Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

NYT: Заговор с целью подрыва выборов в США

Одним октябрьским днем, незадолго до президентских выборов 2016 года, кто-то повесил на Манхэттенском мосту в Нью-Йорке огромный баннер, на котором был портрет Владимира Путина на фоне российского флага и довольно странная подпись — «Миротворец». Это оказалось чьей-то дерзкой попыткой поздравить российского президента с днем рождения — в тот день ему исполнилось 64 года.
В ноябре, вскоре после того, как Дональд Трамп одержал победу, которую Москва помогла ему одержать, появился еще более заметный баннер — на этот раз на Арлингтонском мемориальном мосту в Вашингтоне: это был потрет президента Барака Обамы, под которым большими красными буквами было написано «Прощай, убийца».
Полиции так и не удалось выяснить, кто вывесил эти баннеры, но некоторые подсказки у нее все же были. Первыми распространителями этих картинок в твиттере были аккаунты, вроде @LeroyLovesUSA, которые на первый взгляд принадлежали американцам, но которые, как позже выяснилось, оказались фейковыми аккаунтами, созданными российскими троллями для того, чтобы оказывать влияние на мнение американских избирателей.
По всей видимости, Кремлю удалось проникнуть на американскую территорию в Нью-Йорке и Вашингтоне. Вполне возможно, эти баннеры должны были стать наглядной демонстрацией триумфа победителей в самой эффективной иностранной кампании влияния за всю историю выборов в США.
Изображение президента России Владимира Путина на Манхэттенском мосту в Нью-Йорке
Многим американцам история Трампа и России, о которой они постоянно слышали последние два года, кажется запутанным переплетением незнакомых имен и компьютерного сленга, сложность которого еще больше усугубляется поведением двух партий. Мы до сих пор точно не знаем, что Роберту Мюллеру (Robert S. Mueller) — спецпрокурору, ведущему расследование этого дела, — уже известно и что он может еще обнаружить. Постоянные публикации президента Трампа в Твиттере на тему того, что все это «мистификация» и «охота на ведьм», — несмотря на массу доказательств обратного — оказали серьезное воздействие на общественное восприятие.
Но, если мы вернемся в 2016 год и попытаемся проследить основные моменты российской атаки, мы сможем четко обрисовать то, что нам уже доподлинно известно: русские осуществили историческое вмешательство, подробности которого будут изучаться еще несколько десятилетий. Работая по указанию г-на Путина, государственные и частные инструменты российской власти действовали дерзко и умело, чтобы направлять течения американской политики в нужное им русло. Имевшие широкие связи россияне активно пытались завербовать или оказать влияние на представителей предвыборного штаба Трампа.
Для многих американцев российское вмешательство оказалось абсолютно неожиданной атакой — своеобразным Перл-Харбором эпохи кибертехнологий — осуществленной необъяснимо агрессивной Россией. Однако для г-на Путина это стало долгожданны часом расплаты — оправданной реакцией на многолетние «провокации» со стороны США.
И есть веские причины полагать, что г-н Путин действительно помог своему поклоннику, г-ну Трампу, получить должность президента, хотя это пока не доказано и не опровергнуто. С учетом минимального разрыва в голосах постоянные попытки ослабить позиции Клинтон посредством публикации электронных писем на «Викиликс» (WikiLeaks), а также антиклинтоновских и протрамповских сообщений в соцсетях, действительно могли сыграть свою роль, хотя г-н Трамп категорически это отрицает.
Когда весной 2016 года г-н Трамп, ко всеобщему удивлению, стал фаворитом в гонке за выдвижение от Республиканской партии, Россия уже наращивала темпы своей операции на трех фронтах: российские хакеры крали и сливали в сеть документы Демократической партии, российские тролли проводили масштабную операцию в Фейсбуке и твиттере, а российские агенты пытались наладить контакты с представителями предвыборного штаба г-на Трампа.
Рассмотрим 10 дней марта 2016 года. 15 марта г-н Трамп одержал победу на пяти праймериз, приблизившись к номинации от Республиканской партии, и заявил о том, что ему удалось стать «величайшей политической новостью во всем мире». В тот же день в Москве ветеран хакерского дела по имени Иван Ермаков — офицер российской военной разведки, работавший на секретную часть № 26165, — начал прощупывать компьютерную сеть национального комитета Демократической партии. В Санкт-Петербурге сменные работники с невероятной скоростью публиковали посты в Фейсбуке и твиттере, выдавая себя за американцев и следуя распоряжению атаковать г-жу Клинтон.
21 марта в Вашингтоне г-н Трамп объявил имена членов его команды, отвечающих за внешнюю политику — группа маргинальных фигур, чьи настойчивые призывы к налаживанию отношений с Россией противоречили основополагающим принципам Республиканской партии. Между тем эксперты части № 26165 внимательно изучали результаты только что проведенной хакерской атаки: это были 50 тысяч украденных электронных писем главы предвыборного штаба г-жи Клинтон.
24 марта один из членов внешнеполитической команды г-на Трампа Джордж Пападопулос (George Papadopoulos) сидел в кафе роскошного лондонского отеля с россиянкой, которая представилась племянницей г-на Путина и предложила организовать встречу между российским президентом и г-ном Трампом. В течение следующих нескольких недель эта женщина и советник регулярно обменивались сообщениями. Сегодня г-н Пападопулос не может сказать точно, действительно ли те сообщения ему отправляла женщина, с которой он встретился в кафе.
Вмешательство России, по сути, представляло собой налет — на американские компании, такие как «Фейсбук» и «Твиттер», на чувства американских граждан по поводу иммиграции и расы, на американских журналистов, гоняющихся за сенсациями, на наивные — хотя, возможно, и не столь наивные — амбиции советников г-на Трампа. Общее число российских троллей, хакеров и агентов едва достигало 100 человек, но их задача заключалась в том, чтобы повлиять на мнения миллионов американцев.
Россияне или предполагаемые российские агенты — включая олигархов, дипломатов, бывших офицеров вооруженных сил, а также непонятных посредников — имели десятки контактов с помощниками г-на Трампа в период предвыборной кампании. Они связывались с помощниками посредством электронной почты, Фейсбука и твиттера. Они добивались знакомства с помощниками через заслуживающих доверия деловых партнеров г-на Трампа, через малоизвестные научные институты, группы ветеранов, а также через Национальную стрелковую ассоциацию.
Они встречались с представителями предвыборного штаба г-на Трампа в Москве, Лондоне, Нью-Йорке и Луисвилле, штат Кентукки. Один говорил, что у него есть «компромат» на Хиллари Клинтон, другой, как убеждали представителей предвыборного штаба г-на Трампа, мог доставить им этот компромат. Только в мае и июне члены команды г-на Трампа приняли как минимум четыре приглашения встретиться с российскими посредниками или чиновниками.
Практически во всех случаях помощники г-на Трампа, очевидно, испытывали энтузиазм по поводу их контактов с россиянами. За несколько месяцев, в течение которых россияне активно пытались наладить контакт с предвыборным штабом г-на Трампа, по всей видимости, никто даже не подумал уведомить Федеральное бюро расследований о действиях россиян.
Позиция г-на Трампа по вопросу тех контактов с россиянами со временем менялась. Сначала он заявлял, что таких контактов не было, потом он говорил, что эти контакты не достигли масштабов сговора, а затем — что в любом случае сговор — это еще не преступление. Это вопрос терминологии: сговор — это просто юридический термин, означающий оказание помощи россиянам в нарушении американских законов, которые запрещают хакерские атаки и помощь в проведении избирательной кампании со стороны иностранных государств.
Мог ли г-н Трамп или кто-то из его помощников вступить в сговор с россиянами — это центральный вопрос в расследовании г-на Мюллера, который уже выдвинул обвинения против 26 российских граждан и получил признательные показания от бывшего советника г-на Трампа по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна (Michael T. Flynn), бывшего главы предвыборного штаба г-на Трампа Пола Манафорта (Paul J. Manafort), его заместителя Рика Гейтса (Rick Gates) и от г-на Пападопулоса. В рамках другого дела свою вину признал личный адвокат г-на Трампа Майкл Коэн (Michael D. Cohen).
Однако ни в одном из обвинительных актов на сегодняшний день не фигурирует термин «сговор». У теории о сговоре есть альтернативное объяснение: помощники г-на Трампа, не веря в то, что их кандидат одержит победу, с радостью встречались с россиянами, потому что полагали, что те встречи позволят им заключить прибыльные сделки уже после окончания предвыборной кампании. «Черная икра» — именно такое словосочетание значилось в строке «Тема» электронного письма, которое г-н Манафорт получил в июле 2016 года от своего знакомого в Киеве, намекавшего на возможность получить новые дары от некоего российского олигарха, с которым ранее они уже вели бизнес.
