Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

NYT: Саддама свергли американцы, а власть в стране забрали иранцы

Читайте реакцию иракской стороны: бывший спикер парламента Ирака отреагировал на обвинения The New York Times
В середине октября, когда в Багдаде бурлили беспорядки, в иракскую столицу тихо прибыл один знакомый визитер. Город на протяжении нескольких недель находился в осаде, потому что на улицах митинговали демонстранты, требуя положить конец коррупции и отправить в отставку премьер-министра Адиля Абдул-Махди (Adil Abdul Mahdi). Среди прочего, протестующие осуждали чрезмерное влияние соседнего Ирана на иракскую политику, жгли иранские флаги и штурмовали иранское консульство.
Визитер приехал для того, чтобы восстановить порядок, однако его присутствие лишь подчеркивало главные обиды и недовольства протестующих. Дело в том, что это был генерал-майор Касем Сулеймани (Qassim Suleimani), командующий влиятельным спецподразделением «Эль-Кудс» в Иране, а прибыл он для того, чтобы убедить союзника в иракском парламенте помочь премьер-министру сохранить свой пост.
ТИХИЙ ВИЗИТЕР
Генерала Сулеймани не в первый раз отправили в Багдад устранять ущерб. Усилия Тегерана по сохранению власти Махди стали составной частью его длительной кампании, в ходе которой он старается сделать так, чтобы Ирак оставался его послушным вассалом.
«Утекшие» вопреки воле властей и теперь публикуемые иранские документы подробно повествуют о том, насколько активно Тегеран вмешивается в иракские дела, и демонстрируют уникальную роль в этом деле генерала Сулеймани. Эти документы хранятся в секретном архиве телеграмм иранской разведки, и их удалось получить изданию «Интерсепт» (The Intercept), которое поделилось ими с «Нью-Йорк Таймс» в рамках подготовки этой статьи. Оба издания публикуют ее одновременно.
Беспрецедентная утечка информации раскрывает то огромное влияние, которым Тегеран пользуется в Ираке. Там подробно раскрываются детали многолетней и кропотливой работы иранских шпионов, которые переманивали на сторону Ирана иракских руководителей, платили работающим на американцев иракским агентам, убеждая их занять сторону Тегерана, а также проникали во все аспекты политической, экономической и религиозной жизни этой страны.
Во многих телеграммах описываются шпионские трюки из реальной жизни, которые очень сильно напоминают сцены из фильмов про разведчиков. Это встречи в темных аллеях парков, торговых центрах, на охоте и на днях рождения. Это осведомители, тайком фотографирующие американских солдат в аэропорту Багдада и следящие за полетами военной авиации коалиционных сил. Это агенты, едущие извилистыми маршрутами, чтобы избежать слежки. Это источники, которых одаривают фисташками, одеколоном и шафраном. Это иракские чиновники, которым при необходимости предлагают взятки. В архиве даже есть отчеты о расходах, составленные иракскими офицерами из разведывательного ведомства, в том числе, о 87 евро, потраченных на подарки одному курдскому командиру.
В одной из телеграмм иранской разведки сообщается, что Махди, который при Саддаме Хусейне жил в эмиграции и тесно сотрудничал с Ираном, в свою бытность министром нефти Ирака в 2014 году «поддерживал особые отношения с Исламской Республикой Иран». Каков именно был характер этих отношений, в донесении не сообщается. Как сказал один бывший американский чиновник, «особые отношения могут означать очень многое, но это не значит, что он агент иранского государства». Однако без иранского благословения ни один иракский политик не может стать премьер-министром. Когда Махди в 2018 году сел в премьерское кресло, его считали компромиссным премьером, приемлемым как для Ирана, так и для США.
Обнародованные телеграммы дают необычную возможность заглянуть внутрь закрытого иранского режима. Там также показано, в какой степени Ирак после американского вторжения в 2003 году попал под влияние Ирана, став проводником иранской политики и распространив географию господства исламской республики от берегов Персидского залива до Средиземного моря.
ИРАН ОБГОНЯЕТ АМЕРИКУ НА КАЖДОМ ПОВОРОТЕ
Ставшие достоянием гласности доклады иранской разведки в основном подтверждают то, что уже было известно о влиянии Тегерана на иракскую политику. Но эти документы раскрывают гораздо больше, чем было раньше известно, на другую тему: насколько активно Иран и Соединенные Штаты использовали Ирак в качестве плацдарма для своих шпионских игр. Они также проливают новый свет на сложную внутреннюю политику иранского правительства, где соперничающие фракции сталкиваются с теми же проблемами, которые возникали у оккупационных американских войск, когда те после вторжения в Ирак пытались стабилизировать обстановку в этой стране.
А еще эти документы показывают, как Иран почти на каждом повороте обгонял Америку в борьбе за влияние.
