019, 18:30
16 апреля 2019, 13:15
19 апреля 2019, 03:30
16 апреля 2019, 06:45
19 апреля 2019, 00:30
18 апреля 2019, 13:45