Нина Хрущева, профессор кафедры международных отношений Новой школы и правнучка советского лидера Никиты Хрущева, сказала, что благодаря креативности и огромной удаче Россия провернула нечто такое, о чем предшественники г-на Путина могли только мечтать: она лишила американцев ощущения превосходства и упрочила свои позиции в мире.
«Эта операция должна была показать американцам, что вы, ублюдки, такие же испорченные, как и все мы, — сказала профессор Хрущева. — Путин исполнил мечту всех советских лидеров — насолить США. Я думаю, что преемники КГБ будут изучать его достижения еще очень долго».
Путин разозлился
Российский лидер полагал, что США и Хиллари Клинтон хотели лишить его президентского поста
Первый передовой отряд России был крошечным — всего две женщины, быстро проехавшие по Америке. Посетившие девять штатов за три недели летом 2014 года, Анна Богачева и Александра Крылова должны были собрать «разведданные», которые могли бы помочь им притвориться американцами в Фейсбуке и твиттере. Они фотографировались и болтали с незнакомцами от Калифорнии до Нью-Йорка, колеся по Америке, подобно Тельме и Луизе.
Но, как позже отметили федеральные обвинители, российское правительство уже задумывалось о следующих президентских выборах в США — задолго до того, как о них задумались сами американцы. Г-жу Богачеву и г-жу Крылову в Америку отправил их работодатель — организация из Санкт-Петербурга, специализирующаяся на онлайн-пропаганде, — чтобы они могли подготовиться к началу кампании по оказанию влияния на американских избирателей.
Но почему г-на Путина так волновал вопрос президентских выборов в США, когда до них оставалось более двух лет? Г-н Путин злился. С его точки зрения, США долгое время вмешивались в дела России. И пришло время отомстить за это.
В основе его мотивов лежало противоречивое отношение России к Западу, воплощением которого стал Санкт-Петербург, где г-н Путин родился и вырос. Петр Великий — жестокий русский царь, правивший в 18 веке — пригласил лучших итальянских архитекторов, чтобы прорубить «окно в Европу» прямо на болотах.
Портрет Петра Великого заменил собой портрет Владимира Ленина в кабинете г-на Путина, когда тот пришел работать в мэрию Санкт-Петербурга в начале 1990-х годов. Спустя 25 лет интернет дал г-ну Путин возможность открыть иное окно на Запад — портал, который можно использовать для виртуального вторжения.
Г-н Путин, который прежде работал в КГБ, назвал распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой 20 столетия — весьма примечательное высказывание из уст человека, чья страна пережила революцию, гражданскую войну, кровавые чистки и гибель 27 миллионов человек во Второй мировой войне. Как и многие из его сограждан, г-н Путин испытывал ностальгию по утраченному Россией статусу сверхдержавы. И его очень злило то, что он считал высокомерием Америки.
По мнению российского лидера, США неустанно старались подорвать российский суверенитет и его собственную легитимность. США поддерживали демократические, антироссийские силы в так называемых цветных революциях у границ России — в Грузии в 2003 году и на Украине в 2004 году. США финансировали продемократических активистов в России через американские организации, ежегодно получающие от Госдепартамента многомиллионные гранты.
Не имея на то никаких оснований, г-н Путин полагал, что это вмешательство США стало одной из причин масштабных демонстраций в Москве и других крупных городах России в 2011 году, когда на улицы вышли тысячи россиян, недовольных фальсификациями результатов парламентских выборов, которые скандировали «Путин — вор!»
Акция протеста в Москве против предполагаемой фальсификации результатов выборов
А г-жа Клинтон, которая в то время занимала пост госсекретаря США, поддержала протестующих. По ее словам, россияне «заслуживают того, чтобы их голос был услышан и учтен. А это значит, что они заслуживают свободных, честных, прозрачных выборов и лидеров, которые будут подотчетны им».
Г-н Путин обвинил г-жу Клинтон в подстрекательстве к протестам, заявив, что, когда она высказала свою точку зрения, его политические оппоненты «услышали сигнал, и при помощи Госдепа США они взялись за работу».
Г-н Путин и г-жа Клинтон снова столкнулись через год, когда г-н Путин активно продвигал идею создания «Евразийского союза», который, по сути, должен был стать конкурентом Евросоюза. Г-жа Клинтон резко раскритиковала эту идею, назвав ее схемой по «ресоветизации региона» и заявив, что США сделают все возможное, чтобы этому помешать.
К 2013 году, когда надежды на перезагрузку отношений с Россией рухнули, г-н Обама, как и его ведущий дипломат, перестал заботиться о том, чтобы вести себя дипломатично. Он раскритиковал принятый в России закон о пропаганде гомосексуализма, который был частью кампании г-на Путина по превращению России в глобальную защитницу консервативных ценностей, и дал унизительную характеристику российскому лидеру, сказав, что тот ведет себя «как скучающий на задней парте школьник». По слухам, г-н Путин пришел в ярость.
После того как российские войска захватили Крым и тайно вторглись на Украину в 2014 году, отношения между Россией и США стали открыто враждебными. Тот факт, что Америка поддержала новое правительство в Киеве и резко осудила поведение России, еще больше разозлил г-на Путина, который считал, что никто не вправе ему указывать, что можно делать у границ России, а чего делать нельзя.
Поскольку Россия сильно отстает от США по уровню военной и экономической мощи, она долгое время оттачивала свои навыки в области хакерских атак и операций влияния посредством атак на страны Восточной Европы. И со временем она смогла направить это оружие против Америки, чтобы немного уравнять силы.
Вмешавшись в президентские выборы 2016 года, г-н Путин мог отомстить своему врагу, г-же Клинтон, если не добившись ее поражения, то по крайней мере попортив ее репутацию. Г-н Путин также мог привлечь всеобщее внимание к поляризации внутри американской демократии, сделав ее менее привлекательной моделью для россиян и их соседей. И он мог отправить недвусмысленный сигнал о том, что Россия больше не будет смиренно подчиняться доминирующей Америке.
Именно поэтому и возникли две россиянки, путешествующие по США в 2014 году, — «воины клавиатуры», которым выпала необычная возможность прокатиться по США от одного побережья до другого, посетив Иллинойс, Луизиану и Техас. В тот момент, если верить одному российскому документу, на который ссылается спецпрокурор, намерения г-на Путина касательно президентских выборов 2016 года уже были ясны: «внушить недоверие к кандидатам и политической системе в целом».
В течение следующих двух лет ярость г-на Путина в отношении Америки продолжала нарастать. Он обвинял США в том, что они настаивали на начале полномасштабного расследования в отношении российских спортсменов, которое обернулось дисквалификацией многих звезд российского спорта. А когда в апреле 2016 года в сети появились так называемые Панамские документы, согласно которым виолончелисту и близкому другу г-на Путина принадлежали секретные счета, через которые прошло около 2 миллиардов долларов, российский президент обвинил США в проведении клеветнической кампании против России.
«Кто стоит за этими провокациями?— спросил он. — Мы знаем, что там есть сотрудники американских официальных учреждений».
А потом произошло нечто неожиданное. Из более чем 20 кандидатов, претендовавших на участие в президентских выборах в США, только г-н Трамп регулярно выражал свое восхищение г-ном Путиным, называя его «сильным лидером», и не выступал с критикой в адрес России. Для г-на Трампа была совершенно не характерна традиционная для Америки чрезмерная озабоченность принципами демократии и прав человека. Только г-н Трамп много лет занимался реализацией своих деловых интересов в России, пытаясь построить в Москве Трамп-тауэр и проведя там свой конкурс красоты в 2013 году.
«Как вы думаете, Путин придет на конкурс „Мисс Вселенная", который пройдет в Москве в ноябре?— написал будущий кандидат в твиттере. — И, если придет, станет ли он моим новым лучшим другом?»
Если бы г-ну Путину пришлось придумывать образ идеального лидера для США, он вряд ли смог бы найти кого-то лучше, чем Дональд Трамп.
В течение нескольких лет г-н Трамп привлекал к себе внимание российских консерваторов, поддерживавших связи с Кремлем. Сторонник г-на Путина по имени Константин Рыков начал продвигать г-на Трампа в качестве будущего президента США еще в 2012 году, а тремя годами позже он создал русскоязычный сайт в поддержку его кандидатуры. Российский аналитический центр «Катехон» начал проводить исследования в поддержку г-на Трампа.