Разведывательный архив состоит из сотен донесений и телеграмм, написанных в основном в 2014-2015 годах офицерами иранского Министерства разведки и безопасности, которые работали в Ираке. У этого министерства, являющегося иранской версией ЦРУ, репутация вдумчивого и профессионального ведомства. Но его затмевает собой, а порой и распоряжается им разведывательная организация Корпуса стражей исламской революции (КСИР), которая была сформирована как самостоятельное подразделение в 2009 году по приказу верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.
В Ираке, Ливане и Сирии, которые Иран считает чрезвычайно важными для своей национальной безопасности, КСИР и в частности его элитное подразделение «Аль-Кудс» в главе с генералом Сулеймани определяют иранскую политику. Послов в эти страны назначают из числа высокопоставленных руководителей КСИР, а не из Министерства иностранных дел. КСИР также осуществляет надзор за Министерством разведки и безопасности. Об этом рассказали советники нынешней и прежних иранских администраций. По словам этих источников, офицеры из Министерства разведки и безопасности и из КСИР работают в Ираке параллельно. Оценки и отчеты они направляют в свои расположенные в Тегеране штаб-квартиры, а те, в свою очередь, составляют из них доклады для Верховного совета национальной безопасности.
СО ВРЕМЕН БОРЬБЫ С ХУСЕЙНОМ
Обработка иракских должностных лиц является ключевой составляющей их работы. Выполнять эту задачу им проще в силу того, что многие иракские лидеры, войдя в состав боровшихся с Саддамом Хусейном оппозиционных группировок, сформировали тесный альянс с Ираном. Многие ведущие иракские руководители из политических и военных ведомств, а также из органов безопасности поддерживают тайные отношения с Тегераном, о чем свидетельствуют ставшие достоянием гласности документы. В телеграмме от 2014 года, где говорится об «особых отношениях» Махди, также названы имена других ключевых членов кабинета бывшего премьер-министра Хайдера Аль-Абади, которые поддерживают тесные связи с Ираном.
Политический аналитик и советник иранского правительства по Ираку Гейс Горейши (Gheis Ghoreishi) подтвердил, что Иран сосредоточился на обработке высокопоставленных руководителей из Ирака. «У нас немало союзников среди иракских руководителей, которым мы можем полностью доверять», — сказал он.
Мы попросили трех иранских официальных представителей дать свои комментарии для этой статьи, сообщив об утечке информации из разведывательного архива. Пресс-секретарь иранского представительства в ООН Алиреза Мирьюсефи (Alireza Miryousefi) сказал, что он был в отъезде и вернулся совсем недавно. Представитель Ирана в ООН Маджид Тахт-Раванчи (Majid Takht-Ravanchi) не откликнулся на нашу письменную просьбу, которая была доставлена в его официальную резиденцию. А министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф не ответил на нашу просьбу, отправленную по электронной почте.
Когда мы позвонили по телефону Хасану Данайефару (Hassan Danaiefar), который с 2010 по 2017 год работал иранским послом в Ираке, а до этого командовал военно-морскими силами Корпуса стражей исламской революции, тот отказался подтвердить существование телеграмм и их утечку, однако высказал предположение, что Иран одерживает верх в сборе разведывательной информации в Ираке. «Да, у нас есть много информации из Ирака по самым разным вопросам, особенно о том, что там делает Америка, — сказал Данайефар. — Существует большое различие между реальностью и представлениями о действиях США в Ираке. Я могу многое об этом рассказать». Но вдаваться в подробности он не стал.
Иракские солдаты в Джурф Аль-Сахар
ИСТОРИЯ ПЕРЕБЕЖЧИКА
Согласно этим сообщениям, когда американские войска в 2011 году покинули Ирак, Иран быстро переманил на свою сторону информаторов ЦРУ, соблазнив их деньгами. Одна телеграмма министерства разведки без даты указывает на то, что Иран приступил к вербовке сотрудника из Госдепартамента. Непонятно, что из этого получилось, но как показывают различные документы, Иран начал встречи с этим источником и предлагал потенциальному агенту вознаграждение за сотрудничество в виде зарплаты, золотых монет и прочих подарков. Имя этого сотрудника Госдепартамента в телеграмме не упоминается, однако там говорится, что он сможет «представлять разведывательные оценки о планах американского правительства в Ираке, будь это борьба с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим. перев.) или какие-то иные тайные операции».
Выдержка из телеграммы (дата не указана):
Текущая задача этого человека — представлять разведывательные оценки о планах американского правительства в Ираке, будь это борьба с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим. перев.) или какие-то иные тайные операции. Конечная цель этого человека — стать осведомителем, работая либо в Госдепартаменте США, либо с лидерами иракских суннитов или курдов, готовых сотрудничать.
В отчете сообщается, что стимул к сотрудничеству у этого человека чисто финансовый.
Госдепартамент от комментариев по этому вопросу отказался.
