Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Новый этап или новые игры?. В Белоруссии активно обсуждают неожиданное ускорение процессов интеграции с Россией

9 сентября первые лица России и Белоруссии согласовали пакет из 28 союзных программ, который прошел процесс принятия на заседании Совета министров Союзного государства. 4 ноября 2021 года последует утверждение на Высшем госсовете. На событие откликнулись все властные структуры, институты гражданского общества, белорусские СМИ. Исходный пункт комментариев: выделение фундаментальных предпосылок союзного строительства. На сайте МИДа Белоруссии читаем: «Стратегическое партнерство, развитие союзнических отношений с Российской Федерацией обусловлены географической и культурно-исторической близостью двух стран и народов, взаимодополняемостью экономик, тесными кооперационными связями белорусских и российских компаний». Далее следует блок размышлений на предмет корреляции организационно-правового, концептуального, практического аспектов союзного строительства, стартовавшего четверть века назад. Единодушно делается следующий вывод: если бы данная корреляция всегда и во всем убедительно прослеживалась, стала бы реальностью и полноценная конфедерация. Формирование именно такой структуры четко и ясно прописано в Договоре о создании Союзного государства, который был скреплен подписями тогдашнего президента России Бориса Ельцина и его белорусского коллеги Александра Лукашенко 8 декабря 1999 года.

Кому мешает русский Крым

На момент встречи 9 сентября Александра Лукашенко с преемником Ельцина Владимиром Путиным не было ни одного полноценно функционирующего общего пространства, связывающего субъекты Союзного государства. Конечно, СМИ отмечали, что союзное строительство наиболее успешно в гуманитарной, образовательной, культурной сферах. Международники констатировали отлаженность координации внешнеполитической деятельности. Глава МИДа РБ Владимир Макей делал акцент, что в основном совпадают подходы субъектов Союзного государства к международным проблемам. Вместе с тем из высоких кабинетов никак не прозвучала четкая, ясная, недвусмысленная позиция на счет признания Крыма российским де-юре и де-факто, что в России воспринимается весьма болезненно.
Если внимательно почитать договор от 8 декабря 1999 года, то там ясно прописано, что «в состав Союзного государства входят территории Беларуси и России, обозначенные в их законодательстве». Иными словами, Москва и Минск не должны ставить под сомнение территориальные изменения, регулируемые сугубо в российском и белорусском правовом поле. Казалось бы, все ясно, но нет. 27 лет назад Лукашенко подписал Будапештский меморандум, в котором Республика Беларусь обязалась признавать территориальную целостность Украины. Возник крымский ребус, который так же не разгадывается официальным Минском, как и юго-осетинский, и абхазский. Лукашенко с оглядкой на коллективный Запад не желает устанавливать дипломатические отношения с Южной Осетией и Абхазией, что не соответствует российским интересам.
На взгляд белорусских европеистов, настало время для изменения формата для координации внешней политики Минска и Москвы. Они ратуют за появление в Союзном государстве аналога дипломатической службы Европейского союза, известной как Европейская служба внешних связей (ЕСВС). Они совершенно справедливо считают, что это было бы гораздо более значимо, чем регулярно практикуемые совместные заседания коллегий Министерств иностранных дел РФ и РБ. Настоящую идею впервые сформулировал еще в начале нулевых заведующий кафедрой дипломатической и консульской службы Белорусского государственного университета (БГУ) Леонид Лойко.

Подводные камни союзного государства

Заведующий кафедрой таможенного дела БГУ Виктор Острога четко подметил, что единое таможенное пространство весьма динамично формируется с учетом базовых нормативно-правовых актов как Союзного государства, так и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Он считает прорывным принятие Таможенного кодекса ЕАЭС. Члены возглавляемой им кафедры глубоко убеждены, что вступление Республики Беларусь во Всемирную торговую организацию (ВТО), которое активнейшим образом лоббирует Москва, расставит все точки над і в процессе формирования единого таможенного пространства. Конечно, международная обстановка сложилась таким образом, что пока невозможно назвать ориентировочные сроки подобного вступления.
Для белорусских губернаторов, мэров, первых лиц районов стал обычным делом прямой выход на российских коллег. Здесь мы имеем итог, внушающий оптимизм. Они скрепили своими подписями без малого 400 договоров
В Договоре о создании Союзного государства четко прописан следующий ориентир для правящей политической элиты: обеспечение мирного и демократического развития народов двух государств. Москва и Минск считают, что этот ориентир выдерживается. Орган Министерства обороны Республики Беларусь газета «Во славу Родины» постоянно концентрировала внимание на создании фундаментальных предпосылок гарантированного обеспечения военной безопасности Союзного государства. Госсекретарь Совета безопасности РБ Александр Вольфович, глава оборонного ведомства РБ Виктор Хренин оценивали на ее страницах региональную группировку войск Беларуси и России как удачный проект. Они констатировали, что проведение согласованной политики в области обороны приобрело позитивную динамику. Судя по материалам, опубликованным в газете «На страже», совместными усилиями сторон удалось кардинально улучшить криминогенную обстановку на всем пространстве Союзного государства.
Субъекты Союзного государства подошли к 9 сентября с противоречивыми итогами касательно взаимного вклада в обеспечение устойчивого социально-экономического развития. Далеким от корреляции организационно-правового, концептуального, практического аспектов оказалось проведение согласованной социальной политики.
Не произошло фундаментальных изменений в направлении формирования единой правовой системы. Белорусские специалисты в области конституционного права демонстрировали свою озабоченность судьбой Конституционного акта Союзного государства. Он не принят и неизвестно, когда сие случится. А вот если бы случилось, то на повестку дня можно было смело выносить вопрос о делегировании широких наднациональных полномочий Постоянному комитету, парламенту, суду Союзного государства.
Невозможно было дать однозначную оценку тому состоянию, в котором находилось формирование общего белорусско-российского экономического пространства на момент анализируемой встречи. Будет, конечно, правильным, если мы начнем с позитива.

