Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

NV.ua: Европа — лузер, а Путин — победитель

Шесть факторов газовой войны в России. Что ждет основных игроков
1. Отмечаю, что в функционировании «Северного потока — 2» нет экономической или экологической целесообразности. С точки зрения поставок газа в Европу, он не является дополнительной мощностью, а лишь заменяет существующие прокачивающие газ через Украину. Мощность украинской ГТС 140-145 миллиардов кубометров и хранилища — 28 миллиардов кубометров. Проблема в том, что только в этом году Россия заключила контракт на отправку через Украину 50 миллиардов кубометров из 175 миллиардов кубометров поставок в Европу.
Скажем прямо, что российская геополитическая стратегия по энергоносителям такова: обмануть Украину, попытаться отрезать ее от транзита газа стоимостью 2 миллиарда долларов и дестабилизировать. Это повестка дня России с 2013 года, и мы видели, как это происходит — аннексия Крыма, вторжение на Донбасс, финансовые санкции, торговые войны, кибератаки.
2. Но реальность такова, что «Северный поток — 2» — это стратегическая геополитическая игра. Было бы лучше, если бы Германия (не говоря уже о России) была честной. Если они сказали, что озабочены возможностью нестабильности на Украине и потребностью диверсифицировать транзит энергоносителей, то в этом есть определенная логика, по крайней мере, с точки зрения Германии. Если две трети европейских поставок газа проходят транзитом через Украину и там разразится полномасштабная война, то, безусловно, Европа окажется под ударом. И тогда бы заговорили, что нужно было искать потенциальные альтернативы.
Хотя реальность такова, что «Северный поток — 2» не делает Украину, а затем и европейские поставки газа более безопасными, на самом деле это увеличивает риск дестабилизации Украины Россией. Поскольку основная часть транзита газа проходит через Украину, Москва не заинтересована полностью дестабилизировать Украину — этот транзит ограничивает действия России по дестабилизации Украины.
Думаю, что Москва по ценовой войне на газ в 2009 году сделала, по крайней мере, такой вывод: она осознала, что проиграла, пытаясь использовать газ, чтобы обмануть Украину, чистая годовая прибыль в 60 миллиардов долларов была под угрозой, и транзитный сбор для Украины в 2 миллиарда — это небольшое изменение, 1% ВВП против 3-4% ВВП за продажу газа в Европу Россией. Приложив все усилия к эскалации на Украине, Россия в конечном итоге проиграет еще больше. Но этого не произойдет, когда Москве больше не нужно будет транзитировать большую часть этих 60 «газодолларов» через Украину, а сделать это можно будет через «Северные потоки» и «Турецкий поток». Обратите внимание, как Путин отметил, что на украинской ГТС может произойти аварийная ситуация. Сказал бы он такое, если бы не был готов к работе «Северный поток — 2»?! А как насчет основных игроков?
3. Этой зимой Украина не замерзнет. Она была предупреждена и шла к этому с десяток лет. Вот что за это время изменилось:
— С точки зрения энергетического баланса потребление сократилось вдвое с 2009 года с 70 миллиардов до 35 миллиардов кубов. В хранилищах есть 18 миллиардов кубов в дополнение к 20 миллиардам кубов внутреннего производства, которые можно будет получить зимой.
— Макроэкономические показатели намного более устойчивы, поскольку двойной дефицит исчез, у НБУ было 28 миллиардов долларов валютных резервов, а, следовательно, потеря доходов от транзита погоды не сделает. Безусловно, эта потеря ощутима, но Украина в течение последних восьми лет продемонстрировала достаточную устойчивость, чтобы показать, что может выжить и, похоже, стать еще сильнее.
— В конце концов, есть веские аргументы в пользу того, что Украине лучше было бы выйти из транзитного бизнеса, поскольку он был инструментом российского патронажа, рычага влияния и коррупции украинских элит, вспомним «РосУкрЭнерго». Сделайте что-нибудь другое, сосредоточьтесь на внутренней добыче газа, для которого в Украине есть большие возможности.
Суровая реальность такова: уменьшение зависимости России от транзита газа через Украину означает, что для российского вмешательства в Украину почти нет препятствий. Вспомните статью Путина об украинской идентичности (для Путина ее не существует). Прекращение транзита российского газа через Украину означает, что Москва может представить себе полномасштабный конфликт с Украиной, который не повлиял бы на российскую экономику. Это повышает опасность для Европы.