Иранские официальные лица в своих интервью признали, что Иран считает наблюдение за американской деятельностью в Ираке после вторжения США крайне важным для собственного выживания и национальной безопасности. Когда американские войска свергли Саддама Хусейна, Иран молниеносно вывел часть своих лучших офицеров из министерства разведки и из разведывательной организации КСИР, о чем рассказали советники иранского правительства и один человек, связанный с корпусом. Президент Джордж Буш объявил Иран составной частью «оси зла», и иранское руководство посчитало, что Тегеран станет следующей после Кабула и Багдада столицей, которой американцами уготована смена режима.
700 СТРАНИЦ ДОКУМЕНТОВ
Государствам в самых разных уголках мира приходится периодически сталкиваться с утечками секретной информации в виде коммюнике или личной электронной почты. Это факт современной жизни. Но в Иране все по-другому, потому что там информация находится под строгим контролем грозных служб безопасности.
Примерно 700 страниц телеграмм и донесений были анонимно отправлены в редакцию «Интерсепт», которая перевела их с персидского языка на английский, а затем поделилась этими материалами с «Нью-Йорк Таймс». Два издания убедились в подлинности этих документов, однако имя разоблачителя им неизвестно. Издание «Интерсепт» общалось по тайным каналам с источником этой информации, но он отказался встречаться с репортером. В своих анонимных сообщениях источник заявил: «Мне хочется, чтобы мир знал, чем Иран занимается в моей стране Ираке».
Подобно внутренней переписке любой разведслужбы, в некоторых телеграммах и донесениях содержится сырая разведывательная информация, точность которой вызывает сомнения. А еще там есть оценки, по всей видимости отражающие точку зрения сотрудников разведки и источников, у которых свои цели и интересы.
Некоторые телеграммы повествуют о комичной неумелости иранской разведки. В одной рассказывается о том, как иранские шпионы проникли в немецкий культурный институт в Ираке, но обнаружили, что у них неверные шифры от сейфов, и они не могут их открыть. Других сотрудников тегеранское начальство ругало за лень и за то, что отправляемые ими в центр доклады содержат исключительно информацию из открытых сводок новостей.
Но в целом сотрудники министерства разведки, о которых говорится в документах, кажутся терпеливыми и прагматичными профессионалами. Их главная задача состоит в том, чтобы не дать Ираку развалиться на части, не дать суннитским боевикам сосредоточиться на иранской границе, воспрепятствовать началу межконфессиональной войны, в ходе которой шииты могут подвергнуться жестокому насилию, а также помешать возникновению независимого Курдистана, который создаст угрозу региональной стабильности и территориальной целостности Ирана. КСИР и генерал Сулеймани также ведут работу по искоренению «Исламского государства», но гораздо больше внимания они уделяют тому, чтобы Ирак оставался зависимым от Ирана, и чтобы верные Тегерану политические силы оставались у власти.
Такая характеристика тем более удивительна, что сейчас в отношениях между США и Ираном серьезно усилилась напряженность. С 2018 года, когда президент Трамп вышел из иранской ядерной сделки и вернул санкции, Белый дом направляет корабли в Персидский залив и анализирует планы войны с Ираном. В октябре администрация Трампа пообещала направить американские войска в Саудовскую Аравию после ударов по нефтяным объектам, в нанесении которых очень многие обвиняют Иран.
Имея общую веру, племенные связи и прозрачную границу с Ираком, Иран уже давно и прочно присутствует в южной части этой страны. Он открывает религиозные представительства в священных городах Ирака и развешивает на улицах плакаты с изображением революционного лидера и основателя Исламской Республики Иран — аятоллы Рухоллы Хомейни (Ruhollah Khomeini). Он поддерживает некоторые влиятельные партии на юге Ирака, отправляет иранских студентов на учебу в иракские семинарии. А иранские строители возводят в Ираке отели и ремонтируют религиозные святыни.
Но хотя Иран опережает Соединенные Штаты в гонке за влияние на Багдад, ему не удается заручиться поддержкой населения на юге страны. Как показали последние недели протестов, Иран столкнулся с неожиданно мощным противодействием. По всему югу происходят поджоги штаб-квартир пользующихся поддержкой Ирана иракских политических партий, совершаются убийства их ведущих аппаратчиков. Это говорит о том, что Иран недооценил стремление иракцев к независимости не только от США, но и от своего ближайшего соседа.
АМЕРИКАНЦЫ УЗНАЮТ О СОБСТВЕННЫХ ОШИБКАХ
В определенном смысле попавшие в прессу иранские телеграммы стали итоговым отчетом об американском вторжении в Ирак. Идея о том, что после вторжения американцы передали Ирану контроль над Ираком, сейчас находит широкую поддержку, причем даже в американской армии. Недавно сухопутные войска США опубликовали историю войны в Ираке в двух томах, где подробно излагаются ошибки той кампании и говорится об «ошеломляющих» людских потерях и денежных затратах. В той войне погибли почти 4 500 американских военнослужащих и сотни тысяч иракцев, а американские налогоплательщики заплатили за нее около двух триллионов долларов. Эта монография на сотни страниц, опирающаяся на рассекреченные документы, заканчивается следующим выводом: «Похоже, что единственным победителем стал обнаглевший Иран, вынашивающий экспансионистские планы».