Как кандидат в президенты г-н Трамп был «жестким и грубым, он говорил, что думает, он был эмоциональным и, по-видимому, откровенным», как в феврале 2016 года написал Александр Дугин — философ-ультранационалист, который, по слухам, оказал сильное влияние на г-на Путина. Г-н Дугин отметил, что у г-на Трампа, возможно, не было шансов одержать победу над довольно раздражающей г-жой Клинтон, однако добавил: «Мы хотим верить в Дональда Трампа. Голосуйте за Трампа и посмотрите, что произойдет».
Вопреки всем ожиданиям республиканцы по всей стране начали делать именно так, и вскоре г-н Трамп завоевал доверие умеренных республиканцев. Как сказал специалист по России Ювал Вебер (Yuval Weber), г-н Путин «впервые с момента распада СССР обнаружил, что перед ним потенциальный президент США, который рассматривает вопросы международной политики, в сущности, с российской точки зрения».
Когда в декабре 2015 года г-ну Путину задали вопрос о стремительном росте популярности г-на Трампа, он сказал, что г-н Трамп «несомненно, талантлив» и что он является абсолютным лидером в президентской гонке. Г-н Путин также употребил слово «яркий», которое некоторые англоязычные издания ошибочно перевели как «блестящий» — и г-н Трамп сразу же ухватился за это определение.
«Это всегда большая честь, когда такие приятные комплименты вам делает человек, пользующийся большим уважением внутри своей страны и за ее пределами», — сказал тогда г-н Трамп.
«Команда мечты» для Москвы
Когда Дональд Трамп стал фаворитом в гонке за выдвижение от Республиканской партии, в его предвыборный штаб пришли люди, связанные с Россией
Г-ну Трампу удалось сокрушить своих соперников на праймериз отчасти благодаря тому, что он выступил с критикой принципов внешней политики, продвигаемых республиканцами. Во время различных мероприятий в ходе предвыборной кампании он часто говорил о том, что войны, которые Америка вела после 11 сентября, были бессмысленными и дорогостоящими. Союзники Америки — это бездельники и дармоеды, говорил он своим сторонникам, которые приветствовали эти его слова радостными возгласами. Он внушал им, что Россия — это вовсе не экзистенциальная угроза, а потенциальный союзник в борьбе против террористических организаций.
В начале марта 2016 года истеблишмент нанес ответный удар. В своем открытом письме десятки корифеев в области национальной безопасности из рядов Республиканской партии публично пообещали предотвратить избрание кандидата, «настолько непригодного для этой должности».
Они сделали особый акцент на высказываниях г-на Трампа о российском президенте, подчеркнув, что «восхищение перед иностранными диктаторами, такими как Владимир Путин, неприемлемо для лидера величайшей в мире демократии».
Но г-на Трампа это не испугало. Вскоре он набрал новых советников и помощников, включая тех, кого оттеснили на задворки политической партии, которая долгое время превозносила президента Рональда Рейгана за его способность одерживать психологическую побед над советскими лидерами на пике холодной войны.
Должно быть, Кремлю эти люди казались настоящей «командой мечты».
Г-н Флинн, бывший глава Разведывательного управления Министерства обороны, долгое время считал Россию естественным союзником США в «мировой войне» против радикального ислама. В июне 2013 года, когда он еще занимал должность главы Разведывательного управления, он оказался в штаб-квартире ГРУ — российской военной разведки — где ему удалось побеседовать с российскими офицерами. Два года спустя он сидел рядом с г-ном Путиным на торжественном ужине в Москве.
Президент России Владимир Путин, Майкл Флинн (слева) на выставке, посвящённой 10-летию вещания Russia Today
Г-н Манафорт, давний лоббист Республиканской партии, заработал миллионы долларов, работая на прокремлевского лидера Украины и одно время был деловым партнером Олега Дерипаски — российского алюминиевого магната, связанного с г-ном Путиным. Он был почти банкротом, когда он пришел в предвыборный штаб г-на Трампа в марте 2016 года — его наняли, чтобы предотвратить массовое дезертирство делегатов на конвенции — однако он предложил г-ну Трампу поработать в его штабе бесплатно.
Картер Пейдж (Carter Page), бизнесмен, проработавший несколько лет в Москве, был практически никому не известен в Вашингтоне, когда г-н Трамп назначил его своим внешнеполитическим советником. Но российская Служба внешней разведки хорошо знала, кем он был.
В 2013 году г-н Пейдж встретился в Нью-Йорке с российским шпионом, выдававшим себя за атташе в ООН и передал ему документы касательно энергетической промышленности в надежде на то, что ему удастся заключить прибыльные сделки с Москвой.
ФБР, которое выслеживало российских шпионов в тот момент, когда г-н Пейдж попал в поле зрения бюро, решило, что г-н Пейдж не знал, что он встречается с российским агентом.
«Я многое ему пообещал, — рассказал этот шпион, Виктор Подобный, обсуждая с другим офицером российской разведки беседы с г-ном Пейджем, о чем свидетельствует одна расшифровка ФБР. — Как еще работать с иностранцами? Нужно обещать услугу за услугу».
Новая команда была сформирована к концу марта, и г-н Трамп начал транслировать новый посыл, который удивительно напоминал один из самых пламенных аргументов г-на Путина.
«Я считаю, что НАТО устарела», — заявил г-н Трамп во время интервью на программе This Week телеканала ABC.
«НАТО не направлена на борьбу с терроризмом, — продолжил он. — В НАТО не те страны, чтобы бороться с терроризмом».
К тому моменту операция российской разведки по вмешательству в американские выборы — включая попытки заручиться доверием представителей предвыборного штаба г-на Трампа — уже началась.
Г-н Пападопулос, 28-летний советник предвыборного штаба, не знал об этом, когда он встречался в кафе лондонского отеля с «племянницей» г-на Путина (у него нет племянницы) и со странным мальтийским профессором в конце марта. Этот профессор заинтересовался г-ном Пападопулосом, когда тот присоединился к предвыборному штабу г-на Трампа.
Агенты ФБР выяснили, что этот профессор по имени Джозеф Мифсуд (Joseph Mifsud), вероятно, был посредником российской разведки, чья задача заключалась в том, чтобы наладить контакт с г-ном Пападопулосом и, возможно, достать информацию о направлении предвыборной кампании г-на Трампа. Он исчез после того, как его имя стало известно в октябре прошлого года, и сейчас его местонахождение неизвестно. В какой-то момент он поменял свой статус в WhatsApp на простое «Жив».
Профессор Мифсуд сумел посредством электронной почты познакомить г-на Пападопулоса с одним чиновников российского Министерства иностранных дел. Этот американец также переписывался с Ольгой Полонской — женщиной из кафе. «Нас всех очень радует возможность наладить хорошие отношения с г-ном Трампом», — написала она в одном из своих сообщений, и они обсудили возможную встречу г-на Трампа и г-на Путина.
Но со временем г-н Пападопулос стал сомневаться, что автором тех сообщений была г-жа Полонская. Та женщина, с которой он встретился в кафе, очень плохо говорила по-английски. А те письма, которые он от нее получал, были написаны на практически идеальном английском языке.
«Я даже помню, как однажды я спросил ее, та ли она женщина, с которой я встречался в Лондоне, потому что наши беседы были весьма странными», — сказал он во время своего недавнего интервью.
В конце апреля г-н Трамп выступил со своей первой серьезной речью, посвященной внешней политике США, в зале одного старого отеля в Вашингтоне. Часть этой речи представляла собой привычный список внешнеполитических позиций республиканцев — агрессивные предостережения, адресованные Ирану, и обещания жестко бороться с терроризмом. Однако примерно в середине своего выступления, которое посол России в США внимательно слушал, сидя в одном из первых рядов, г-н Трамп заявил, что США и России необходимо найти области, в которых их интересы совпадают.
«Здравый смысл подсказывает, что этот цикл, этот ужасный цикл враждебности должен завершиться, и в идеале это должно произойти очень скоро», — сказал он.
«Это сигнал для того, чтобы встретиться», — написал г-н Пападопулос в электронном письме своему контакту в российском Министерстве иностранных дел вечером того дня, имея в виду, что такие высказывания г-на Трампа о России указывают на его возможную заинтересованность во встрече с г-ном Путиным.
