Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Новый виток японско-китайского спора за архипелаг Сенкаку: оправдан ли «противокорабельный оптимизм» Токио?



Мобильные пусковые установки батареи японского берегового противокорабельного ракетного комплекса SSM-1 (Type-88). Противокорабельные ракеты SSM-1 и более современные и дальнобойные SSM-2 продолжают отставать в ТТХ от лучших мировых образцов типа «Оникс» и «БраМос»: так, скорость японских изделий не превышает скорости звука (порядка 950 - 1000 км/ч), что делает их лёгкой добычей для современных корабельных средств ПВО


Ожесточённый территориальный спор о принадлежности островного архипелага Сенкаку (традиционное китайское название - Дяоюйдао) между КНР, Японией и Тайванем продолжается уже на протяжении 25 лет. С момента, когда в 1992-м году Пекин решил окончательно опротестовать несоблюдение Соединёнными Штатами и Японией пунктов Каирской декларации 1943-го года, которые предусматривали лишение Японии всех занятых в XIX веке островных цепей в Восточно-Китайском море, большая часть из которых находилась под юрисдикцией Китая. После окончания Второй мировой войны данная островная цепь, включая Окинаву, действительно перешла под временный контроль ВС США. Но уже в 70-х гг., учитывая резко изменившиеся геополитическую и геостратегическую обстановки, США ушли от содержания декларации, и передали все архипелаги не КНР, а союзнической Японии.



Протест Китая был выражен в присвоении Дяоюйдао статуса «исконно китайской» территории, после чего и началось 25-летнее противостояние. Поднебесная, издавна являвшаяся одной из развитых морских держав Азиатско-Тихоокеанского региона, на вполне объективных основаниях использует в территориальном споре неопровержимые доказательства более длительного контроля над архипелагом. Первые доказательства были задокументированы более 600 лет назад китайскими мореплавателями, которые отмечали каждый проход через острова Дяоюйдао в своих бортжурналах. Заявлено, что архипелаг был открыт китайцами в 1371-м году. Токио же продолжает искать ответные аргументы, указывая на то, что примерно до 40-х годов XX века на островах архипелага проживало 2 небольших рыбацких лагеря численностью до 250 человек. Не менее распространённым аргументом со стороны Японии является и тот факт, что первые признаки заинтересованности Пекина в архипелаге Сенкаку начали проявляться лишь в 70-х годах, - после того как в его морском шельфе были обнаружены первые признаки наличия крупных залежей нефти и газа.

Само собой этот факт «подливает масла в огонь» уже накалённой до предела ситуации, ведь когда дело касается энергоносителей, все спорные исторические моменты резко отодвигаются далеко в сторону. Как известно, третьим участником спора о принадлежности Дяоюйдао является Тайвань, отстаивающий здесь сугубо личные интересы, поскольку его собственная территория находится в зоне территориальных претензий Пекина.

По нарастающей конфликт начал развиваться с 2003-го года, когда китайские специалисты разместили морскую платформу с буровым оборудованием непосредственно у территориальных вод принадлежащего Японии архипелага. Годом позже японские силовики задержали на Дяоюйдао высадившихся граждан КНР, чем вызвали жёсткую реакцию со стороны МИД Китая, в очередной раз заявившего о сохранении государственного суверенитета над спорными островами. Переломный момент в конфликте начался в апреле 2012-го года, когда Синтаро Исихара (губернатор Токио с весны 1999-го по осень 2012-го года) анонсировал начало кампании по приобретению островов архипелага за счёт мощного бюджета японской столицы, опираясь на полную поддержку частников, сдающих в аренду территорию островов японским компаниям нефтедобывающего сектора, а также геологоразведочным подразделениям. Японцы прямо заявили о нежелании делить с Китаем обнаруженные в районе Сенкаку нефтегазовые месторождения. После этого началось самое интересное.

Начиная с 11 июля 2012-го года в районе территориальных вод архипелага начали проводить манёвры надводные боевые корабли ВМС Китая, а уже в сентябре 2012 года был официально ратифицирован ранее анонсированный Исахарой документ, плюс ко всему на Дяоюйдао высадили группу граждан Японии с дальнейшим водружением национального флага, что вызвало бурю негодования у патриотически-настроенного китайского населения. В крупных городах КНР стартовали массовые антияпонские демонстрации, сопровождающиеся нападениями и погромами на филиалы японских компаний в КНР, в японских магазинах и т.д. В манифестациях «засветились» не только ярые китайские патриоты, но и офицеры полиции (начальники), а также военнослужащие. После приближения к архипелагу 1000 китайских рыболовецких судов, а затем очередного захода в территориальные воды китайских патрульных кораблей, министр обороны КНР Лян Гуанле напомнил о силовом варианте разрешения территориального спора. Страны впервые практически вышли на тропу эскалации локального конфликта, что продолжается и в данный момент.

