Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

NYT: «Фейсбук» радостно мутит воду

Шерил Сэндберг (Sheryl Sandberg) кипела от злости.
Высшее руководство «Фейсбук» собралось в калифорнийской штаб-квартире компании в городе Менло-Парк, рассевшись по местам в конференц-зале со стеклянным стенами. На дворе стоял сентябрь 2017 года. Прошло больше года с тех пор, как инженеры компании обнаружили на ее сайте подозрительную деятельность, связанную с Россией. Это были первые тревожные признаки того, что Кремль проводит кампанию по подрыву американских выборов 2016 года. Следователи из конгресса и федеральных органов собирали улики, свидетельствующие о причастности к этому «Фейсбук».
Но Сэндберг разозлила не надвигающаяся катастрофа. Раздражение у исполнительного директора вызвал начальник службы информационной безопасности Алекс Стамос (Alex Stamos), который днем ранее проинформировал членов правления компании, что «Фейсбук» пока не удалось сдержать российское проникновение. Из-за брифинга Стамоса правление устроило унизительный допрос Сэндберг и ее боссу-миллиардеру. Похоже, что она посчитала признание Стамоса предательством.
«Ты бросил нас под поезд!» — закричала она на Стамоса, о чем рассказали присутствовавшие на совещании бизнесмены.
Это столкновение положило начало крупным разборкам, после которых настал час расплаты — для Цукерберга, для Сэндберг и для компании, которую они создали вместе. За десять с небольшим лет эта социальная сеть объединила более 2,2 миллиарда человек, превратившись в полноправное государство в государстве, которое придало новый вид политическим кампаниям, изменило характер рекламного бизнеса и повседневную жизнь людей во всем мире. Параллельно с этим «Фейсбук» создала одно из крупнейших в мире хранилищ персональных данных, где в огромных количествах было все — фотографии, сообщения, информация и тому подобное. Благодаря этому она попала в рейтинг 500 крупнейших мировых компаний Fortune 500.
Но в это же время стали накапливаться свидетельства того, что властью и могуществом «Фейсбук» можно пользоваться для срыва избирательных кампаний, ведения пропаганды с лавинообразно растущей популярностью и разжигания ненависти по всему миру. В этот момент Цукерберг и Сэндберг совершили ошибку. Настойчиво стремясь к росту, они проигнорировали тревожные сигналы, а затем попытались скрыть их от публики. В критические моменты за последние три года они отвлекались на личные проекты, а вопросы безопасности и важные решения отдали на откуп своим подчиненным, на что указывают действующие и бывшие руководители «Фейсбук».
Когда пользователи этой социальной сети узнали прошлой весной, что компания в своем стремлении к расширению нарушила неприкосновенность их конфиденциальной информации, дав доступ к персональным данным десятков миллионов людей фирме, связанной с президентом Трампом, «Фейсбук» попыталась снять с себя вину и скрыть масштабы проблемы.
А когда ее попытки потерпели неудачу, и акции компании рухнули из-за негативной реакции пользователей, «Фейсбук» перешла в наступление.
Пока Цукерберг ездил по стране и выступал с публичными извинениями, Сэндберг проводила агрессивную лоббистскую кампанию, сражаясь с критиками «Фейсбук», переводя стрелки на конкурентов и сдерживая наносящие ущерб атаки регуляторов. Компания наняла республиканскую фирму по сбору компромата, чтобы дискредитировать своих активных противников и протестующих, и та спровоцировала разговоры о их связях с либеральным финансистом Джорджем Соросом. Она также воспользовалась своими деловыми связями и привлекла еврейскую правозащитную организацию, которая начала отражать нападки критиков, обвинявших «Фейсбук» в антисемитизме.
В Вашингтоне в интересах компании начали действовать ее союзники, в том числе, лидер демократов в сенате Чак Шумер (Chuck Schumer). А Сэндберг принялась обхаживать и умасливать враждебно настроенных законодателей, одновременно пытаясь снять с «Фейсбук» ярлык бастиона либерализма.
Это история о том, как Цукерберг и Сэндберг действовали в условиях многочисленных кризисов, выпавших на долю «Фейсбук». В ней есть много новых моментов, о которых раньше не сообщалось. В основу повествования легли интервью, проведенные более чем с 50 людьми. Среди них бывшие и действующие члены руководства компании, законодатели, чиновники из правительства, лоббисты, сотрудники аппарата конгресса. Большинство из них просили не называть их имена, поскольку они связаны обязательствами в рамках соглашений о конфиденциальности, а также не уполномочены говорить с репортерами и опасаются возмездия.
На просьбу представить комментарии Цукерберга и Сэндберг для нашей статьи компания «Фейсбук» ответила отказом. В своем заявлении ее пресс-секретарь признал, что компания раньше слишком медленно решала возникшие проблемы, однако потом активно взялась за наведение порядка.
«Это было непростое время для „Фейсбук", и вся наша управленческая команда сосредоточила усилия на решении имеющихся проблем, — говорится в заявлении. — Это серьезные проблемы, но мы упорно работаем над тем, чтобы наши продукты приносили людям пользу, и чтобы защитить наше сообщество от вредных элементов».