Всего одним днем ранее профессор Мифсуд рассказал этому помощнику предвыборного штаба о возможном подарке от Москвы — тысячах украденных электронных писем, которые могут существенно испортить репутацию г-жи Клинтон.
Это стало невероятной новостью. Однако нет никаких доказательств того, что г-н Пападопулос — который стремился продвинуться в предвыборном штабе — передал эту информацию кому-либо из приближенных г-на Трампа.
Спустя более двух лет г-н Пападопулос утверждает, что он не помнит, чтобы он говорил кому-то в предвыборном штабе об украденных электронных письмах. По его словам, в тот день он должен был созвониться со Стивеном Миллером (Stephen Miller), одним из главных советников в предвыборном штабе, но звонок был отложен. По словам г-на Пападопулоса, если бы они поговорили, он поделился бы этой информацией с г-ном Миллером.
«Иногда обстоятельства складываются причудливым образом, я полагаю», — сказал г-н Пападопулос, который был приговорен к 14 дням в тюрьме за то, что он солгал ФБР.
Пока г-н Трамп продолжал одерживать победы на праймериз в конце весны, русские предпринимали многочисленные попытки наладить контакты с представителями предвыборного штаба г-на Трампа.
Один член Республиканской партии, связанный с Национальной стрелковой ассоциацией, попытался организовать встречу между г-ном Трампом и представителем российского центробанка на съезде ассоциации в Кентукки в мае. «Путин всерьез намерен наладить хорошие отношения с г-ном Трампом, — написал этот республиканец, Пол Эриксон (Paul Erickson), в своем электроном письме. — С тех пор как Хиллари сравнила Путина с Гитлером, все российские лидеры считают ее безнадежным вариантом».
Г-на Пейджа, советника по внешнеполитическим вопросам, пригласили выступить с напутственной речью в престижной Новой школе экономики в Москве. Теперь это приглашение выглядит как попытка собрать информацию о предвыборной кампании г-на Трампа и оказать на нее влияние, устроив в российской столице праздник в связи с приездом г-на Пейджа. В то время российское телевидение называло его «известным американским экономистом», однако в США о нем мало кто знал.
В тот момент последним американцем, выступившим с напутственной речью, был г-н Обама, который воспользовался предоставленной ему возможностью, чтобы раскритиковать Россию за ее поведение по отношению к Грузии и Украине.
Между тем г-н Пейдж раскритиковал «лицемерие» США и их союзников по альянсу НАТО, заявив, что те отчитывают Россию за ее поведение по отношению к ее соседям, которые прежде входили в состав СССР, тогда как западные страны сами предпринимают «активные попытки добиться смены режимов в других странах». Во время своего визита в Москву г-н Пейдж встретился как минимум с одним высокопоставленным российским чиновником и множеством бизнесменов.
Кроме того, не стоит забывать о хорошо известной встрече Дональда Трампа-младшего с россиянами, которых он знал еще со времен проведения конкурса «Мисси Вселенная» в Москве. Россияне, которые пообещали передать компромат на г-жу Клинтон, встретились с представителями предвыборного штаба г-на Трампа в Трамп-тауэр на Манхэттене.
Дональд Трамп-младший
Что именно было сказано во время той встречи, до сих пор остается загадкой, но, по всей видимости, россияне обманули помощников г-на Трампа. Они хотели использовать ту встречу, чтобы добиться отмены экономических санкций, которые г-н Обама ввел против России.
Дональд Трамп-младший рассказал, что он и другие советники предвыборного штаба были сильно разочарованы тем, что русские не передали им то, что обещали. Реакция предвыборного штаба г-на Трампа на попытки России дискредитировать г-жу Клинтон заключалась не в том, чтобы дать русским отпор или сообщить об этом службам безопасности, а в том, чтобы попытаться воспользоваться ими.
Эксперты, которые несколько десятилетий изучали российские операции, рассматривают этот список встреч и контактов между россиянами и советниками г-на Трампа как скоординированные попытки российской разведки узнать тактику его предвыборного штаба и оказать на него влияние.
«Русские вовсе не безрассудны, я не думаю, что они могли начать свою операцию, если бы они не знали, что у них есть безотказный партнер», — сказал Рольф Моватт-Ларссен (Rolf Mowatt-Larssen), бывший специалист ЦРУ по России.
К середине лета 2016 года контакты помощников г-на Трампа с россиянами вызвали серьезную тревогу в ФБР, чьи агенты ранее получили информацию касательно г-на Пападопулоса и уже ломали голову над целями визита г-на Пейджа в Москву. Бюро отправило надежного информатора, чтобы тот помог выяснить, что именно происходит: Стефан Халпер (Stefan Halper), бывший советник Никсона и Рейгана и профессор Кембриджского университета, связался с г-ном Пейджем и г-ном Пападопулосом под ложным предлогом.
Американские чиновники пытались отстоять работу профессора Халпера, заявляя о том, что прибегать к помощи подобных информаторов — это обычная практика в расследованиях контрразведки. Г-н Трамп и его союзники в Конгрессе и СМИ назвали профессора иначе, а именно «шпионом», которого наняла администрация г-на Обамы для того, чтобы он проник в предвыборный штаб г-на Трампа.
В конце концов г-н Трамп использовал все эти эпизоды в качестве аргументов, подтверждающих, что американские правоохранительные структуры с самого начала объединились против него, став оружием в войне «глубинного государства». Эта идея продолжала преследовать г-на Трампа даже после того, как он стал президентом, подпитывая его недовольство в связи с тем, что легитимность его победы подвергается сомнению, и влияя на его решения в те моменты, когда он пытался замять набирающее обороты российское расследование.
Обещанный русскими компромат на г-жу Клинтон очень скоро стал достоянием общественности. Спустя три дня после встречи в Трамп-тауэр, основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж (Julian Assange) выступил на одном из британских воскресных телешоу.
Он заявил, что скоро на его сайте будет опубликовано множество электронных писем, касающихся г-жи Клинтон. Он произнес еще одну зловещую фразу, которая позже стала реальностью: «Следующий год станет очень важным для WikiLeaks».
Игра Guccifer
Прикрываясь маской хакера, офицеры российской военной разведки начали публиковать документы, украденные у демократов
Три дня спустя состоялся сенсационный дебют сайта, за которым стоял хакер, называвший себя Guccifer 2.0. Это хакер заявил, что именно он взломал компьютерную сеть национального комитета Демократической партии, и в качестве доказательств выложил несколько похищенных документов.
«Это лишь несколько документов из многих тысяч, которые мне удалось достать, когда взломал сеть национального комитета Демократической партии, — написал Guccifer 15 июня. — Основную массу документов, тысячи файлов и электронных писем, я передал WikiLeaks».
Российская разведка работала быстро. За день до этого чиновники национального комитета и представители компании CrowdStrike, которая обеспечивала безопасность сети комитета, объявили о том, что российские хакеры сумели взломать компьютерную сеть комитета.
Всего за одну ночь сотрудники российской военной разведки создали сайт и выдумали хакера Guccifer, чтобы опровергнуть обвинения комитета. Guccifer —это имя было позаимствовано у одного румынского хакера — выдавал себя за румына, «одинокого хакера», который в своих постах хотел внушить своей аудитории, что он не имеет ничего общего с Россией.
«По всей видимости, ребята из CrowdStrike и национального комитета все равно скажут, что я — русский медведь, даже если я был бы католической монахиней».
В действительности, помимо выводов, сделанный CrowdStrike и экспертами ФБР, в этой истории с самого начала были подсказки, указывавшие на то, что посты Guccifer пишутся в Москве: имя основателя советской секретной полиции мелькнуло в документах Guccifer, написанных в русскоязычной версии Microsoft Word.
Тем не менее, появление Guccifer оказалось исключительно эффективным средством, чтобы посеять сомнения в том, что именно Россия несет ответственность за хакерскую атаку на национальный комитет. Члены Республиканской партии, работавшие над предвыборными кампаниями, писали Guccifer электронные письма и в ответ получали украденные документы, имеющие отношения к их кампаниям. Что касается журналистов, то появление предполагаемого «одинокого хакера» превратило роль российской разведки скорее в сомнительное утверждение, нежели в доказанный факт.
Сегодня уже нет никаких сомнений в том, кто взломал компьютерные системы национального комитета Демократической партии и предвыборного штаба г-жи Клинтон. В обвинительном акте, выдвинутом г-ном Мюллером в июле против 12 офицеров российской военной разведки, задокументирован каждый их шаг, включая их методы взлома, те приемы, которые позволяли им незаметно проникать в сети демократов, и даже их поисковые запросы в Google.