Последняя наиболее напряжённая ситуация сложилась вокруг архипелага Дяоюйдао в ночь с 8 на 9 июня. Тогда, в ходе совместных манёвров ВМФ России и ВМС Китая, был произведён проход надводных кораблей непосредственно через воды между островами архипелага. Наши корабли осуществили проход с юга на север спорной островной гряды в Восточно-Китайском море, не нарушая территориальных вод Японии, китайские же НК, на правах хозяина, максимально близко подошли к литоральной зоне Дяоюйдао, вызвав критику со стороны официального Токио. Совместные действия российского и китайского флотов у территориальных вод Сенкаку были предприняты совершенно не случайно: это чёткий знак для руководства Японии, предупреждающий о недопустимости попыток нарушения морских границ России в районе Курильских островов, а также однозначный намёк на возможные последствия для Страны восходящего солнца, которые могут быть выражены в широкомасштабном агрегировании боевых информационно-управляющих систем кораблей Тихоокеанского флота ВМФ России с системами китайских боевых кораблей и противолодочных самолётов.

Японское адмиралтейство хорошо фиксирует рост сетецентрического военно-морского взаимодействия между нашими флотами, и это навевает на него реальный страх. Дело в том, что у Тихоокеанского флота России есть тот козырь, которого реально не хватает китайскому флоту, и его задействование способно очень быстро поставить мат любому ходу Токио в «Большой игре» на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий. Речь идёт о подводной противокорабельной компоненте, представленной:

- 3 многоцелевыми атомными подводными лодками с крылатыми ракетами на борту проекта 949А «Антей» («Тверь», «Омск» и «Томск») с общим количеством тяжёлых сверхзвуковых ПКР П-700 «Гранит» - 72 ед.;

- 5 малошумными атомными подлодками 3-го поколения пр. 971 «Щука-Б» («Братск», «Магадан», «Кашалот», «Кузбасс» и «Самара»), способными нести в общей сложности до 140 противокорабельных и стратегических крылатых ракет 3М54Э и 3М14 комплекса «Калибр-ПЛ»;

- 8 сверхмалошумными дизель-электрическими субмаринами проекта 877 «Палтус» («Варшавянка»), способными нанести молниеносный удар 144 ПКР ЗМ54Э.


Учитывая, что два последних проекта подлодок обладают уникально низким уровнем шумности, то надводные корабли Морских сил самообороны Японии, включая «Иджис»-эсминцы классов «Атаго» и «Конго», рискуют отправиться на дно Охотского или Восточно-Китайского морей от массированных ударов 160-244 противокорабельными ракетами 3М54Э1, а также удара 72 ПКР «Гранит». И здесь не будем брать во внимание количество противокорабельного ракетного вооружения на надводной компоненте ТОФ, а также на истребителях Су-30СМ и Су-35С морской авиации (там и «Москитов», и «Уранов», и «Ониксов» более чем предостаточно). Но не будем забывать, что это вооружение наше адмиралтейство пустит в ход лишь при возникновении прямой угрозы Курилам со стороны японских флота и ВВС. А поэтому действуют японцы на этом направлении чрезвычайно аккуратно и без излишних «телодвижений».

Июньские манёвры наших и китайских боевых кораблей близ островов архипелага Дяоюйдао можно чётко увязать с военно-морскими учениями, которые регулярно проводятся между ВМС США, Японии и Индии, включая наиболее крупные, - «Malabar». В них прослеживается чётко отлаженная антикитайская и антироссийская стратегия на обширных просторах Индо-Азиатско-Тихоокеанского региона, что без совместно ответа Пекина и Москвы обойтись никак не может.

