Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Няш-мяш – Вашингтон наш?

Признаться честно, я даже не знаю, какими словами комментировать то, что происходило этой ночью в Америке. Надо сказать, что, как и во время голосования по Брекситу в Британии, я был практически уверен в результате и спокойно лег спать, избавив себя от мук бессонницы, обычно сопровождающих ночь подсчета голосов, когда со слипшимися глазами, глотая одну чашку кофе за другой, следишь за лениво меняющимися цифрами у экрана компьютера, хотя и так практически знаешь итог.

И как и в случае с референдумом по Брекситу, я ошибся. И, надо признать, ошибся приятно. Не потому, что я наивно верю в то, что Трамп на посту президента станет лучшим другом России. А потому, что на наших глазах происходят тектонические изменения всей мировой политической системы. А прогресс – это всегда хорошо.

Наверное, не я один еще в день голосования считал, что, да, шансы Трампа вполне реальны, но все же малы. В пользу этого говорила и американская социология, отдающая Клинтон от 60 до 99 процентов. Социологии, впрочем, никогда нельзя верить, тем более если она говорит в пользу кандидата от власти, обладающего соответствующим административным ресурсом.

В пользу Клинтон был высочайший антирейтинг Трампа, в том числе внутри его собственной партии. Политологи-футуристы даже выдвигали совсем уж экзотические версии, согласно которым «третьи кандидаты», заручившись каким-то количеством голосов выборщиков, могли бы перетянуть на себя симпатии республиканского руководства, в последний момент предложив себя вместо Трампа.

Да, у Хиллари тоже антирейтинг о-го-го, и его, судя по всему, сильно умножил скандал с письмами, который в итоге и уничтожил окончательно репутацию кандидата. И все же для многих американцев, прекрасно осведомленных о ее коррумпированности, личном участии в кровавых военных авантюрах, кумовстве и т. д. она представлялась меньшим злом, чем Трамп. Ибо Трамп многим виделся символом потрясений.

Неважно каких – даже таких, которые призваны сделать Америку снова великой. Американский обыватель, как и любой другой обыватель, не любит потрясений, боится их, потому отчаянно голосует за хорошо понятное и привычное.

Но тем не менее – Трамп. И он не просто побеждает Клинтон. Он ее нокаутирует. 289 (при необходимых 270) голосов выборщиков против 215. Это разгром. Наверное, для самого Трампа и членов его избирательного штаба это был шок еще больший, чем для нас, сторонних наблюдателей. В это на самом деле трудно поверить.

Трамп выигрывает Флориду – ключевой штат, в котором в последние годы всегда решалась судьба президентских выборов. Он вырвал у Клинтон Пенсильванию, Нью-Гэмпшир, Мичиган, где предрекали победу Клинтон. Кстати, по итогам парламентских выборов республиканцы сохраняют большинство в Палате представителей и могут также сохранить большинство и в Сенате.

Конечно, стоит напомнить, что это еще не конец. Что в истории США бывали случаи, когда победивший на всенародном голосовании проигрывал по голосам выборщиков. Впрочем, последнее уже точно не наш случай. Бывает, что и выборщики могут проголосовать не так, как надо, если их купить или оказать давление. Хорошо, один, два, три, но не десятки голосов, которых не хватает Клинтон!

Диагноз — польская гонорея

Сфальсифицировать итоги, переманить голоса выборщиков при таком счете практически невозможно. Конечно, у Клинтон остается еще право подать в суд и попытаться добиться пересчета в ключевых штатах. Собственно, это единственное, что ей остается. Есть еще экзотические варианты – например, банально убить Трампа, о чем я писал в предыдущем тексте.

Что, впрочем, победы демократам все равно не принесет. А если Клинтон удастся какими-то правдами и неправдами, используя всю мощь административного ресурса, вырвать победу из рук республиканца и взобраться в кресло президента – вся Америка, весь мир будет знать, что это ворованная победа. Думаю, для человека со столь высоким антирейтингом такое президентство ничем хорошим не закончится.

Можно ли считать это победой России? Ну, вот бывший посол США в Москве Майкл Макфол уже назвал победу Трампа победой Путина, объявив итоги голосования личным вмешательством российского президента. Твит этот он, впрочем, уже удалил, но имеющий уши – да услышит.

Может, дыму без огня не бывает? Может, не зря на протяжении всей кампании демократы активно раздували антироссийскую риторику, обвиняя Москву во вмешательстве в ход выборов, а Трампа в том, что он агент Кремля? Истерика была, конечно, параноидальной, но она поднимает ряд важных вопросов. Действительно ли Трамп настолько пророссийски настроен, как его пытаются выставить оппоненты?