Это российское агентство, которое теперь называется Главным управлением, но которое часто обозначают его прежней аббревиатурой, ГРУ, действовало быстро, дерзко и не слишком осторожно — те же самые качества оно проявило два года спустя, отравив бывшего сотрудника российской разведки Серея Скрипаля веществом нервно-паралитического действия на территории Англии.
Очистка связанных с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери мест в Солсбери
Эта хакерская атака вряд ли привлекла бы столько внимания, если бы ГРУ на этом остановилось — то есть если бы оно просто украло электронные письма, чтобы найти в них какую-то полезную для себя информацию. Но решение россиян обнародовать электронные письма, чтобы ослабить позиции г-жи Клинтон на выборах, повлекло за собой серьезное обострение.
Уровень политической подкованности офицеров российской разведки оказался примерно таким же, как и уровень их хакерских навыков. Они искусно манипулировали множеством американцев и европейцев, многие из которых поверили в байку о Guccifer и в то, что за сайтом DCLeaks.com — еще одним российским фальшивым фасадом — стоят американские «хактивисты».
Guccifer 2.0 обратился к участникам конференции по вопросам кибербезопасности, состоявшейся в Лондоне, посредством текстовых сообщений, которые он отправлял одному из ее организаторов. Этот мнимый румын вступил в спор с одним из репортеров издания Motherboard, заявив: «Мне не нравятся русские и их внешняя политика. И мне очень не нравится, что меня считают русским». Когда компания «Твиттер» заблокировала аккаунт DCLeaks, ведущий Fox News Лу Доббс (Lou Dobbs) обвинил ее в «левацком фашизме». После этого аккаунт разблокировали.
Однако гениальный ход россиян заключался в том, что благодаря маске Guccifer они заручились поддержкой WikiLeaks. Аудитория сайтов россиян — сайта Guccifer 2.0 и DCLeaks.com — была достаточно ограниченной. Между тем у WikiLeaks была огромная международная аудитория. Как и г-н Путин, г-н Ассанж ненавидел г-жу Клинтон и испытывал теплые чувства к России.
Итак, г-н Ассанж помог провернуть этот трюк. Он неоднократно отрицал тот факт, что он получил документы от России — пока неясно, верил ли он в существование хакера Guccifer или нет.
Он также пытался замять роль России в этой истории, подпитывая теорию заговора, которая, как ему было известно, была ложной. Он предложил награду в 20 тысяч долларов за информацию об убийстве Сета Рича (Seth Rich) — молодого сотрудника национального комитета Демократической партии, которого застрелили в ходе обычного уличного ограбления. Сторонники г-на Трампа утверждали, что именно г-н Рич слил электронные письма демократов и что именно за это его убили. Г-н Ассанж решил подыграть.
Обсуждая тему источников WikiLeaks на голландском телевидении в августе 2016 года, г-н Ассанж внезапно поднял тему убийства г-на Рича.
«Это было обычное ограбление, я полагаю, — сказал ведущий. — Как вы считаете?»
«Я предполагаю, что наши источники идут на риск», — сказал г-н Ассанж, однако затем он отказался ответить на вопрос о том, был ли г-н Рич источником WikiLeaks.
Такие противоречивые интервью помогли замаскировать роль России в утечке документов, а выбранный WikiLeaks момент для публикации электронных писем усилил ее эффект. Согласно обвинительному акту г-на Мюллера, после некоторых технических проблем Guccifer передал весь архив украденных электронных писем демократов сайту WikiLeaks. 22 июля 2016 года — за три дня до Национальной демократической конвенции — на этом сайте было опубликовано 19 252 письма.
Эти шаги россиян оказали невероятное политическое воздействие. Тот факт, что, согласно электронным письмам, сотрудники национального комитета демократов поддержали г-жу Клинтон и с презрением отнеслись к сенатору Берни Сандерсу (Bernie Sanders) — ее главному сопернику — заставил председательницу комитета Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) уйти в отставку. Негодование сторонников Сандерса нарастало, что еще больше усугубило раскол внутри Демократической партии.
Враждующие друг с другом демократы ничего не знали о той кибердраме, которая разворачивалась вот уже несколько недель, в течение которых эксперты CrowdStrike пытались выкорчевать российских хакеров, проникнувших в систему национального комитета Демократической партии и его родственной организации — Комитета по выборам в Конгресс Демократической партии США.
Роберт Джонсон (Robert S. Johnston), главный эксперт компании CrowdStrike, сказал, что российские хакеры — офицеры российской военной разведки — «пронеслись по системе, подобно буре — очень и очень шумно».
Эксперты CrowdStrike начали следить за российскими хакерами в апреле, попросив сотрудников национального комитета не разглашать информацию о вторжении в систему. «Мы общались только посредством Signal (сервиса для передачи зашифрованных сообщений)», — сказал г-н Джонсон, бывший морской пехотинец и ветеран Кибернетическое командования США, который сейчас возглавляет компанию Adlumin, специализирующуюся на кибербезопасности. Только отслеживая действия российских хакеров в течение нескольких недель, эксперты CrowdStrike смогли обнаружить инструменты россиян и заблокировать их доступ к системе.
Но каким-то образом — возможно, перехватив коммуникации внутри национального комитета или ФБР, которое занималось расследованием хакерских атак ¬- офицеры ГРУ узнали, что их заметили. 31 мая, за две недели до обнародования информации об их хакерской атаке, Иван Ермаков — хакер из ГРУ, который использовал американские имена, — внезапно начал искать в интернете информацию о компании CrowdStrike. Как говорится в обвинительном акте, он хотел выяснить, что киберсыщикам было известно о главном инструменте россиян — программе под названием X-Agent.
После этого борьба «шпион против шпиона» начала стремительно набирать обороты. «Мы знали, что это были русские, и они знали, что мы знаем, — сказал г-н Джонсон. — Я бы сказал, что это был кибер-эквивалент рукопашного боя».
Между тем кандидат, которому русские помогали, то отрицал факт их помощи, то как будто радовался ей. 15 июня, спустя день после того, как стало известно о хакерской атаке на национальный комитет демократов, предвыборный штаб г-на Трампа выдвинул новую версию произошедшего, чтобы отвести вину от россиян: национальный комитет Демократической партии каким-то образом сам себя взломал.
Мужчина перед монитором компьютера
«Мы считаем, что национальный комитет Демократической партии сам провел эту хакерскую атаку, чтобы отвлечь внимание от множества проблем, которые стоят перед их глубоко несовершенным кандидатом», — говорилось в заявлении предвыборного штаба г-на Трампа. Позже г-н Трамп выдвинул еще несколько альтернативных теорий: возможно, эту хакерскую атаку совершил «кто-то весом в 400 фунтов, сидя на своей кровати», или «какой-нибудь парень прямо из своего дома в Нью-Джерси», или китайцы, или практически кто угодно.
Однако временами он, казалось, допускал, что за этой хакерской атакой могли стоять русские.
«Новый анекдот, — написал он в твиттере 25 июля. — Россия слила злополучные электронные письма национального комитета демократов, которые вообще не стоило писать (это глупо), потому что я нравлюсь Путину».
А двумя днями позже он призвал россиян попытаться украсть те 30 тысяч электронных писем, которые г-жа Клинтон удалила со своего сервера, аргументировав это тем, что в них речь шла о личных делах, не касавшихся работы Госдепартамента.
«Россия, если ты меня слышишь, я надеюсь, ты сможешь найти те 30 тысяч пропавших электронных писем», — сказал г-н Трамп во время пресс-конференции во Флориде. Как показало расследование г-на Мюллера, Россия его услышала: в тот же день хакеры ГРУ начали рассылать так называемые фишинговые электронные письма на аккаунты, связанные с г-жой Клинтон.
Заявления г-на Трампа резко контрастировали с реакцией прежних кандидатов в президенты, которым иностранные государства предлагали помощь. В 1960 году и Адлай Стивенсон (Adlai E. Stevenson), и Джон Кеннеди отказались принять тайные предложения помочь им, поступившие от Хрущева.
«Поскольку мы знаем, каковы убеждения г-на Стивенсона, в душе мы поддерживаем его, — отметил Хрущев в сообщении, которые он передал через советского посла в США. — Может ли советская пресса помочь г-ну Стивенсону в достижении успеха? Каким образом?»
Г-н Стивенсон отклонил это предложение, сформулировав свой отказ в духе американского политического консенсуса касательно вмешательства иностранных государств в выборы. «Полагаю, я ясно дал ему понять, — написал г-н Стивенсон, — что я счел его предложение оказать помощь абсолютно неподобающим, неблагоразумным и опасным для всех сторон».