Тем не менее, доверие к этой социальной сети ослабло, а неразберихи и путаницы там стало больше. Регулирующие и правоохранительные органы США и Европы расследуют обстоятельства работы «Фейсбук» с фирмой по сбору политической информации «Кембридж Аналитика», которая в 2016 году сотрудничала со штабом Трампа. Из-за этого компания подверглась штрафам и прочим наказаниям. Администрация Трампа и конгрессмены начали готовить предложения по составлению закона о неприкосновенности частной жизни. Это положило начало длительной борьбе за будущее коммерческой модели «Фейсбук», которой требуется большое количество данных.
«Мы не сумели представить себе, что скрывается за углом», — сказал в интервью бывший вице-президент «Фейсбук» по коммуникациям, рекламе и связям с общественность Эллиот Шраге (Elliot Schrage).
34-летний Цукерберг и 49-летняя Сэндберг по-прежнему стоят за штурвалом компании, в то время как Стамос и прочие руководители ушли из-за споров о приоритетах «Фейсбук». Цукерберг, которому принадлежит 60% голосующих акций соцсети, и который утверждал в должности многих ее директоров, в прошлом году неоднократно выслушивал требования уйти с поста генерального директора компании.
Всякий раз он отвечал на эти требования решительным «нет».
«Не дразните медведя»
Три года тому назад Цукерберга, основавшего «Фейсбук» в 2004 году во время учебы в Гарварде, чествовали и прославляли за выдающиеся успехи компании. Сэндберг, работавшая в администрации Клинтона и долгое время в компании «Гугл», стала иконой феминизма, когда в 2013 году опубликовала манифест за расширение прав и возможностей женщин под названием «Пробьем себе путь».
Как и другие руководители из сферы информационных технологий, Цукерберг и Сэндберг называют свою компанию силой, действующей на благо общества. Благородные цели «Фейсбук» начертаны даже на ее регистрационных документах и ценных бумагах: «Наша миссия — сделать мир более открытым и связанным».
Но вместе с развитием компании на ее сайте стало появляться все больше ненавистнических высказываний, запугиваний и прочего нездорового контента. Когда исследователи и активисты из Мьянмы, Индии, Германии и других стран стали заявлять, что социальная сеть Фейсбук превратилась в инструмент государственной пропаганды и этнических чисток, компания их в основном игнорировала. Она позиционировала себя в качестве платформы, а не издателя. Брать на себя ответственность за то, что размещают в сети пользователи, а также заниматься цензурой дорого и сложно. Многие руководители «Фейсбук» опасались, что такие действия могут привести к негативным последствиям.
А затем Дональд Трамп решил баллотироваться в президенты. Он называл иммигрантов и беженцев из числа мусульман угрозой для Америки, а в декабре 2015 года разместил в Фейсбуке заявление, в котором призвал «полностью и окончательно» запретить мусульманам въезд на территорию США. Призыв Трампа к оружию осудили многие демократы и некоторые известные республиканцы. Но в Фейсбуке им поделились 15 тысч раз. Это стало иллюстрацией того, насколько успешно данная соцсеть может распространять расистские настроения.
Цукерберг, помогший учредить некоммерческую организацию по продвижению иммиграционной реформы, пришел в ужас, о чем рассказали беседовавшие с ним на эту тему люди. Он спросил Сэндберг и прочих руководителей компании, не нарушил ли Трамп пользовательское соглашение «Фейсбук».
Это был весьма необычный вопрос. Чаще всего Цукерберг занимался более общими и важными вопросами технологий, а политика была уделом Сэндберг. В 2010 году сторонница Демократической партии Сэндберг привлекла к работе в компании в качестве ее главного представителя в Вашингтоне свою подругу Марн Левин (Marne Levine), которая в свое время тоже трудилась в администрации. Спустя год, когда республиканцы взяли под свой контроль палату представителей, Сэндберг взяла на работу в вашингтонский офис и другого своего друга, республиканца со связями Джоэля Каплана (Joel Kaplan), с которым она училась в Гарварде, и который позже работал в администрации Джорджа Буша-младшего.
Генеральный директор Facebook Марк Цукерберг и вице-президент Facebook по глобальной общественной политике Джоэл Каплан в Париже
Кое-кто в «Фейсбук» увидел в нападках Трампа на мусульман хорошую возможность занять позицию против ненавистнических высказываний, которые получили широкое распространение в этой соцсети. Однако Сэндберг, которая после смерти своего мужа очень скоро вернулась на работу, поручила это дело Шраге и бывшему прокурору Монике Бикерт (Monika Bickert), назначив ее на должность руководителя по вопросам глобальной политики. Сэндберг также поставила эту задачу своим подчиненным в Вашингтоне, в частности, Каплану. Об этом рассказали участники дискуссий на данную тему.
Во время сеансов видеосвязи между штаб-квартирой в Кремниевой долине и Вашингтоном эта троица очень узко истолковала полученную задачу. Они внимательно проанализировали пользовательское соглашение компании, пытаясь понять, нарушает ли пост и аккаунт Трампа правила «Фейсбук».
