Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«Новый подход» Японии к России: экономика отдельно, Курилы отдельно


Фото: Politrussia.com

В мае 2016 года японский премьер Синдзо Абэ одним из первых в G7, наконец, понял, что с Россией нельзя разговаривать с позиции силы и надо договариваться по-партнёрски. А также то, что президент России Владимир Путин не мыслит в отношении своей страны привычными для Европы купеческими категориями «торговать» и «обменивать». Сколько раз наш лидер говорил: «Мы территориями не торгуем» – и впервые, кажется, его услышали. Что характерно, услышали вновь не на Западе, а на Востоке.

Москва – Токио: восточная дипломатия

Сам восточный стиль дипломатии больше расположен к такого рода отношениям. Для Путина важно установление надёжных связей с партнёрами, долгосрочных взаимных интересов, которые гарантируют выполнение взятых обязательств и надёжность сотрудничества гораздо лучше, чем подписанные документы. Именно такой подход и пытается применить на практике японский премьер, предлагая России долгосрочную и многостороннюю программу сотрудничества, которая сможет по-настоящему связать две страны и создать у них общие интересы. И тогда, возможно, будет иметь смысл обсуждать форматы решения территориальных споров, не натыкаясь на моментальное «нет».

Характерным является ответ Путина накануне встречи с Абэ в интервью главреду агентства «Блумберг», когда тот безапелляционно заметил, что, мол, отдали же вы Китаю в 2004 году остров Тарабаров – и ничего, значит, можете, если надо, территории свои отдавать:

Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет. Хочу это подчеркнуть, 40 лет – и в конце концов нашли компромисс! Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой. Это стало возможным исключительно на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы.
Путин Владимир Владимирович

Похоже, что именно этот настрой Путина – гораздо более восточный и тонкий, чем традиционное европейское торгашество «баш на баш» – почувствовал японский лидер, когда понял, что на Россию надо не давить, России надо предлагать. Сперва, по восточной традиции, надо установить те самые «доверительные отношения», а потом решать самые сложные вопросы. Характерно, что к переговорам в восточном стиле подтолкнул именно российский президент японского коллегу, а не наоборот, как того можно было бы ожидать. Визит Абэ с его «новым подходом» стал лишь следствием политики Кремля.

Но надо отдать должное смелости японского премьера: он впервые решил отойти от многолетней практики отношений по англосаксонской модели, к которой Японию старались приучить сперва Британия, а потом США, и взглянул на ситуацию под другим углом.
 

И впервые задумался, что для России, хоть она и велика, маленькие острова не кажутся маленькими и отношение к территориям у нас не менее серьёзное, чем у Японии. А значит, эту серьёзность надо продемонстрировать и не ждать, что удастся решить вопрос в западном стиле «пакетной сделки», где «всё включено». Сначала необходимо наладить отношения, которые, отчасти под влиянием США, были разрушены Японией.

Кстати, российский лидер и об этом тоже говорил:

У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять. Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы пошли навстречу. [...] Речь не идёт о каком-то обмене, о каких-то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.
Путин Владимир Владимирович

Говоря о проигравших и побеждённых, Владимир Путин прекрасно знает, о чём говорит в применении к Японии. Так, посетив во Владивостоке филиал Нахимовского училища, он внимательно выслушал краткую экскурсию о фортификационных укреплениях японцев на Курильской гряде и вдруг обратил внимание на каску, пробитую пулей, хотя остров отдали без боя.

Оказалось, что японцы во время войны практиковали на островах жуткие опыты с химическим и бактериологическим оружием. Показательно, что российский президент, предлагая и принимая сотрудничество с японцами, хорошо помнит возможные последствия слишком мягкого и уступчивого поведения с Японией.

«Новый подход»: утром деньги, а вечером посмотрим

На первых переговорах на высшем уровне, состоявшихся 6 мая 2016 года, Синдзо Абэ привёз Владимиру Путину новое видение и новый план развития отношений и ведения переговоров, который начинался с программы из 8 пунктов, которые Япония предлагала России:

  1. медицинские услуги;
  2. малая и средняя промышленность;
  3. нефть, газ и энергетика;
  4. развитие промышленности;
  5. экспортные отрасли на Дальнем Востоке;
  6. ядерная энергия, высокие технологии;
  7. планирование городов;
  8. взаимные гуманитарные обмены.