Россия не сумела выполнить просьбу г-на Трампа касательно удаленных электронных писем г-жи Клинтон. Однако она получила нечто не менее полезное, а именно 50 тысяч электронных писем Джона Подесты (John Podesta), председателя предвыборного штаба г-жи Клинтон, которые были украдены в результате фишинговой атаки ГРУ. Роджер Стоун (Roger Stone), политтехнолог и давний друг г-на Трампа, как будто заранее об этом предупредил. «Поверьте, — написал он в твиттере 25 августа, — очень скоро Подеста попадется на крючок».
Однако сайт WikiLeaks придерживал электронные письма г-на Подесты в течение нескольких месяцев, получив их от Guccifer еще в июне, — очевидно, ожидая нужного момента, чтобы их публикация оказала как можно более мощное влияние на ход предвыборной гонки. Этот момент настал 7 октября и сопровождался двумя серьезными ударами по предвыборной кампании г-на Трампа.
В тот день американские разведывательные агентства впервые официально заявили о том, что российское правительство — с одобрения его «наиболее высокопоставленных чиновников» — распорядилось провести хакерские атаки и обнародовать электронные письма демократов.
А затем прозвучало еще одно потенциально губительное для кампании г-на Трампа сообщение: была обнародована шокирующая запись, на которой г-н Трамп хвастается своими сексуальными домогательства к женщинам. Г-ну Трампу было крайне необходимо как можно быстрее сменить тему — и именно в этот момент WikiLeaks опубликовал первые несколько тысяч электронных писем г-на Подесты.
Они оказались бесценным источником информации для политических журналистов, поскольку в них содержалась масса досадных комментариев касательно недостатков г-жи Клинтон и полные тексты ее выступлений в банках и корпорациях, которые прежде она отказывалась публиковать. Сайт WikiLeaks помог своим читателям, выделив интересные моменты желтым.
И скоро г-н Трамп уже приводил в восторг своих сторонников, зачитывая отрывки из украденных электронных писем во время митингов. «Наконец, все стало ясно, — заявил он на митинге в Вилкс-Барре, штат Пенсильвания, в октябре, размахивая страницей, на которой было видно множество пометок. — WikiLeaks! Я люблю WikiLeaks!»
Г-н Трамп заявил, что «лживая Хиллари» «за закрытыми дверями» сказала, что терроризм — «это не угроза», что у нее «отличные отношения с финансовой индустрией», что ИГИЛ (запрещена в России — прим. ред.) может проникнуть в группы беженцев, приезжающих в США, что у политика всегда должны быть «публичная и частная позиции» в вопросе политики — и так далее.
Разумеется, эти цитаты были вырваны из контекста, и их смысл был искажен. Однако тогда казалось, что в них заключалась суть тех взглядов г-жи Клинтон, которые она предпочитала скрывать.
В течение всего последнего месяца предвыборной гонки, WikiLeaks ежедневно публиковал информацию, которая заставляла команду г-жи Клинтон постоянно обороняться. Если публикацию электронных писем национального комитета демократов в июле можно было сравнить с взрывом, то октябрьская серия публикаций больше напоминала нескончаемый снайперский огонь. Независимо от того, кто выбирал время для публикации этих материалов — русские или г-н Ассанж — эта атака оказалась ужасающе эффективной.
Вымышленные американцы
Российские тролли, пользовавшиеся поддельными аккаунтами в социальных сетях, установили контакт почти с таким же количеством американцев, сколько пришло голосовать на выборы
Политолог и активист из Хьюстона Дэвид Майкл Смит (David Michael Smith) заметил в Фейсбуке тревожный призыв. Группа под названием «Сердце Техаса» неожиданно начала призывать жителей штата выйти 21 мая 2016 года на митинг протеста против исламского центра в Хьюстоне, который работал там уже 14 лет.
«Остановим исламизацию Техаса», — заявила эта группа, разместив в сети фотографию центра, который она назвала «обителью ненависти». Группа предлагала протестующим подготовиться к сражению: «Можете приносить с собой стрелковое оружие, как скрытно, так и открыто!»
Исламский центр в Хьюстоне, Техас
«Мы немедленно спросили: «Что это за „Сердце Техаса"?» — вспоминает Смит, который начал обзванивать друзей, чтобы организовать встречный протест.
Он выяснит это, но спустя много месяцев.
Группа «Сердце Техаса», собравшая в Фейсбуке более четверти миллиона подписчиков, была одной из 470 страничек в этой социальной сети, которые были созданы за восемь тысяч километров от Хьюстона в Центре интернет-исследований. Компания из Санкт-Петербурга с таким странным названием стала самым знаменитым в мире махинатором в социальных сетях. Посетившие в 2014 году Техас сотрудницы этого центра Богачева и Крылова наверняка привезли домой немало идей о том, как использовать основанные на эмоциях острые противоречия в американской политике и культуре.
Если Гуцифер пытался наладить контакт с американскими активистами, журналистами и сайтом «Викиликс», то российские интернет-тролли поняли, что реальную политическую власть можно получить, только мобилизовав американцев. Формула санкт-петербургской компании была проста: надо получить доступ к части недовольного общественного мнения в США, подобрать к нему ключи, а затем просто подливать масла в огонь.
Вспомним протест в Техасе. Когда русские разместили в Фейсбуке пост «Остановим исламизацию», несколько десятков их единомышленников из Техаса добавили собственные подстрекательские комментарии. «Аллах отстой», — написал один из них и пригрозил убить любого мусульманина, который попытается навестить его. Другой написал по поводу исламского центра: «Это место надо взорвать».
На митинг протеста явилась дюжина шумных расистов. Как минимум двое пришли с автоматами, а один с пистолетом. Остальные держали в руках флаги конфедератов и плакат с надписью «Жизнь белых имеет значение».
Хьюстонской полиции удалось удержать их от столкновения с участниками контр-протеста, которых было намного больше. Часть из них откликнулась на второй российский призыв в Фейсбуке. Предприняв вопиющую попытку создать конфронтацию, люди из Агентства интернет-исследований со своей странички под названием «Объединенные мусульмане Америки» призвали провести митинг в том же месте и в то же время, чтобы «спасти исламское знание».
Эти события остались без серьезных последствий, хотя совершенно очевидно, что они могли закончиться трагедией. Тем не менее, они показали, что сидящие за своими клавиатурами по 12 часов за смену молодые россияне способны выступить в качестве кукловодов ничего не подозревающих американцев, которые находятся на другом конце света.
Когда компания «Фейсбук» в прошлом году впервые признала факт российского проникновения на свою платформу, оно казалось довольно скромным по своему размаху. 100 тысяч долларов, потраченных на рекламные объявления, казались мелочью в сравнении с десятками миллионов, которые израсходовали в Фейсбуке штабы Трампа и Клинтон.
Но вскоре стало ясно, что русские в своей кампании влияния используют иную модель: они размещают в сети подстрекательские послания в расчете на их неограниченное лавинообразное распространение. Даже по головокружительным меркам соцсетей, размах их деятельности впечатлял: 2 700 поддельных аккаунтов в Фейсбуке, 80 тысяч постов, многие с тщательно продуманными изображениями и броскими лозунгами, а также аудитория в 126 миллионов американцев — и это только в Фейсбуке. Эта цифра совсем чуть-чуть не дотягивала до 137 миллионов человек, которые в 2016 году проголосовали на президентских выборах.
А ведь Фейсбук был лишь самой большой платформой, где русские размещали свои послания.
В Инстаграме появилось 170 фальшивых российских аккаунтов, разместивших 120 тысяч постов и обретших аудиторию в 20 миллионов человек. Твиттер сообщил о том, что за 10 недель до выборов примерно 3 814 аккаунтов Агентства интернет-исследований связались с 1,4 миллиона человек, а еще 50 258 аккаунтов создали «боты», которые, будучи связаны с Россией, писали в Твиттере о выборах. Тролли создали по меньшей мере два подкаста, размещали видео в приложении Vine, общались в блогах на Tumblr, обращались за пожертвованиями через систему PayPal и даже воспользовались всеобщим помешательством на игре Pokémon Go.
Без американских социальных сетей российская кампания влияния не могла состояться. Санкт-петербургские тролли воспользовались мощью Кремниевой долины для незаметного воздействия на американскую демократию.