Каплан утверждал, что Трамп важный государственный деятель, а поэтому закрытие его аккаунта или удаление размещенного там поста может быть истолковано как препятствование свободе слова. Он также заявил, что это может вызвать ответные действия со стороны консерваторов.
«Не дразните медведя», — предупредил Каплан.
Цукерберг в этих дебатах не участвовал. Сэндберг иногда присутствовала на видеосовещаниях, но выступала редко.
Шраге пришел к выводу, что формулировки Трампа не являются нарушением правил «Фейсбук», и что в оценках кандидата есть ценные для общества моменты. «Мы старались принять решение на основании всех доступных нам правовых и технических доказательств», — сказал он в интервью.
В итоге заявление и аккаунт Трампа остались на сайте. Когда Трамп следующей осенью победил на выборах, а республиканцы взяли под свой контроль Белый дом и конгресс, Каплан получил полномочия действовать соответствующим образом. Компания взяла на работу бывшего помощника нового генерального прокурора Трампа Джеффа Сешнса, а также наняла некоторые лоббистские фирмы, связанные с республиканскими законодателями, обладающими юрисдикцией над интернет-компаниями.
Но внутри «Фейсбук» назревали новые неприятности.
Минимизируя роль России
В конце президентской кампании Трампа российские агенты активизировали свои усилия по дискредитации его демократических оппонентов, кульминацией чего стала публикация тысяч писем, украденных из электронной почты видных демократов и аппаратчиков Демократической партии.
«Фейсбук» не сделала ни одного публичного заявления по поводу проблем в своей соцсети. Но весной 2016 года эксперт компании по российским кибероперациям заметил нечто тревожное. Он связался со своим начальником Стамосом.
Команда Стамоса выяснила, что русские хакеры, по всей видимости, проверяют аккаунты Фейсбука в поисках людей, связанных с президентской кампанией. Спустя несколько месяцев, когда Трамп вел борьбу против Хиллари Клинтон на всеобщих выборах, эта команда также обнаружила аккаунты Фейсбука, связанные с русскими хакерами, которые предлагали журналистам поделиться информацией из украденной электронной переписки.
39-летний Стамос рассказал о выводах своей команды начальнику юридического управления компании Колину Стретчу (Colin Stretch). В то время у «Фейсбук» не было никаких установок по поводу дезинформации, равно как и ресурсов для ее поиска.
Стамос, действуя по собственной инициативе, дал указание группе специалистов изучить масштабы российской деятельности в Фейсбуке. В декабре 2016 года, после того, как Цукерберг публично высмеял предположение о том, что фейковые новости в его соцсети помогли Трампу одержать победу на выборах, Стамос встревожился из-за того, что гендиректор компании ничего не знает о результатах работы его команды. Поэтому он встретился с Цукербергом, Сэндберг и прочими руководителями «Фейсбук».
Сэндберг злилась. По ее словам, из-за несанкционированного изучения российской активности компания могла столкнуться с трудностями правового характера. Другие руководители спросили Стамоса, почему им не сказали об этом раньше.
Тем не менее, Сэндберг и Цукерберг решили продолжить и даже расширить работу Стамоса, создав группу «Проект „П"», где буква «П» означала слово «пропаганда». По словам людей, знакомых с решениями руководства, группе была поставлена задача проанализировать фальшивые новости на сайте. К январю 2017 года ей стало ясно, что команде Стамоса удалось выявить лишь малую часть того, чем занимались русские в Фейсбуке. Члены этой группы начали настаивать на публикации документа, посвященного результатам их работы.
Но Каплан и прочие члены руководства компании стали возражать. Вашингтон и без того был потрясен официальными выводами американских спецслужб о том, что российский президент Владимир Путин лично приказал организовать кампанию влияния с целью оказания содействия Трампу на выборах.
Посты из социальных сетей Facebook и Instagram, которые связывают с попытками России сорвать американский политический процесс
По словам Каплана, если «Фейсбук» представит новые доказательства причастности России, республиканцы обвинят ее в том, что она встала на сторону демократов. А если социальная сеть удалит фейковые странички русских, обычные пользователи Фейсбука могут возмутиться, сказав, что их обманули. Каплан заявил, что его собственная теща читала страничку в Фейсбуке, созданную русскими троллями.
Сотрудники компании вспоминают, что Сэндберг встала на сторону Каплана. Цукерберг, который большую часть 2017 года провел в поездке по стране, выслушивая мнения пользователей, кормя коров в Висконсине и ужиная с сомалийскими беженцами в Миннесоте, не участвовал в разговорах о составлении публичного доклада. Когда его опубликовали в апреле, Россия там не упоминалась вообще.
Подчиненные Сэндберг действовали точно так же в Вашингтоне, где сенат приступил к проведению собственного расследования, которое возглавил республиканец из Северной Каролины Ричард Берр (Richard Burr) и демократ из Виргинии Марк Уорнер (Mark Warner). Всю весну и лето 2017 года руководители «Фейсбук» успокаивали следователей сената, которые высказывали опасения по поводу компании, и публично утверждали, что русские в Фейсбуке не вели никакой значимой деятельности.