Это действительно была прорывная стратегия, потому что для России она означала диверсификацию партнёрских отношений на Дальнем Востоке и уход от монополии Китая, который активно инвестирует в Сибирь, Приморье и прочие дальневосточные регионы России. Москве же важно, чтобы в Дальний Восток приходили инвестиции разных стран-партнёров, чтобы ни одна из них не посчитала регион своим. Участие в развитии Дальнего Востока превращает Японию из безусловного противника России, которым её пытались сделать США, в делового партнёра – о союзничестве пока речи не идёт, конечно.

Появившийся серьёзный настрой Японии в ориентации на северного соседа было бы просто глупо игнорировать, ведь ради такого поворота они отказались даже вступать в НАТО, а потом систематически игнорировали указания Вашингтона, что «с Россией нельзя теперь вести дела как раньше». Первый сочинский визит на Западе вообще окрестили не иначе как «прорыв изоляции»: в Россию прибыл один из лидеров G7 и обсуждал слишком важные, на взгляд Вашингтона, вопросы безопасности.

Япония, оказывается, не доверяет «американскому щиту» и в деле военной угрозы со стороны Северной Кореи считает весьма полезными переговоры с Россией. При этом находя в Москве полное взаимопонимание: в МИДе выступили против непропорционального наращивания военного присутствия в регионе.

Уже тогда аналитики отмечали, что Япония выстраивает свои отношения с Россией во многом исходя из национальных интересов и вопреки американской политике и пожеланиям. Руководитель японского направления ВШЭ Андрей Фесюн отметил:

Одна из причин нынешнего визита – это противостояние давлению Соединенных Штатов Америки, которое весьма раздражает Японию тем, что сами США постоянно ведут контакты с российской стороной, более того, торгуют с Россией, а другим запрещают.
Фесюн Андрей

Не зря Сергей Лавров перед майской встречей довольно откровенно для дипломата высказался о недостатке суверенитета у Японии, тем самым подталкивая Абэ к более самостоятельным поступкам:

Мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, Япония не единственная страна, которая не вполне самостоятельна в своих внешнеполитических действиях. Хотелось бы, чтобы такая крупная держава, как Япония, обретала бы больше такой самостоятельности.
Лавров Сергей Викторович

При этом план из 8 пунктов Синдзо Абэ, предложенный России, весьма актуален и взаимовыгоден для обеих сторон. России нужны инвестиции и технологии, а Японии – надёжная энергетика, причём желательно диверсифицированная. После аварии на Фукусиме это стало ещё более важно, тем более что даже после починки энергоблоков срок их эксплуатации всё равно заканчивается в 2025 году, а переход на дорогой американский сжиженный газ Токио отнюдь не радует. Есть более дешёвый австралийский, и им уже пользуются, но это означает монопольную зависимость от одного поставщика.

Предлагая России технологии по созданию на Дальнем Востоке инфраструктуры для торговли СПГ, Япония в первую очередь думает о себе. Тем более что именно там, на Дальнем Востоке, расположено больше всего газовых месторождений, и затраты на транспортировку газа будут минимально влиять на конечную цену для покупателя. Для России же это не только необходимые технологии, но и новый рынок сбыта, чтобы не Китаем единым сытым быть и не только о "Силе Сибири" думать.

Развитие отношений по новой, согласованной в мае Путиным и Абэ программе, закрепили по время повторного визита японского лидера в Россию 17 июня в Сочи, после чего спикер Госдумы Сергей Нарышкин сказал:

Мы считаем, что состоявшиеся переговоры подвели черту под не самым лучшим периодом наших отношений, который продолжался два с половиной года. В результате формируется новая позитивная повестка дня, над реализацией которой мы будем вместе работать.
Нарышкин Сергей Евгеньевич

Третий визит Синдзо Абэ за неполный 2016 год, проходящий в эти дни во Владивостоке, стал наглядным подтверждением развития «нового подхода», когда экономическое сотрудничество и вопрос об островах выделены в отдельные кейсы, и последний обсуждается как особый вопрос, требующий особого подхода и особых условий для того, чтобы можно было найти формулу решения. Перефразируя классика: утром стулья, а вечером посмотрим.