Теперь вернёмся к сугубо японско-китайским разногласиям, которые в 2017 году приобрели ещё более угрожающий характер. Так, 6 января 2017 года Правительство Японии совместно с различными оборонными структурами приступило к изучению нескольких методик обороны спорного архипелага Дяоюйдао в случае развития силового варианта разрешения наболевшей для обеих сторон проблемы. В любой методике неизменным останется применение многочисленных батарей противокорабельных ракетных комплексов SSM-1 и SSM-2 с радиусом действия 150 и 250 км соответственно. О таком плане стало известно ещё 14 августа 2016 года, со ссылкой на японское издание «Иомури». Речь идёт о переброске мобильных береговых противокорабельных комплексов SSM-1/2 на южные рубежи 1200-километрового островного архипелага Рюкю, а именно на острова Сакисима, являющиеся префектурой Окинавы. Сакисима представлены тремя группами малых архипелагов: Мияко, Яэяма и главным объектом нашего обзора, - Сенкаку (Дяоюйдао).

Расстояние от двух наиболее крупных архипелагов Мияко и Яэяма (острова Миякодзима, Тарама, Исигака, Такетоми и Йонагуни) до Дяоюйдао составляет от 150 до 200 км, что позволяет японским расчётам осуществлять пуски ПКР по боевым кораблям китайского флота, подходящим к Сенкаку с восточного оперативного направления. При этом срыв подхода корабельной ударной группировки ВМС Китая может быть осуществлён ещё за 50-100 км до сближения с территориальными водами Японии вокруг Сенкаку: малое расстояние между островами архипелага Сакисима даёт огромные преимущества в плане обороны. Запуск ракет SSM-1/2 даст возможность временно «затормозить» окружение Сенкаку кораблями китайского флота, что может позволить перебросить на острова воздушно-десантные подразделения («Кутей» и т.д.), а также подразделения 13-й бригады Сил самообороны и пехотного полка Западной армии, дислоцированного в Сасебо. Как известно, данные подразделения с общей численностью личного состава в 4000 военнослужащих временно выполняют роль Корпуса морской пехоты в Силах самообороны Японии. В 2017-м году они сформируют регулярный гарнизон морской пехоты из 2 тыс. человек, опорные пункты которого будут находиться на более крупных архипелагах Мияко и Яэяма; действовать гарнизон будет на ротационной основе.

Китай также имеет все возможности для оперативной высадки морских пехотинцев и воздушно-десантных подразделений на Дяоюйдао. В качестве транспортных средств вполне могут быть использованы малые десантные корабли на воздушной подушке класса (ДКВП) «Бизон», МДК пр. 079-1, военно-транспортные вертолёты и самолёты. Но и при таком развитии событий японцы имеют очень неприятный для Пекина план.

Первая его часть заключается в введении бесполётной зоны в воздушном пространстве над Дяоюйдао. Для этого могут привлечь один-два «Иджис»-эсминца УРО класса «Конго» с дальнобойными ЗУР SM-2ER Block IV или RIM-174 ERAM на борту, а также один ЭМ типа «Акидзуки», оснащённый многоканальным ЗРК ESSM (с ракетами-перехватчиками RIM-162 ESSM), предназначенный для отражения массированных ударов противокорабельными ракетами противника. Суммарная целевая канальность 3 эсминцев данных классов составляет около 50 воздушных целей, что даёт возможность перехватывать десятки китайских ПКР YJ-18 и YJ-83, запускаемых эсминцами «Тип 052C» и «Тип 052D». Вторая часть заключается в возможном использовании 18 сверхмалошумных анаэробных дизель-стирлинг-электрических (ДСЭПЛ) подлодок класса «Сорю» и «Оясио» с меньшей акустической заметностью, нежели у ДЭПЛ пр. 877 «Палтус». Обнаружение данных субмарин гидроакустическими станциями китайских подводных лодок и надводных кораблей станет чрезвычайно сложной задачей для китайских моряков, что ещё больше затянет операцию по взятию в кольцо Сенкаку.


Анаэробная ДСЭПЛ класса «Сорю»


Китайский флот вполне способен ответить японцам своими сверхмалошумными подлодками пр. 041 «Юань» (15 единиц на вооружении), пр. 636 «Варшавянка» (10 ед.), пр.877ЭКМ (2 ед.) и 13 подлодками проекта 039 «Сонг». Данные классы подлодок, именуемые «чёрными дырами», - достойные соперники японским «Оясио» и «Сорю». Основу их вооружения составляют современные противокорабельные и противолодочные комплексы с подводным типом старта семейства «Калиб-ПЛЭ» («Club-S») с противокорабельными ракетами 3М54Э1 и противолодочными ракетами 91РЭ1. Первые могут применяться против японских кораблей на расстоянии 300 км, вторые - против японских подлодок на дистанции до 45 км (при пуске с глубины 75-100 м). Все типы ракет «Калибр» полностью унифицированы с 533-мм торпедными аппаратами китайских ДЭПЛ. Помимо прямой закупки российских «Калибров», Китай также достиг больших успехов в проектировании собственного торпедного вооружения калибром 533 мм. В частности, это торпеды Yu-6, разработанные на основе советских 211TT1, компоненты которых были приобретены у российского агентства «Росвооружение» в 90-х гг. китайской судостроительной фирмой Шанхая. Торпеда Yu-6 имеет боевой радиус действия на крейсерской скорости в 35-45 узлов порядка 45 км.