Но внутри компании ее сотрудники находили все новые объявления, странички и группы пользователей, связанные с Россией. В июне журналист «Таймс» передал «Фейсбук» список аккаунтов, предположительно связанных с Россией, и запросил дополнительную информацию о их происхождении. К августу 2017 года руководство компании пришло к выводу, что ситуация крайне тревожная.
Цукерберг и Сэндберг согласились обнародовать некоторые выводы и рассказали о планах опубликовать это сообщение в блоге 6 сентября 2017 года, когда совет директоров проводит свое квартальное совещание.
Но когда Стамос со своей командой подготовил черновик сообщения, Сэндберг со своими заместителями начала настаивать на том, чтобы убрать из него некоторые конкретные детали. Она и Цукерберг попросили Стамоса и Стретча проинформировать аудиторский комитет совета директоров во главе с инвестором и ветераном Белого дома Эрскином Боулзом (Erskine Bowles).
Стретч и Стамос рассказали аудиторскому комитету больше подробностей, чем планировалось, предупредив его членов, что «Фейсбук» наверняка найдет новые свидетельства российского вмешательства.
Эта информация вывел Боулза из себя, поскольку он, много лет проработав в Вашингтоне, хорошо представлял себе возможную реакцию законодателей. Он начал с пристрастием допрашивать Стретча и Стамоса, время от времени прибегая к нецензурной лексике и требуя рассказать, как «Фейсбук» позволила себе стать оружием российского вмешательства. Боулз хотел знать, почему им потребовалось так много времени, чтобы раскрыть эту деятельность, и почему совету директоров сообщили о ней только сейчас.
Когда в конце дня в комнате для секретных совещаний штаб-квартиры «Фейсбук» собрался совет директоров в полном составе, Боулз адресовал свои резкие вопросу учредителю компании и ее второму лицу. Сэндберг была заметно расстроена и начала извиняться. Цукерберг с каменным лицом говорил что-то о технических мерах по исправлению ситуации.
В тот же день сообщение компании в сокращенном виде было опубликовано в блоге. Там очень мало говорилось о фиктивных аккаунтах и о постах русских троллей, которые широко разошлись по страничкам Фейсбука. Авторы ограничились информацией о том, что российские агенты потратили на три тысячи рекламных объявлений примерно 100 тысяч долларов, что является довольно незначительной суммой.
Но уже на следующий день после публикации тщательно отредактированного признания компании «Таймс» обнародовала новые материалы расследования деятельности русских в Фейсбуке, показав, как российские спецслужбы использовали фиктивные аккаунты для распространения электронной переписки, украденной у Демократической партии и видных деятелей из Вашингтона.
Политический сценарий
Все эти разоблачения вызвали ярость у демократов, уничтожив политический консенсус, который защищал «Фейсбук» и прочие компании информационных технологий от вмешательства Вашингтона. Республиканцы, обеспокоенные тем, что эта социальная сеть подвергает цензуре консервативные взгляды, обвинили Фейсбук в предъявлении Трампу и России необоснованных обвинений в сговоре. Демократы, давно уже выступающие заодно с Кремниевой долиной по целому ряду вопросов, включая иммиграцию и права геев, теперь частично возложили вину за победу Трампа на «Фейсбук», которая мирилась с обманом и дезинформацией.
После нескольких недель проволочек компания согласилась передать в конгресс российские посты. В октябре 2017 года «Фейсбук» пришлось дважды пересматривать свои официальные заявления, и в итоге компания признала, что российские посты просмотрели почти 126 миллионов человек.
В том же месяце Уорнер и сенатор-демократ из Миннесоты Эми Клобушар (Amy Klobuchar) внесли на рассмотрение проект закона, обязывающий «Фейсбук» и другие интернет-компании раскрывать информацию о том, кто платит деньги за размещение политической рекламы на их сайтах. Это было существенное ужесточение федерального регулирования в отношении IT-компаний.
«„Фейсбук" пора показать нам объявления, купленные русскими за рубли во время прошлых выборов», — написала Клобушар на своей страничке в этой соцсети.
«Фейсбук» начала готовиться к битве. Спустя несколько дней после публикации законопроекта компания наняла бывшего руководителя аппарата Уорнера Люка Олби (Luke Albee) лоббировать ее интересы. Команда Каплана стала активнее участвовать в составлении ответов «Фейсбук» Вашингтону, регулярно проверяя ее пресс-релизы в поисках слов и фраз, которые могли разозлить консерваторов.
Главный операционный директор Facebook Шерил Сандберг
Сэндберг также связалась с Клобушар. Она дружила с сенатором, чье имя фигурировало на сайте инициативы Сэндберг «Пробьем себе путь». Сэндберг в 2015 году написала аннотацию на мемуары Клобушар, а руководитель аппарата сенатора ранее работал в благотворительном фонде Сэндберг.