Усиление иранских позиций в Ираке во многом стало прямым следствием того, что у Вашингтона не было никакого плана на период после вторжения. Первые годы после свержения Саддама были хаотичными в плане безопасности и по причине отсутствия услуг первой необходимости, таких как вода и электричество. У большинства обозревателей в Ираке возникло впечатление, что Соединенные Штаты разрабатывают свою политику на ходу, делая это в полной темноте.
Самым катастрофическим по своим последствиям стало американское решение распустить вооруженные силы Ирака и удалить с государственной службы и из новых вооруженных сил всех тех, кто был членом правящей Партии арабского социалистического возрождения (БААС). Из-за этого процесса чисток большинство суннитов автоматически были оттеснены на обочину. Оказавшись без работы и испытывая недовольство, они подняли жестокое восстание и начали партизанскую борьбу против американцев и шиитов, увидев в них союзников США.
Когда разгорелась межконфессиональная война между суннитами и шиитами, шиитское население обратило взоры на Иран, видя в нем своего защитника. Когда ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) начал захватывать территории и города, шииты продемонстрировали свою уязвимость, а Соединенные Штаты не сумели их защитить. Наблюдая за этим, КСИР и генерал Сулеймани начали формировать верное Ирану шиитское ополчение.
Как свидетельствуют документы министерства разведки, Иран продолжает использовать к собственной выгоде все те возможности, которые ему в Ираке предоставили США. Например, он пожинает плоды деятельности американской разведки, поскольку после вывода войск в 2011 году американское присутствие начало уменьшаться. ЦРУ вышвырнуло на улицу многих своих тайных агентов, которые долгое время верой и правдой служили США. Они лишились работы и средств к существованию в стране, которая так пока и не восстановилась после вторжения. Эти люди боятся, что за связи с США их могут убить, и возможно, это сделает Иран. Лишившись денег, многие начали предлагать свои услуги Тегерану. И эти люди с радостью рассказывают иранцам все, что им известно об операциях ЦРУ в Ираке.
В ноябре 2014 года на сторону Ирана перешел иракец, работавший на ЦРУ. Он лишился средств к существованию и был страшно напуган тем, что связи с американцами могут стоить ему жизни. Согласно документам, ЦРУ дало ему псевдоним «Донни Браско». Иранский куратор назовет его проще: «Источник 134992».
Обратившись к Ирану за защитой, этот человек сказал, что готов продать все, что ему известно о сборе американцами разведывательной информации в Ираке: адреса явок ЦРУ; названия гостиниц, где оперативные сотрудники встречались со своими агентами; подробности о своем оружии и подготовке; имена других иракцев, работавших на американцев.
Источник 134992 рассказал иранским разведчикам, что он работал на ЦРУ 18 месяцев, начиная с 2008 года. Он действовал в рамках программы по борьбе с «Аль-Каидой» (запрещенная в России организация — прим. ред.). По словам источника, за свою работу он получал хорошие деньги: 3 000 долларов в месяц плюс единовременная премия в 20 000 долларов и автомобиль.
Но этот человек поклялся на Коране, что больше не шпионит в интересах США, и согласился написать иранцам полный отчет о своей работе, сообщив в нем все, что ему известно о деятельности ЦРУ.
«Я передам вам все документы и видео, оставшиеся у меня со времен обучения, — сказал этот иракец своему иранскому куратору, о чем сообщается в иранском разведывательном донесении от 2014 года. — Еще я передам вам все фотографии обучавшихся со мной людей и моих подчиненных, а также сообщу их приметы».
ЦРУ от комментариев отказалось.
ШПИОНЫ ЖИВУТ НА ЮГЕ
По словам иракских должностных лиц, иранские шпионы заполонили весь юг страны. Этот регион издавна является осиным гнездом шпионажа. Именно там, в Кербеле, в конце 2014 года приехавший из Багдада офицер иракской военной разведки встретился с высокопоставленным иранским разведчиком и предложил свои услуги. Он пообещал работать на Иран и рассказывать иранцам все, что ему известно о деятельности американцев в Ираке.
«Иран моя вторая родина, и я люблю эту страну», — сказал представителю иранской разведки этот иракец, о чем свидетельствует информация из телеграмм. На той встрече, которая длилась более трех часов, иракец рассказывал иранцу о том, как он предан иранской системе государственной власти, в которой духовенство управляет страной напрямую, а также, как он любит иранское кино.