В который раз хочется остудить горячие головы тех наших «патриотов», которые радуются с самого утра так, как если бы на выборах президента США победил бы сам Путин. Это отмечает и большинство американских экспертов. Если Трамп заявляет о своих симпатиях Путину, это не значит, что он будет во всем соглашаться с Путиным.

Это значит, что он сам хочет стать таким, как Путин, вернее, стать единственным Путиным, потому что Америка превыше всего и его задача – снова сделать ее великой. А великая Америка и по Трампу, и по Клинтон, и по кому бы то ни было еще – понятие, трудно совместимое с многополярным миром и российскими геополитическими интересами, прежде всего, на Украине и в Сирии.

Другой вопрос не в том, действительно ли Трамп хочет стать Путиным, а сможет ли он. Многие отмечают, что у Трампа нет опыта, его эксцентричные высказывания и мегапопулистские обещания объясняют его безответственностью и неспособностью адекватно оценивать реальность. В общем, прийти к власти на волне популизма и тошноты (выражаясь словами самого Трампа) общества от предыдущих правителей – это одно. А вот оправдать надежды – это совсем другое.

И да, даже если Трамп искренне собирается сделать все то, что он обещал, и имеет для этого достаточно политической воли, совершенно не факт, что ему это дадут сделать. И даже тот факт, что республиканцы будут контролировать Конгресс, – ничего не значит, еще раз вспомним отношение к Трампу в его родной партии.

У Трампа будет окружение, у него будет вице-президент, к нему подсадят кучу советников, которые заполнят остающиеся пробелы в его понимании политической ситуации и объяснят, что признавать Крым российской территорией – означает лить воду на неоимперские экспансионистские настроения России, которая начнет теснить США из Европы, т. е. ключевого рынка, и что уходить из Сирии тоже не след, поскольку там начнут хозяйничать та же Россия и Турция, которые могут еще больше задружиться за спиной у США, что может представлять угрозу для национальной безопасности страны.

В общем, все то, что «накосорезил» Обама, – это плохо, ужасно, но брать и ломать все об колено и давать задний ход – это не лучший выход.

В самом крайнем случае, когда президент проявляет слишком много самостоятельности, идущей вразрез с интересами ОПГ «ФРС» и прочих, его везут кататься в Даллас без обратного билета. Это, конечно, в крайнем случае. Думаю, Трамп в реальности намного более управляем, чем тот образ, который он и его политтехнологи намеренно создали и который, несомненно, принес ему успех в этой гонке.

Что в реальности ждать от Трампа-президента (думаю, черновик с таким заголовком, где фамилия еще не была вписана, имелся у большинства наших экспертов)? Конечно, как я уже сказал, ждать, что Америка признает Крым Россией и уберется с Украины, а заодно и из Ближнего Востока, – глупо.

Обама тоже много обещал в этом направлении. И вывод войск, и перезагрузку с Россией (символичным олицетворением которой стала картонная кнопка в руках нынешнего самого последовательного критика российской политики США – Хиллари Клинтон) и даже закрытие тюрьмы в Гуантанамо.

Бумеранг возвращается: США – такая же смертная страна

И что? И где? Ну, войска из Афганистана и Ирака он таки вывел, только эффект от этого (особенно в Ираке) получился прямо противоположный, что, несомненно, будет использовано сторонниками продолжения ближневосточной авантюры. Расхождение слов с реальными делами – это вообще нормальная практика в любой стране буржуазной демократии.

Тут надо просто понимать, где обещания действительно соответствуют интересам Америки (вернее, интересам работодателей президента и всей властной машины – олигархии), где никак на них не влияют, а где резко идут вразрез, – и именно в этом контексте рассматривать перспективы президентства кого бы то ни было.

Президент США, пожалуй, в еще большей степени «раб на галерах», чем президент России или какой еще страны. В том плане, что его действия еще более ограничены интересами правящих классов. Но именно тут возникает довольно интересная лазейка, которая ломает привычные схемы и позволяет ожидать сюрпризов.

Я уже не раз обращал внимание на то, что сам факт появления Трампа на американской политической сцене, как и факт появления соперника Клинтон на демократических праймериз Берни Сандерса, – уникален. Впервые в истории мы видим появление в Америке политиков, которые не просто не вписываются в привычные схемы и образы – они их ломают.