Но вскоре после выдвижения законопроекта между ними состоялся напряженный разговор, и Сэндберг пожаловалась на критику Клобушар в адрес «Фейсбук». Клобушар не отказалась от своего законопроекта. Вместе с тем, она умерила свою критику, по крайней мере, там, где это было чрезвычайно важно для компании. Если раньше Клобушар жестко критиковала ее на своей страничке в Фейсбуке, то с ноября по февраль она вообще почти не упоминала ее в своих постах.
Представитель Клобушар выступил с заявлением о том, что лоббистские усилия «Фейсбук» не ослабили решимость сенатора призвать компанию к ответу. «„Фейсбук" добивалась исключения вопроса о рекламе из законопроекта, однако сенатор Клобушар не согласилась с компанией и отказалась вносить изменения в проект закона», — сказал он.
В октябре 2017 года «Фейсбук» расширила сотрудничество с вашингтонской консалтинговой фирмой «Дифайнерс Паблик Эффейрс» (Definers Public Affairs), с которой изначально заключила договор на отслеживание сообщений СМИ о своей работе. Эта фирма, созданная ветеранами Республиканской партии и специалистами по президентской политике, специализировалась на использовании тактики политических кампаний в связях корпораций с общественностью. Такой подход в Вашингтоне давно уже взяли на вооружение крупные телекоммуникационные фирмы и наиболее активные управляющие хедж-фондами, но в IT-компаниях им пользовались реже.
В начале 2017 года «Дифайнерс Паблик Эффейрс» открыла в Кремниевой долине свое представительство, которое возглавил бывший пресс-секретарь Джеба Буша Тим Миллер (Tim Miller), проповедовавший преимущества поиска компрометирующей информации о политических соперниках в форме кампании. В одном интервью он заявил, что целью технологической фирмы должно стать «выпячивание позитивного контента о себе и негативного контента о конкурентах».
«Фейсбук» очень быстро освоила такую стратегию. В ноябре 2017 года эта социальная сеть выступила в поддержку законопроекта под названием «Прекратить пособничество торговцам сексуальными услугами», который возлагал на интернет-компании ответственность за размещение на своих сайтах рекламных объявлений о секс-торговле.
«Гугл» и прочие компании долгие месяцы вели борьбу против этого законопроекта, беспокоясь по поводу того, что он создаст весьма обременительный для них прецедент. Но инициатором и активным сторонником данного законопроекта был сенатор-республиканец из Южной Дакоты Джон Тун (John Thune), который резко критиковал «Фейсбук», обвиняя ее в цензуре консервативного контента, а также сенатор-демократ из Коннектикута Ричард Блументаль (Richard Blumenthal), входивший в состав комитета по торговле и часто осуждавший эту компанию.
«Фейсбук» решила нарушить общий строй IT-компаний, надеясь на то, что такой шаг поможет ей наладить отношения с обеими партиями. Об этом рассказали два сотрудника аппарата конгресса и три руководителя из сферы информационных технологий.
Когда в феврале законопроект был вынесен на голосование в палате представителей, Сэндберг публично поддержала его в интернете, призвав конгресс «сделать так, чтобы был принят содержательный и сильный закон, способный остановить секс-торговлю».
Поиск компромата
В марте издания «Таймс», «Обсервер оф Лондон» и «Гардиан» решили опубликовать материалы совместного расследования того, как «Кембридж Аналитика» присвоила данные о пользователях Фейсбука с целью изучения американских избирателей. За несколько дней до публикации «Таймс» представила компании «Фейсбук» доказательства того, что «Кембридж Аналитика» сохранила копии неправомерно полученных данных о пользователях, хотя ранее ее руководство обещало их удалить.
Цукерберг и Сэндберг провели совещание со своими помощниками в попытке выработать ответные меры. Они решили упредить публикацию, опубликовав в пятницу вечером заявление о том, что «Фейсбук» убрала «Кембридж Аналитика» из своей соцсети. Руководители посчитали, что если опередить новости, это смягчит удар.
Они ошиблись. Публикация вызвала возмущение во всем мире, последовали судебные иски и официальные расследования в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе. Цукерберг и Сэндберг на несколько дней скрылись из виду, размышляя над тем, как реагировать на случившееся. Расследование российского вмешательства переросло в межпартийную свару, а скандал с «Кембридж Аналитика» разозлил как демократов, так и республиканцев. А в Кремниевой долине другие фирмы информационных технологий воспользовались возникшим возмущением, чтобы отполировать свой имидж.
«Мы не будем торговать вашей личной жизнью, — заявил в интервью Эм-Эс-Эн-Би-Си руководитель „Эппл" Тим Кук. — Неприкосновенность частной жизни это право человека. Это гражданская свобода». (Критика Кука разозлила Цукерберга, который приказал своей команде управленцев пользоваться только телефонами на операционной системе «Андроид», обосновав это тем, что у нее гораздо больше пользователей, чем у «Эппл».)
«Фейсбук» приняла экстренные меры, чтобы выбраться из болота. Ее руководство тихо отменило пиар-кампанию под названием «Мы все понимаем», начатую с целью заверить сотрудников, что «Фейсбук» в 2018 году твердо намерена вернуться на правильный путь.