Этот человек сказал, что у него есть поручение от начальника из Багдада, генерал-лейтенанта Хатема аль-Максуси (Hatem al-Maksusi), который в то время руководил военной разведкой в иракском Министерстве обороны. «Скажи им, что мы к их услугам. Они получат все, что им нужно. Мы шииты, и у нас общий враг», — заявил главный военный разведчик своему подчиненному.
Посланец генерала аль-Максуси продолжил: «Вся разведка иракской армии — можете считать ее своей собственной». Он рассказал иранскому разведчику о секретном программном обеспечении, которое Соединенные Штаты поставили в Ирак, и предложил передать его иранцам. «Если у вас есть новый ноутбук, дайте его мне, и я скачаю на него эту программу», — сказал иракец.
И это еще не все, продолжил он. Соединенные Штаты передали Ираку совершенно секретную систему для прослушивания сотовых телефонов, которая установлена в офисе премьер-министра и в штабе иракской военной разведки. «Я передам в ваше распоряжение любую нужную вам информацию об этой системе», — сказал он.
Давая интервью, ныне отставной генерал аль-Максуси отрицал, что он говорил то, что приписывают ему в телеграммах. Он также опроверг заявления о том, что работал на Иран. Аль-Максуси похвалил Иран за помощь в борьбе против «Исламского государства», однако заявил, что также поддерживал тесные взаимоотношения с США. «Я работал только на Ирак, я не работал ни на одно иностранное государство, — сказал он. — Я не был начальником разведки шиитов, я был начальником разведки всего Ирака».
Когда одного американского чиновника спросили об этой телеграмме, он ответил, что Соединенным Штатам стало известно о связях иракского военного разведчика с Ираном, и они ограничили ему доступ к секретной информации.
«АМЕРИКАНСКИЙ КАНДИДАТ»
К концу 2014 года Соединенные Штаты снова начали направлять в Ирак оружие и войска, начав войну против «Исламского государства». Иран тоже был заинтересован в разгроме этих боевиков. Когда ИГИЛ захватил запад и север Ирака, молодые иракцы через пустыни и болота направились в Иран на военное обучение.
В американском и иранском правительствах были люди, которые считали, что две враждующие страны должны координировать свои усилия в борьбе с общим врагом. Однако, как показывают утечки информации, Тегеран посчитал опасным расширение американского присутствия, полагая, что это «прикрытие» для сбора сведений об Иране.
«Происходящее в небе над Ираком показывает, насколько активно действует коалиция, — написал один иранский офицер. — Опасность такой активности для интересов Исламской Республики Иран следует воспринимать серьезно».
Усиление ИГИЛ в то же время вбивало клин между администрацией Обамы и политиками Ирака. Обама настаивал на отставке премьер-министра Нури Камаля аль-Малики (Nuri Kamal al-Maliki), назвав это непременным условием для возобновления американской военной помощи. Он считал, что драконовская политика аль-Малики и давление на иракских суннитов содействовало усилению боевиков.
Аль-Малики, который в 1980-е годы жил в Иране в эмиграции, был любимцем Тегерана. Сменившего его аль-Абади, который получил образование в Британии, посчитали близким к Западу человеком, меньше подверженным межконфессиональным разногласиям. Видя неопределенность, возникшую с приходом нового премьера, Хасан Данайефар, бывший в то время иранским послом, созвал секретное совещание высокопоставленных руководителей в иранском посольстве, представляющем собой хорошо укрепленное массивное строение, находящееся рядом с багдадской «зеленой зоной».
На совещании стало ясно, что иранцам не о чем беспокоиться в связи с приходом нового иракского правительства. На аль-Абади поставили крест, назвав его «человеком Британии» и «американским кандидатом». Однако иранцы посчитали, что в их распоряжении есть множество других министров.
Данайефар перечислял членов кабинета одного за другим и рассказывал об их отношении к Ирану.
ИРАНСКИЕ КАНДИДАТЫ
Про Ибрагима аль-Джафари (Ibrahim al-Jafari), который ранее занимал пост иракского премьера, а к концу 2014 года стал министром иностранных дел, было сказано, что у него, как и у Махди, «особые отношения» с Ираном. В своем интервью аль-Джафари не стал отрицать, что у него близкие отношения с Тегераном, однако подчеркнул, что, поддерживая связи с иностранными государствами, он всегда исходил из интересов Ирака.
Иран рассчитывал на лояльность и менее значимых членов кабинета.
В телеграмме говорится, что министры по делам местного самоуправления, связи и по правам человека — все «заодно с нами и являются нашими людьми». Там отмечено, что министр по делам окружающей среды «сотрудничает с нами, хоть и является суннитом». Министра транспорта Баяна Джабра (Bayan Jabr), который руководил иракским Министерством внутренних дел, когда шиитские эскадроны смерти замучили до смерти электродрелями и расстреляли без суда и следствия сотни заключенных, посчитали «очень близким к Ирану» человеком. Когда речь зашла о министре образования, было сказано, что «с ним не будет никаких проблем».