С очень большой долей вероятности можно предположить, что грядущее японско-китайское противостояние за архипелаг Дяоюйдао отметится беспощадной игрой на выживание между японскими и китайскими ДЭПЛ/ДСЭПЛ в акваториях Восточно-Китайского и Филиппинского морей. При этом шансы на успех у неатомной подводной компоненты ВМС Китая примерно в полтора раза выше, чем у японской; и не только из-за 2-хкратного количественного превосходства, но и благодаря тому, что ДЭПЛ пр. 041 «Юань» оснащены анаэробными воздухонезависимыми энергетическими установками, позволяющими не вскрывать своих позиций, поднимаясь на поверхность лишь один раз в 20 суток.

Существует и третья часть плана по противодействию. Заключается она в задействовании тактической и разведывательной авиации Воздушных сил самообороны Японии. Для патрулирования воздушного пространства над островной грядой Рюкю Япония может отправить до трёх-четырёх эскадрилий истребителей для завоевания господства в воздухе F-15J/DJ и тактических истребителей поколения «4++» F-2A/B. И первые, и вторые машины обладают отличными боевыми качествами по ведению дальнего воздушного боя, а поэтому могут представлять серьёзную опасность для китайских J-10A/S морской авиации. Для противостояния им потребуются более современные многоцелевые истребители J-11B/BS, J-16, а также Су-30МК2 (на вооружении ВМС Китая состоит 120 машин 3-х типов). Для координации воздушных боёв в район Сакисима будут направлены самолёты ДРЛОиУ E-767S и E-3C системы «AWACS». Более того, эти комплексы авиационной разведки станут основой загоризонтного целеуказания для береговых батарей ПКР SSM-1/2, находящихся на архипелаге Сакисима. Ведь батарейные РЛС комплексов имеют 25-километровый рубеж обнаружения, ограниченный радиогоризонтом. Без средств воздушного целеуказания японские противокорабельные батареи потеряют свою эффективность.

Любое противостояние за спорные острова в Восточно-Китайском море не останется без задействования беспилотной авиации ВМС и ВВС США, ведь в зоне конфликта оказывается крупнейший американский военный плацдарм на Дальнем Востоке - Окинава (500 км), чуть - дальше (2500 км) - остров Гуам, являющийся крупнейшей национальной базой флота и ВВС США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Близ района боевых действий немедленно «нарисуются» БПЛА «Тритон» и «Глобал Хоук», ведущие непрерывное наблюдение за каждым движением НОАК близ Сенкаку. Наличие малошумных анаэробных подводных лодок на вооружении китайского флота заставит американцев 100 раз подумать, прежде чем вступить в прямой конфликт с КНР на стороне Японии, ведь неприятный опыт встречи с обычной китайской подлодкой пр. 039 «Сонг» в 2006-м году до сих пор не выходит из головы у тихоокеанского адмиралтейства ВМС США.

Тогда, 26 октября 2006 года, одна из подлодок проекта смогла взять на сопровождение своими гидроакустическими комплексами американский авианосец CV-63 USS «Kitty Hawk», несущий дежурство близ ВмБ Окинава. При этом субмарина на протяжении длительного времени находилась на удалении от 5 до 15 миль, что позволяло без затруднений применить по кораблю либо торпеды Yu-6, либо ПКР YJ-82. Позднее подлодка начала всплытие на расстоянии 9,3 км от корабельного и была обнаружена палубным противолодочным самолётом (очевидно S-3B «Викинг»). Этот случай выявил целую массу недостатков пассивной работы гидроакустических комплексов кораблей американского флота, а также сделал отличную рекламу китайским неатомным подводным лодкам в плане их малозаметных качеств. Детали относительно того инцидента в прессе отсутствуют, неизвестен и факт работы гидроакустических комплексов AN/SQQ-89 на кораблях ордера, но известно лишь то, что запеленговали подлодку лишь благодаря палубной авиации, которая в плохих метеорологических условиях может и не действовать. В боевых условиях такой инцидент мог бы решить исход игры в кошки-мышки между всего одной китайской ДЭПЛ и любой из 11 АУГ ВМС США далеко не в пользу последней.