А затем компания перешла в наступление. Каплан уговорил Сэндберг поручить бывшему председателю Федеральной комиссии по связи и ветерану администрации Буша Кевину Мартину (Kevin Martin) руководство лоббистской кампанией в Америке. «Фейсбук» также расширила свою работу с консалтинговой фирмой «Дифайнерс Паблик Эффейрс».
На консервативном информационном сайте NTK Network появились десятки статей с жесткой критикой неприглядной деловой практики «Гугл» и «Эппл». Автор одной статьи назвал Кука лицемером за осуждение «Фейсбук» по поводу конфиденциальности и отметил, что «Эппл» тоже собирает большие объемы данных о пользователях. Другой автор постарался умалить последствия от действий русских в Фейсбуке.
Поток таких новостей был неслучаен. Сайт NTK Network является дочерней компанией «Дифайнерс Паблик Эффейрс». Они размещаются в одном здании в Арлингтоне, и у них общий персонал. Многие материалы для сайта NTK Network пишут сотрудники «Дифайнерс» или ее исследовательского подразделения «Америка Райзинг», которое занимается поиском компрометирующей информации на политических противников своих клиентов. У этого сайта не очень большая собственная аудитория, однако его контент активно подхватывают и распространяют популярные консервативные СМИ, такие как информационный портал «Брейтбарт Ньюс».
Тим Миллер сообщил, что «Фейсбук» и «Эппл» не конкурируют напрямую. По его словам, работу «Дифайнерс» против «Эппл» финансирует другая IT-компания, однако «Фейсбук» дала отпор «Эппл», так как критика Кука возмутила ее.
Сидя в прошлом месяце в оклендском баре за бокалом спиртного, Миллер сказал, что если возникают вопросы конфиденциальности персональной информации, «Фейсбук» с радостью «мутит воду».
Ежегодная конференция разработчиков в Сан-Хосе, штат Калифорния
Но на публике компания ведет себя более мирно. Цукерберг согласился дать показания на Капитолийском холме. «Фейсбук» развернула непродолжительную рекламную кампанию под лозунгом «Здесь вместе», чтобы извиниться перед пользователями. В апреле, за несколько дней до выступления Цукерберга в конгрессе, компания объявила о поддержке законопроекта Клобушар, получившего название «Честная реклама», и сказала, что начнет в упреждающем порядке раскрывать информацию о покупателях политической рекламы. Она также проинформировала пользователей, чьи данные неправомерно собрала «Кембридж Аналитика».
Но турне доброй воли Цукерберга оказалось весьма непростым. Команда «Фейсбук» по формированию общественного мнения считала, что благодаря интенсивным инструктажам и подготовке Цукерберг вполне успешно парировал жесткие вопросы на апрельских слушаниях. Однако их беспокоило то, что он отвечал как-то механически и был похож на робота. Это подозрение подтвердили опросы общественного мнения.
Политическое чутье тоже подвело Цукерберга. Во время перерыва в слушаниях он отвел в сторону республиканца из Орегона Грега Уолдена (Greg Walden), который возглавляет в палате представителей комитет по энергетике и торговле, и выразил удивление по поводу того, насколько сурово демократы обошлись с «Фейсбук».
Знакомые с содержанием того разговора люди рассказали, что Уолден был поражен. Он понял, что Цукерберг не осознает силу гнева, направленного на его детище.
Призывы в Вашингтоне
Сэндберг очень мало говорила публично о проблемах компании. Однако внутри «Фейсбук» ее подход к их решению начал вызывать критику.
Некоторые коллеги считали, что Сэндберг, о желании которой вернуться на государственную службу говорили многие в компании, защищает свою собственную репутацию в ущерб «Фейсбук». На одном из корпоративных совещаний друзья Сэндберг сказали ей, что если компания не сумеет эффективно погасить скандалы, ее роль в распространении ненависти и страха отразится и на ее карьере.
Поэтому Сэндберг начала лично участвовать в вашингтонской кампании «Фейсбук», используя свой лоск и обаяние, которого порой не хватало Цукербергу. Она не только сделала ставку на свои старые связи в Демократической партии, но и постаралась успокоить скептически настроенных республиканцев, которые ворчали, что «Фейсбук» больше прислушивается к политическим мнениям своих сотрудников, чем влиятельных руководителей комитетов. Приезжая в столицу в сопровождении свиты из 10 человек, Сэндберг взяла за правило после встреч с законодателями отправлять им записки со словами благодарности.
В лагере республиканцев она нацелилась прежде всего на Берра, чей сенатский комитет потихоньку вел расследование российского вмешательства. По словам одного сотрудника аппарата конгресса и представителя руководства «Фейсбук», они разговаривали по телефону, а этой осенью встречались лично. Критики называют «Фейсбук» серийным правонарушителем, который игнорировал многочисленные предупредительные сигналы об опасностях, создаваемых его продуктами, однако Сэндберг утверждала, что компания честно и неустанно старается преодолеть негативные последствия своего незаурядного роста.