Бывшие министры по делам местного самоуправления, связи и по правам человека все были членами организации «Бадр». Эта военно-политическая организация была сформирована в 1980-е годы в Иране для борьбы с Саддамом Хусейном. Экс-министр по делам местного самоуправления отрицал, что у него тесные связи с Ираном. Бывший министр по правам человека признал свою близость к Ирану и похвалил Тегеран за то, что он помогал иракским шиитам во времена диктатуры Хусейна и содействовал разгрому «Исламского государства». Бывший министр связи заявил, что служил Ираку, а не Ирану, и что он поддерживал связи с дипломатами из многих стран. Экс-министр образования сказал, что Иран не оказывал ему никакой поддержки, и что он занял свою должность по просьбе премьер-министра аль-Абади. Получить комментарий у бывшего министра по делам окружающей среды не удалось.
ИРАН ДОМИНИРУЕТ
Доминирующее положение Ирана в иракской политике наглядно проявилось в одном важном эпизоде осенью 2014 года, когда Багдад оказался в эпицентре многонационального водоворота. На западе бушевала сирийская гражданская война, боевики ИГИЛ захватили почти треть территории Ирака, а американские войска возвращались в регион, чтобы урегулировать разраставшийся кризис.
В условиях этого хаоса Джабр, бывший в то время министром транспорта, принял у себя командующего силами «Эль-Кудс» генерала Сулеймани. Сулеймани приехал попросить об одолжении: Ирану был нужен доступ к воздушному пространству Ирака, чтобы самолетами доставлять оружие и припасы сирийскому режиму Башара аль-Асада, который воевал с пользующимися американской поддержкой повстанцами.
Из-за этой просьбы Джабр оказался в центре длительного соперничества между США и Ираном. Администрация Обамы настаивала на том, чтобы иракцы запретили Ирану полеты через свое воздушное пространство, но встретившись с глазу на глаз с командующим «Эль-Кудс», министр транспорта посчитал, что отказать ему невозможно.
Джабр вспоминал: «Генерал Сулеймани приехал ко мне и попросил, чтобы мы дали разрешение иранским самолетам использовать иракское воздушное пространство для полетов в Сирию». Как сообщается в одной из телеграмм, министр транспорта согласился без колебаний, и генерал Сулеймани был доволен. «Я приложил руки к глазам и сказал: «Как пожелаете! — сказал Джабр. — Сулеймани встал, подошел ко мне и поцеловал меня в лоб».
Джабр подтвердил, что у него была встреча с генералом Сулеймани, однако заявил, что самолеты возили из Ирана в Сирию гуманитарные грузы, а также паломников, посещавших в Сирии святые места. По его словам, вопреки заявлениям американцев, на борту иранских самолетов не было никакого оружия и военных припасов, предназначенных для Асада.
Между тем, иракские руководители, поддерживавшие тесные отношения с США, подверглись тщательной проверке, а Иран принял меры противодействия американскому влиянию. Многие документы указывают на то, что когда высокопоставленные американские дипломаты встречались в Багдаде за закрытыми дверями со своими иракскими коллегами, о их беседах обычно сразу становилось известно иранцам.
В 2014 и 2015 годах, когда формировалось и закреплялось на своих позициях новое иракское правительство, американский посол Стюарт Джонс (Stuart Jones) часто встречался с тогдашним спикером иракского парламента Салимом аль-Джабури (Salim al-Jabouri). Аль-Джабури суннит, но он известен своими тесными связями с Ираном. А ставшие достоянием гласности документы показывают, что один из его главных политических советников был агентом иранской разведки и проходил в списках как источник 134832. «Я ежедневно присутствую в его канцелярии и внимательно слежу за всеми его контактами с американцами», — рассказывал этот источник своему иранскому куратору. Как заявил аль-Джабури в интервью, он не верит, что кто-то из его сотрудников был иранским агентом, и полностью доверяет своим помощникам. (Джонс от комментариев отказался.)
Этот источник призывал иранцев наладить тесные связи с аль-Джабури, чтобы сорвать попытки США создать в Ираке новый класс молодых суннитских лидеров, а возможно, и примирить шиитов с суннитами. Этот источник предупреждал, что Иран должен удержать спикера парламента от «сползания на проамериканские позиции, потому что Салим аль-Джабури отличается доверчивостью и поспешными решениями».
В другом донесении говорится о том, что премьер-министр Курдистана Нечирван Барзани (Nechervan Barzani) в декабре 2014 года встречался в Багдаде с высокопоставленными американскими и британскими официальными лицами, а также с иракским премьер-министром аль-Абади, а затем почти сразу провел встречу с официальным представителем Ирана, на которой все ему рассказал. Барзани через своего представителя заявил, что не помнит ни о каких встречах с иранскими должностными лицами в тот период. Содержание телеграммы он назвал беспочвенным и необоснованным. Он полностью опроверг информацию о том, будто рассказал иранцам о деталях своей беседы с американскими и британскими дипломатами.