Спустя 9 лет, 26 октября 2015 года, аналогичный случай произошёл уже с современным атомным авианосцем ВМС США CVN-76 USS «Ronald Reagan». Китайская ДЭПЛ одного из классов сопровождала авианосец от архипелага Рюкю вплоть до берегов Республики Корея и Японского моря, куда «Рональд Рейган» направлялся для проведения совместных учений с ВМС Южной Кореи. Обнаружена она была уже практически у места назначения, что уже 5-й раз подряд, учитывая инциденты во время поражения в учениях со шведской ДСЭПЛ «Готланд», устаревшими австралийско-шведскими «Коллинз» и израильскими «Долфин», указывает на полную уязвимость американских АУГ даже в конце второго десятилетия XIX века. Другими словами, наблюдается стойкая тенденция отставания параметров чувствительности и помехозащищённости корабельных ГАК от технического уровня средств снижения шумности подводных лодок.

В окончании обзора вернёмся к рассмотрению передового японского противокорабельного «бастиона» в виде БПКРК SSM-1/2 (Type-88/90) на архипелаге Сакисима. Информации относительно количества развёртываемых батарей для обороны Сенкаку на сегодняшний день нет. А поэтому будем отталкиваться от оперативно-тактических особенностей южного участка Восточно-Китайского моря. Несмотря на военно-техническую поддержку со стороны ВМС и ВВС США на базах острова Гуам, Окинавы и Японии, участок ТВД расположен непосредственно в первой цепи (350 км от китайского побережья) островной гряды согласно концепции «Трёх цепей», описанной в «Белой книге» НОАК. Для Сил самообороны Японии это характеризуется неутешительным термином - подавляющее превосходство (overwhelming superiority). При этом численное превосходство кораблей и подводных лодок китайского флота ещё и подкрепляется действиями сотен современнейших тактических истребителей китайской и российской разработки, а также мобильных береговых ракетных комплексов «Меч-10» (CJ-10 «Long Sward») со сверхзвуковой стратегической крылатой ракетой CJ-10 (DF-10).

Данные ракеты обладают дальностью действия около 2200 км и способны в буквальном смысле стереть с лица земли Дяоюйдао переброшенные подразделения японского гарнизона. Не спасут здесь японцев ни «Пэтриоты», ни «Си Спэрроу», ни «Иджисы» в акватории Волсточно-Китайского моря, поскольку на вооружении 2-го артиллерийского корпуса на сегодняшний день имеется 80-120 строенных модульных пусковых установок DF-10 на 240-360 крылатых ракет, способных преодолеть даже перспективную эшелонированную ПРО. Более того, с подвесок китайских стратегических бомбардировщиков H-6K по кораблям противника может быть запущено ещё до 200 противокорабельных вариантов CJ-10 - YJ-100 дальностью до 650 км. Примечательно, что для уничтожения основных подразделений Сил самообороны Японии на спорном архипелаге и в море китайской стратегической авиации даже не придётся покидать воздушного пространства КНР!

В качестве оборонительного «ракетного щита» Сенкаку японская армия может развернуть до 12 батарей (3 огневые группы в соответствии с японской конфигурацией) БПКРК SSM-2. Каждая батарея представлена: пунктом боевого управления (ПБУ), 4 сшестирёнными пусковыми установками на базе шестиосного грузовика Type-74, многофункциональной РЛС обнаружения и сопровождения надводных целей с активной ФАР, комплексом обмена тактической информацией с морскими, наземными и воздушными средствами целеуказания, а также 4 транспортно-заряжающими машинами. При формировании огневых групп каждой из них придаётся командно-штабная машина для наиболее продуктивного распределения групповых морских целей.