Даже чернокожий Обама (хотя и тогда мало кто верил, что президентом США может стать негр) и женщина, Хиллари Клинтон – они не ломают рамок, они такие, как и все их предшественники, типичные. А Трамп – это реакция американского общества. Тех, кого тошнит.

Как можно увидеть по цифрам проголосовавших (минус, пожалуй, упертых консерваторов, которые проголосуют за любого республиканца, пусть им будет сам черт с рогами и копытами), тошнит многих. И это во многом еще и реакция на провал обамовского Yes we can.

Первый чернокожий президент, на которого возлагали столько надежд, оказался грандиознейшим провалом, пшиком. И идущая ему на смену Клинтон со всеми ее грехами и даже преступлениями, всплывающими последние месяцы одно за другим, выглядела уж как-то совсем неприлично и унизительно для Америки. Это, конечно, во многом сыграло в пользу Трампа, чей антирейтинг среди американцев был тоже крайне высок. Беспрецедентно высок. Лично я не припоминаю президента с таким антирейтингом.

Многие отмечают, что Америка вчера выбирала между двумя хромыми утками. И эта ситуация уникальна сама по себе. Существующая система практически полностью изжила себя, она оказалась не способна дать электорату ни одного кандидата, который соответствовал бы ее устоям, незыблемым десятилетиями. Она предложила выбор между плохим и очень плохим, причем решать, кто «плохой», а кто «очень плохой», предстояло самим американцам.

ФБР добивает Клинтон

У Клинтон не было воли к победе. Может, потому, что она понимала, что с таким «шлейфом» ей не быть успешным президентом. Ее воля к победе заметно уменьшалась в прогрессии, параллельно тому, как увеличивалось количество компромата против нее и сокращался ее разрыв с Трампом, который в начале, казалось, был достаточно серьезен для того, чтобы привести ее в Белый дом.

Америка оказалась разделена. Впервые за многие годы она оказалась разделена не просто на сторонников условных демократов и не менее условных республиканцев (различия между этими партиями, по сути, не велики и затрагивают лишь закрытые группы американского общества, такие, как, например, ЛГБТ или афроамериканцы – но и тут Трамп попытался разрушить традиционные схемы, обратившись к традиционно враждебному к республиканцам электорату).

Америка оказалась разделена на тех, кто боится перемен и готов на все, чтобы их не допустить, и на тех, кто боится перемен, но готов попробовать, рискнуть.

И тут мне снова приходит в голову аналогия с Брекситом и состоявшимся за два года до него референдумом о независимости Шотландии. Шотландцы оказались неготовыми к независимости, это было предсказуемо для консервативной Европы, а Европа, как и весь Запад, консервативна, несмотря на попытки изображать из себя общество прогресса – это противоречие, в конченом счете, и поставило под вопрос само существование Евросоюза в его нынешнем виде.

Но два года спустя произошло неожиданное: большинство британцев проголосовали против ЕС, несмотря на то, что Британия всегда была выразителем интересов США в Старом Свете, а США больше, наверное, самих европейцев ратовали за сохранение ЕС.

Просто в какой-то момент у британцев включился внутренний голос разума, который подсказал им, что сложившаяся ситуация попросту противоречит их англосаксонскому сознанию, которому надоело быть шестеренкой. Это был настоящий бунт против навязываемой схемы глобализма. Не против самого глобализма, конечно, напротив, именно англосаксы и породили этот самый глобализм.

А против его модели, в которой Британия играла даже не второстепенную роль. Ни для кого, наверное, не секрет: при том, что Британия является самым последовательным сторонником всего того, что исходит от США, в мире, британцы давно испытывают комплекс, что их бывшая колония, а не они, стала местом «гнездования» всемирной гегемонии. И они проголосовали так, как считали нужным.

При этом это была еще довольно робкая попытка: разрыв между сторонниками и противниками Брексита оказался минимальным. А вот результаты американских выборов – это уже полный разгром сторонников привычных схем. И это, повторю, очень хорошо. Еще раз подчеркну: не потому, что я верю в то, что Трамп станет лучшим другом России, а потому, что на Западе люди начинают думать. Впервые за многие десятилетия. Они привыкли к тому, что за них думает правительство, а им думать не надо.

Бунт американских силовиков

Им надо только потреблять. А чтобы электорат мог потреблять и быть достаточно сытым для того, чтобы не думать, Америка влезала в долги и развязывала войны по всему миру. А 15 лет назад, 11 сентября 2001 года война вдруг пришла в Америку. И это был первый отрезвляющий удар. А дальше были чужие войны, в которых гибли американцы, кризис, рост безработицы. И люди начали думать.