И О ВЫГОДЕ НЕ ЗАБЫЛИ
Иногда иранцы усматривали коммерческую выгоду в той информации, которую им передавали иракские источники.
Советник аль-Джабури в одном из своих донесений сообщил, что Соединенные Штаты интересуются богатым газовым месторождением в Аккасе недалеко от иракско-сирийской границы. Этот источник объяснил, что американцы со временем могут попытаться экспортировать газ в Европу, которая является крупным рынком для российского газа. Заинтригованный сотрудник иранской разведки написал в Тегеран телеграмму, в которой отметил: «Рекомендую использовать вышеупомянутую информацию на переговорах с русскими и Сирией». Эта телеграмма была отправлена в то время, когда Россия существенно активизировала свои действия в Сирии, а Иран наращивал там боевую группировку, помогая президенту Асаду.
Вначале Иран с подозрением относился к аль-Абади, не очень веря в его преданность Тегерану. Но спустя несколько месяцев после его прихода к власти в качестве премьера в Тегеран ушло донесение о том, что он готов наладить тайные отношения с иранской разведкой. В донесении от января 2015 года говорится о неофициальной встрече аль-Абади с сотрудником иранской разведки Боруджерди (Boroujerdi), которая состоялась в кабинете премьер-министра «без секретаря и третьих лиц».
Во время встречи Боруджерди обратил внимание на противоречия между иракскими суннитами и шиитами, и попытался прощупать отношение аль-Абади к этой едва ли не самой болезненной теме в иракской политике. «Сегодня сунниты оказались в наихудших обстоятельствах и утратили самоуверенность, — заявил этот разведчик. — Сунниты стали скитальцами, их города разрушены, и их ждет неопределенное будущее, в то время как шииты могут восстановить уверенность в себе».
«Иракские шииты оказались в исторической поворотной точке, — продолжил Боруджерди. — Иракское правительство и Иран могут воспользоваться этой ситуацией».
Согласно этому донесению, премьер-министр полностью согласился с разведчиком. Абади от комментариев отказался.
«ОТ РАДОСТИ К ГОРЕЧИ»
После начала войны в Ираке в 2003 году Иран стал выступать в роли защитника иракских шиитов, а генерал Сулеймани активнее всех использовал темное искусство шпионажа и тайные военные действия в целях укрепления власти шиитов. Но это шло во вред стабильности. Сунниты постоянно чувствовали, что их ущемляют в правах, и стали обращаться за защитой к другим группировкам, таким как «Исламское государство».
Кровавая расправа над суннитами в сельскохозяйственной общине Джурф аль-Сахар в 2014 году стала наглядным примером того, как преданные иранским силам «Эль-Кудс» вооруженные группировки осуществляют межконфессиональное насилие, которое вызывало тревогу у США на всем протяжении иракской войны, а также подрывало действия по примирению. Как свидетельствуют донесения с мест, иранское министерство разведки разделяло некоторые опасения американцев. Это говорит о том, что в самом Иране существовали разногласия в вопросах политики в отношении Ирака между умеренными силами президента Хасана Рухани и воинственными группировками типа КСИР.
Джурф аль-Сахар, находящийся восточнее Фаллуджи в долине Евфрата, славится своими апельсиновыми деревьями и пальмовыми рощами. В 2014 году это место захватили боевики «Исламского государства», получившие плацдарм для проведения наступления в направлении священных городов Кербела и Наджаф.
Джурф аль-Сахар важен для Ирана еще и потому, что он находится на пути шиитских паломников, направляющихся в Кербелу, чтобы помянуть почитаемого шиитами внука пророка Мухаммеда имама Хусейна.
Когда шиитское ополчение при поддержке Ирана в конце 2014 года изгнало боевиков из Джурф аль-Сахара, одержав первую крупную победу над ИГИЛ, это место стало городом-призраком. Оно больше не представляло никакой опасности для тысяч шиитских паломников, проходящих мимо, но за победу Ирана суннитские жители Джурф аль-Сахара заплатили дорогой ценой. Десятки тысяч человек были изгнаны с мест постоянного проживания. А одного местного политика, который был единственным суннитом в составе провинциального совета, нашли с пулевым отверстием в голове.
В одной телеграмме нанесенный ущерб описывается едва ли не в библейских выражениях. «В результате этих операций, — сообщает автор, — территория вокруг Джурф аль-Сахара очищена от агентов террористов. Их семьи вывезены, большая часть их домов разрушена вооруженными силами. Остальное тоже будет уничтожено. В некоторых местах выкорчеваны пальмовые посадки, и деревья будут сожжены, чтобы за ними не могли укрыться террористы. Скот (коровы и овцы) разогнан и пасется без хозяев».