Эсминец УРО Тип 052D


На вооружении 12 батарей SSM-2 находится 288 готовых к применению противокорабельных ракет Type-90. В то же время, командование ВМС Китая может отправить в зону конфликта до 15 многоцелевых фрегатов Тип 054А от Восточного и Северного флотов, 4 эсминца управления ракетным оружием (УРО) Тип 052С «Ланьчжоу» и 5 наиболее совершенных ЭМ УРО Тип 052D. Для нас главным показателем являются противовоздушные и противоракетные качества этих кораблей, так как основной миссией Пекина является полная изоляция архипелага Дяоюйдао от гряды Сакисима и Рюкю, а для этого необходимо отбить противокорабельные удары ракет 288 SSM-2. Фрегаты Типа 054А оснащаются корабельным ЗРК среднего радиуса действия HQ-16 с 1х32 модульной пусковой установкой для ЗУР HQ-16 или 9М317М, наведение ЗУР осуществляется с помощью 4 радиолокаторов непрерывного излучения MR-90 (аналогов наших радаров подсвета ОП-3 «Орех» комплекса М-22 «Ураган»), HQ-16 - 4-хканальный комплекс. Также фрегаты Типа 054А оснащены 2 семиствольными зенитно-артиллерийскими комплексами Тип 730 со скорострельностью 97 выстр./с. Итого, 1 фрегат проекта способен одновременно вести огонь по 6 приближающимся ПКР Type-90, а 15 фрегатов могут отражать удар 90 противокорабельных ракет. Общий же арсенал ЗУР HQ-16 достигает 480 единиц, вполне хватит для уничтожения всех японских ракет с вероятностью поражения одной зенитной ракетой 0,6. И это без учёта возможного предварительного удара по батареям японских БПКРК стратегическими крылатыми ракетами типа «Меч-10».

Даже учитывая тот факт, что японскому флоту окажет помощь палубная авиация ВМС США, способная поставить мощные заградительные, шумовые и уводящие помехи с помощью самолётов РЭБ и подавления ПВО F/A-18G, средств ПВО одних только китайских фрегатов Типа 054А вполне хватит для отражения «звёздного налёта». Безусловно, всухую разбить Морские силы самообороны Японии вряд ли получится, поскольку и там дураков нет: малошумные «Оясио» и «Сорю», бесспорно, найдут слабые места китайских корабельных ударных группировок и ударят по ним противокорабельными ракетами подводного пуска из торпедных аппаратов UGM-84 «Sub-Harpoon» или торпедами Тип-80 и Тип-89.

Что касается эсминцев УРО Тип 052С/D, то здесь имеем дело с продвинутыми кораблями ПВО-ПРО верхнего рубежа, способными одновременно перехватывать по 12-20 средств воздушного нападения противника. Они оснащаются дальнобойным КЗРК HHQ-9 и модернизированной французской боевой информационно-управляющей системой (БИУС) «Thomson-CSF TAVITAC». Тип 052С оснащён 8x6 ВПУ револьверного типа для 48 ЗУР HQ-9, а также МРЛС с 4-хсторонней АФАР Тип-438, работающей в дециметровом S-диапазоне. Тип 052D - более совершенный боевой корабль; он оснащён 2 новыми универсальными ВПУ модульного типа на 64 ячейки (в конфигурации 2x32) для ЗУР HНQ-9B, сверхзвуковых противокорабельных ракет YJ-18 и стратегических крылатых ракет «Меч-10». Установлена новая МРЛС c АФАР S-диапазона Тип-438. На обоих типах эсминцев замечен всего один радар непрерывного излучения (подсвета ВЦ), аналогичный американскому AN/SPG-62, а поэтому реальная канальность вряд ли превышает 2-4 цели. Высокая же стрельбовая производительность достигается отличными вычислительными качествами БИУС и точностью РЛС Тп-438/346, которые позволяют заранее запускать в воздух до 18-22 целей, а затем поочерёдно, резко перебрасывая луч радара непрерывного излучения, наводить каждую ЗУР HНQ-9 на новую цель.

Дальность действия ЗРК HHQ-9 оценивается в 200 км, а поэтому «Ланьчжоу» и «Куньмин» смогут неплохо огородить район проведения операции в Дяоюйдао от действий японской ударной авиации. Несмотря на все опасности, исходящие от подводного флота Японии, сейчас за Пекином серьёзный стратегический и технический перевес, способный принести свои плоды в силовом решении этого затянувшегося территориального вопроса.

Источники информации:
http://nevskii-bastion.ru/ssm-1-type-88-japan/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=12409
http://japanmodern.ru/vozdushnyj-desant-yaponii-chast-2

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

759
Похожие новости
16 августа 2017, 15:30
14 августа 2017, 15:45
15 августа 2017, 12:00
16 августа 2017, 15:30
15 августа 2017, 11:45
16 августа 2017, 15:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 17:00
10 августа 2017, 09:31
14 августа 2017, 13:30
14 августа 2017, 11:16
11 августа 2017, 13:15
12 августа 2017, 14:45
10 августа 2017, 22:15