Те же самые аргументы она представила в июне на конференции Национальной ассоциации главных прокуроров, которая состоялась в Портленде, штат Орегон. В то время несколько главных прокуроров начали собственные расследования деятельности компании или присоединились к расследованиям коллег. Руководству «Фейсбук» очень хотелось предотвратить новые неприятности.
Компания организовала несколько приватных приемов, в том числе, так называемый «разговор с Сэндберг о корпоративной социальной ответственности в цифровую эпоху» и брифинг на тему «Кембридж Аналитика».
Публично «Фейсбук» заявляла о готовности к новым федеральным нормативным требованиям, но в частном порядке Сэндберг признавалась, что социальная сеть уже проводит важные реформы и реализует лучший из всех возможных курсов. Она предостерегала, что драконовские нормативные требования и правила поставят в невыгодное положение мелких конкурентов.
Некоторые чиновники относились к этому скептически. Но присутствие на таких мероприятиях Сэндберг (обычно компании посылают на них руководителей рангом пониже) убедило остальных, что «Фейсбук» вполне серьезно взялась за решение своих проблем.
Компания также продолжала искать возможности для того, чтобы перевести стрелки критики на конкурентов. В июне, когда «Таймс» сообщила о неизвестных ранее сделках «Фейсбук» по передаче пользовательских данных изготовителям устройств (компания не раскрыла эту информацию законодателям), правление направило в Вашингтон свежие силы, создав из них специальные рабочие группы.
На встречах с либералами и консерваторами, которые проводились десятками, компания предварительно «обкатывала» послания, предназначавшиеся законодателям. Среди проверенных ею методов была работа по вовлечению в скандал сайта Ютюб и прочих платформ социальных сетей. Одновременно с этим компания утверждала, что «Гугл» тоже заключает соглашения о предоставлении данных пользователей.
Перевести стрелки
К тому времени наиболее жестко «Фейсбук» критиковали левые политики. Активисты и политические эксперты из их рядов начали выступать с призывами о расчленении компании.
В июле организаторы коалиции «Свобода от Фейсбук» сорвали слушания в юридическом комитете палаты представителей, где один из руководителей этой компании давал показания о ее стратегии. Когда он начал свое выступление, активисты подняли вверх плакаты с изображением Сэндберг и Цукерберга (оба они евреи) в виде двух осьминогов, которые охватили своими щупальцами весь мир.
Возглавивший этот протест специалист по связям с общественностью Эдди Вейл (Eddie Vale) позже заявил, что этим изображением хотел напомнить о старых карикатурах на монополию конца 19 века «Стандард Ойл». Однако «Фейсбук» мгновенно связалась с ведущей еврейской правозащитной организацией Антидиффамационная лига, чтобы та осудила этот плакат. «Фейсбук» и другие компании высоких технологий с конца 2017 года сотрудничают с этой правозащитной организацией в рамках инициативы по борьбе с антисемитизмом и ненавистническими высказываниями в интернете.
В тот же вечер Антидиффамационная лига выступила с предостережением в Твиттере.
«Изображение евреев в образе осьминога, опоясавшего щупальцами земной шар, это классический антисемитский стереотип, — написала эта организация. — Протестуйте сколько хотите против „Фейсбук" и против кого угодно, но выбирайте другие изображения». На эту критику вскоре откликнулись консервативные издания, включая «Вашингтонский свободный маяк», который попытался связать движение «Свобода от Фейсбук» с «экстремистскими антиизраильскими группировками».
Пресс-секретарь Антидиффамационной лиги Бетсайда Алькантара (Betsaida Alcantara) сказала, что ее организация регулярно получает сообщения об антисемитских оскорблениях от журналистов, синагог и частных лиц. «Наши эксперты анализируют каждое такое сообщение, исходя из нашего многолетнего опыта, и мы отвечаем на это соответствующим образом», — заявила она. (Эта организация порой резко критикует «Фейсбук», в том числе, когда Цукерберг заявил, что его компании не следует подвергать цензуре отрицателей Холокоста.)
«Фейсбук» также воспользовалась возможностями «Дифайнерс Паблик Эффейрс» для борьбы с противниками покрупнее, такими как Джордж Сорос, который давно уже стал пугалом для консерваторов основного толка и мишенью для крайне правых, выступающих против него с грубыми антисемитскими нападками. Этим летом, всего спустя месяц после сенатских слушаний, «Дифайнерс» передала репортерам материалы исследования, в которых Сорос представлен как тайная сила, стоящая за мощным движением против «Фейсбук».
Выбор Сороса в качестве мишени вполне естественен. Выступая в январе на Всемирном экономическом форуме, он раскритиковал «Фейсбук» и «Гугл», назвав их «монополистской угрозой» и заявив, что у них нет «ни желания, ни силы воли для защиты общества от последствий их действий».