При этом формула «мы территориями не торгуем» не исключает того, что компромиссное решение и по вопросу островов может быть найдено. Российский лидер отвергает только попытку решения проблемы в лоб:

Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.
Путин Владимир Владимирович

В настоящий момент Япония сосредоточилась на выполнении программы из 8 пунктов, что подтверждает министр иностранных дел России Сергей Лавров:

Переговоры касались всех без исключений направлений наших отношений - политический диалог, экономика во всех ее измерениях, межпарламентские связи, гуманитарные связи, сотрудничество во внешнеполитических вопросах.
Лавров Сергей Викторович

В самих японских СМИ уже отмечают, что японское правительство взяло курс на «новый подход» в построении двусторонних отношений между Японией и Россией, отказавшись от жёсткой привязки к прогрессу в решении проблемы по Курильским островам. В публикации японского агентства "Киодо", основанной на информации из собственных источников в правительстве, сообщили:

«В условиях, когда в переговорах о территориальной проблеме прогресса нет, необходимо скорректировать прежнюю позицию. Несколько компаний (Японии) настроены начать работу уже в этом году».
агентство "Киодо" (Япония)30 августа 2016 года

В СМИ Токио считают, что в этом и состоит суть «нового подхода» в двусторонних отношениях государств, о котором было объявлено после встречи в мае этого года в Сочи Владимира Путина и Синдзо Абэ.

Ещё одним доказательством этого является решение японского руководства создать в правительстве новую министерскую должность по развитию экономического сотрудничества с Россией. Такой шаг направлен на улучшение двусторонних экономических отношений на фоне предстоящей встречи Абэ с президентом России Владимиром Путиным в кулуарах второго Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке.

От экономики к судьбоносным решениям

Таким образом, можно обозначить главный тренд: Япония сменила жёсткий подход «подавай сюда немедля» на более реалистичный, выясняя, а что же сегодня нужно России, чтобы подобный шаг в том или ином виде стал возможен?

После Второй мировой войны Москва хотела подписание мирного договора, но с той поры прошло столько изменений, один распад Советского Союза чего стоит. Международный расклад стал совсем другим, и сегодня, в фактических условиях однополярного мира, но при значительной международной турбулентности и возрастании мирового значения Азии на фоне подходящего к концу 500-летнего доминирования Европы – сегодня очевидно, что у России совсем иные цели, задачи и опасения, нежели были у Советского Союза в 50-х годах.

Понимая это, Токио предпринял правильную попытку уйти от советов Вашингтона в стиле «продолжайте требовать, как требовали все эти 60 лет» и решил признать реалии сегодняшнего дня, начав этот вопрос, можно сказать, с чистого листа.
 

При таких условиях уже именно от России зависит продиктовать то, что требуют наши интересы – а просить можно хоть вывода американских военных баз. Да, это преувеличение, но если говорить о том, что сегодня тревожит Москву и мешает исполнению старого договора по старой схеме, то очевидно, что именно военная составляющая будет на первом месте. И японцы правильно делают, что начинают с установления экономических связей. После того как стараниями Вашингтона российско-японские отношения были почти разрушены, сперва их надо восстановить, а уже потом переходить к обсуждению всегда самых чувствительных тем – военной безопасности, гарантий и так далее.

Премьер Японии Абэ понимает, что момент для ключевых решений ещё не настал. Но едва ли можно считать случайным, что итоги уже трёх визитов подряд почти не освещаются в прессе: логично предположить, что на них затрагиваются вопросы военной тематики. И тогда становится ещё более понятной нервная реакция Вашингтона на встречи японского премьера с Владимиром Путиным. Тем более что российский лидер 15 декабря сам приедет в Японию - и уже там можно ожидать первые публичные решения, которые могут и вовсе огорошить наших американских "партнёров".

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

926
Похожие новости
09 декабря 2016, 18:00
10 декабря 2016, 16:15
09 декабря 2016, 16:15
09 декабря 2016, 18:00
10 декабря 2016, 08:45
09 декабря 2016, 01:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
06 декабря 2016, 21:00
08 декабря 2016, 23:15
08 декабря 2016, 11:16
09 декабря 2016, 20:00
04 декабря 2016, 22:15
05 декабря 2016, 22:45
08 декабря 2016, 14:15