Еще раз вспомню Макфола. Он написал: «Путин вмешался в наши выборы и преуспел». Тут, наверное, ключевое слово «вмешался». Можно ли считать вмешательством в выборы то, что случилось год назад? 30 сентября 2015-го Владимир Путин согласился помочь действующему президенту Сирии Башару Асаду.

Российские ВКС за год сделали больше в борьбе с расползающимся монстром ИГИЛ, чем коалиция во главе с США за три года. Несмотря на постоянно создаваемый образ врага и довольно слабую – будем честны – по сравнению с американской информационную борьбу за то, чтобы весь мир увидел, кто в Сирии борется с террором, а кто создает видимость, те же американцы стали задумываться: а верно ли все то, что нам говорят?

Начали думать и додумались до того, что выбрали Трампа. Если это можно назвать «вмешательством» в американские выборы, то, наверное, Макфол прав.

Победа Трампа – главный итог выборов. Именно это сейчас наиболее важно. Как поведет себя Трамп, ставший президентом, что из обещанного выполнит, а что нет – нам еще предстоит увидеть. Еще раз: я не питаю иллюзий и не буду расстраиваться или как-то еще эмоционально реагировать, даже если Трамп сделает нечто полностью противоположное тому, что обещал, – я прекрасно отдаю себе отчет, что транснационалы не готовы так просто делиться властью.

И если они отдадут победу Трампу, это не значит, что Америка действительно изменится. Это значит лишь то, что они понимают: ломать несогласных о колено, жить так, как раньше, бесцеремонно и нагло отбирая ресурсы у более слабых и разжигая войны по всему миру, уже нельзя: нынче другое время, и с этим надо считаться. Это более 70% голосов американских граждан, с которыми невозможно не считаться.

Как они будут адаптироваться к новым условиям – отдельная тема, не будем торопить коней, уже скоро мы все это увидим.

Конечно, Америка не откажется от роли гегемона. Но она будет, пусть и скрепя сердце, искать компромиссы. Трамп весьма непредсказуем, но для нас он все равно намного предпочтительнее, чем Клинтон, которая чуть ли не прямым текстом объявила Россию своим врагом, – она слишком предсказуема в своей враждебности и упертости.

При Трампе однозначно будет смягчена риторика – ведь этого, очевидно, требуют избиратели, для которых не последним фактором при принятии решения стала угроза третьей мировой, которая может стать реальностью, стань президентом Клинтон. А смягчение риторики – это небольшие, но все же бреши в обороне. А значит, возможность договариваться.

Тем более у Америки действительно накопилось множество своих проблем, решения которых вчера решительно потребовали избиратели, а их мнение тоже надо учитывать, лавируя между интересами «националов» и «транснационалов» – двух непримиримых в битве за ресурсы и прибыли группировок буржуазии, олицетворением противостояния которых стали нынешние выборы.

Поэтому я даже не удивлен реакции тех же немцев, которые в последние дни, как сообщают ведущие немецкие СМИ, выражали крайнюю озабоченность возможной победой Трампа. Ведь Трамп для Европы – это шанс обрести больше независимости в политике, в том числе опрокинуть уже ненавистное большинству европейцев ТТИП.

Владимира Путина принуждают к самой сложной многоходовке

Но они боятся. Они боятся перемен. Они ведь уже поставили на Клинтон, на то, что все будет как прежде. Впрочем, они – те, кто боятся, – все эти Меркель и Олланды, они сами давно хромые утки, и их дни у власти сочтены.

Про возможную реакцию Украины, политики которой как только не костерили Трампа, я молчу. Думаю, она последует чуть позже, когда у них пройдет шок.

Сейчас у всех шок. У всего мира. Просто мир начал меняться. И невозможное стало возможным. Конечно, он будет меняться еще долго, со скрипом. Сторонники старого мира будут держаться за него до последнего. Но процесс, как говорится, пошел. С добрым утром, планета! В кои-то веки оно действительно доброе…

Автор: Дмитрий Родионов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

953
Похожие новости
06 декабря 2016, 21:15
05 декабря 2016, 17:15
06 декабря 2016, 14:15
06 декабря 2016, 22:00
06 декабря 2016, 18:30
06 декабря 2016, 22:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 06:30
01 декабря 2016, 14:00
05 декабря 2016, 15:00
05 декабря 2016, 19:15
05 декабря 2016, 17:15
04 декабря 2016, 12:00
30 ноября 2016, 11:00