Операция в Джурф аль-Сахаре и другие кровавые злодеяния иранских ставленников, осуществленные по указке Тегерана, еще больше озлобили суннитское население Ирака. В одном из донесений сообщается, что из-за разрушений деревень и домов, разграбления имущества суннитов и захвата скота «радость от этих успехов» в борьбе с ИГИЛ переросла в горечь. В одной из телеграмм о событиях в Джурф аль-Сахаре последствия от действий шиитских боевиков описаны в самых мрачных тонах: «Во всех районах, где действуют Силы народной мобилизации, сунниты бегут, бросая свои дома и имущество, и предпочитают жить в палатках как беженцы или в лагерях».
ИРАН ЗАБОТИТСЯ О СУННИТАХ
Министерство разведки опасалось, что достижения Ирана в Ираке будут бездарно разбазарены, потому что иракцы возненавидели шиитское ополчение и поддерживающее его подразделение «Аль-Кудс». Прежде всего, его офицеры винили генерала Сулеймани, считая его опасным самопиарщиком, который воспользовался кампанией против ИГИЛ как стартовой площадкой для начала политической карьеры в Иране. В одном докладе, где в расчете рассылки указано, что он не должен попасть к «Эль-Кудс», звучит персональная критика в адрес генерала, которого обвиняют в том, что он всячески рекламирует свою ведущую роль в военной кампании в Ираке и «размещает на разных сайтах и в соцсетях свои фотографии».
В этих условиях стало очевидно, что Иран контролирует грозное шиитское ополчение, и это могло стать подарком для его противников. «Такая политика Ирана в Ираке, — говорится в разведывательном донесении, — дала возможность американцам вернуться в Ирак на более легитимных основаниях. А те суннитские группировки, которые боролись с американцами, теперь хотят, чтобы в Ирак вошли не только США, но и Израиль, чтобы спасти его от иранской мертвой хватки».
Иногда иранцы пытались противопоставить той неприязни, которую вызывало их присутствие в Ираке, кампанию мягкой силы, похожую на американскую «битву за умы и сердца». Надеясь получить пропагандистские преимущества и улучшить мнение народа об Иране, Тегеран разработал план по отправке в деревни северного Ирака педиатров и гинекологов, чтобы те оказывали медицинскую помощь населению. Но на сегодня неясно, удалось ли ему реализовать эту инициативу.
Выдержка из телеграммы (29.11.2014):
Мы должны думать о сдерживании насилия против ни в чем не повинных иракских суннитов и об ограничении действий господина Сулеймани, потому что в противном случае вражда и насилие между шиитами и суннитами будут продолжаться. В настоящее время в любых действиях против суннитов обязательно будут обвинять Иран, и неважно, причастен он к ним прямо или косвенно, или вообще никак не причастен.
Столь же часто Иран будет использовать свое влияние для заключения выгодных сделок в вопросах развития. Поскольку Ирак очень сильно зависит от иранской поддержки в борьбе против «Исламского государства», говорится в одной телеграмме, «Эль-Кудс» будет получать от иракских курдов нефть и контракты в обмен на оружие и прочую помощь. На юге Иран получил контракты на строительство канализационных и водоочистных сооружений, дав взятку в 16 миллионов долларов одному депутату парламента, отмечается в другом разведывательном донесении.
Сегодня Ирану трудно сохранять свою гегемонию в Ираке. Столь же трудно было и американцам после вторжения в 2003 году. Между тем, иракских руководителей все больше тревожит то обстоятельство, что провокации в Ираке с обеих сторон могут положить начало войне между двумя сильными странами, которые борются за влияние. Иракцы давно уже усвоили, что надо прагматично относиться к заигрываниям иранских шпионов, причем это усвоили даже сунниты, считающие Иран своим врагом.
«Он не только не верит в Иран. Он не верит, что у Ирана могут быть положительные намерения в отношении Ирака, — написал в 2014 году сотрудник иранской резидентуры о завербованном им иракце, которого он называет баасистом, и который сначала работал на Саддама Хусейна, а потом на ЦРУ. — Но он профессиональный разведчик, и поэтому понимает реальную силу Ирана и шиитов в Ираке, и будет сотрудничать ради собственного спасения».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
409
Похожие новости
13 декабря 2019, 14:15
14 декабря 2019, 17:45
13 декабря 2019, 19:45
14 декабря 2019, 01:15
13 декабря 2019, 17:00
13 декабря 2019, 17:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
08 декабря 2019, 18:15
11 декабря 2019, 18:15
10 декабря 2019, 22:30
11 декабря 2019, 15:00
11 декабря 2019, 12:15
12 декабря 2019, 21:15
08 декабря 2019, 12:45