Из экономики слов не выкинешь

Есть такое выражение: экономика без цифр, что песня без слов. 2021 год еще продолжается. Поэтому обратимся к последнему отчетному году – 2020-му. За этот год имеем объем товарооборота, равный 29,5 миллиарда долларов США. С экспортом и импортом дела обстояли таким образом. Из Белоруссии в Россию было вывезено товаров на общую сумму 13,1 миллиарда долларов, импорт был равен 16,4 миллиарда долларов. А как же выглядело двустороннее сотрудничество в общем массиве внешней торговли РБ? Для ответа сформулируем вначале ключевые показатели. Первый показатель – стоимостный объем внешней торговли товарами. Второй – стоимостный объем экспорта. Третий показатель – стоимостный объем импорта.
По первому показателю вырисовывается 47,9 процента, по второму – 45,2 процента, по третьему – 50,2 процента. Не может не обратить на себя внимание оборот внешней торговли услугами по итогам 2020 года. Суммарный показатель далеко не низкий – 3,8 миллиарда долларов. Но не менее важно соотношение экспорта и импорта услуг. Округленно вырисовываются такие данные: экспорт – 2,4 миллиарда долларов, импорт – 1,4 миллиарда долларов. Белорусы довольны тем, что достигли здесь положительного сальдо в размере 0,97 миллиарда долларов. Деловая Россия часто откликается, когда возникает вопрос о привлечении в мое отечество иностранных инвестиций. В 2020 году соответствующая финансовая подпитка народно-хозяйственного комплекса (НХК) составила 3,6 миллиарда долларов. Если принять весь объем подобных инвестиций за 100 процентов, то получится 41,4 процента. Отдельно скажем о привлечении в Беларусь прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в указанном году. Здесь лидерство российских инвесторов еще более значительное. В общем массиве ПИИ на Россию приходилось 46,2 процента. В денежном выражении это 2,77 миллиарда долларов. На остальные страны приходится немногим более 3 миллиардов.
Торгово-экономические отношения между субъектами Союзного государства развиваются по вертикали и горизонтали, вглубь и вширь. Широким фронтом развернулось сотрудничество Беларуси с регионами России. При этом поступательно пополнялось нормативно-правовыми актами интеграционное правовое поле. Высшее государственное руководство Белоруссии записало в свой актив 79 соглашений с 71 субъектом Российской Федерации. Для белорусских губернаторов, мэров, первых лиц районов стал обычным делом прямой выход на российских коллег. Здесь мы имеем итог, внушающий оптимизм. Они скрепили своими подписями без малого 400 договоров, которые юридически закрепляли два уровня сотрудничества между регионами. Первый уровень прослеживается по линии город или район РБ – муниципальное образование РФ, второй – область РБ или город Минск – субъект РФ.
Вся белорусская властная вертикаль снизу доверху в своем подходе к сотрудничеству с регионами РФ делает ставку на промышленную кооперацию. Есть устойчивая отдача от совместных сборочных производств. Руководители субъектов хозяйствования проявили должную разворотливость в таком непростом деле, как создание дилерских центров по продаже и сервисному обслуживанию техники в регионах России.
На 9 сентября реально функционировало более 2400 совместных предприятий. Минск активно участвует в обмене разработками и технологиями производства сельскохозяйственной продукции. Из года в год растет число объектов социального и промышленного назначения в разных регионах РФ, построенных гражданами РБ, которые продемонстрировали при этом высокий профессионализм. Прослеживается поступательная динамика в участии белорусских дорожных компаний в проектировании и строительстве российских автомобильных дорог.