Национальная полиция Испании и игре в Pokemon GO
Профессор Клемсонского университета Даррен Линвилл (Darren Linvill), проанализировавший три миллиона твитов Агентства интернет-исследований, говорит, что его впечатли высокий уровень изобретательности на грани абсурда и глубокое понимание американской психологии. «Они точно знали, на какие кнопки нажимать, и действовали с профессиональной эффективностью», — отметил он.
Операция российских троллей началась двумя годами ранее, но в центре ее внимания вначале были государственные цели, находящиеся ближе к дому.
В 2014 году Виталий Беспалов, которому на тот момент было 23 года, окончил факультет журналистики в сибирском городе Тюмени и поступил на работу в Агентство интернет-исследований в качестве «контент-менеджера». В то время это агентство чем-то отдаленно напоминало фирму электронного маркетинга и предлагало довольно щедрую зарплату тысяча долларов в месяц.
Вскоре Беспалов с удивлением обнаружил, что в его обязанности входит написание и проверка материалов, размещаемых на поддельных украинских вебсайтах и отражающих конфликт на востоке в том виде, который соответствует точке зрения российского государства. Он должен был неизменно называть террористами тех украинских бойцов, которые боролись с российским вторжением, разрывавшим страну на части.
«В первые дни работы я был в шоке. Я понятия не имел, что это за операция», — рассказал Беспалов, давая интервью на Украине, куда он приехал в отпуск. Это была его первая поездка в страну, о которой он написал так много надуманных материалов.
Работа в компании вызывала у него отвращение, однако он решил остаться там на несколько месяцев, чтобы изучить внутренний механизм. «Работа была очень монотонная и скучная, — рассказал Беспалов. — Казалось, что она никому не нравится. Но почти никто не уходил, так как деньги нужны каждому».
Вскоре он услышал о новом таинственном отделе внутри агентства, который набирал англоговорящих людей для работы по Соединенным Штатам.
Подобно Петру I, Агентство интернет-исследований заимствовало западные технологии, но сторонилось западных идей демократии. Беспалов быстро понял, что это не обычная коммерческая фирма, а инструмент российского государства, получающий хорошее финансирование. Агентство принадлежало Евгению Пригожину, отсидевшему в молодости за разбой, а затем занявшемуся общественным питанием и наладившему весьма успешный бизнес. Потом он сколотил состояние как лояльный подрядчик, занимаясь всем, чего от него требовал его патрон Путин: интернет-троллями, солдатами-наемниками и так далее.
В новом отделе компании посменно работали 80 человек молодого возраста, которые заполняли странички в Фейсбуке и аккаунты в Твиттере своими комментариями, имитируя сарказм и ярость возмущенных американцев. Они крали фотографии, предпочитая снимки красивых девушек, и вставляли их в свои профили в Твиттере. Они копировали и создавали острые и яркие комментарии об американской жизни и политике, изредка допуская промахи и грамматические ошибки. Они сосредоточили свои усилия на страницах, которые брали американцев за живое, используя ники, которые переводятся как «Оружие для жизни», «Молись за полицию», «Остановим оккупантов», «Единый Юг» и (в подражание Трампу) «Америка прежде всего».
Если Трамп для своих напыщенных речей заимствовал у русских украденные почтовые сообщения, то интернет-тролли из Санкт-Петербурга в качестве ответного жеста использовали его популистскую риторику. На него зачастую работали даже те странички, которые внешне казались враждебными по отношению к будущему президенту. Страничка с названием «Пробудившиеся чернокожие» критиковала Клинтон за ее мнимую враждебность по отношению к афроамериканцам. «Объединенные мусульмане Америки» показывали ее вместе с женщиной в головном платке под призывом «Поддержите Клинтон, спасите американских мусульман». Это явно было направлено на то, чтобы вызвать негативную ответную реакцию.
Русским удалось созвать более десятка митингов типа того, что прошел в Хьюстоне. При этом они иногда платили за помощь ничего не подозревавшим американцам через системы денежных переводов. Тот же метод мог быть использован для вывешивания на мостах баннеров с изображением Путина и Обамы.
В твиттеровском аккаунте Агентства интернет-исследований @cassishere была размещена фотография баннера с Путиным, который повесили на Манхэттенском мосту. За это аккаунт получил похвалу от газеты «Дейли Ньюс». В Вашингтоне российский аккаунт @LeroyLovesUSA сообщил о вывешенном на мосту баннере с Обамой. Ниже были твиты с критикой внешней политики Обамы на ломаном английском языке.
Фейсбук, не желая быть замешанным в скандальной политике президента Трампа, только через год после выборов признал факт российского вторжения, заявив, что Москва в основном пыталась посеять разногласия. Но более пристальный взгляд говорил о другом: она хотела навредить Клинтон и помочь Трампу.
Многие мемы из Фейсбука изображают Клинтон как злобного, безнравственного и обезумевшего политика. Трампа же показывали таким, каким его хотел видеть республиканский предвыборный штаб: сильным, решительным, смелым, готовым отказаться от политкорректности ради жестокой правды. Русские в ходе своей операции также поддерживали кандидата от Партии зеленых Джилл Стайн (Jill Stein) которая как-то раз ужинала с Путиным в Москве. Их цель при этом состояла в том, чтобы отнять побольше голосов у Клинтон. Тролли призывали сторонников Сандерса не голосовать за Клинтон даже тогда, когда он официально поддержал ее.
Продажа значков с изображением кандидата в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон в Нью-Йорке
Оценить степень воздействия и последствия невозможно. Агентство интернет-исследований было кремлевским пожарным шлангом, и использовалось для распространения влияния Москвы в условиях урагана, какими были президентские выборы. Кристофер Пейнтер (Christopher Painter), работавший при президенте Джордже Буше в Министерстве юстиции, а с 2011 по 2017 годы занимавший должность координатора по кибервопросам, заявил, что поток пропаганды и утечка электронной корреспонденции наверняка повлияли на выборы. Но никто не может точно определить, сказалось ли это на исходе голосования, который решался крохотной разницей, в некоторых штатах составлявшей менее 100 тысяч голосов.
«Невозможно сказать, насколько это сдерживало избирателей, отбивая у них охоту идти на избирательные участки, — заявил Пейнтер. — Невозможно узнать, как это изменило соотношение голосов».
По его словам, «люди не хотят признаваться, что их одурачили», а поэтому Трамп со своими сторонниками прилагает огромные усилия, отрицая и принижая значение российского вмешательства.
Примером тому может стать преданный сторонник Трампа из Флориды Гарри Миллер (Harry Miller), за плату организовавший митинг, на котором женщина, изображавшая Клинтон, сидела в кузове его грузовичка-пикапа за решеткой. Оказалось, что заказавшие этот митинг «Мэтт Скайбер» и «Джошуа Милтон» не настоящие люди, а псевдонимы россиян из Агентства интернет-исследований, что выяснило следствие Мюллера.
Но говорить это Миллеру бесполезно. Через Твиттер он упорно утверждает, что никакие русские тролли им не манипулировали.
«Это были не русские, и вы это знаете, — написал Миллер. — А если не знаете, значит, одурачили вас».
«Это обман, и точка»
Президент сформировал среди своих сторонников сомнения по поводу расследования, а также создал симпатию к России
17 мая 2017 года в 19 часов 21 минуту Белый дом выступил с заявлением. Оно было взвешенным и спокойным. Это была реакция на новость о назначении Роберта Мюллера специальным прокурором для проведения расследования российского вмешательства. В этом заявлении приводились слова Трампа, который сказал, что он с нетерпением ожидает «быстрого завершения этого дела» и будет бороться за «тех людей и те вопросы, которые наиболее значимы для будущего нашей страны».
Спустя 12 часов 31 минуту, рано утром на следующий день, Трамп в отсутствие своих помощников заявил миру, что он думает по этому поводу на самом деле. «Это самая страшная охота на ведьм и преследование политика за всю американскую историю!» — написал Трамп в Твиттере.
За неделю до этого президент уволил директора ФБР Джеймса Коми, однако «русский вопрос» никуда не исчез. Теперь президенту противостоял человек более грозный и внушительный — цепкий и внимательный бывший морской пехотинец, руководивший ФБР при Буше и Обаме, и заслуживший высокую оценку вашингтонского истэблишмента.
Первым позывом Трампа было уволить Мюллера, однако он решил следовать иной стратегии. Трамп все свои силы и влияние направил на дискредитацию расследования спецпрокурора.