«Дифайнерс» призвала журналистов заняться расследованием финансовых связей между семьей и благотворительными организациями Сороса, и теми организациями, которые присоединились к движению «Свобода от Фейсбук». Среди них онлайновая организация за расовую справедливость под названием «Цвет перемен» (Color of Change) и прогрессивная группа, которую основал сын Сороса. (Официальный представитель фонда Сороса «Открытое общество» сказал, что фонд поддерживал обе организации из состава движения, но не само движение, и что он не выделял средства в поддержку кампаний против «Фейсбук».)
«Дифайнерс» также распространила в сети материалы о других критиках «Фейсбук», таких как блогеры Линетт Хардавей (Lynnette Hardaway) и Рошель Ричардсон (Rochelle Richardson), которые стали звездами социальных сетей, выступая на стороне Трампа, и утверждали, что «Фейсбук» относится к ним несправедливо.
Как минимум в одном случае компания обратилась за содействием к Шумеру. Этот сенатор из Нью-Йорка и лидер сенатского большинства давно уже отстаивает интересы Кремниевой долины по самым разным вопросам, начиная с нормативов для коммерческих беспилотников и кончая реформой в области патентов. Во время избирательного цикла 2016 года он собрал с сотрудников «Фейсбук» больше средств, чем любой другой конгрессмен, о чем свидетельствуют данные некоммерческого «Центра ответной политики» (Center for Responsive Politics).
У Шумера есть и личные связи с «Фейсбук». Его дочь Элисон сразу после окончания колледжа пришла работать в эту фирму и сейчас трудится менеджером по маркетингу в ее нью-йоркском офисе, о чем свидетельствуют данные из ее открытого резюме.
В июле, когда из-за передряг «Фейсбук» возникла опасность снижения рыночной стоимости компании на миллиарды долларов, Шумер высказал недовольство Уорнеру, который к тому времени стал самым жестоким мучителем «Фейсбук» в конгрессе.
По словам одного сотрудника компании, Шумер сказал Уорнеру, чтобы тот отстал от компании. Он посоветовал Уорнеру не вредить «Фейсбук», а искать пути сотрудничества с ней. Лоббисты «Фейсбук» не отставали от Шумера в усилиях по защите компании.
Знакомый с содержанием того разговора сотрудник сената заявил, что Шумер добивался от Уорнера осознания того, что «Фейсбук» необходимо решить проблемы с дезинформацией правых сил и вмешательством в выборы, а также с конфиденциальностью данных о пользователях.
Командный пункт
Однажды утром в конце лета рабочие заклеили непрозрачной пленкой окна конференц-зала в вашингтонском офисе «Фейсбук». Вскоре после этого у его дверей выставили охрану. Это было весьма необычное зрелище, ведь «Фейсбук» гордилась своими открытыми офисными площадями и конференц-залами с прозрачными стеклянными стенами.
Но Сэндберг готовилась давать показания в сенатском комитете по разведке, что должно было стать важнейшим моментом для ее попавшей в непростое положение компании, и помощники исполнительного директора не хотели рисковать.
Внутри закрытого от посторонних глаз конференц-зала они напряженно трудились, готовя ее к слушаниям. Они собрали целую папку рекомендаций размером с увесистую книгу, где были буквально все темы, о которых ее могли спросить. Они также наняли бывшего адвоката из Белого дома, который специализировался на тренинге для руководителей корпораций.
Лоббисты «Фейсбук» уже настойчиво обрабатывали комитет по разведке, убеждая законодателей воздержаться от вопросов к Сэндберг по поводу конфиденциальности информации, «Кембридж Аналитика» и цензуры. Своими доводами они убедили Берра, который преисполнился решимости не создавать атмосферу, похожую на цирк. За день до слушаний он жестко предупредил всех членов комитета, чтобы те придерживались темы вмешательства в выборы.
На следующий день в зале заседаний комитета стул с карточкой «Гугл» пустовал. «Фейсбук» настойчиво требовала, чтобы на слушаниях присутствовал представитель этой компании рангом не меньше, чем у Сэндберг. Она одержала частичную победу, когда Берр объявил, что на слушания приглашен соучредитель «Гугл» Ларри Пейдж (Larry Page), а также председатель совета «Твиттер» Джек Дорси (Jack Dorsey).
Дорси на слушания явился. Пейдж нет.
Когда началось заседание, сенаторы устроили разнос «Гугл» за отсутствие ее представителя. Потом и в СМИ возникла мощная негативная реакция в отношении конкурента «Фейсбук».
Сэндберг разложила перед собой на столе аккуратные записки с фамилиями всех членов комитета, с их любимыми вопросами и критическими замечаниями, а также с напоминанием говорить спасибо.
Самыми большими буквами было написано главное наставление: «Медленно, с паузами, решительно».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

250
Похожие новости
08 декабря 2018, 20:30
08 декабря 2018, 09:30
09 декабря 2018, 10:30
08 декабря 2018, 03:45
08 декабря 2018, 15:00
08 декабря 2018, 15:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
05 декабря 2018, 19:45
07 декабря 2018, 13:45
07 декабря 2018, 02:30
05 декабря 2018, 03:00
04 декабря 2018, 10:15
08 декабря 2018, 23:15
08 декабря 2018, 00:30