О негативе и путях его преодоления

Вне четкого и ясного регулирования оказалась несущая конструкция общего экономического пространства. Имеется в виду равенство, равные стартовые условия для субъектов хозяйствования обоих государств. Авторы союзных программ до мельчайших деталей расписали механизм функционирования этой конструкции.
В анализируемых программах предусматривается решительный прорыв на пути к гармонизации законодательства, налогового и таможенного администрирования, норм и стандартов отраслевого регулирования.
Обозреватели президентской газеты «СБ. Беларусь сегодня» систематизируют те болевые точки, которые обернулись выстраиванием шлагбаумов для белорусского народно-хозяйственного комплекса (НХК). Владимир Волчков приводит типичный пример вреда, который принесло отсутствие фундаментально разработанной единой финансово-кредитной политики и валютной политики. Он пишет: «В 2015–2016 годах из-за девальвации российского рубля на белорусский рынок хлынули резко подешевевшие российские товары, «народный импорт» вымыл приличную долю белорусских золотовалютных резервов, а у наших экспортеров в Россию значительно ухудшился финансово-экономический результат».
Обозреватель президентской газеты убеждает читателей в том, что единая денежно-кредитная и валютная политика разработана в союзных программах так и таким образом, что подобные перекосы прикажут долго жить.
Волчков показывает, что отныне заложена мощная концептуальная основа для проведения единой промышленной политики – прежняя, по его мнению, отличалась неспособностью обеспечить единые подходы по всем позициям. Обозреватель выявил здесь три болевые точки: частое дублирование программ импортозамещения, асимметрия в плане допуска к государственным закупкам, исключение российской стороной белорусских производителей сельскохозяйственной техники из числа получателей полностью обоснованных преференций.
О том, что одобренный Путиным и Лукашенко интеграционный пакет в случае его реализации приведет к исчезновению этих и подобных им болевых точек, заявил 10 сентября 2021 года глава высшего органа исполнительной и распорядительной власти белорусского государства Роман Головченко. Премьер-министр глубоко убежден, что наполнение реальным содержанием 28 союзных программ «станет мощным импульсом для наращивания объемов взаимной торговли, развития совместных производств и скоординированных мер поддержки национальных производителей».
Не секрет, что за четверть века сторонам довольно часто приходилось решать уравнения со многими неизвестными, когда возникал вопрос о роли России в обеспечении энергетической безопасности РБ. Сколько было газовых и нефтяных войн – и всякий раз белорусская оппозиция набирала дополнительные очки. Но отныне будут действовать договоренности об этапах формирования объединенных рынков нефти, газа, электроэнергии. Что это даст? Совпадение уровня затрат на энергетическое обеспечение для российских и белорусских субъектов хозяйствования. Стоит отметить договоренность о цене, которую Минск заплатит Москве за поставки природного газа в 2022 году, которая вполне комфортна для белорусской стороны.
Конечно, экономическая политика не может не иметь социальное измерение. Один из ключевых результатов этой политики – ресурсная база для осуществления государством социальных функций. Насколько изменится эта база после того, как будет доведено до логического конца выполнение союзных программ? Глава белорусского правительства отвечает: «По нашим оценкам, только прямой эффект от реализации интеграционного пакета для Беларуси прогнозируется в росте ВВП примерно на миллиард долларов, не считая всех дополнительных возможностей для белорусского бизнеса на российском рынке, которые будут созданы в ходе реализации союзных программ». Смелый и весьма оптимистический ответ.
С учетом именно такой ресурсной базы расставлены акценты в социальном векторе союзных программ. Здесь впервые в истории союзного строительства четко прослеживается акцент на гармонизации подходов к трем социально значимым блокам. Первый блок: пенсионное обеспечение. Второй блок полностью совпадает с мерами социальной защиты и поддержкой отдельных категорий граждан. Содержательная сторона третьего блока предполагает внедрение единых принципов защиты прав потребителей.
Для финансовой подпитки белорусского НХК важное значение будет иметь кредит на сумму 630 миллионов американских долларов, который предоставит российская сторона. Конечно, это намного меньше, чем просил Минск, изначально речь шла о 1,5 миллиарда долларов.