После назначения Мюллера появились многочисленные разоблачительные новости о встречах русских с помощниками Трампа, и это усилило страх в Белом доме. Трамп со своей трибуны в Твиттере постоянно критиковал расследование под руководством Мюллера и делал язвительные замечания на митингах по поводу утверждений о российском вмешательстве. «Это обман, и точка», — заявил он в прошлом месяце на мероприятии в Пенсильвании. Его нападки оказали определенное воздействие на мнение американцев об аппарате национальной безопасности, об истории на тему российского влияния и даже о самой России.
Такая стратегия помогла посеять сомнения в работе специального прокурора, потому что его следователи редко предъявляют публике те улики и доказательства, которые они настойчиво собирают в ходе секретных допросов и заседаний за закрытыми дверями.
За 146 дней этого года, в период с 16 февраля, когда были предъявлены обвинения сотрудникам Агентства интернет-исследований, и по 13 июля, когда был оглашено обвинительное заключение по делу российских разведчиков, команда Мюллера по сути дела хранила полное молчание. Но президент не молчал. Он разослал как минимум 94 твита с отрицанием своей причастности к «сговору». Утверждения о российском вмешательстве он назвал обманом, а расследование Мюллера — охотой на ведьм.
Юрист Роберт Мюллер после завершения слушаний по делу о вмешательстве России в предвыборную кампанию Дональда Трампа. 21 июня 2017
В июле был проведен опрос общественного мнения, который показал, что 45 процентов американцев не одобряют методы работы Мюллера в ходе расследования. В январе таких людей было на 14 процентов меньше. Изменения оказались еще драматичнее среди республиканских избирателей: там показатели неодобрения выросли с 49 до 78%. Недавно был проведен еще один опрос, состоявшийся уже после предъявления обвинений офицерам ГРУ и изобличения Манафорта. Он показал, что тенденция развернулась в противоположную сторону.
Помощники президента практически не скрывают, что хотят опорочить следствие в глазах общества. Мюллер вряд ли проигнорирует указания Министерства юстиции, и не станет предъявлять обвинения действующему президенту. А поэтому единственную угрозу адвокаты Трампа видят в конгрессе и импичменте. Они полагают, что если настроить общество против импичмента, конгресс вряд ли начнет действовать.
«Мюллеру сейчас немного меньше доверяют, а Трамп в этой игре вырвался вперед», — заявил в прошлом месяце «Нью-Йорк Таймс» вездесущий юрист президента Рудольф Джулиани (Rudolph W. Giuliani). При этом он не привел никаких данных в подтверждение своего заявления.
«Поэтому я думаю, что мы все сделали правильно, — сказал он. — И мой клиент доволен».
Недовольство Трампа расследованием российского вмешательства неудивительно. Он прав, говоря о том, что нет никаких публичных доказательств сговора России и его штаба с целью вмешательства в выборы, как нет и доказательств того, что он получал деньги от русских. Но следствие раз за разом наносит удары по президенту, вызывая мысли о том, что попытки Трампа прекратить расследование являются препятствованием правосудию. А сам Трамп все больше подозревает, что ФБР и разведслужбы, которые он называет «государством в государстве», вступили против него в сговор.
Стремление президента договориться с Путиным, а также давнее недоверие разведывательного сообщества к намерениям и действиям России сделали это столкновение неизбежным. Но Трампу по всей видимости удалось убедить некоторых американцев, что разведывательные и правоохранительные органы коррумпированы и слишком предвзяты. Он отказывается от альянсов, которые формировались десятилетиями. В частности, он против той машинальной поддержки, которую Республиканская партия выражает органам национальной безопасности. Раньше такое было немыслимо, но сегодня президент открыто вступил в войну с ФБР. И это стало неотъемлемой частью повседневного новостного цикла.
Этот фундамент Трамп начал закладывать сразу после того, как стал президентом, усомнившись в выводах разведслужб о действиях России по подрыву выборов и сравнив американских разведчиков с нацистами. Придя к власти, он вместе со своими единомышленниками в конгрессе пытается представить данные ведомства в качестве мятежников, воюющих с Белым домом.
Он продолжил эту работу в июле, когда, приехав в Хельсинки и проведя переговоры с Путиным, объявил, что верит словам российского президента, заявляющего о непричастности России к вмешательству в выборы 2016 года.
Он продолжает эти действия и сегодня. Рано утром на прошлой неделе, собираясь в Пенсильванию на церемонию в честь жертв крушения самолета 11 сентября 2001 года, президент выстрелил твитом, похожим на цитату из передачи «Фокс Ньюс»:
Мы не нашли ничего, указывающего на сговор между президентом Трампом и Россией. Абсолютный ноль. Но с каждым днем мы получаем все больше документальных подтверждений сговора между ФБР, Министерством юстиции, штабом Клинтон, иностранными шпионами и русскими. Это невероятно.
Информация о перетряске альянсов просочилась в средства массовой информации, где к надежным союзникам президента присоединились левые силы, называющие историю с Россией надуманной. Они предупреждают о новом «красном жупеле».
Шон Хэннити (Sean Hannitу) ежедневно мечет громы и молнии на «Фокс Ньюс», обвиняя Мюллера и его команду. Там же регулярно появляется журналист Гленн Гринуолд (Glenn Greenwald), создавший новостной сайт левого толка «Интерсепт» и выступающий на стороне разоблачителей государства. Он пренебрежительно отзывается о работе следователей и осуждает чиновников, готовых в своем стремлении навредить Трампу «устраивать утечки информации, даже если это граничит с преступлением».
Многочисленные исступленные крики и новостная шумиха на телевидении усиливают доверие к высказываниям Гринуолда и остальных о маккартизме 21 века. А критики «государства в государстве» получили мощный заряд энергии, когда стало известно об СМС-сообщениях, которыми обменивались сотрудники ФБР Питер Стрзок (Peter Strzok) и Лиза Пейдж (Lisa Page), участвующие в расследовании действий России. Их переписка показала, какую глубокую враждебность они испытывают по отношению к Трампу. Эти люди, у которых в то время был роман, регулярно подвергаются нападкам на шоу Хэннити, где их называют «влюбленными голубками из ФБР» и «трампоненавистниками».
Между тем, президент своими хвалебными словами о Путине и России создал новую симпатию и влечение к этой стране среди самых преданных своих сторонников, в частности, из-за консерватизма ее общества и суровых методов борьбы с терроризмом.
По данным опроса Исследовательского центра им. Пью, за то время, когда появилось множество сообщений о российских попытках внести сумятицу в выборы, количество республиканцев, положительно относящихся к Путину, увеличилось в два с лишним раза (с 11 до 25 процентов). Сегодня Россию считает угрозой гораздо больше демократов, чем республиканцев. Проведенный в октябре 2017 года опрос показал, что 63 процента демократов и всего 38 процентов республиканцев видят в «российской власти и влиянии» значительную угрозу Соединенным Штатам.
Опять же, Трамп поставил идеи рейгановской партии с ног на голову, и теперь страну, которая когда-то считалась геополитическим врагом США, одобряют и поддерживают многие республиканцы, видя в ней оплот христианства и традиционных ценностей.
Майкл Макфол, который при Обаме работал послом в России, сказал, что несмотря на относительную слабость этой страны в экономическом и военном плане, Путин очень умело разыгрывает свои карты. «По многим направлениям Путин использует всевозможные инструменты власти», — заявил он.
«Мне кажется, — продолжил бывший посол, — что он побеждает, а мы проигрываем».
16 июля президент проснулся в Хельсинки очень рано, потому что ему предстояла встреча с Путиным. За три дня до этого Мюллер выдвинул обвинения против 12 сотрудников российской разведки. Трамп снова разродился твитом.
«Наши отношения с Россией плохи как НИКОГДА, и все благодаря многолетней американской глупости и идиотизму, а теперь еще и мошеннической охоте на ведьм!» — написал президент.
Российский МИД спустя несколько часов ответил очень простым твитом.
«Мы согласны».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

421
Похожие новости
14 декабря 2018, 08:15
12 декабря 2018, 17:00
13 декабря 2018, 04:15
13 декабря 2018, 15:30
14 декабря 2018, 02:30
14 декабря 2018, 13:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
14 декабря 2018, 11:00
14 декабря 2018, 13:45
14 декабря 2018, 11:00
14 декабря 2018, 08:15
13 декабря 2018, 17:45
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря 2018, 00:30
11 декабря 2018, 10:15
12 декабря 2018, 13:45
13 декабря 2018, 15:00
13 декабря 2018, 23:45
08 декабря 2018, 11:45
08 декабря 2018, 23:15