4. Россия — что-то изменилось.
Мы можем спорить, кто стоит за нынешним энергетическим кризисом, или это неспособность справиться с уходом от углерода, погодные условия, всплеск спроса, связанный с COVID-19, после завершения карантина, но очевидно, что Москва не сделала все возможное, чтобы помочь Европе не зарекомендовала себя как надежного энергетического партнера. Она пыталась использовать ситуацию, обладая незадействованными газовыми мощностями. На прошлой неделе Путин признал это, сказав, что Россия будет подавать в Европу на 10% больше газа, как только «Северный поток — 2» будет сертифицирован. То есть у них 10% запасных мощностей?
Примечательно, что в эпоху холодной войны и после холодной войны, за исключением, возможно, 2009 года Москва никогда не желала использовать энергетическую карту против Украины, боясь, что ее сочтут ненадежным поставщиком, а это подтолкнет Европу к диверсификации. А сейчас эта карта в игре: Путин неприкрыто использует «Северный поток — 2» в геополитических целях — подмахните сертификацию газопровода и получите на 10% больше газа.
А изменилось то, что мы называем уходом от углерода. Поскольку Москва знает, что курицу, которая несет золотые яйца, уже ждет котел с кипятком. Европа обязательно собирается заменять углеводородные энергоносители, а это означает значительное уменьшение спроса на российский газ. Думаю, что сейчас, пока Европа в беде, Путин видит это как возможность использовать свои рычаги влияния. Через пять лет такой возможности уже не будет.
Однако как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе Москва проигрывает. Сертификация «Северного потока — 2» означает поступление на конец года большого количества газа, вероятную глобальную стагфляцию, снижение спроса, более низкие цены на энергоносители. Но в долгосрочной перспективе этой осенью Россия продемонстрировала себя как ненадежного поставщика, что означает, что американский СПГ будет поступать в Европу в больших объемах.
5. Европа — огромный лузер, по крайней мере, в политическом плане, потому что продемонстрировала беспорядок в энергетике и внешней политике, отсутствие стратегического видения. В этом плане Путин является победителем, показывая, как легко можно коррумпировать нашу элиту.
«Северный поток — 2» — это победа клептократии над западной рыночной демократией. Демонстрирование слепой приверженности принципам свободного рынка катастрофично, и Путин здесь прав. Энергетика — это вопрос безопасности, и как Великобритания в 2018 году закрыла газохранилища, — за пределами моего понимания.
6. Странно, что США ничего не выражают России. Почему?
Нерешительность? Ничего не делают, чтобы не показать себя реально слабыми и дать Путину больше возможностей. Вероятно, думают: пусть Европа немного поболтается, чтобы осознать необходимость диверсификации. Тогда охотнее будет покупать у США СПГ.
Но это показывает неудачи администраций как Трампа, так и Байдена.
Трамп к Германии был слишком агрессивным. Трамп был настолько агрессивен по отношению к Германии, что загнал ее в угол и сделал продвижение «Северного потока — 2» почти делом чести для команды Меркель.
Байден слишком стремился быть добрым к Германии, вернуть ее в круг своих союзников, что его команда смягчила санкции в отношении «Северного потока — 2».
В конце концов команда Байдена одержима Китаем и мало интересуется Европой или Россией, им сейчас не до них. Я бы утверждал, что Россия представляет большую угрозу изменению режима в США, чем Китай. Безусловно, Китай угрожает долгосрочной гегемонии США, но Китай не пытается узурпировать систему управления в США клептократическими средствами. Россия, чтобы вы помнили, в 2016 году вмешалась в президентские выборы в США. Команда Байдена попросту неправильно расставила свои стратегические приоритеты.
Тимоти Эш, британский экономист, эксперт по вопросам Украины

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

956
Похожие новости
26 ноября 2021, 13:15
25 ноября 2021, 18:15
26 ноября 2021, 17:15
27 ноября 2021, 02:45
27 ноября 2021, 17:45
26 ноября 2021, 21:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
26 ноября 2021, 19:00
26 ноября 2021, 19:00
26 ноября 2021, 19:00
27 ноября 2021, 12:15
27 ноября 2021, 14:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
22 ноября 2021, 23:00
23 ноября 2021, 15:00
22 ноября 2021, 04:45
24 ноября 2021, 21:00
21 ноября 2021, 17:15
24 ноября 2021, 15:45
22 ноября 2021, 23:00