Что говорят эксперты

Для белорусской интеллектуальной элиты весьма типично следующее заявление политолога Алексея Дзерманта: «В тех условиях, в которых мы сейчас находимся (эпоха COVID-19, санкционное давление Запада), самое главное, что получит Беларусь, исходя из собственных интересов, – это, безусловно, серьезная экономическая поддержка. Мы получаем экономическую подушку безопасности благодаря расширению, интенсификации экономических отношений с Россией и по сути переходим к широкой стратегической программе. Это пошаговая стратегия, которая должна привести к максимально тесному взаимодействию и сближению двух экономик».
Никогда ранее ни один белорусский политик, ни один эксперт не говорил о преимуществах Союзного государства над Европейским союзом по ряду принципиальных позиций. Типичным было либо уклонение от этого вопроса, либо признание того, что Евросоюз по большому счету выигрывает соревнование с Союзным государством. После анализируемой встречи Путина и Лукашенко в РБ впервые появились заявления о тех или иных преимуществах Союзного государства над ЕС.
Например, экономист Михаил Ковалев, профессор БГУ, заявил: «Даже после реализации союзных программ интеграция останется несколько менее тесной и не будет иметь тех негативных черт, которые есть в Европейском союзе. Во-первых, у нас не будет гигантского общего бюджета, как в ЕС, из-за которого все время возникают споры и дискуссии. Дело в том, что бюджет ЕС в основном формируется за счет таможенных сборов по периметру, у нас же таможенные платежи поступают в национальные бюджеты. Во-вторых, не предусматривается в Союзном государстве той гигантской общей брюссельской бюрократии, как в Европейском союзе. В-третьих, банковские системы обоих государств остаются независимыми и не будут страдать от того недостатка, который есть в Евросоюзе, где сильные немецкие, французские, скандинавские банки доминируют в небольших государствах. Более того, у нас остаются собственные валюты».
Опросы общественного мнения свидетельствуют о преобладании в РБ сторонников белорусско-российской интеграции. Это социальная опора для властей в ходе реализации интеграционного пакета. Но есть еще Беларусь оппозиционная, которая сомневается в жизнеспособности 28 программ.
Экономист и член политсовета Объединенной гражданской партии (ОГП) Лев Марголин так охарактеризовал итоги переговоров Путина и Лукашенко: «Думаю, что стороны остались при своем. Лукашенко сохранил за собой возможность отложить выполнение союзных программ, которые собираются подписать. Подписывают у нас много чего, когда-то и союзный договор подписывали, а вот выполнять не торопятся».
В рядах оппозиции 28 программ рассматриваются и сквозь призму сохранения государственного суверенитета Белоруссии. После ознакомления с данными программами экономист Ярослав Романчук сделал следующее заявление: «Это очень четкая подготовка к тому, чтобы Республика Беларусь как независимый экономический субъект перестала существовать на карте мира. Это результат того, что Александр Лукашенко совершил со страной в 2020–2021 годах. И к сожалению, если петля продолжит затягиваться, на повестке дня возникнет вопрос и о политической интеграции. Я так понимаю, что это дело 2023–2024 годов».
Сбудутся ли сомнения оппозиции, покажет время. Но нельзя сбрасывать со счетов подводные камни и неожиданные последствия, связанные с интеграционным проектом, который утвердят Путин и Лукашенко 4 ноября 2021 года. Ныне процесс вышел на тот уровень, когда надо решать ряд проблемных комплексов. Если затянуть их решение, то это вполне может аукнуться так и таким образом, что подорвет весь интеграционный проект.
Судя по итоговой пресс-конференции, Путин и Лукашенко ни словом не обмолвились о Конституционном акте Союзного государства. Его отсутствие означает, что любая из 28 программ прикажет долго жить, если возникнет соответствующий правовой тупик системного характера.
Ядро структурных реформ – введение частной собственности на землю. В Белоруссии не проводились структурные реформы. Ее руководство утверждает об их ненужности, фактически отвергает частную собственность на землю. В таком случае ему можно адресовать неприятные вопросы.
Первый. Как кардинально повысить производительность труда в белорусском агропроме на фоне экономик с частной собственностью на землю?
Второй. До каких пор Беларусь будет плестись в хвосте европейских государств, когда всплывает вопрос о ликвидности земель сельскохозяйственного назначения?
Третий. Как определить цену земли?
Четвертый. Как преодолеть неравенство стартовых позиций субъектов хозяйствования аграрного и неаграрного секторов, относящихся к частным предприятиям?
Правящая политическая элита неизменно уходит от этих вопросов. И не следует исключать новые пакеты западных санкций против РБ.
Михаил Стрелец,
Белоруссия

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

380
Похожие новости
15 октября 2021, 18:00
17 октября 2021, 21:15
12 октября 2021, 21:30
19 октября 2021, 06:45
17 октября 2021, 06:00
20 октября 2021, 21:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
20 октября 2021, 19:15
21 октября 2021, 01:30
20 октября 2021, 17:45
20 октября 2021, 21:45
20 октября 2021, 14:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
14 октября 2021, 21:15
19 октября 2021, 06:45
17 октября 2021, 15:45
16 октября 2021, 01:45
15 октября 2021, 16:15
15 октября 2021, 17:45
15 октября 2021, 08:45